Кирилл Серебренитский: 1765. Тамплиеры на Волге. II

provinces-rer

** ТАМПЛИЕРЫ ВЫШЛИ ИЗ РОССИИ.
В примечаниях к книге о русским масонстве Георгия Вернадского, в последнем ее издании — вдруг мне такая встретилась фраза:
«Формирование Стрикт Обсервант, происходило, по существу, с 1755 года в
С а н к т — П е т е р б у р г е, где в разное время жили его основатели — К. фон Хунд, И. А. Штарк, Ф. фон Пранген, Л. Наттер.»
Составитель комментариев — несомненно, человек знающий, — при этом сослался на новейшие исследования: Лигу и Ле Форрестье.
Исследователи этой темы прошлых двух столетий стояли на том твердо, что версия профессора Штарка — Тамплиерский Клерикат, который будто бы шотландские тамплиеры из Флоренции основали в России. — полная ложь. Восходит эта убежденность прямо к масонским спорам начала 19го столетия, — когда многие масоны, некоторые из которых Штарка еще лично знали, стремились развалить тамплиерские системы, и тем очистить истинное Вольное Каменщичество.
Клерикат ордена Храма — существовал действительно во Флоренции, в тени двора короля-изгнанника Карла Эдуарда Стюарта. Где-то на исходе 1740х, после разгрома крестового похода на Лондон, — приступили несколько шотландских рыцарей к созданию всемирного Ордена.
Загадочный лорд Уильямс действительно где-то около 1760го отлаживал связи в Петербурге.
Около 1762го с ним же сносился тихий тогда еще, мало кому известный маг и повелитель духов, — лютеранский пастор Иоганн Христоф Вёльнер. Уже тогда этот велеречивый священник входил в Капитул Ордена Храма Строгого Наблюдения.

• Пастор фон Вёльнер — тамплиер, носивший имя рыцарь Кубо из Берлина. Он родился в 1732 году, умер в 1800ом; позже он — с середины 1770х — воссоздал орден Золотой Розы и Креста, и возглавил его с титулом Мага и Великого Розенкрейцера.

