Виктория Аракелова: Езиды и армяне связаны исторической судьбой

Историк Виктория Аракелова (фотография предоставлена из личного архива ученого)

Историк Виктория Аракелова (фотография предоставлена из личного архива ученого)

Уважаемые читатели, представляем вашему вниманию интервью с Викторией Аракеловой, кандидатом исторических наук, доцентом института археологии и этнографии Национальной Академии Наук Республики Армении

В прошлом году в британском издательстве «Acumen» в очень интересной серии «Esoterica» вышла ваша книга в соавторстве с Гарником Асатряном «Религия Ангела-Павлина: езиды и их мир трансцендентного». Какова основная идея этого научного труда?

Эта книга – результат многолетних исследований езидизма. Она посвящена исключительно вопросам уникальной религии езидов. В книге анализируются основные образы религиозного мира езидов — прежде всего, езидская священная триада: Малаке Тавус (Ангел-Павлин), Шейх Ади (легендарный основатель первой езидской общины) и Султан Езид (ставший эпонимом общины), а также многие представители так называемого народного пантеона. Анализируются их функции, сферы влияния, основные характеристики, прослеживается их генезис. Последнее особено интересно, так как научный анализ происхождения многих из этих своеобразных персонажей, свойственных исключительно езидской религиозной традиции, предпринят, фактически, впервые, что позволяет приоткрыть завесу над многими загадками происхождения езидизма, ранних влияний на его формирование и т.д. Все это – актуальные для науки вопросы, особенно учитывая тот факт, что езидизм и по сей день остается одной из наименее исследованных этно-конфессиональных систем.

С научной точки зрения, езидизм может быть признан одной из самых древних религий мира?

Сразу оговорюсь, я буду высказываться исключительно с научных позиций. Предполагаю, что это может вызвать негативную оценку или просто непонимание как в среде носителей традиции, так и в околонаучных политизированных кругах. Мне приходилось с этим сталкиваться, но исследователя это не должно останавливать, иначе дать академически обоснованные ответы на поставленные вопросы мы не сможем. Отдавая дань легендарной истории, мифам, преданиям – важнейшим пластам духовной культуры, ученый обязан восприянть все это как бесценный материал для научного анализа.

Поэтому, отвечая на Ваш вопрос, скажу, что езидизм – напротив, одна из относительно молодых этно-конфессиональных систем. История его хорошо прослеживается (что не исключает загадок в ней) и восходит к суфийскому ордену адавийя, основанному Шейхом Ади бин Мусафером в XI веке и уже к XIII-XIV вв. полностью преобразившемуся, трансформировавшемуся в принципиально новый феномен. Именно в его недрах зародилась этно-конфессиональное состояние – закрытая община с уникальным, свойственным только ей религиозным учением.

При этом важно отметить, что в езидизме действительно есть ряд очень архаичных элементов – из разных религиозных очагов. Элементы эти – важная составляющая религиозного ландшафта северной Месопотамии. Они всегда активно проникали в любую недогматическую среду и легко адаптировались в ней, получая порой новые интерпретации. Именно эти «древности» и дают порой почву для ошибочной искусственной архаизации вопроса.

Вы, как и многие востоковеды, склоны считать езидов самостоятельным этносом, не идентифицируя их с другими народами. Какие же основные признаки, имеющие научное обоснование, отличают езидов, например, от тех же курдов?

Подобная позиция – единственно верная именно с академической точки зрения. Оставим в стороне даже фактологию: большинство езидов по всему миру и сами считают себя отдельным народом, хотя есть и такие (коих безусловное меньшинство), которые в силу разных причин относят себя к курдам. Поскольку мы имеем дело с такой тонкой категорией, как человеческое сознание, здесь мы можем только, следуя Гумилеву, сказать что «…нет ни одного реального признака для определения этноса, применимого ко всем известным нам случаям: язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда нет. Вынести за скобку мы можем только одно — признание каждого «мы такие-то, а все прочие — другие».

