• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 3. Мария Валевская: предки из Галиции

1. … её, полагаю, нет необходимости как-то подробно рекомендовать: кто хотя бы отчасти интересовался, кто такой Наполеон, (не коньяк и не торт), — тот вспомнит, что была такая: Мария Валевская.
Кто не интересовался, — возможно, просто вспомнит один из звёздных фильмов. Энциклопедии насчитывают около полутора десятков кинематографических воплощений этого персонажа. Но если считать все исторические и псевдоисторические ленты, то — уверен, их больше.
В 1937ом в фильме Conquest её воплотила шведка Грета Гарбо, тогда уже вполне суперстар; в легендарном польском «Марыся и Наполеон» (1966) — литовка графиня Беата Тышкевич (дальняя родственница Марии); в британском «Napoleon and Love» (1974) — Кэтрин Шелл (одна из первых девушек Джеймса Бонда от 1969 года, венгерская баронесса Шелль фон Баухлотт, по женской линии потомок Габсбургов и Бурбонов); в американском изящном, несмотря на обильную мыльную пену, сериале «Napoleon and Josephine: A Love Story» (1987) — Венди Стокуэл; во французско-польском «Napoléon et l’Europe» (1991) — Иоанна Шчепковска, наконец, в бравурном французском «Наполеоне» — томная румынка Александра Мария Лара.

А впервые на экране Мария Валевская появилась в 1914ом.

2. Ни один из тех, кто действительно сооружал Империю вместе с Наполеоном, не высвечен кинематографом столь ярко.
Между тем, эта польская дама ничего особенного не сделала. И не могла успеть многого: она умерла в возрасте тридцати одного года.
В 1807ом Мария Валевская герба Колонна, — двадцати одного года от роду, — оказалась в роли возлюбленной Наполеона в Варшаве, потом в замке Финкенштейн; в июле 1809го снова встретилась с Наполеоном в Шёнбрунне, близ Вены; 4 мая 1810 года родила от Наполеона сына; в 1814ом бросилась на помощь Наполеону в Париже, потом побывала у него на Эльбе; в сентябре 1816 го вышла замуж за дивизионного генерала Филиппа д’Орнано, графа Империи (троюродного брата Наполеона); через год умерла в Париже.
Собственно, всё. Continue reading

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 2. Королевство Обеих Галиций: беглый эскиз

1. 28 мая 1809 года во Львов (Лемберг) вступили полки князя Понятовского — сводный корпус Армии Герцогства Варшавского, и одновременно — формирование 9го корпуса Великой Армии. Рейд князя Понятовского — от Варшавы на юг, самые недра восточной окраины Австрийской Империи. И — в очередной раз в последние дни мая рухнули конструкции, казавшиеся до сих пор незыблемыми.

… ситуация — экзотичная, но не столь уж редкая в истории Европы, тем более в бурлящем котле наполеоновской эпохи: целое королевство возникло, — словно вспыхнуло, — совершенно случайно, как побочный эффект, неожиданный даже для самих экспериментаторов с политическими картами.

2. Главнокомандующий варшавскими войсками (довудца) князь Юзеф Понятовский рассматривал Восточную Галицию только как территорию возрождаемой Польши и намерение у него было — одно: присоединить эти земли к возрождённому Польскому королевству. В Лемберге в первый же день приказом Довудцы были назначены: глава гражданской администрации, генеральный интендант — Раймунд Рембелинский и военный губернатор — бригадный генерал Александр Рожнецкий29 мая было наспех сформировано местное управление (Дозор Сеймовый). Во главе его встал Презес — граф Теодор Потоцкий (влиятельнейший и всеми чтимый местный магнат, фигура символическая — ему было восемьдесят лет).