* ВОЗВРАЩЕНИЕ КЛИРИКОВ ОРДЕНА ХРАМА.
Еще около 1767 года Геермейстер Ордена Храма Соломонова получил известие, что существует еще одна ветвь шотландских тамплиеров, самая тайная. сокровенная, — Клерикат Ордена Тамплиеров. Но также тянется из Шотландии. если Орден сохранили на протяжении столетий в горной тишине рыцари-тамплиеры, то эту ветвь сберегли клирики Ордена, — тамплиерские священники. и если наследие рыцарства возвышается по степени посвящение в высоты заоблачные, то посвящение наследников Клериката , — это уже холодные высоты космические. Возглавляют Клерикат непосредственно — Неведомые Наставники; один из них, к которому избранные могут иметь доступ. — некий старец, укрывшийся под античным псевдонимом Пилад; жительство он имеет в Санкт-Петербурге. В немецком городке Висмар появился представитель Клериката, посланный непосредственно Пиладом, — некто профессор Иоганн Август Штарк, чрезвычайно образованный и благочестивый немец лет двадцати пяти; известно было о нем немного: происхождения он самого скромного, уроженец Шверина и подданный герцога Мекленбург-Шверинского; обучался философским наукам в Геттингене, и получил звание профессора теологии в какой-то академии в Петербурге; в настоящее время — свободный путешественник, и прибыл он в Висмар из Парижа; несмотря на юный возраст, профессор подавлял висмарцев обширными познаниями в герметических науках, в частности — он вроде бы знал древние и новые языки восточных стран.
* Благо. в висмаре никто. видимо, не способен был поддержать с профессором беседу на архаическом иврите каббалистов или на древнеарамейском языке гностических апокрифов; дело обычное — позже на собраниях тамплиеров в Митаве граф Калиостро. рассказывая о своих странствиях. целые монологи произносил на арабском, коптском, или на каком-то «индостанском» языках; ему, правда, меньше повезло — в конце концов среди его слушателей оказался некий швелд. много лет живший в Палестине и хорошо говоривший по-арабски; но Калиостро не растерялся и заявил. что говорит на особом арабском, доступном только тем. кто принял посвящение в недрах пирамид.*
Барон Хунд был несколько взволнован: о жил уже много лет надеждой на то. что подлинные Неведомые Шотландцы объявятся. Вполне естественно, — хотя и неожиданно, — что весть они послали из еще более, чем горная Шотландия, загадочной страны, — из России. В Висмар отправились посланники Геермаейстера — тридцатилетний капитан фон Пранген, отставной вюртемберский капитан, и личный секретарь Капитула, некто Якоби.
Штарк показал тамплиерам диплом, выданный ему лично Пиладом ( с неограниченными полномочиями ) и письма от Наставника из Петербурга. Геермейстеру он передал следующее.
Клерикат Ордена Храма сохранили эмигранты-якобиты, и до последнего времени существовал Капитул Клериката при дворе Карла Эдуарда, — во Флоренции; следовательно, опять же Стюарты стояли у истоков этого тайного сообщества. До недавнего времени Клерикат возглавлял шотландец лорд Саквилл, — известный якобит, живший во Флоренции.
* и там, по некоторым сведениям. действительно стоявший во главе небольшой масонской ложи.
Штарк сообщил, что этот лорд, оказывается, был посвящен тем же Рыцарем с Красным Пером в высшие степени Ордена Храма, и носит титул Геермейстера Италии. От него тайно принял во Флоренции рукоположение в каноники Ордена шотландец Лоренц Наттер, знаменитый резчик камей, художник и гравер, который собрался ехать в Россию. В 1762 году гравер действительно обосновался в Петербурге, и там — в основном из живших в русской столице якобитов, — образовал российский капитул Клериката Тамплиеров. Наттер умер уже через год, в 1763ем; но после его смерти возглавил петербургский капитул другой якобит-шотландец, некто лорд Уильямс. Вот от него и принял посвящение профессор Штарк, который как раз в 1762 году приехал в Петербург.
Через некоторое время именно он, Штарк, был избран для миссии к германским тамплиерам, — его призвал к себе давно уже живший в России загадочный Пилад, и дал молодому немецкому профессору теологии неограниченные полномочия. В 1765 году Штарк отправился в Лондон, затем в Париж; в столице Франции он поступил на службу в Королевскую Библиотеку, — явно благодаря покровительству каких-то важных лиц. Там он получил должность переводчика в отделе восточных рукописей, и больше года провел в изучении арабских еврейских трактатов, по поручению Пилада, и искал там — н е ч т о о ч е н ь в а ж н о е. Что именно, — как всегда ускользало, утаивалось в тени.
В 1767 году Штарк ненадолго появился в восточных провинциях Пруссии; сначала он пытался увлечь тамплиеров Кенигсберга, а потом создал в маленьком Висмаре собственную ложу «Три Льва».
Среди соотечественников Штарк успеха, впрочем. не имел; ложа его скоро распалась, Геермейстер фон Хунд, уже достаточно обескураженный во времена барона Джонсона, настороженно принял посланника Неведомых Наставников, — юный «русский профессор теологии» вызывал еще меньше доверия, чем рыцарственный шотландец, — и даже личную встречу с ним все откладывал. Многоученый маг фон Шубарт особый циркуляр разослал по всем провинциям рдена, — и предупреждал в нем, что новоявленный Клерикат — это еще одна нелепая выдумка, и кроме него, Шубарта, икаких посланников Неведомых Шотландцев нет. 57 с. 104.
Но один влиятельный тамплиер в ряды Клериката все же вступил, — это был капитан Фридрих фон Пранген.
• В 1764 году этот же фон Пранген, только что освобожденный из прусского плена, стал едва ли не самым ревностным сторонником барона Джонсона. , защищал его до последнего — и был за это даже изгнан из Ордена. Вскоре он добродушно признал свои заблуждения перед Геермейстером и был принят обратно.
В 1767ом году молодой капитан был уже одним из самых близких к Геермейстеру рыцарей Ордена, — и ясно, почему: у них было много общего, прежде всего — безоглядная. беззаветная устремленность на поиски чуда, сжигающее нетерпение: немедленно оба желали — завтра же! — двинуться в новый крестовый поход под предводительством Невидимых Шотландцев.
Фон Пранген носил весьма удачно избранное для него при посвящении в рыцари ритуальное имя: eques a Pavone, то есть — рыцарь П а в л и н а. 57 с. 107. Узнать об этом тамплиере по русским источникам мало. Но по всему ясно — это был подлинный Дон Кихот Ордена Храма. Как зачарованный, он неудержимо истово верил в Неведомых Шотландцев. И всю жизнь посвятил их поискам. Очертя голову, он бросался в новые и новые приключения, отзывался бурно на все, что подтверждало хотя бы немного его веру.
Был этот капитан добр, прост и смел ( за его спиной к тому времени были уже сражения, ранения и плен ). *

