Кирилл Серебренитский (специально для “Mesoeurasia”): Альбер Калонжи Дитунга, Император Южного Касаи: последний Бонапарт (II)

Король Бодуэн I и Альбер Калонжи, февраль 1960.

Король Бодуэн I и Альбер Калонжи, февраль 1960.

** В декабре 1959 года Национальное Конголезское Движение раскололось, и достаточно болезненно. Возникла новая партия — НДК-Калонжи, Mouvement National Congolais-Kalonji.
В первые недели 1960го Альбер Калонжи оказался в самом средоточии внимания самых разных политических гигантов: и ведущих политиков Конго, и правительства Бельгии, и эмиссаров США, Франции, СССР. Казалось, этот лидер действительно может оттеснить Лумумбу и, таким образом, вырваться на авансцену, — в дни, когда решалось: кто возглавит новую громадную страну.
С 20 января по 20 февраля 1960 года длился знаменитый Круглый стол в Брюсселе, на котором окончательно решалась судьба Конго; председательствовал на заседаниях король Бодуэн. Калонжи, как перспективный партийный лидер, стал одним из главных действующих лиц этого Круглого Стола, и нарочито был любезен с королём, стараясь чаще рядом с ним фотографироваться.
Патрис Лумумба был арестован в январе, и 21 января приговорён к шести месяцам заключения, и калонжисты надеялись, что главный конкурент на Круглом Столе вообще нем появится; но 26 января Лумумба был, по приказу из Брюсселя, освобождён — для участия в переговорах.

** В мае 1960го прошли парламентские выборы – в стране, которая формально всё ещё оставалась Бельгийским Конго. Это был настоящий прорыв для Национального Движения Конго, во главе которого стоял Патрис Лумумба; на севере Движение просто снесло всех соперников с дороги к власти, Стэнливилль отдал за Лумумбу 90 % голосов.

НДК-Лумуба захватило, на первый взгляд, не так уж много — 33 места в парламенте из 137. Но это на самом деле было решающее большинство, — потому что прочие 104 места разделили между собой мелкие, пёстрые, зыбкие, враждующие между собой группировки, которыми можно было достаточно легко манипулировать. Альянс Баконго (ABAKO), самый сильный на парламентском театре соперник НДК, получил 12 кресел, прочим – единицы.
Лумумба, пожертвовав на время радикальными лозунгами, спешно заключил союз с умеренно-консервативным АВАКО.
Пост премьер-министра в коалиционном правительстве занял Патрис Лумумба. А кресло Президента получил, по договорённости с Лумумбой, лидер Альянса Баконго , — это был пятидесятилетний Жозеф Каса-Вубу, бывший бухгалтер, — из народа ба-конго, давшего название государству; это был антипод Лмумубы – уклончивый и осторожный консерватор. И отчасти тоже сепаратист (в 1950х он выступал за восстановление средневековой Империи Конго; и были сообщения, что сам Каса-Вубу был намечен на трон Императора, несмотря на самое простонародное своё происхождение).
Каса-Вубу был избран Президентом 24 июня.
30 июня 1960 года была. Наконец, провозглашена независимость Конго.
В последние дни июня, когда формировалось правительтство, Жак Лумбала, государственный секретарь, — сделал Калонжи предложение от имени Лумумбы: сначала на должность посла в ООН, потом – министра сельского хозяйства. Калонжи принял это – как оскорбление, как вызов.
Из интервью Калонжи (2010):
— Это было просто скандальное предложение. Лучший способ меня удалить. Я чувствовал, что я заслужил нечто большее.Я сказал ему, что я больше политический деятель, чем агроном. Это означало, что я хотел пост политический. Но я позже сожалел, что отказался от этого последнего поста.
Вопрос: — Правительство, составилось, наконец, без вашего участия?
— Да. Это был обман, издевательство, насмешка. Лулуа танцевали и нас оскорбляли. Повсюду они пели «Lulua freres anganye» и вот, мы празднуем независимости с золой во рту».
Уже через месяц Альбер Калонжи, вытесненный из правительства Конго, возглавил своё государство.