3. Но тут же выяснилось: не так сё просто: городская элита Лемберга решительно не приняла диктатуру князя Понятовского и власть варшавских ставленников. 2 июня 1809 года в Лемберге было провозглашено независимое Королевство Обеих Галиций и создано правительство — Временный Центральный Военный Жонд. Был избран Презесграф Станислав Замойский з Замошьчья, действительный тайный советник, тоже магнат, но — представитель нового поколения, (ему было 34 года). В Жонд вошли лидеры галицийской шляхты: Марцин Бадени, Франтишек Грабовский, каноник Юзеф Кожьмян, Максимилиан Левицкий, Игнацы Петрусский, Яцек Фредро, Ян Уруский, Яцек Дзержковский, граф Ян Амор Тарновский. Таким образом, в Военном Центральном Жонде были оба центра приятжения элиты: восточно-галицийские аграрные магнаты — граф Замойский, граф Тарновский, Фредро и Уруский (в будущем графы Галиции и Лодомерии), и — львовские городские элитарии — интеллектуалы, «учёная шляхта», практически все — деятельные масоны. Князь Понятовский вынужден был примириться с галицийской фрондой, но он сумел ввести в Жонд нескольких преданных соратников: пост военного министра занял его близкий друг — бригадный генерал граф Юзеф Вьельгорский; креатурой Понятовского был, видимо, презес Счётной палаты — князь Мацей Яблоновский; несомненно, ставленником Варшавы в львовском Жонде был литовский шляхтич Тадеуш Матушевич (уже через год — фактический руководитель варшавского правительства, министр финансов); в Жонд вошёл также известный апологет Великой Польши, идеолог Сарматской империи от моря до моря (и бывший лидер польских якобинцев) — Анджей ГородыскийТаким образом в Жонде были представлены две противостоящие политические группировки: варшавская (сторонники Великой Польши) и лембергская (сторонники независимой Галиции). Почти поголовно члены Временного Военного Центрального Жонда, — и лембергские уроженцы, и варшавские пришельцы, — принадлежали к карпаторосской шляхте из происходили из старых галицийских родов. Тадеуш Матушевич, чистокровный литвин, в этом отношении резко выделялся на общем фоне. Continue reading

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 1. Род Яблоновских

Люсье́н Бонапа́рт (фр. Lucien Bonaparte, итал. Luciano Buonaparte; 21 мая 1775(17750521), Аяччо, Корсика, — 29 июня 1840, Витербо) — первый принц Канино с 1814 года, французский министр внутренних дел (1799—1800), младший брат Наполеона Бонапарта.

… Самое Главное всегда видится только краем глаза, — писал покойный Юрий Коваль. По моему опыту, то, что остаётся за пределами огромных трактатов, беглые заметки, — и даже не на полях черновых рукописей, а — то, что остаётся на краю памяти историка, чему нет места ни в респектабельной статье, ни в автореферате диссертации, (- … само, без разрешения, вцепляется, как сухой репей в полу старой походной шинели, — ) это и есть — самое интересное в исторических исследованиях.
А весь мой опыт историка, вопреки статьям и рефератам, — подтверждает: самое интересное — это и есть Самое Главное. На самом деле.

Для начала — первая попавшаяся заметка, просто — самая свежая, позавчерашняя.

1. Княгиня Анна Яблоновская герба Прус III, дочь Александрины Бонапарт, принцессы де Канино и де Мюзиньяно. Украина, Ивано-Франковская область, Галичский и Тлумацкий районы. (… вот, я нашёл ещё одно соприкосновение: вертикаль, — тонкая тонкая, что почти невидима, — «Бонапарты» и обширная горизонталь «Украина»).

Анна Жубертон де Ванберти, Anne Marie Alexandrine Hyppolite Jouberthon de Vambertie, родилась 28 октября 1799 Париже, умерла 29 апреля 1845 в Риме, в возрасте 45 лет. — падчерица Люсьена Бонапарта, принца ди Канино и ди Мюзиньяно. Её отец — Ипполит Жубертон, принявший по своему имению сеньориальное имя де Вамберти (Jean Francois Hippolyte Jouberthon de Vambertie, 1763 + 1802). Банкир, биржевой маклер, «аgent de change». Француз, но роился в Неаполе.

