• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" Международной Ассоциации "Мезоевразия" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (I)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Ksiaze_Jozef

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РУСЬ.

** Королевство Обеих Галиций, Królestwo Obydwoch Galicjow, Королівство Обидвох Галичин.
Странно звучит, правда?

Названия этой страны нет в школьных учебниках; более того — о ней не понятия не имею даже школьные учителя. И, чаще всего, даже доценты, учившие этих учителей, — прочитают это название впервые.

Тем не менее. Это государство действительно существовало. Правда, очень недолго: со 2 июня до 14 октября 1809 года, четыре с половиной месяца. И ещё два с половиной месяца, до последнего дня этого года, существовало правительство этого Королевства — в Варшаве, в изгнании.

Совсем коротко эта государственность чиркнула, — словно одинокий удар клинка – о бесконечный гранитный свод Большой Истории.

Про эту монархию не знает почти никто, но имя монарха известно всем. Протектор Королевства Обеих Галиций в 1809ом – Наполеон, Император французов и Король Италии.

** 8 июля 1809 года состоялась грандиозная битва при Ваграме. Снова победил Наполеон. 12 июля был заключён договор о перемирии на театре Австрии и Моравии: весьма похожий на репетицию капитуляции. Ваграм разом снял невероятное напряжение, в котором Наполеон пребывал после тяжкого сражения при Асперне и Эсслинге, которое обе стороны объявили своей победой, и обе ощутили его, как поражение. Но Ваграмская баталия вернула ситуации отчётливость: срединная Империя с панконтинентальными амбициями, (ещё три года назад именовавшаяся Священной Римской), — была сокрушена.
До середины июля Наполеон, совершенно поглощённый событиями на основном театре военных действий, — не уделял никакого внимания стране, которая оказалась под его владычеством случайно. Без какого-либо его личного участия, за пределами его стратегических планов.

На Романским Западе о том, что есть такая страна — вообще помнили только путешественники, дипломаты, географы и прочие специалисты. Наполеон — знал. Он с детства был превосходным знатоком географии.

Эта страна называлась — Königreich Galizien und Lodomerien, Королевство Галиция и Лодомерия. Точнее, это было две страны — Восточная Галиция (она же Северная, Старая, Рутения, Червоная Русь, или — Герцогство Русское), и Западная (она же Южная, Новая, Малая Польша).

Страны это — совсем разные; собственно, на протяжении предыдущих шести веков название Галиция и Лодомерия относилось именно к Восточной Галиции; Малая Польша была присоединена к королевству указом Кайзера только в 1803ем, для упрощения управления.

Западную Галицию прочно захватили варшавские войска, которыми командовал порывистый дивизионный генерал князь Юзеф Понятовский. В Восточной Галиции расположились российские дивизии, которыми командовал медлительный генерал-аншеф князь Сергей Голицын. Россия — основной союзник Наполеона в этой войне. В отдалённом Западном Подоле, к югу от города Тарнополь, повстанцы, которыми командовал никому не ведомый майор Пётр Стржижевский, спешили обозначить: что это – территория Императора Наполеона.

В костёлах священники поминали Императора Наполеона как правящего Монарха; ему приносили присягу все должностные лица. На административных зданиях появились золотые орлы, эмблема Наполеона. И сам Наполеон это своё присутствие в украинских пределах в июле 1809го отчётливо подтверждал.

Как раз в эти дни, в середине июля 1809го, Мария Колонна-Валевская сообщила Императору, что беременна от него. Мария — урождённая Лнчинская, Łączyńska na Kutkorzu h. Nałęcz; её предки — старинная восточно-галицийская, червоно-русская шляхта; родовое их владение, Куткож, (ныне Куткир — в нынешнем Бугском районе Львовской области). Поместья муж Марии Валевской, его многочисленной родни, а также Лончинских — её сородичей по отцу, — пребывали, в Волыни и на Подоле, после раздела Польши — в российских пределах. Несомненно, Мария, под напором своего окружения старалась привлечь особое внимание Наполеона к отдалённым странам на востоке – Galicie, Volyn, Podol.