** Между тем, калонжистское НДК превратилось, по сути, в главную партию оппозиции. В июле 1960го председателем Сената Конго был избран Жозеф Илео (Joseph Iléo), из народа бангала, лидер влиятельной католической группы «Conscience africaine», верный союзник Калонжи. В центральном правительстве началось противостояние.
21 июля 1960го, когда парламент, через три недели после рождения нового государства, ушёл на вакации, — Калонжи вернулся в Баквангу.
Между тем, беженцы всё ещё продолжали продвигаться на восток. Калонжи снова ринулся им на помощь. Он обратился в ОНН, — за финансовой помощью. А также мобилизовал основные транспортные компании Касаи — M.A. S. (Messagerie Automobile du Sankuru), MERLICO и железнодорожную бельгийскую фирму BCK (Bas Congo Katanga). Эти фирмы согласились быстро перебросить отступающих по всем дорогам и по бездорожью беженцев балуба.
Основные группы беженцев были размещены в окрестностях города Бакванга, а также в Mwene-Ditu, Luputa, Ngandajika и в Lac Munkamba.

Интервью Калонжи (2010):
— Тем временем я спорил без устали, чтобы усилить, наконец, администрацию, найти политическое решение и остановить убийства, остающиеся безнаказанными и восстановить авторитет государства… Я заявлял, что если администрация дистрикта Касаи не прекратит волнения, мне ничего не останется кроме борьбы за независимость немедленно, и чего бы это ни стоило».

** Летом 1960 года Премьер-министр Патрис Лумумба явно тянул время и уклонялся от разрешения ситуации в Касаи. Он только пообещал рассмотреть предложения по разделению Касаи на две провинции. Но бурлящие национальные группировки балуба требовали – совсем иного: автономии народа Луба, государства в государстве.
В середине августа 1960 Илео во главе группы сторонников решительно противостоял стремлению Лумумбы создать из Конго – унитарное государство. Лумумба явно решался на грандиозный красный эксперимент, увлекательной своей марксистской новизной, которая так призывно веяла в те годы с северо-востока, со стороны Москвы.
Калонжи, не менее восприимчивый и авантюрный, осознавал, что конкурировать с Лумумбой на той же идеологической шахматной доске он не сможет. Сын главы клана Калонжи вполне осознанно активизировал своё происхождение, своё имя; он задействовал почти забытые, глубинные африканские социальные механизмы, древние, словно выточенные из дерева и сшитые из кожи.

** В июне 1960 года Республика Конго содрогнулась от первого политического землетрясения, — и по стране пошла трещина: провинция Касаи начала отпадать от громады новорожденной Республики. Но и сама провинция не была монолитом в эти дни.
Уже с весны в Бакванге образовалось собственное правительство, опиравшееся на национальные устремления балуба. Оно пребывало практически в состоянии холодной войны – по отношению к центру в Леопольдвилле провинциальному правительству Касаи, в Лулулабуре. В июне вооружённые отряды НДК-Калонжи уже полностью взяли под контроль Баквангу и её ближайшие окрестности.
Новая политическая конструкция, с достаточно пока что неясным статусом, — Федеративное государство Южное Касаи — заявила о своей независимости от Бельгии, на опережение событий, — 14 июня 1960 года, за две недели до того, как заявила о суверенитете сама Республика Конго. Строго говоря, страна Касаи не отпала от Конго, а – наоборот: правительство Конго в долгой трудной войне завоевало эту страну, с помощью самых разнообразных внешних сил: США, Бельгии, Франции, СССР, Китая и ООН.
(Через месяц после Касаи, 11 июля, от новорожденного Конго оторвался ещё один огромный кусок: принц Моиз Чомбе провозгласил независимость отделение государства Катанга).