Её мать ( в браке с 29 декабря 1798го) — Александрин Жакоб де Блешан (Marie-Laurence Charlotte Louise Alexandrine Jacob de Bleschamp 1778 + 1855), во втором браке — просто Бонапарт, затем принцесса Франции (1815), римская принцесса ди Канино (1814) и ди Мюзиньяно (1824). Александрин Жакоб де Блешан — из весьма почтенной семьи, хотя и не принадлежавшей к старому дворянству; дочь адвоката; со стороны бабушки она происходила из известной династии финансистов Grimod de Verneuil. Насколько известно, уже в конце 1801 года Александрин Жубертон развелась с мужем де-факто. В декабре 1801 года Ипполит Жубертон отправился на Сан-Доминго (Гаити) с экспедицией генерала Леклерка. Вскоре он умер от жёлтой лихорадки, 15 февраля 1802. «В 1803 году Люсьен, овдовевший и предававшийся ухаживаниям, которые могли бы быть названы

Александрина Бонапарт принцесса ди Канино и ди Мюзиньяно, ур. Жакоб де Блешан

несколько иначе, влюбился в мадам Жубертон, жену биржевого маклера, который был послан в Сан-Доминго, где и умер», — писала мадам де Ремюза в своих энциклопедических мемуарах. 26 октября 1803 Александрина де Блешан (она предпочитала свою девичью фамилию) вышла за Люсьена Бонапарта. «Мадам Жубертон, красивая и ловкая женщина, сумела женить на себе Люсьена, несмотря на протесты Первого Консула, — писала де Ремюза. — Тогда несогласие двух братьев превратилось в полный разрыв…». Первый Консул Бонапарт, действительно, решительно отказывался признать этот брак своего брата.

В апреле 1804 года Люсьен и Александрина, со всеми детьми (две дочери Люсьена от первого брака, дочь Александрины, первый общий сын — Шарль Люсьен Жюль Лоран) выехали в Рим.
Из Франции брат Первого Консула, — и сам, до недавнего времени, не последнее лицо в Республике (в 1799ом президент Совета Пятисот, в 1800 — 1801 министр внутренних дел, до 1802го посол в Испании), — вывез весьма значительное состояние. Вскоре Люсьен Бонапарт приобрёл имение в области Маремма (в королевстве Этрурия), затем Папа продал ему фьеф Канино (недалеко от Витербо, в регионе Лацио). В Италии у Люсьена и Александрины родилось ещё 9 детей (с 1804 по 1823), из них только один сын умер в детстве.

Анна Жубертон жила с семейством матери и Люсьена Бонапарта: в Риме и в сельском имении (Маремма, Тоскана), потом в коммуне Канино (княжеский фьеф в регионе Лацио, провинция Витербо, который Люсьену даровал Папа Римский в 1814 году).
В 1814 году Люсьен получил титул римского принца Канино; в 1815ом он примчался в Париж — на помощь брату, во время Ста Дней, и был, наконец, признан в титуле принца Франции; в 1824ом новый Папа, год назад занявший трон, — Лев XII, — даровал ему титул принца ди Мюзиньяно. Continue reading

Авраам Шмулевич: Иран: революция ночи

Флаг шахской династии Пехлеви – национальный иранский триколор (зелёный, белый и красный), на середине белой полосы – лев, символ древней Персии. На этом плакате иранской оппозиции лев вылез из флага и пошел в атаку.

Является ли революцией то, что сейчас происходит в Иране – пока знать невозможно.

Ибо, как сказал Самуил Маршак: «Мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе».

Революцией называется то, что победило. Поэтому пока подождем давать определения. Но, в любом случае, как бы происходящие события ни стали именовать по их завершению – уже ясно, что дело это историческое.

И несколько кратких предварительных тезисов-заметок насчет происходящего сделать не только можно, но и нужно.

Самое главное наблюдение: отныне мы точно знаем, как отличить настоящую оппозицию диктаторскому режиму от придворной. Настоящая – это та, которая действительно хочет скинуть власть. Придворная – это как сейчас в России. Continue reading

Дар слова. Еженедельный лексикон Михаила Эпштейна. № (435)

Дорогие друзья, с Новым годом!
Будем любить жизнь — и удостоимся ее взаимности. Будем не только жизнелюбивыми, но и жизнеЛЮБИМыми.
Пусть у нас будет больше совпарений — совместных полетов, как на полотнах Марка Шагала.
И не пропускайте мимо себя счастицы, летучие частицы счастья! Счастье — это масса покоя, а счастицы — энергия движения!