КАПИТУЛ ФЕНИКСА И РЫЦАРЬ ПАЛИНА.
В Висмаре фон Пранген был посвящен в клирики в Висмаре, Штарк допустил его к своим орденским документом, — и капитан уверовал в то, что тайны ордена пребывают где-то в России. Штарк соглашался открыть ему со временем путь к неведомым Наставникам, но — для этого он сам должен был еще раз съездить в Россию. В 1768 году — на деньги, собранные посвященными им клириками Храма, — профессор Штарк отбыл в Россию.
• 20 июня 1768 года в Петербурге был открыт Светский Капитул Феникса, или Capitulum Clericorum Petropolitanum — возглавил его всеми почитаемый масон, состоятельный негоциант Людерс. К нему временно примкнула и ложа Истинного Постоянства, которую возглавлял негоциант и консул Селли, давний уже масон английского посвящения, — «раскаявшись в прежних заблуждениях».
** Последнее скорее всего означало — отречение от Ганноверов и признание законных прав Стюартов.**
Капитул этот создал Штарк: теперь он выступал уже как полномочный посланник самого Геермейстера Ордена Тамплиеров; в Висмаре он сумел набрать достаточно свидетельств тесных своих сношений с высшими тамплиерами. Капитул Феникса, таким образом. слил в себе. по уверениям Штарка, и рыцарей Стрикт Обсерванта и каноников Тайного Клериката. Классическая схема, по которой действовали авантюристы всех времен: с тамплиерами Штарк вступил в переговоры от имени неких петербургских клириков и от укрывшегося в России мага Пилада; а затем вернулся к российским масонам уже от имени Стрикт Обсерванции.
Уже через несколько месяцев Иоганн Штарк покинул Россию —
** и увы, похоже, не по своей воле он оставил претензии на главенство над всеми тамплиерами России.
 и уже с начала 1769го обосновался в Кенигсберге, где неожиданно занял пост генерального суперинтенданта местной евангелическо-лютеранской церкви: положение весьма высокое и видное; да еще и возглавил кафедру теологии в прославленном Кенигсбергском университете. Несомненно: двадцативосьмилетний недавний студент взлетел так высоко только благодаря масонским тайным своим посвящениям; теперь он уже выступал от имени российского Капитула Феникса.
Штарк сообщил Геермейстеру Строгого Наблюдения, что в России в Капитулум Петрополитанум вступили десятки высших сановников Империи, и перечислял гремевшие по всей Европе русские имена: сенатор князь Щербатов, новгородский губернатор граф Брюс, князь Гагарин, князь Куракин, князь Долгоруков, граф Разумовский, граф Строганов, генерал Болтин, генерал Бороздин — и многие другие. 57 с. 107. Похоже, молодой теолог обладал некоторыми гипнотическими способностями6 ему поверили на слово, и даже современные русские исследователи
** профессор Олег Платонов, например
этот список охотно цитируют. На самом деле — профессор. несомненно, соврал: некоторые из перечисленных им «руссише бойяр», такие, как граф Строганов и князь Гагарин — уже были рыцарями весьма высоких степеней, и не пошли бы под начало купца Людера. Другие вообще никогда не имели отношения к масонству. Например, суровый граф Брюс позже возглавил по приказу Императрицы разгром московских тамплиеров и розенкрейцеров, причем действовал не за страх, а за совесть. Скорее всего, в Капитул Феникса входили на первых порах только несколько почтенных немцев. имеющих склонность к тайным наукам: негоцианты, медики и инженеры.
Штарк не ожидал следующего: вслед за ним в Петербург осенью 1768го прибыл фон Пранген; причем — надолго: он намеревался вступить в военную службу. Зная уже кое-что об этом вюртембержце, можно уверенно предполагать: в северную столицу Московии он прибыл прежде всего в надежде обрести древние символы Ордена и отыскать неведомых наставников. Капитан вскоре побывал у всех видных русских масонов, и выяснилось: во-первых, что Штарка уже нигде не принимают, он успел поссориться, как туманно иронизировал мемуарист Якоби, «особенно почетным для себя образом» — со всеми петербургскими братьями; во-вторых, — что Штарк выступал от имени самого фон Хунда, и поэтому вообще к старо-шотландским тамплиерам теперь русские франк-масоны относятся крайне настороженно; Наконец, — фон Пранген нашел и Пилада. Тот скоромно жил на окраине столицы. Это был старый немец, часовых дел мастер по фамилии Шюргер. Он, простоватый мистик-любитель по поручению Штарка ( которого почитал своим учителем ) старательно писал и слал в Германию туманные письма, — составленные, видимо, самим юным профессором. Увы, часовщик был не особенно грамотен, и даже эллинскоий псевдоним свой — Pylades подписывал порой неправильно: Pilades. Что обличало Неведомого Наставника по крайней мере, в незнании греческого языка.
Кстати, Иоганн Август Штарк не был и профессором теологии; в Петербурге этот резвый геттингенский студент, ради хлеба насущного, некоторое время преподавал теологию в знаменитой немецкой Петершюле; то есть был, проще говоря, школьным учителем.