марка Сюд Касаи 3 марка Сюд Касаи

Государство Южное Касаи. Марки.

Государство Южное Касаи. Марки.

** Власти Касаи, впрочем, не стремился к открытым военным действиям. В августе региональное правительство попыталось даже предложить некий компромисс, хотя и своевольный.
8 августа провинциальное правительство в Бакванге объявило о статусном самоопределении: автономная провинция Сюд-Касаи, Южное Касаи, в составе конфедерации Конго. При этом Республика Конго не была конфедерацией, такой вариант ещё только обсуждался. Это было – не предложение, а уведомление. Столицу просто поставили в известность о новой автономии.
Но такой вариант совсем не привлекал самого Альбера Калонжи. Калонжи в эти дни был с визитом в южном дистрикте, в Катанге, и там.
В этот же день, 8 августа, он сделал собственное заявление: автономия – это уже не выход; в соответствии с положением ООН о самоопределении – создаётся суверенное государство: его название было совсем уже откровенным: Горнорудное Государство Южное Касаи, — État minier du Sud-Kasaï.
Калонжи принял титул Chef Suprême du Peuple Muluba et Protecteur Incontesté des Tribus Associées, — Верховный Глава Народа Мулуба и Неоспоримый Протектор Объединённых Племён; с 9 августа Альбер Калонжи приступил к обязанностям главы нового государства.

8 августа 1960. Акт провозглашения Государства Южное Касаи.

8 августа 1960. Акт провозглашения Государства Южное Касаи.

** Огромные запасы алмазов обещали этому новому государство – процветание, и сепаратистов исподволь поддерживала сильная алмазная корпорация — Societe internationale forestiere et miniere du Congo.
Правительство нового государства сформировал Жозеф Нгалула Мпандажила (Joseph Ngalula Mpandajila), тоже из «»Conscience africaine»; парламент – Ассамблею Провинции Касаи, — возглавил Бартоломэ Мукенге, упорный сторонник независимости страны балуба.
25 августа два новых государства — Республика Катанга и Горнорудное Государство Южное Касаи — подписали соглашение о широкой конфедерации, создании единой таможенной службы, обороне и об экономическом союзе. Но вот сил у горнорудного государства было – совсем мало: летом 1960го правительство с трудом набрало около 500 жандармов. Во главе этих импровизированных вооружённых сил был поставлен Фердинан Казади (Ferdinand Kazadi), министр Жандармерии (и он же — Министр информации).

** К концу 1960 года на территории Конго действовало 6 провинциальных правительств и 6 парламентов, и каждый стремился к больше или меньшей независимости.
В первые дни сентября, — через два месяца независимости, — первое коалиционное правительство Конго рухнуло, причём — с грохотом.

Этот удар всполошил весь мир (за Кого к тому времени уже заворожено следили не только политики, не только дипломаты, но – миллионы читателей и зрителей, захваченные феерическими событиями по обе стороны экватора).
Мелодично рокочущее имя народного трибуна, поэта и премьер-министра Конго, — такое напористо африканское, — стало своего рода мантрой для всех сторонников красного преображения планеты и жёсткого подхлёстывания прогресса по Марксу. .