Но наша задача шире, чем просто признать право человека считать себя кем-либо. И тут научный анализ дает вполне очевидную картину: любое состояние этно-конфессиональности имеет вектор этничности. По многим причинам: прежде всего, это – закрытость общины, эндогамность, исключающая браки с кем бы то ни было вне общины, а также уникальность религии, что всегда, подчеркиваю – всегда – формирует специфическое сознание, отличающее данную группу от всех остальных. Стоит отметить и тот факт, что в ранней адавийской общине, помимо курмаджиязычного элемента, были и арабы, и сирийцы, и проч. Так, прослойка духовенства практически полностью состояла из арабов. Учитывая эндогамию и жесткую кастовость общины, генетически люди эти не изменились. При этом никто ведь не говорит, что часть езидов – арабы! Это было бы абсурдно.

Переход к курманджи как основному языку всех езидов – тоже недостаточный фактор для соотнесения последних с курдами. Отторжение арабского как языка ислама и языка грамотности, было частью политики в раннем езидизме, ограждающей от образования (ассоциировавшегося исключительно с исламом) и, следовательно, от исламского влияния. Так, северокурдский диалект курманджи стал языком езидского религиозного фольклора и сакральных текстов. Более того, сами езиды предпочитают называть родной язык «эздыки», стараясь, тем самым, подчеркнуть свою самобытность. А ведь и это обоснованно: язык езидов (особенно язык религиозного фольклора) – действительно пестрит своеобразными, лишь ему свойственными терминами со специфической интерпретацией! Это, впрочем, не мешает всем езидам оставаться как минимум двуязычными (в арабских странах, помимо родного, все они владеют арабским, в Турции – турецким, в Армении – армянским и русским, в Грузии – грузинским, а зачастую еще и армянским, и русским и т.д.).

Так что говорить о некоем курдском происхождении или курдской идентификации езидов некорректно ни с научной точки зрения, ни с точки зрения прав на самоидентификацию абсолютного большинства представителей этого народа.

Можно провести еще одну вполне обоснованную с научной точки зрения параллель. Мандеи – одна из древнейших этно-конфессиональных общин, порядка двух тысячелетий назад отпочковавшаяся от иудаизма. Можем ли мы называть их иудеями? Ну, конечно же, нет! Любой исследователь этой уникальной группы скажет, что сегодня это – отдельный народ, и иного названия, кроме как мандеи, у нас для него нет – пусть изначально оно и означало лишь религиозное своеобразие. Еще один яркий пример – друзы: их однозначный вектор этничности абсолютно очевиден, и не только для специалиста, но и для любого, кто знаком с друзами. Разве кому-то придет в голову идентифицировать друзов с арабами? Так почему же аналогичный вопрос с езидами все время муссируется? Ничего кроме политической подоплеки и желания ввести езидов в орбиту политических интересов курдских националистических кругов, я в этом не нахожу. Из этого же ряда – искусственная архаизация религии, мифологизация езидской истории и т.д.

Можно ли говорить о том, что в настоящее время езиды продолжают формироваться как этнос, поэтому различные факторы могут влиять на национальное самосознание и разрушать его?

Езиды – вполне сформированный этнос. И повторюсь, если бы не перипетии с курдским вопросом, если бы не целенаправленная политизация этой сферы, проблемы этой вообще бы не стояло. Езиды веками считали себя езидами и никем больше. Но с появлением такого фактора как перепись населения, вопрос идентификаций различных групп стал делом государственным, а посему – часто политизированным. То на территории Турции езидов «считали» вместе с кызылбашами, то в советских переписях, начиная с 30-х годов XX века, стали записывать вместе с курдами – в русле политики унификации народов. И только в конце 80-х армянская езидская интеллигенция добилась внесения отдельной графы «езиды» в перепись населения. Так что уже при последней советской переписи 1989 года из шестидесятитысячного курдоязычного массива Армении более 90% назвали себя езидами.