** Всё это известие крайне встревожило Петербург. Всё это означало – нечто жутковато-фантасмагорическое: Бонапарт – на древнем троне Рюриковичей. Французская Империя — непосредственно у границы России.
Посол Империи в Петербурге герцог де Коленкур сообщал министру иностранных дед герцогу Шампаньи от 17 июля 1809го, что Император Александр заявил сурово: «Я не могу допустить, чтобы на моей границе создавали французскую провинцию».
Неделю или более того с середины июля Наполеон просто не отвечал на письма Александра, — что тревожило и даже оскорбляло Царя. Все эти письма пронизывал один раскалённый вектор: опасность возникновения Наполеоновской Галиции.

** Самые разнообразные источники подтверждают: с начала или с половины июля до половины августа 1809 года Император Наполеон твёрдо намеревался создать новую восточно-европейскую страну – Galicie.
Наполеона эта идея увлекала, все остальные — были против. На высшем уровне – среди суверенов, глав государств и правительств, командующих армиями, на уровне архитекторов Большой Истории, — сторонников этого проекта не было.
Польское патриотически настроенное сообщество в Варшавии — безусловно, стремилось только к восстановлению великой Польши, — в границах XVI столетия (которые казались уже сказкой, — теперь, после полного исчезновения страны в столетии XVIII).
Обе Галиции должны быть присоединены просто — как давние законные провинции Польши. И это – только начало: дальше границы следует двигать до Балтики и до Черноморья.
Кайзер Франц и правительство Австрии, разумеется, стремились удержать Галицию за собой. Император Александр склонялся также к возвращению этих земель Австрии, хотя поначалу не исключал, что эта страна, бывшее владение великих князей Киева, могла бы остаться и в составе России.
Наполеон был единственным (весьма, впрочем, задумчивым, ещё размышляющим) сторонником сотворения государственности Рутении-Руси-Галиции.
Разумеется, Наполеон был весьма далёк от какого-то личного влечения к неведомой для него восточной стране, и меньше сего помышлял об интересах её населения.

Разве что Мария Валевская могла на него повеять неким чувственным порывом. Но её влияние не могло быть решающим.

Независимое королевство Галиция: это призрачное странное видение вывел на авансцену актуальной политии — математический, точнее даже кибернетический интеллект Бонапарта. Галиция, не австрийская, не российская и не польская, — некая иная, — виделась ему, как составляющая некоей симметрии на Востоке.

Возможно, мышление Императора французов было слишком абстрактно-кабинетным (впрочем, в данном случае уместно было бы вспомнить не кабинет, а походный шатёр). Но у Наполеона было острейшее хищное чутьё — в том направлении, которое в ХХ веке стали именовать термином «геополитика». Это чутьё позволило ему видеть очертания государственных границ будущего, — казалось, совершенно невероятных для того времени. Эти границы, зафиксированные в переписке Наполеона, удивительно точно воплотились через столетие, после новой Мировой войны, после 1918го. Прославленный французский наполеонолог, академик граф Альбер Вандаль (1853+ 1910) писал о проекте Наполеоновской Галиции:

«К несчастью, Наполеон не остановился на этой комбинации; он нашел в ней неудобства и опасности. Он боялся, что Галиция, доверенная Габсбургу, даст увлечь себя в сферу влияния Австрии и сделается ее спутником, – и он быстро перешел к другим проектам. Истинным его желанием было расширить герцогство Варшавское, т. е., то государство, которое существовало только благодаря ему и для него; усилить того помощника в нужде, который выдержал серьезное испытание».

ГЕРЦОГСТВО ВАРШАВСКОЕ : СТРАНА-ИНТРИГА.

** Княжество Варшавское, Księstwo Warszawskie по-польски, или Герцогство Варшавское Duché de Varsovie, Herzogtum Warschau, — на прочих языках; внезапное, тревожное, опасное государство, — возникшее в 1806ом, на востоке Европы, точнее – у врат глубинного Востока: России; то ли – ощеренный пёс, сторожащий эти врата, то ли – кол, которым эти врата заложили снаружи. Страна, созданная благодаря войне, и – для войны.
Княжество это было сотворено – Наполеону благодаря, и всей остальной Европе – вопреки.

Весь мир против нас, и только Император французов и король Италии Наполеон, — возможно, — пока на нашей стороне: это отчётливо осознавали все, в том числе сам Наполеон.