5 сентября 1960 года Президент Каса Вубу, — флегматичный пожилой толстяк, на которого уже перестали было обращать внимание, —  отстранил своим указом премьер-министра Лумумбу.
Это было воспринято, как переворот. Сам Патрис Лумумба, всегда вдохновенно-самоуверенный, явно был растерян.
Он заявил по радио, что считает указ незаконным и подчиняться ему не будет. Через два дня Лумумбу поддержал левый парламент (три четверти голосов), затем, 8 сентября, указ президент аотверг Сенат. Но Каса Вубу, как оказалось, был преисполнен решимости, и его поддержали военные, что было главным фактором в те дни. 12 сентября Лумумба был арестован, и через несколько дней его отвезли в военный лагерь Тишвилль.
Одновременно войска ООН заняли командные позиции в столице, захватили радиостанции и аэропорт.
Дальше произошло нечто странное: 27 ноября Патрис Лумумба просто исчез, и почти полгода о нём не было известий.
В начале декабря Антуан Гизенга, молодой вице-премьер, захватил с верными отрядами НДК город Стэнливилль на востоке страны, — главный плацдарм неомарксистов. 12 декабря сторонник иЛумумбы создали своё временное правительство.  Стэнливилльскому правительству подчинялись в целом значительные территории: Северное Касаи, Киву, Северная Катанга, Восточная провинция, частично Экваториальная провинция.
Часть подразделений l’Armée nationale congolaise (ANC) вышла из-под контроля бельгийских офицеров и поддержала Лумумбу.

** Только в середине февраля 1961 года прошло сообщение: Патрис Лумумба погиб. По заявлению центрального правительства, премьер-министр бежал из камеры, пытался прорваться к своим – в Стэнливилль; оказался на территории сепаратистской Республики Катанга, и 12 февраля там его убили разъяреннее жители одной из деревень.
Позже гибель Лумумбы расследовала комиссия ООН, журналисты и агенты КГБ. Версия Киншасы сразу была отметена. Наиболее крепко утвердился  советский сценарий трагедии: по приказу Каса Вубу, с одобрения эмиссаров из СШа и, якобы, с согласия самого короля Бодуэна, начальник Генерального Штаба полковник Мобуту тайно отправил связанного Лумумбу в Элизабетвилль, столицу Катанги, где премьера встретил лично его главный враг – принц Моиз Чомбе.
Несколько дней жандармы избивали и пытали Лумумбу и двух его сподвижников, привезённых с ним, — это были Нестер Окито и Морис Мполо. 17 января где-то в лесах Лумумба был расстрелян. Якобы сам Чрмбе и его премьер-министр Эварист Кимба Мутомбо присутствовали при казни.
(Что именно произошло и куда делся Лумумба – в целом, неясно до сих пор).

К февралю 1961го правительство в Стэнливилле признала 21 страна: СССР, КНР, все страны Соцлагеря, все страны, ориентированные так или иначе на Москву и на Пекин. По всей планете шла Холодная Война, и Конго превратилось в театр вполне горячих военных действий.

** Если всмотреться, то осенью 1960 года в Конго выявлялась, конечно, в самых общих чертах, — зловещая чёрная пародия на Гражданскую войну в России.

(Например, некий аналог с Гражданской войной в России уловил Владимир Абаринов, современный журналист, историк по образованию; в статье о наёмниках, подготовленной для радио «Свобода», он писал: «Между тем, в столицу Катанги Элизабетвилль, как когда-то русские офицеры на Дон, стекались со всей страны бельгийские офицеры, недовольные планами африканизации конголезских вооруженных сил, где дотоле ни один африканец не имел шанса дослужиться до офицерского чина. Чомбе охотно принимал их на службу»).

Первые месяцы бытия молодой страны, в столице – почти социалистическое правительство, которое торопливо и грубо подчиняют себе молодые марксисты; но – с мальчишеской отвагой сопротивляется мятежный юг. Сразу две южные провинции решительно объявили себя государствами: в одной тридцатилетний агроном провозглашён королём, в другой – сорокалетний принц стал президентом. И ещё четыре провинциальных правительства грозят отделиться, и все огромная территория – спешно расчерчивается невидимыми границами, которые меняются еженедельно. И уже неисчислимые полевые командиры, внезапно возникшие словно из страшного сна, делят между собой – дистрикты, городки, селения, джунгли.
В столице и на бушующем юге – интервенция, высаживаются батальоны белых парашютистов (войска ООН – наследники Антанты).
Только на этот раз: победили белые. Уже на горизонте исподволь возник Мобуту — ещё один местный Бонапарт: молодой, худощавый, предельно штатский, журналист (впрочем, недолго служивший в полиции) в роговых очках, таких же, как у короля Бодуэна; правда, он не одерживал никаких побед над врагами, и даже не участвовал никогда в военных действиях лично, но, в результате зигзагообразной интриги, внезапно превратился в полковника и начальника Генепрального штаба, с 1961го он уже – Главнокомандующий (в 1965ом он станет военным диктатором, и, в общем, будет успешнее самого Бонапарта: никаких победоносных завоеваний у него не будет, но в кресле диктатора он продержится треть столетия.

