• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" Международной Ассоциации "Мезоевразия" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org
    Что такое "Мезоевразия" - https://uk.wikipedia.org/wiki/Мезоєвразія
    Апология национализма - http://www.mesoeurasia.org/archives/19348
    Институт стратегического анализа нарративных систем - http://narratio.primordial.org.ua
    Консалтинговая формация "Примордиал-Альянс" - http://alliance.primordial.org.ua
    Форум "Сверхновая Сарматия" - http://intertraditionale.forum24.ru


Кирилл Серебренитский: Белый Легион и Сеть полковника Денара. (Эскиз расследования). I.

Маршал Мобуту: заирская марка. (Специально для журнала «МезоЕвразия» — К. С.).

** Legion Blanche; White Legion, — это словосочетание эта резко, как короткой очередью, полыхнуло газетными заголовками, – сквозь монотонно рушащиеся водопады ежедневной информации; и – забылось.
Название, на мой вкус, в данном случае — мало подходящее: мальчишески патетичное, уже крепко потрёпанное в контексте фэнтези.
На слух оно на первый взгляд кажется слишком даже знакомым: в 90х, в русскоязычных новостных заголовках, оно мелькало часто, у самых границ: Белый Легион – грузинские партизаны, с 1995го воевали в горных лесах Абхазии; был ещё Белый Легион – в Беларуси, полуподпольная организация молодых офицеров, которых в 1996ом власти обвинили в подготовке военного переворота.
Белый Легион, о котором пойдёт речь, с нашей страной связан – прямо и коротко: эти белые легионеры прибыли из России и говорили по-русски. Но географическое пространство, в котором он высветился – весьма отдалённо: гражданская война в Конго, — точнее, в Республике Заир (страна тогда последние месяцы носила это имя).
В России Белый легион не забыт, даже – не забыт. Он – не замечен.
Как это ни странно.

— Разве что: появление Белого Легиона привлекло внимание специалистов; тех, кому по службе положено отслеживать – то, что делалось в Африке; и тем, кто следил за событиями военными. Ещё – учёные-африканисты, специалисты по странам бассейна реки Конго. Дипломаты. И, пожалуй, — особо внимательные читатели ( милитарные романтики?), конечно: у них в памяти осталась не информация, а скорее, картинка — голливудски яркая: белые наёмники в Африке, mercenaries en Afrique, – в современности — тесной, полицейски-скучноватой, туристически обжитой, насквозь просвеченной всемогущими охранниками Общечеловеческих Ценностей).
Мерсенэры, — те самые: в чёрных очках, — брутальные герои 1960х, 70х, от силы начала 80х, — за три года до Миллениума они были уже странно смотрелись. Этих воинов вызвала к жизни – самая загадочная, только ещё не исследованная, несмотря на обвалы газетной информации, — война ХХ века: раскалённый фронт Холодной Войны: полувековая война за Советскую Африку. Мерсенэры должны были исчезнуть – вместе с СССР.

События эти происходили почти полтора десятилетия назад, — не столь к нам близко по времени, но и не далеко.
Но история Белого Легиона началась намного раньше; она – фантастична: она что похожа на короткую поломку машины времени: все главные действующие имена и наименования этой истории, — Конго, чёрный диктатор маршал Мобуту и ярко-красный партизан Кабила, романтический полковник Боб Денар, бывший министр Жак Фоссар, Исторические Старцы; на страницы Большой Истории они уже вписаны были – ещё за треть столетия до 1997 года. В 1960е: времена, когда стремительно распадалась колониальная, Европейская Африка; когда мир всерьёз готовился к тому, что планета Земля развалиться на куски – если разразится Третья Мировая, она же Первая Ядерная Война; или – что уже всюду видны всполохи мировой пролетарской революции, и скоро весь мир покроет тысячеязыкий Советский Союз, — тогда уже эти люди принимали самое решительное участие. Легендарные Патрис Лумумба и Че Гевара с ними взаимодействовали – в одном пространстве, на одной сцене; как соратники, или как враги.