Княжество Варшавское на протяжении всей своей восьмилетней истории – это страна вызов (геополитический), страна-интрига (военная).
Благодаря этому искусственному образованию Наполеон словно взял на абордаж обе восточные Империи – Австрийскую и Российскую ; для обеих существование королевства Польши, небрежно укрытого под наименованием Варшавии, – было нестерпимо.

Высвободилась, развернулась, стремительно вооружается – бывшая прусская Польша; на очереди – австрийская Польша и российская Польша; а за ними – громоздится наполеоновская Великая Армия.

Duchy_of_Warsaw_

** На троне этой страны с 22 июля 1807 года пребывал герцог Фредерик Август I Справедливый (Der Gerechte); он же– Фридрих Август III, король Саксонии.

Саксонский дом, Веттины, — по преданию, (которое, впрочем, тогда было официальной версией), их предок — св. Видукинд, герцог Саксонии. который воевал с Карлом Великим; он умер в 807 году. То есть — в 1807ом считалось, что на троне Саксонии эта династия непрерывно прбывала к тому времени тысячу лет.
Впрочем, и по фиксированным документам эта династия правила страной не менее восьми веков.

Фредерик Август родился в 1750ом. На престол Курфюрста-Электора Саксонии он воссел в тринадцать лет. И побывал ещё — союзником Фридриха Великого в Семилетней войне.
Шестьдесят лет, на двадцать лет старше Бонапарта; для той юношеской эпохи, — маститая старость; а этот король был словно тенью давно прошедших времён, безвозратно ушедшего (казалось, словно не семь лет, а семь веков назад) предыдущего столетия.
Фридрих Август Саксонский имел самые законные права на трон Королевства Польского. Еего дед, Фридрих Август II и прадед, Фридрих Август I – это короли Польши, и одновременно курфюрсты Саксонии. В реестре польских королей они обозначены иначе — Август II Сильный и Август III Сакс. Титулы этих королей были преисполнены наименованиями восточно-славяских русских корон: Dei Gratia rex Poloniae, magnus dux Lithuaniae, Russie, Prussiae, Masoviae, Samogitiae, Livoniae, Kijoviae, Volhyniae, Podoliae, Smolensciae, Severiae, Czerniechoviaeque, — Божией милостью король Польский, великий герцог Литовский, Русский, Прусский, Мазовский, Самогитский, Ливонский, Куявский, Волынский, Подольский, Смоленский, Северский, Черниговский.

Со стороны матери прадедом Фридерика Августа был другой польской король – имя, веявшее былым военным величием Польши, — Ян III Собесский.

FriedrichAugustDerGerechte

В 1791ом восставшая и самовосстановившаяся было Польша приняла конституцию, согласно которой отменена была выборность королей – главная политическая беда прежней Речи Посполитой; согласно акту от 3 мая 1791го была признана наследственная монархия; как только умрёт или отречётся последний выборный король Станислав Август Понятовский, — трон должен был, по Конституции, унаследовать Фридрих Август, курфюрст Саксонский, а затем – его единственная дочь, принцесса Мария Августа Непомуцена Саксонская (которой в то время было семь лет).

На западном краю Европы, в романских королевствах, Наполеон профессионально смещал старые династии — одну за другой, и с откровенным пренебрежением перекраивал границы.
На восточной окраине континента Наполеон, похоже, решил действовать наоборот — как строгий легитимист. В 1806ом он восстановил на троне в Варшаве древний Саксонский дом; в 1809ом корону королевства Галиция он намеревался отдать Габсбургу — сыну и племяннику предыдущих королей.


В 1795ом королевство Польское и Литовское снова было разгромлено и снова разделено: две Империи – Российская и Германо-Римская, и одно королевство – Прусское, — разделили между собой земли государства, когда-то самого обширного в Европе.
В 1806ом была сокрушена Пруссия, и из польских земель, со столицей в Варшаве, отнятых у Пруссии – волей Наполеона было стремительно создано это государство, Княжество Варшавское.
Герцогство Варшавское возникло благодаря поражению Пруссии; тогда Наполеон некоторое время всерьёз размышлял – не уничтожить ли вообще это северное королевство. В договорах, определяющих политическое бытие Герцогства, было тщательно указано: это – не Польша. Официально на всех уровнях варшавянам запрещено было употреблять термин «Польша» и «польский». И одновременно – все понимали: это и есть Польша, — непримиримая, взвихрённая и взбудораженная переделом Европы, древнее королевство, мечтающее стать империей и свирепо распирающее отведённые ей тесные княжеские границы.