Что же касается факторов формирования национального сознания, то, помимо указанных в самом начале, отмечу, что при формировании любого специфического самосознания, а в особенности в закрытой общине, очень важен такой фактор, как наличие «чужаков» (известный в антропологии термин — inimical others). Поэтому в этноконфессиональных общинах главные маркеры идентичности – это определения от противного: «мы – не такие», а потом уже идут пояснения: «мы — такие и такие». В случае с формированием езидского самосознания, первые, основные определения для пояснения своей идентичности несведущему звучат как «мы – не курды» и «мы – не мусульмане», а потом уже идут уточнения: «у нас своеобразная религия, мы верим в то-то и в то-то». Разве это не очевидно?

После прошлогодней трагедии в Ираке многие задаются вопросом о том, есть ли у езидов будущее в этой стране. Как Вы считаете, езиды смогут сохранить свои земли и идентичность в такой враждебной среде?

История езидов всегда – с самого начала – была достаточно драматичной. Территория формирования и жизни этой общины всегда оставалась зоной противостояния многих политических сил и игроков – как внешних, так и внутренних. В не менее сложной ситуации находились, конечно же, и прочие меньшинства – христиане, представители недогматического ислама… Однако положение езидов усугублялось еще и наличием курдского фактора. Приведу такой пример (а история пестрит подобными примерами, увы!). Несколько лет назад в турецкой провинции Ширнак мне довелось наблюдать печальную картину – опустевшие езидские деревни с пустыми глазницами окон, без признаков жизни… Деревни большие, некогда процветающие… Сопровождавшие меня коллеги-ученые (сами, кстати, курды) поведали мне, что все жители этих езидских деревень были буквально вытеснены соседями-курдами и вынужденно перебрались на ту сторону границы – в Сирию. Уже в самом начале нынешней ближневосточной драмы я с ужасом осознала, что этим же людям придется вновь пересечь границу, спасая свои жизни, чтобы вернуться к отнюдь не благополучному сосуществованию с соседями. По сути, безопасность и гармоничное существование езиды обрели лишь на христианских землях – в Армении, Грузии, в дальнейшем – в России.

Трудно сказать относительно будущего езидов в Ираке. Что-то подсказывает мне, что определенная часть езидской общины, ее костяк, все-таки останется на исторической родине, но их безмятежное существование в любом окружении и при любом политическом раскладе – трудно себе представить. Мы неоднократно слышали формальные заявления местных курдских властей, обладающих реальным влиянием и властью в езидонаселенных регионах, о том, что они готовы защитить общину. Но вся история сосуществования этих двух групп на Ближнем Востоке, включая новейший ее период, к сожалению, доказывает обратное…

Что касается сохранения езидской идентичности в целом, то, на мой взгляд, в наибольшей степени это возможно в странах с традиционными ценностями и менталитетом (скажем, в той же Армении), где элементы глобализма и унификации сознания еще не столь заметны. Не секрет, что для многих езидов, как, впрочем, и представителей любого другого народа, перебравшихся в Европу или США, отход от корней и собственной культуры – обычное явление, а во втором, третьем поколениях – во многом уже предопределенное. Еще одна заметная тенденция в трансформации идентичности – прозелитизм, в основном — переход в различные христианские конфессии, в особенности – в сектантство, что прежде не было свойственно езидской общине. Ранее в истории были редкие случаи обращения, причем исключительно насильственного, в ислам. Мы живем в эпоху активных трансформаций и предсказывать что-то конкретное очень сложно, но тенденции обозначить, безусловно, следут. Все это – также часть наших исследований.

В феврале этого года депутаты парламента Армении отказались включать езидов в законопроект о геноциде народов Османской империи из-за недостаточной исторической обоснованности в представленных документах. Как Вы можете прокомментировать данное решение? Какие факты должны быть представлены в документах, чтобы геноцид езидов был признан?