РЫЦАРЬ ПАВЛИНА В РОССИИ.
Тем не менее, русские строгие тамплиеры ( в основном — образованные иностранцы. давно жившие в российской столице ) — сразу почти превратились в явление вполне осязаемое. Во главе Капитула Феникса в качестве посланника Геермейстера на какое-то время встал романтический капитан фон Пранген. Но Рыцарь Павлина не удержался также на эфемерной должности префекта России. Истинный странствующий рыцарь, он вскоре рвался уже за пределы Петербурга. Его манила Азия, земля обетованная крестоносцев. Которая начиналась для тогдашнего немца сразу за пределами Москвы. Вскоре он был принят в Московский карабинерный полк в чине ротмистра. И отправился в далекую Бессарабию воевать с турками. На войне фон Пранген был адъютантом графа Петра Александровича Румянцева.
* Сей прирожденный солдат, равнодушный ко всему, кроме войны,( как многие уверены до сих пор, со стороны матери, — внук Петра Великого ) — скорее всего, и не вникал в то, что бравый немец-ротмистр, который по его поручениям носится, — т а м п л и е р.*
Именно ротмистр фон Пранген, рыцарь Павлина, основал в России ветвь Ордена Храма Строгого Наблюдения. И важно в данном случае то, что это был самый преданный из всех приверженец Красного Рыцаря, самый вдохновенный искатель шотландских тайн.

* Заметных следов он почти не оставил в России, но — надолго вдохнул в русское масонство особый, якобитский — к е л ь т с к и й — будоражащий воображение дух.*

2859221-4041379

ПАДЕНИЕ ГЕЕРМЕЙСТЕРА.
** В 1764 году, мая 15го, в небольшом городе Альтенберг, близ Иены, состоялся расширенный конгресс Ордена Тамплиеров; и на нем уже присутствовали уполномоченные от десятков лож, в которых были приняты тысячи братьев.
Конгресс был созван по поводу достаточно неожиданному: дело в том. что появился в Германии посланец Неведомых Наставников, и прибыл он — прямо из Шотландии.

** Барон Хунд, который до тех пор настаивал, что он — единственный посредник Неведомых Шотландских Наставников, — сам был в недоумении. **