** С самого начала считалось: Фридерик Август Саксонский – фигура зыбкая, выдвинутая Наполеоном – на месяцы, на год-два от силы. Нникто не думал, что он усидит на троне Варшавии восемь лет. действительно, и сам постоянно обдумывал – как использовать этот престол. Постоянно сменялись версии французские: или – на княжеский польский трон будет передвинут Жером Бонапарт, король Вестфалии; или – сицилийский король Жоашен Мюрат, муж Каролины Бонапарт; или – даже! – маршал Луи Николя Даву, герцог Ауэрштедтский, свойственник Бонапартов; ему Наполеон доверил устройство Варшавии. Были и другие версии возможных кандидатов: австрийская (один из многочисленных Габсбургов), и российская (цесаревич Константин, великий князь Михаил). Был отмечен даже совсем дикий слух: на трон в Варшаве может быть возведён государственный секретарь Михаил Сперанский, сын сельского попа (якобы — в вознаграждение за профранцузскую политику).
Законным наследником привычно считался много лет вроде бы старший из племянников покойного короля Станислава Августа — князь Станислав Понятовский (1753 + 1833); отстранённый интеллектуал, давно покинувший родину; он жил в основном в Риме и в Вене. Он бесшумно, но отчётливо и последовательно демонстрировал враждебность лично к Наполеону; и в 1809ом оказался де-факто под домашним арестом.
Ближе всех к короне Польши в эпоху Герцогства Варшавского стоял второй племянник покойного короля – князь Юзеф Антони Понятовский (1763 + 1813). И это был не просто один из претендентов на трон.
Именно он создавал новое Войско Польское. С 7 октября 1807го Понятовский, волей Наполеона, — военный министр (ministr wojny) Княжества Варшавского.

Ко всему прочему, князю Юзеф Понятовский весьма деятелен, несомненно – авантюрно отважен, и – обаятелен, красив — не совсем подходящей для кандидата на трон, легкомысленной красотой гусара.
В описываемое время ему уже — скоро пятьдесят лет, он намного старше брутального толстяка Наполеона, — но этот почтенный возраст совершенно не увязывался ни с обликом князя, ни с его утвердивейся прочно репутацией — юного принца, талантливого искателя приключений.

В 1808 князь Юзеф – уже признанное олицетворение нарастающей военной мощи нации, эталон рыцарства, призванного возродить новую Великую Польшу (его манифестантное прозвище в то время – Польский Баярд). Треть офицерства, прежде всего молодые шляхтичи из герцогско-варшавского (после 1806го) поколения– были готовы немедленно развернуть гражданскую войну, чтобы возвести князя Юзефа на престол. Две трети – в основном старшее поколение, ветераны восстания Костюшко, бывшие легионеры республиканской Франции, и сами их легендарные предводители — дивизионные генералы Ян Генрик Домбровский и Юзеф Свинка-Зайончек, — готовы были с оружием в руках не допустить Понятовского к короне его дяди.
По некоторым сообщениям, весной 1807 года одним из самых опасных предводителей противников Понятовского — был молодой бригадный генерал Александр Рожнецкий. И он был весьма опасен — прежде всего своими связями в высшем эшелоне военного командования Франции, и в непосредственном окружении Наполеона. Помимо прочего, Рожнецкий имел доступ к Жоашену Мюрату, (который тогда пребывал в Варшаве). — и пробовал, с его помощью, пошатнуть позиции враждедной партии.
Правда, через два года в Галиции этот же генерал превратился в самого преданного сподвижника принца-министра.
Главной опорой Понятовского был сам Наполеон, — который неизменно подчёркивал своё благоволение к этому польскому принцу. Если верить Мемориалу Святой Елены, — Наполеон утверждал: «Настоящим королём Польши был Понятовский, он обладал для этого всеми титулами и всеми талантами… Это был благородный и храбрый человек, человек чести. Если бы мне удалась русская кампания, я сделал бы его королём поляков»).
В сентябре 1808го маршал Даву, — перед тем, как покинуть Польшу, назначил военного министра князя Юзефа Понятовского на должность Главнокомандующего (Wodz Naczelnej Wojsk Polskich).
После отъезда Даву непосредственно при Понятовском оставался весьма влиятельный военный агент – бригадный генерал Жан Батист Пеллетье барон Империи (Jean-Baptiste Pelletier), (1777 + 1862), — артиллерист, отмеченный Наполеоном во время Прусской кампании. Он делал стремительную карьеру – ещё три года назад он был капитаном. За отличия в сражении под Фридландом он получил чин полковника, и в 1808ом – титул барона; в том же году он был назначен директором артиллерии Княжества Варшавского. Перед самой войной, 4 марта 1809го, он получил чин генерала французской службы (в 32 года), и был назначен инспектором пехоты и артиллерии Княжества. Этот молодой генерал в завоевании Галиции был одним из главных действующих лиц,