МАРШАЛ МОБУТУ: ВЕЧНЫЙ ДИКТАТОР.

** Республика Заир, огромная, — вторая по обширности в Африке, — держава; собственно, война там шла непрерывно – к исходу 20 века, — лет сорок. Страна и родилась – в войне. Всё это время правил ей один и тот же человек, — Маршал Мобуту Сесе Секо Куку Н’Гбенду ва За Банга, (что означало: «Мобуту величайший и потому всегда непобедимый» — это наиболее распостранённый перевод).
14 сентября 1960го Жозеф Дезире Мобуту, полковник новорожденной армии Конго, начальник Генерального Штаба, — совершил свой первый военный переворот, и решением Collège des commissaires généraux, Коллегии Генеральных Комиссаров, – тогдашнего правительства революционного времени, — был назначен главнокомандующим вооружёнными силами; это уже были, собственно, полномочия диктатора: шла война, власть в Конго принадлежала тому, за кем шла армия.
В 29 лет – военный диктатор громадной страны;

такое совершил, до той поры, только один генерал, тоже франкоязычный, — Бонапарт.

Полковник Жозеф Дезире Мобуту в 1960 году.

При этом полковник Мобуту не был успешным полководцем, он вообще был весьма далёк от театров военных действий. В молодости Мобуту семь лет отслужил в Force publique, бельгийских колониальных формированиях в Конго, — в должности secrétaire comptable, нечто вроде счетовода, в Лулуабуре, а потом – в аппарате Генерального Штаба в Леопольдвилле, в чине су-оффисье, унтер-офицера, К 1960му году будущий диктатор стал известен — как журналист, редактор крупных политических газет.

Маршал Мобуту: заирская купюра.

Маршал Мобуту: заирская купюра.

Мобуту вознёсся на волне независимости: высшие должности в стране молодые политики распределяли между собой – словно в блаженном сне, и бывший колониальный унтер-офицер Мобуту вдруг стал начальником Генерального Штаба.
Он одержал победу четырех больших гражданских войнах, подавил множество восстаний и заговоров.
Мобуту удержал власть – в страшной гражданской войне начала 1960х, и правил без малого 37 лет: целую эпоху.

В проекции на историю нашей страны это выглядит так: Мобуту уже правил Конго, когда в СССР властно правил Никита Хрущёв и майор Гагарин полетел в космос; когда в РФ Борис Ельцин уже был тяжко болен и поговаривали о его отставке, а Мобуту всё ещё оставался во главе своей страны.

Маршал Мобуту: заирская марка.

ТУТСИЛЕНД. ИМПЕРИЯ, ИЗВЕСТНАЯ ТОЛЬКО СПЕЦИАЛИСТАМ. СТАРЫЙ КРАСНЫЙ ПАРТИЗАН КАБИЛА.

** С октября 1996 года с востока Конго-Заира развернули наступление силы, принявшие наименование – Ассоциация демократических сил освобождения (ADFL).
Точно о них ничего не было известно, двигались они из провинции Киву, над которой у Мобуту давно уже о сути власти не было.
Неожиданно вслед за мятежниками вступили в Заир регулярные батальоны Руанды, Бурунди и Уганды. Стран, где у власти были представители многомиллионного народа тутси.
Заговорили о том, что лидер всего этого движения, Поль Кагаме, диктатор Уганды, стремится к воссозданию когда-то существовавшей воинственной империи тутси.
С января 1997го выявился вождь Ассоциации: не один из этнических лидеров тутси, как ожидалось, а — некто Лоран Дезире Кабила, из племени банда. Этот шестидесятилетний партизанский командир участвовал в знаменитом когда-то восстании Симба, (людей-львов) на северо-востоке Конго, — в 1965ом.
Тогда, при самой яростной поддержке СССР и Китая, лесные племена пытались создать марксистко-ленинское государство — Народную Республику Конго, в самой глубинной сердцевине Африки. Отряды симба, — партизан-оборотней, — были главной силой красных сепаратистов.
На помощь красным колдунам прибыл даже сам Че Гевара. По некоторым известмям, роковой для кубинского команданте стала ссора с Кабилой. Че именно из-за угроз этого полевого командира вынужден был спешно бежать из Конго.
Этот советский проект был разрушен, и по-африкански жестоко. Единственный из уцелевших лесных командиров того времени, — бывший заместитель председателя Высшего Совета Революции, — Лоран Кабила треть столетия скрывался на обветшалых базах в лесах у озера Танганьика.