Альбер Калонжи и четыре Президента суверенных государств Африки.

Альбер Калонжи и три Президента суверенных государств Африки.

** Уже в1960ом в СССР был наскоро сделан документальный фильм – «К событиям в Конго» (позже – «Конго в борьбе»; выпустила его Центральная студия документальных фильмов, создал его мастистый режиссёр-документалист Леонил Васильевич Варламов, лауреат пяти Сталинских премий. Помимо прочего, на советских экранах промелькнул в этом фильме «бельгийский ставленник в провинции Касаи Альбер Калонжи». Весьма важный акт: принц-агроном был обозначен в качестве персонального врага СССР — вполне официально, и врагом он в тот год был настолько значимым, что о нём сообщили всему населению Союза.

Леонид Варламов, кинорежиссёр.

Леонид Варламов, кинорежиссёр.

** 12 апреля 1961 года Южное Касаи превратилось – в монархию: Собрание вождей, — Une assemblee de notables, — приняло постановление об учреждении монархии.
(Это была сенсация – для эпохи, когда, казалось, социальный прогресс необратим, монархии обречены, — эту идеологему яростно утверждали две ведущие державы планеты, США и СССР, — и монархии шатались и рушились по всему миру.
Ещё совсем недавно, в результате Второй Мировой войны, прошла волна, сокрушившая монархии в Европе: с 1943 по 1947го восемь королевских престолов было опрокинуто в Европе; два – в Азии. Незадолго до описываемых событий началось крушение монархий в Африке и Аравии: в 1953ем изгнан король Египта и Судана, в 1957ом пало королевство Тунис, в 1958ом королевство Ирак, в 1960ом прекратило существование королевство Руанда, соседняя и родственная Конго страна, тоже колония Бельгии).

Калонжи "избран" королём Касаи.

Калонжи «избран» королём Касаи.

Был восстановлен древний титул – Мулопве, который обычно переводится как – Император. И Южное Касаи оказалось – Империей, хотя и сохранило своё название. Первым Мулопве был избран отец Альбера Калонжи, глава клана Ма Кало. Он сразу же отрёкся в пользу сына, и президент принял имя — Мулопве Альбер I Калонжи Дитунга.
Имя это — «король Альбер I» — было для конголезцев достаточно привычным: ещё недавно на троне Бельгии и, соответственно Бельгийского Конго, пребывал бельгийский король с таким же именем.
Страна носила и второе название, тоже официальное, — оно употреблялось реже, — Федеральное Королевство Южного Касаи (Royaume federe du Sud-Kasai). Из-за этого возникло постоянно встречающееся, — даже конголезские источники путаются, — противоречие статуса страны и титула её главы: Мулопве почти всегда переводится как «Император» — то есть наследник трона Империи Луба, Император народа балуба; но страна, которую он возглавил — это не Империя, а Королевство.

Альбер I Император народа балуба и Глава Государства (Федеративного Королевства) Южного Касаи.

Альбер I Император народа балуба и Глава Государства (Федеративного Королевства) Южного Касаи.