Наталия Андреассен. Интервью с М. Эпштейном. Комсомольская правда, 26 дек. 2017. 

…Это все придумалось в 2007-м: называть главные слова уходящего года. Ну, во-первых, с их помощью ярче становятся черты того, о чем мы с вами переживали, что любили или ненавидели. Потомкам на память, опять-таки, останется. А во-вторых, это отличный повод массово развивать собственный язык. Эпштейн считает, что мы мало пользуемся возможностями русского: тот нам столько «запчастей» дает для придумывания новых слов, а мы то и дело иностранными пользуемся…

ЗАЧЕМ НАМ СТОЛЬКО «ХАЙПА»?

— Михаил Наумович, до чего ж дошло: мы на сайте «Комсомолки» (kp.ru) недавно сделали подборку из новых молодежных слов. Этакий словарик, чтоб люди постарше их понимали. Вот, например, «хайп» — это, оказывается, шумиха. «Хейтер» — недруг. А зачем нам столько иностранных слов?

— Я этим вопросом занимаюсь уже лет 20… А как объяснить, почему чиновники воровали и воруют? Вот и с языком это тоже форма воровства. Предпочитают довольствоваться чужим, чем производить свое.

— А может, это просто взаимопроникновение культур? Молодежь ведь сидит в интернете…

— Приведу такой пример. Во Французской Академии есть подразделение, которое занимается тем, что защищает французский язык от нашествия иностранного, в первую очередь английского. Например: вместо слова «кастинг» ввели родное “passer une audition”. Это в переводе «пройти прослушивание». Защищают свой язык, понимаете?

— Но как бы мы с вами тут ни возмущались, а слово «хайп»-таки вошло в список «слов-2017» Ужас, да? Continue reading

Алена Агеева: Да будет Огонь! Да узрят ослеплённые тьмой сытости общества свою истинную Свободу!

Авторитет первого писателя, автора первой исторической прозы — непреложен. Согласно Геродоту, Прометей – царь скифов.  Не случайно он олицетворяет целую философскую политическую парадигму, которой следовали в Новом Времени одни из потомков скифов – казачий народ, породивший против нового античеловеческого Олимпа, в виде монархической и последующей государственных систем – Новых Прометеев – апологетов и мучеников Огненной Вольницы, казачьих вождей – Степана Разина и Кондратия Булавина. Именно эти Новые Прометеи Казачьего Дону несли человечеству новую прогрессивную форму Вольницы – казачьей коммунитаристской военной демократии, которой мог управлять лишь Совет, «варящий» власть вокруг священного символа социально-политической свободы Огня – Агни – Арт, замыкая вокруг своего опасного и вольного Света и Тепла аланов, роксоланов, скифов, сарматов…

За это мировоззрение, за это ощущение любви, силы, неба и земли наши народы оказались прикованы к скале на страдания ненасытным Олимпом – Имперской государственной системой. Геноцид, этноцид, — систематическое уничтожение наших вольных, истинно демократических народов…

Да, я для себя нашла лучшее воплощение образа Прометея…

Если современные народы снова захотят собраться вокруг Огня, обрести истинную свободу и уничтожить всепланетный Олимп, – мы должны желать лишь одного – преодоления страха, мешающего совершить подвиг — разорвать левиафанические цепи, которыми связан Прометей.

Да будет Огонь! Да узрят ослеплённые тьмой сытости общества свою истинную Свободу! Разорвать цепи Прометея под силу лишь новому Огню, Огню последней Революции Радикального Гуманизма, Огню последнего и решительного когнитивного Освобождения, которому, наконец улыбнутся небеса, отныне не перекрытые от любящих сердец холодным мрамором Олимпа…

Арт скæнын – Ныртæккæ! Абон! Райсом!

Ας μην υπάρχει φωτιά — τώρα και για πάντα!

«Мрак на пороге»: мигранты строят «халифат» в богатых нефтью районах Сибири

Cтратегические районы России — Ханты-Мансийский автономный округ и Тюменская область — давно уже стали кладовыми, заполняющими нефтью и газом треть бюджета страны. Но в последние годы это еще и крупнейший транзитный коридор для переселенцев с Кавказа и мигрантов из Средней Азии, огромные национальные диаспоры и сумасшедшие «нефтяные» деньги. Бытовые конфликты на «национальной и религиозной почве».