Лоран Дезире Кабила

БЕЛЫЙ ЛЕГИОН. ПОЯВЛЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ.

Месяца за два мятежники ADFL захватили почти треть страны. И в январе стало известно: в Заир прибыли белые наемники, специалисты войны по доверенности.
С января 1997го государственная громада, выстроенная за тридцать лет Мобуту, уже содрогалась и непрерывно осыпалась, причем – с грохотом. Войска маршала, — FAZ, — которыми командовал генерал Махеле, отступали. Силы ассоциации повстанцев тутси росли, но даже не в этом дело.
Во главе хаотичных партизанских сонмищ теперь встали настоящие профессионалы, офицеры из Уганды и других стран Тутсиленда.
Как потом выяснилось, их много лет постоянно готовили на базе сил быстрого реагирования США, в форте Беннинг, штат Джорджия.
А сразу после нового года появились – белые.
3 января 1997 года в город Кисангани, главную базу войск Мобуту, прибыли первые белые специалисты, — тридцать три офицера, почти все – французы. Им предстояло спешно реорганизовать разваливающуюся армию маршала Мобуту. Командовал ими пожилой бельгиец, Кристиан Тавернье (Christian Tavernier).
Известно, что еще до начала войны, в июне 1996го, полковника Тавернье пригласил в Заир некто Фернан Вибо, (Fernand Wibaux), второй человек в ассоциации «Франсафрик».
Во главе этой структуры стоял еще один легендарный старик — Жак Фоккар (Jacques Foccart); в 60е – военный министр Франции, один из главных созидателей современной Африки. В частности, именно Фоккар пытался сотворить новое нефтяное государство Биафра.

— удивительная это была война, в Заире 1997 года: поднялись и сошлись в бою призраки из времен Че Гевары и Лумумбы. Не мог же остаться в стороне полковник Боб.

С января 1997го прибывавших в Заир наёмников стали в прессе именовать романтически – Legion Blanche, Белый Легион.

КРАСНЫЕ БЕРЕТЫ БЕЛОГО ЛЕГИОНА.

Всего, по некоторым данным, полковник Тавернье сумел стянуть в Кисангани около 280 белых мерсенэров. Содействие ему оказывали два африканских ветерана, Ален Ле Карро, (Alain Le Carro), директор серьёзного агентства секьюрити в Уагадугу, Буркина Фасо; и Робер Монтойя (Robert Montoya); он представлял в Ломе, Бенин, знаменитую фирму Executive Outcomes, — самую большую в мире частную армию, которая обеспечила к тому времени уже несколько войн в Африке. Легион был хорошо вооружен: пять или даже семь самолётов, десять боевых вертолетов; о вооружении и говорить не приходится. На каких языках говорили между собой солдаты белого Легиона – точно не известно
14 января 1997го прибыло в Кисангани новое подразделение: около ста легионеров, которыми командовал лейтенант Миша; он же – Милорад Палемис. Они прибыли на собственном транспортном самолёте, Ил-76. Через полтора месяца «Таймс» оповестила: «Mobutu Recruits Serb Fighters for Zairean Civil War», (The Times, 3 March 1997). («Мобуту нанял сербов». Действительно, солдаты Палемиса – это были сербы, ветераны югославской войны. А Эрик Кенн, в книге «Война в Конго (LA GUERRE AU CONGO par Erik Kennes), сообщил вскользь — совсем уж романтисекую подробность: сербы не подчинялись полковнику Тавернье, а действовали самостоятельно.
Поначалу.
К весне обе группы соединились под именем «Белого Легиона».
Позже было установлено: сербы — это солдаты из отряда «Книнджа», самого грозного подразделения Красных беретов, спецназа непризнанной Республики Сербская Крайна.
Создал этот отряд капитан Драган Василькович — спортсмен, интеллектуал и филантроп;
— один из тех персонажей современной истории, в осязаемое существование которых не очень верится — именно из-за их внеактуальности: романтический персонаж, словно явившийся на пресс-конференции непосредственно от артурова Круглого Стола,