Посланцем был некий шотландец, именовал он себя — барон Джонсон (и не скрывал, что эта безликая фамилия — псевдоним ). Уже за год до Конгресса он возник, как из-под земли, в Пруссии, — в городе Иене, и прочно обосновался в среде местных тамплиеров. в основном — профессоров и студентов знаменитого Иенского университета.
*Никого нет, как известно, легковернее и удобнее для афериста, чем профессиональные служители науки, профессора — нужно было только уметь говорить на их птичьем языке.
Русский исследователь писал, что шотландский барон «оказался довольно тонким психологом и умел удовлетворить двум главным стремлениям тогдашних масонов — их мистическому чувству и воспитанной на феодальных воспоминаниях любви к рыцарской романтике».
Вокруг шотландца скоро сплотились ряды особенно устремленных в средневековье тамплиеров; Джонсон устраивал особые церемонии для посвященных — в полночь иенские масоны строились в шеренги, облаченные в рыцарские панцыри, в ботфортах со шпорами, в полном вооружении времен крестовых походов — пики, алебарды, мечи; в полночь сам шотландец спускался по лестнице под грохот барабанов, в окружении факельщиков.
Во время Конгресса в Альтенберге тамплиеры ( в основном те же преданные немолодые профессора, весьма далекие от рыцарских доблестей ) объезжали городок по ночам в ритуальном карауле, в мантиях и доспехах.
По всем тамплиерским ложам было разослано шифрованное извещение о том, что барон Джонсон — сам один из Неведомых Наставников; он послан в Германию, чтобы выстроить Орден в точном соответствии с древними уставами, и титул его — Великий Приор. Особо избранным Джонсон рассказывал, что орден Храма уже в настоящее время захватил власть над миром; что все адмиралы британского флота — тамплиеры; что богатства Ордена — во много раз больше. чем казна всех европейских держав, и он, Джонсон, знает, где находятся ( в разных концах света ) — три тайные сокровищницы рыцарей Храма.
Самым верным барон еще глубже открывался: намекал, что владеет тайной бессмертия тела и что может без особого труда вырастить Философский Камень, при помощи которого может добыть любое количество золота.
Продержался этот посланник из Шотландии недолго. Уже до мая 1764го он успел собрать и мгновенно пустить на ветер 15 000 талеров — целое состояние; а поборы все увеличивались. Это породило первые сомнения. Всемогущий
• и вроде бы имеющий доступ к неисчерпаемым богатствам Ордена*
шотландец все увеличивал налоги с немецких тамплиеров. И уже требовал, чтобы все они завещали свое состояние Ордену, в его, Великого Приора, лице.
Конгресс тамплиеров в Альтенберге потребовал от Джонсона доказательств. Во главе недовольных стоял барон Хунд. Сам он было поддался чарам посланника Невидимых, но быстро опомнился. Прижатый к стене Джонсон объявил, что готов совершить магические действа, которые немедленно докажут его высшее посвящение. На подготовку он потребовал сутки. И в ночь бесследно скрылся из города. Барон Хунд, имевший связи в Пруссии, добился, что шотландца объявили в розыск. Через год его поймала полиция.

*это был, как выяснилось, по крайней мере действительно — шотландец, некто Лейкс, он же Беккер.

Джонсон был заточен в каземат замка Вартбург.

• «потому, вероятно, что он обманывал уже слишком крупных людей» — писал Александр Пыпин.

Он умер в каземате через десять лет, в 1775ом. Но уже сразу после ареста Джонсона помчался по ложам Германии еще один посланник Невидимых Шотландских Наставников — некий алхимик фон Шубарт. Разумеется, он тоже настаивал на обложении всех лож единым и очень ощутимым налогом в пользу Неведомых Высших. Ему мало что удалось. Этот посланник вскоре вынужден был уединиться в своем родовом замке.
Между тем к началу 1770х уже нарастало нетерпение — слишком уж долго не было вестей — четких и ясных, — от Неведомых Наставников из Хайда. Разоблачение все новых и новых, все более поспешно, нахраписто и неуклюже действующих вороватых посланников — удручало. Совсем уже слабела вера в существовании бесплотного Великого Магистра.
• И — Господи, уже так бесконечно далек был в это время зовущий ввысь образ парящего в озаренных герметическими отсветами метафизических небесах Красного Рыцаря, — от того, кто во плоти и крови жил во Флоренции. Переваливший за пятый десяток, больной, по слухам, — давно уже вдумчиво спивающийся, принц Карл Эдуард держался на пенсию от короля Франции и прежде всего — благодаря расположению Папы. И двор его еще бытовал, и сохранял даже некоторую грустную красоты изгнания. Но бесконечно далек был этот экзотический круг престарелых, живущих воспоминаниями, католических рыцарей от устремлений масонской Германии. *
В 1772 году состоялся Конгресс всех лож ( большей частью — Строгого Наблюдения ) в Коло, в замке графа Брюля, канцлера Саксонии. Посланники лож пришли к мнению, что Орден давно уже защел в тупик. Необходима выборная власть. Был избран глава Ордена — по крайней мере, до того, как появятся из Шотландии Невидимые Высшие, — он получил титул Magnus Superior Ordinus. Это был герцог Фердинанд Брауншвейг-Люнебургский, близкий родственник почти всех правящих династий Европы.