Неудивительно, что тут уже начали поговаривать о построении Тюменского халифата. Или даже Сибирского халифата.

Бизнесмены завозят в Россию трудовых мигрантов, присваивая себе выгоду от дешевой рабочей силы и перекладывая огромные издержки на государство и общество — такой вывод следует из репортажа спецкора «Комсомолки» Дмитрия Стешина, который нагрянул с неожиданным визитом в Тюмень — один из ведущих центров нефтедобычи в стране.

«Понимаешь, что если платишь человеку нормальную зарплату, на нее придет местный. Очередь из местных будет! У меня у кума строительная фирма, так каменщик у него получает 80—90 тысяч. И квартиру через пять лет купил по себестоимости, а парню тридцати годов нету. Там династиями работают! Зачем мы эти сказки от бизнеса слушаем и в них верим?» — цитирует kp.ru главу тюменского комитета по делам национальностей Евгения Воробьева, которого Стешин вызвал на откровения. Continue reading

Владимир Басманов: Внутри русских националистов произошел раскол в связи с Украиной

Интервью главы Комитета «Нация и Свобода» Владимира Басманова для норвежского Университета Осло ( Universitetet i Oslo ) в рамках исследовательской работы Университета о современном национализме в Восточной Европе.Часть IV.

— Как Евромайдан и его последствия влияли на русское националистическое движение?

— Хотелось бы заранее оговориться, что я не хотел бы рассматривать аннексию Крыма и войну на Донбассе, как последствие Евромайдана. Это всё равно, что говорить о том, что короткая юбка стала причиной изнасилования, а деньги в бумажнике — причиной ограбления. Кроме того, режим Януковича, он же не просто был пророссийским, он был совершенно марионеточным. Можно сказать, что это не Украина потеряла контроль над Крымом и Донбассом, это Кремль потерял контроль над большей частью Украины. Но имея полный контроль над СМИ, Путину ничего не стоит выставить одно из своих крупнейших поражений — величайшей победой.

Извините, что отвлёкся от основного вопроса, мне просто хотелось поделиться с вами другими ракурсами картины происходящего.

Евромайдан практически единогласно был встречен русскими националистами с огромным воодушевлением. В 2013-ом общегражданские протесты, в которых националисты активно участвовали, начали идти на спад по сравнению с волной народный выступлений 2011-2012 годов, Майдан словно придал всем нам второе дыхание, мы смотрели на происходящее и мечтали как сможем организовать, что-то подобное в России, чтобы наконец-то сделать свой народ свободным и процветающим. Помню, как я и мои ближайшие соратники подробно изучали устройство баррикад, экипировку людей, отвечавших за защиту лагеря, то, как политикам удаётся удерживать народ на площади так долго, и многие мелкие детали. И конечно, мы все радовались за украинцев. Continue reading

Ігор Галущак: МІОК – 25-те Передріздвяння та 20 років у Львівській політехніці

У святково передріздвяній атмосфері Міжнародний інститут освіти, культури та зв’язків з діаспорою (МІОК) Національного університету «Львівська політехніка» відзначив 25-ліття з часу свого заснування.
На початку урочистості, присвяченій цій без виключення знаковій події в історії сучасного світового українства, відбулося не менш символічне дійство. Адже давній духовний наставник Інституту — отець Роман Кравчик, благословляючи присутніх, передав політехнікам Віфліємский вогонь миру.

А серед численних вітань від поважних гостей заходу, мабуть, найбільш ємно оцінив здобутки цієї широко відомої вітчизняної гуманітарної міжнародної установи ректор Львівської політехніки, професор Юрій Бобало, котрий зокрема сказав: «Ми сьогодні маємо слушну нагоду тепло і й сердечно привітати талановитий і згуртований колектив нашого МІОКу із його славним ювілеєм! Адже це — унікальна у світовій практиці інституція, котра опікується розвитком і налагодженням контактів із 20-мільйонним світовим українством, діючи за чотирма пріоритетними напрямками: освітнім, міграційним, культурним та співпрацею із діаспорою. Continue reading

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)