** 19 июня 1961го между властями Леопольдвилля (Каса-Вубу) и Стэнливилля (Лумумбы) подписана договоренность о созыве сессии для переговоров в университетском городке Лованиум (близ Леопольдвиля). Это событие вошло в историю как Университетская сессия. В переговорах приняли участие посланцы Калонжи.
16 июля Альбер сложил с себя, — временно, — статус монарха, но титул Мулопве сохранил, так что отречение мало кто заметил. Официально Альбер Калонжи занимал параллельные должности: глава государства — chef d’Etat du Sud-Kasai, и Император народа балуба.
Был распущен парламент, законодательную власть перехватила Ассамблея Нотаблей, — Бамбулийе ( загадочное сообщество, традиционная преемственность которого восходила к добельгийским временам). И – соответственно, — начало волнами нарастать сопротивление, всё более – прогрессистское, красное. Оппозиция обвинила Калонжи в покушении на демократию и в угрозе националистического диктата аристократических кланов балуба-касаи.

** . Лумумба старался маневрировать, и поначалу, строго говоря, не выступил против отделения Касаи. Он сумел привлечь нескольких союзников внутри мятежной Империи; прежде всего – это был Грегуар Каманга, председатель партии КОАКА (Коалиция Касаи). Эта партия в основном объединяла племена лулуа, второго по численности народа Касаи, а также – малые народы (бапенде, бачоке, балуалуа, башилели, бакуба, бакега, басала, ба-бинджи, мпазу, вена, мпуту); они опасались националистического диктата балуба. Их поддержали отряды народа басонге, у которого тоже были свои формирования. Внутри Южного Касаи началась этническая война. Коалиция которая пошла на союз с далёким Лумумбой – только ради свержения Мулопве.
К ней примкнули радикальные сепаратистские группировки: Объединение конголезских националистов Касаи (лулуа), — во главе которых стоял Альфонс Илунг; Возрождение конголезцев, (националисты Киву, лидер Эдмонд Рудахиндва); Федерация племени бангала (лидер – Антуан Нгвенза), и даже Альбер Дельво, мулат, сын бельгийца, и возглавлял группировку UKA (Союз жителей Кванго ради независимости); он стремился создать своё государство – Кванго; это был упорный антикоммунист, личный враг Лумумбы.

** Всю осень, с сентября 1961 года, четыре месяца, шли тяжёлые бои. Войск центрального правительства действовали предельно жестоко. После ряда поражений, ослабло сопротивление в Катанге. Моиз Чомбе в декабре подписал соглашение в Китоне, — в основном под давлением Великобритании и Франции. По этому договору Катанга на определённых условиях оставалась в составе страны и признавало правительство в Леопольдвилле.
Но через несколько дней это соглашение было, по сути, разорвано; катангское правительство в Элизабетвилле заявило, что президент Чомбе не имел права подписывать единолично, без консультаций с кабинетом министров и парламентом, такой капитулянтский акт. Видимо, это была интрига самого Чомбе. Переговоры, чрезвычайно зыбкие возобновились только в феврале 1962 года. Но в Касаи чрезвычайно тягостно отозвалось декабрьское отступление Катанги с позиции безусловной независимости.
В последние дни 1961 года имперские войска Южного Касаи, — собственно, слабо вооружённые разрозненные отряды ополчения балуба, — были окончательно разгромлены, и 30 декабря 1961 года арестован сам Император Альбер. Страна продержалась восемь с половиной месяцев.

Император Альбер Калонжи Дитунга

Император Альбер Калонжи Дитунга

** В сентябре 1962 года Император бежал из заключения. Он опять возник в Бакванге, и 7 сентября 1962 года было объявлено: Государство Южное Касаи восстановлено, снова у власти – национальное правительство.
На этот раз Мулопве продержался у власти всего три недели. Жозеф Нгалула, вице-президент Южного Касаи и глава правительства, совершил военный переворот, низложенный Император отправился в изгнание, в Испанию. Впрочем, там он пробыл год с небольшим.

(Продолжение см).

Альбер Калонжи Дитунга. 1961.

Альбер Калонжи Дитунга. 1961.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)