Капитан Драган Василькович

Эдуард Лимонов, лично знавший капитана Драгана, в книге «Другая Россия» писал: «… авантюрист, обожавший войну, талантливый боец капитан Драган: легенда, человек прибывший из ниоткуда, то ли из Австралии, то ли из Израиля; ясно было только, что он говорит по-сербски и умеет воевать. Он основал школу военного обучения там, в Книнской Краине, я был у него в школе и затем, помню, обязался переводить на счёт школы все гонорары с моих книг и статей, изданных в Югославии. Там, в школе, бродили юноши и девушки по улицам потешного города, который им предстояло взять, там кружился в танке Т-80 забывший какую рукоятку в точности нажать водитель. Там учились взрывному делу красавицы-сербки с пышными бёдрами, а вокруг бродили облизывающиеся солдаты… Сам Драган носил косынку, а сверху каску. На лице у него было выражение задиристой наглости».
Драган давно оставил Югославию, еще в советские времена. Служил в Иностранном Легионе Франции. Затем – инструктор спецназа Австралии. И в 1991 году, бросив всё, , примчался он из Австралии на помощь исторической родине.
Михаил Поликарпов, русский доброволец, сражавшийся в Сербии, в своих воспомнаниях («Жертвоприношение. Откуда у парня сербская грусть?»), рассказывал:
«Драган — это худощавый брюнет лет сорока, ветеран Французского Иностранного Легиона. База его отряда была в 1994 году в селе Брушка, к северу от Бенковца. Группа Драгана очень хорошо себя показала еще в 1991 году под Дубровником и Вуковаром. Ядро отряда составляло два-три десятка опытных бойцов, вокруг которых группировались еще несколько десятков парней, обучавшихся мастерству разведчика и диверсанта. … Драган смог увести свое подразделение в Боснию в августе девяносто пятого, прорвавшись сквозь хорватские клещи. В 1996 году, используя свои связи по Легиону, Драган увел свой отряд в Заир. Через несколько месяцев он вывел его без потерь!».
Сам Драган, кажется, в Африке в 97ом не воевал.
Но несомненно – его солдаты отправились в Заир с его ведома, и, скорее всего, по его приказу.

СЕРБЫ ПРОТИВ ТУТСИ.

Поначалу группа Тавернье прибыла в город Бунья. Но вскоре им пришлось отступать. В Ватса и Нагеро тоже не удалось удержать.
Эрик Канн, в книге «Война в Конго, писал: «Кроме того, что эти две группы, слабо экипированные, были неспособны оперировать в ситуации
тотальной дезорганизации в стране, они не могли принять на себя всю тяжесть лицом к лицу с противником более многочисленным и лучше организованным».
В половине февраля полковник Тавернье перебросил свой маленький Легион уже был в Кисангани, главной базе войск Мобуту.
Вскоре имя Тавернье исчезло из хроники военных действий.
С ним, судя по всему, отбыли почти все французы и бельгийцы.
Но Белый Легион продолжал воевать в Конго: остались – упорные славяне, которым, похоже, нечего было терять.
Вероятно, командование принял лейтенант Миша Палемис. Его мерсенэры держались упорно. 17 февраля они нанесли удары с воздуха по позициям Ассоциации в Вукаву, Шабунда и Валикале, — их Ил-76 использовался как бомбардировщик.
Славяне Белого Легиона сражались на этом направлении вплоть до самого падения Кисангани, в мае 1997го.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)