* ближайшими его родичами были Ганноверы Английские, они происходили от той же династии — Вельф Брауншвейг.

Конгресс согласился только на сохранение за Хундом титула Геермейстера и оставил за ним власть над ложами Саксонии, Дании и Курляндии.
Через три года новый конгресс созвал уже сам Магнус Супериор — герцог Фердинанд. В его дворце в Брауншвейге заседали посланники 23 лож.
Конгресс потребовал от Хунда одного: немедленно предъявить прямые доказательства существования Неведомых высших в Шотландии. Увы: стареющий барон снова, уже не так вдохновенно, все рассказывал — в который раз уже — о давних встречах с Рыцарем Красного Пера, о загадочных посланиях из Эдинбурга. Его делегаты уже не слушали. Уже изрядная временная толща в тридцать лет отделяла устремления вольных каменщиков — от шотландского последнего похода Красного Рыцаря. отменить его систему, и начал реформы ордена.
Барон фон Хунд понимал: дело всей его жизни — построение виртуального Братства паладинов, магическое воскрешение духа волшебных Крестовых походов — обрушилось. Из Брауншвейга он уже тяжело больным вернулся в Саксонию. И. не дотянув и года, умер 8 ноября 1776 года.
И снова собрался конгресс Вольных каменщиков — теперь в городке Вильгельмсбад ( курфюршество Гессен-Кассель ), в 1782 году.
— самый могущественный, основополагающий съезд франк-масонов в восемнадцатом столетии ( а это был золотой век масонства ) — всеми своими бесчисленными устремлениями сошелся неожиданно в одной нервной точке: это был т а м п л и е р с к и й в о п р о с.
• И выяснилось — этот вопрос, исторический чисто, казалось бы, — о давнем исхождении традиции от уничтоженного пять с половиной веков назад Ордена — был решающим, споры — раскаленными до предела. Более того, — спор этот в масонских кругах, и все еще со всплесками ярости. продолжился и в ХХ столетии.
Великий Магистр герцог Брауншвейгский, мягкий и острожный старец, вообще-то еще недавно весьма не чуждый выспренним исканиям фон Хунда, — с огромным трудом утихомирил рационалистов-антитамплиеров и традиционалистов-протамплиеров.
. Было решено: в высших степенях Ордена, — сохранить некоторую тамплиерскую символику, но в целом — отбросить все рыцарские атрибуты; масоны стягивали поспешно рыцарские доспехи и вновь одевали скромные фартуки каменщиков поверх модных фраков.
Сохранение титулов в высших степенях — собственно, лишь условный холодно официальный жест почтения. Состоялось угрюмое, вынужденное примирение, в основном — чтобы не огорчать чтимого всеми герцога. Но все были недовольны.
«Во всяком случае, — пишет, не скрывая интеллектуальной брезгливости, русский масон начала ХХ века, — тот конгресс был первым шагом к очищению ордена от погони за высшими степенями и тайными знаниями. «Строгий Чин» после этого был распущен ( его заменили «рыцари благотворительности»), и только жалкие остатки его продолжали кое-где пребывать до смерти герцога Фердинанда ( 1792 год). После его смерти и они исчезли.»
* 1792ой — год свержения с тысячелетнего престола короля Франции и Наварры, прямого потомка и наследника короля, разорившего Орден Храма; и — год крушения тысячелетних устоев Европы !.*
И еще оставались ложи Ордена Храма, все еще связанные между собой; сложнейший эзотерический узор выстроенного ими мировоззрения.
• в который вплетались золоченые тайны алхимии, и изумрудная сказка Святого Грааля, и новейшие, стеклом и металлом поблескивающие ухищрения в духе Месмера и Калиостро, и темные серебристые вкрапления магических видений Беме, Сведенборга и барона Эккартсгаузена. Через это все шла, хотя и прерывисто, — красная нить Стюартов.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.