Jean-Baptiste baron Pelletier

Jean-Baptiste baron Pelletier

СРЕДИННО-ЕВРОПЕЙСКАЯ ВОЙНА.

В марте 1809го – час пробил: началась война наполеоновской Европы против Австрии.
Австрийские корпуса одновременно двинулись в Италию – на юго-запад, в Баварию – на север, и в княжество Варшавское – на северо-восток.
На протяжении апреля в пяти больших сражениях Наполеон разгромил основные силы, которыми командовал эрцгерцог Карл Людвиг фон Лотаринг-Габсбург герцог Тёшенский, брат Кайзера (третий из двенадцати сыновей Кайзера Леопольда). 13 мая Наполеон занял Вену. И обосновался в резиденции Кайзера, во дворец Шёнбрунн.
На востоке, на варшавском направлении, наоборот, австрийцы действовали, казалось, вполне успешно. В пределы Княжества Варшавского вступил 7ой корпус. Им командовал 27летний фельдмаршал эрцгерцог Фердинанд Карл фон Лотаринг-Габсбург д’Эстэ, принц Моденский, двоюродный брат Кайзера. Это были очень значительные силы: пехотная дивизия (3 бригады, командир – фельдмаршал-лейтенант Людвиг Фердинанд фон Мондет (Ludwig Ferdinand von Mondet, 1748 + 1819 и кавалерийская дивизия (командир — фельдмаршал-лейтенант барон Карл Август фон Шаурот (Karl August Freiherr von Schauroth Schauroth); артиллерия вспомогательные части – всего до 36 000 солдат.
Войско Польское, несмотря на усиленную подготовку на протяжении двух лет, при содействии Франции, — не было готово к отражению таких сил.
В первые недели войны под командованием князя Понятовского было всего около 9 000 штыков и около 5 000 сабель (6 полков варшавской пехоты, 3 уланских полка и 2 конно-егерских (Strzelców Konnych); и ещё — саксонский отряд — 3 батальона пехоты и гусарский эскадрон. Артиллерия насчитывала и 27 орудий).
Уже 18 апреля австрийский корпус занял Варшаву.
19 апреля в сражении в болотистых лесах при Рашине польские войска потеснили корпус принца Моденского. Князь Понятовский сам возглавил штыковую атаку. Это сражение — до сих пор яркий сценарий польского военного эпоса; но в целом это было поражение. При Рашине варшавские войска потеряли около 2000 солдат.
Понятовский отступил от столицы и двинулся к югу. И внезапно отступление превратилось в триумф. Грохув, Радзимин, затем Гура: в этих сражениях австрийцы были разбиты. И вот – развернулся невероятный Майский поход в Галицию.

Варшавские войска не шли, а – мчались, сметая заслоны имперских гарнизонов; это напоминало стремительные накаты молодого Бонапарта, 10-12 лет назад, в Италии.

Для отвоевания огромной страны понадобилось всего две недели. 14 мая 1809 года войска князя Понятовского заняли Люблин, 18 мая – Сандомир, и благодаря этому переправились через Вислу по Сандомирскому мосту. 20 мая после победы при Гуре, князь Понятовский уже атаковал Замощчь. При штурме крепости отличился барон Пеллетье (до этого французский артиллерист участвовал в сражении при Ратшине, и возглавил атаку на мост при Горе).
Тридцатитысячная Галицийская армия князя Понятовского, казалось, истаяла — после разгрома под Варшавой; и вдруг, внезапно, — превратилась в грозную силу и опрокинула столь, казалось, прочный прикарпатский тыл Австрийской Империи.

Księstwo Warszawskie

Księstwo Warszawskie

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)