Я уверена, что на уровне общественного сознания понимание проблемы абсолютно адекватное. Для любого армянина езиды – не национальное меньшиство, а именно часть армянской нации: они не просто разделили с нами историческую судьбу, но и остаются соратниками армян во всех исторических противостояниях двух последних столетий. Думаю, то же самою чувствуют и сами армянские езиды. Армения никогда не была безучастной к судьбе езидов. Именно здесь езиды обрели Родину после гонений в Османской империи. Еще в XIX веке армянские интеллектуалы первыми начали исследования по этнографии, культуре, религии езидов, издали первые образцы езидского фольклора. Уже в конце XIX — начале XX вв. езиды получили здесь доступ к образованию на родном языке: в 1898 и 1904 годах в селах Кондахсаз и Зор были открыты первые в мире школы для ездидов. Именно в Армении сфомировались первые поколения езидской интеллигенции.

В Советский период в Армении активно издавался езидский фольклор, научные труды по езидизму. Уже в независимой Армении были изданы учебники родного языка и литературы езидов для 1-8 классов школ. Действует государственная программа езидского радио, выходит езидская газета.

В Армении чтут память езидов, погибших за Родину – памятник езидским героям дополнил мемориальный комплекс памятников, посвященных езидско-армянской дружбе, 100-летию геноцида езидов и армян, езидским национальным героям Джагиру-аге, Усуб-беку и армянскому полководцу Андранику Озаняну. Многие подобные важные инициативы исходят от авторитетных представителей езидской общины Армении.

Так что вопрос законопроекта звучит как бы в диссонанс не только с общественным мнением, но и с позицией государства по отношению к езидам.

Что касается «недостаточной исторической обоснованности в документах», то отмечу, что геноцид – не та вещь, которая легко документируется. Наоборот, любое историческое злодеяние стараются скрыть. Более того, в силу исторических обстоятельств, о которых я уже говорила выше, езиды не были выделены в отдельное меньшинство в переписи населения на территории Западной Армении, что, безусловно, усложняет задачу документирования каких-либо фактов, связанных с езидами. Но такая задача должна быть поставлена и поэтапно решаться историками. То, что геноцид армян в Османской империи хорошо документирован, отнюдь не мешает многим странам и политическим силам отрицать его факт. Думаю, что в Армении мы видим принципиально иную картину, а именно – наличие доброй воли и поддержки езидов на всех уровнях. Так что надо действовать. Нужны целевые программы по вопросу изучения геноцида езидов. В конце концов, живы еще люди, родители которых пережили эту драму как часть собственной биографии. Их свидетельства – часть ценного материала, который когда-нибудь обязательно выльется в полноценное исследование. И я бы очень хотела, чтобы активную роль в этом сыграла езидская моложежь – новое поколение езидской интеллигенции.

Совсем недавно вышла Ваша книга на армянском языке «Езиды и их религия», как раз посвященная памяти жертв геноцида малых народов в Османской Империи. Планируется ли ее издание на русском?

Я сочла своим долгом издать подобную книгу именно в год столетия этой исторической драмы. Это – дань памяти всем невинно убиенным.

В книге, помимо собственно вопросов езидской веры, рассматриваются основные вехи становления езидизма, структура езидской общины и ряд других вопросов.

Что каксается русской версии, то она существует – книга, собственно, и была написана на русском и переведена на армянский. Сейчас мы рассматриваем возможность издания русской версии. Думаю, на фоне происходящего, учитывая интерес не только специалистов, но и просто любознательного читателя, русское издание – вполне актуально.

Некоторые езиды Армении говорят, что в школах их детям навязывают христианство посредством урока по истории армянской церкви. Не ведет ли данный курс к индоктринации школьников? Что Вы думаете на этот счет?

Не могу согласиться с этим утверждением. В школах преподается именно история Армянской Апостольской Церкви, а не основы христианского вероучения и не Закон Божий. Если бы речь шла о целенаправленной индоктринации, мы бы однозначно имели сегодня существенное число езидов, исповедующих христианство армянского толка. Однако такого феномена мы не наблюдаем вовсе. Абсолютное большинство езидов-прозелитов на территории Армении, если не все, принадлежат к разного рода сектам, что является следствием прямой проповеди сектантов среди езидов.

Спасибо Вам большое за интервью! Желаем успехов и всего самого наилучшего!

Беседу вела Екатерина Амеян

ÊzîdîPress, 01.11.2015

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)