• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (II)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

ЖОНД. ЦЕНТРАЛЬНОЕ ВРЕМЕННОЕ ВОЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.

** В те дни действительный статский советник Николай Брусилов, виленский гражданский губернатор, писал министру внутренних дел от 26 мая 1809 года — о слухах, бродящих по Вильно:
«… в Варщаве народ ничем более не занимается, как военными приготовлениями, что даже дети, собираясь на улицах. вооружаются палками, деревянными саблями, маршируют и производят всякого рода эволюции. Жители Варшавы очень недовольны вступлением наших войск в Галицию, и предполагали, что это делается для того, чтобы овладеть ею, и потому все состояния выражали ненависть к русскому имени. Многие патриоты ободряют себя тем, что Наполеон не допустит Россию владеть Галицией, а напротив, Литва и прочие польские провинции России будут непременно присоединены к Варшаве; Польша по-прежнему будет восстановлена и возьмет в России все провинции до Днепра».
27 мая 1809 года князь Юзеф Понятовский во главе победоносной армии вступил в столицу Королевства Галиция и и Лодомерия — великий город Лемберг, он же — польский Львув и нынешний Львив.

До сих пор стратегия князя Понятовского была успешной — потому, что была стремительной. Варшавское войско слово не воевало, а путешествовало: внезапные зигзаги по карте, быстрые переходы, — почти перелёты. Театр военных действий в Австрии тоже был непредсказуем: слишком уж огромные силы сошлись в схватке.
Никто не мог безусловно предугадать дальнейшую судьбу — самой Австрии и герцогства Варшавского, — не говоря уж о Галиции.

В первые дни полновластным правителем Львова стал 35летний командир кавалерийской дивизии, — бригадный генерал Александр Антоний Ян Рожнецкий герба Роля (1774 + 1849).
По официальным данным — родился в Варшаве, но, судя по упоминаниям в мемуарах, он появился на свет в Подольский губернии, на три года раньше. Пасынок графа Яна Потоцкого (возможно, его внебрачный сын; семейство графов Потоцких в этой сценарии вообще встречается на каждом повороте сюжета); полуфранцуз (его мать – Людовика д’Алуа (d’Aloy).
Александр Рожнецкий, за год до того произведённый в генералы, — пожалуй, второй полководец Галицийского похода, после князя Понятовского.
Несмотря на молодость, он был уже имел значительное влияние в варшавской армии: итальянский легионер, в 26 лет – полковник французской службы. Сам Наполеон следил издали за его судьбой и возлагал надежды на этого поляка.
Сразу же, 28 мая, явно по протекции Рожнецкого, был назначен глава гражданской власти во Львове — Генеральный Интендант в Галиции: Раймунд Хиацинт Рембелинский герба Любич (1774 + 1841).
Это — многообещающий герцогско-варшавский администратор: в 1807ом он был уже префектом департамента Ломжа, с января 1809го – префект департамента Плоцк. Происходил из семейства, весьма близкого к князьям Понятовским и к князьям Чарторижским.

Покровителем Рожнецкого, ещё со времён Италии, был Андре Массена, герцог де Риволи, Маршал Франции. Он же — покровитель Генерального Интенданта Рембелинского (как указано в биографии последнего, в «Polski Slownik Biograficzny»).
В эти самые дни конец мая и начало июня, маршал Массена, командующий 4ым Корпусом, находился в Вене, рядом с Наполеоном. И был в зените своей воинской славы: 2 мая он разгромил австрийцев в кровопролитном сражении у Эберсберга (что во многом предопределило успешное для Наполеона начало похода – прорыв в Вену); и – главное: 22 мая именно Массена, по сути, спас положение в генеральном сражении у Асперна и Эсслинга, когда сам Наполеон потерпел серьёзное поражение. Через месяц, в решающем сражении при Ваграме, снова решил исход битвы, определили победу, по мнению многих специалистов – тот же Массена.
Примечательно следующее: Андре Массена с 1804 года входил в Высший совет (Suprême conseil) масонства французского ритуала, и более того: в описываемое время (1808-09) — он, по некоторым сообщениям, претендовал на главную роль в масонстве Франции. Егот должность — Великий представитель Великого Магистра Высшего Совета (grand représentant du grand maître du Suprême conseil).
Благодаря именно усилиям маршала Массена, две масонские структуры Империи — Высший совет и Великий Восток Франции, — объединились; под влиянием Массена трон Великого Магистра занял брат Императора — Жозеф Бонапарт (с 1808го — Хосе Наполеон I, король Испании и Обеих Индий).
Массена занимал пост почётного венерабля в половине ведущих лож Франции. Он состоял также в элитной парижской ложе Святой Каролины (de la Sainte Caroline) , которую создал сам Жоашен Мюрат, с прошлого года — король Обеих Галиций.

Ложа была названа в честь его жены, Каролины Бонапарт, сестры Императора; и входили туда лица, которые могли рассчитывать на покровительство знаменитого короля-солдата Жоашена Наполеона I.

Генерал Александр Рожнецкий также был масоном высшего посвящения. Через год, в 1810ом, сразу после восстановления масонского Капитула Великого Востока в Герцогстве, генерал Рожнецкий занял там значительные позиции; с 1816 он де-факто возглавил Великий Восток Королевства Польского (Wielkiego Wschodu Narodowego Księstwa Warszawskiego), в 1821ом — Великий Магистр Великого Востока Польши.
Второй пост в иерархии, — Великий Надзиратель Великого Востока, — тогда же, с 1819го, занял Раймунд Рембелинский, интендант Обеих Галиций. Также – высокопоставленный масон; во время описываемых событий — член ложи Альбертына к Доскональношчи.

**
** Сразу после занятия Львова был заново созван комитет, олицетворяющий местное — самоуправление: Дозор Станув Крайовых.
Stany Krajowy, Станы Крайовы, или Галицийский Становой Сейм Королевства Галиция и Лодомерия — это местный парламент, точнее — архаичный прообраз парламента. Это была, по сути, замкнутая шляхетская корпорация; в основе этой конструкции была классическая средневековая триада: палаты Магнатская, Рыцарская и Духовная; четвёртый уровень, Городская палата, почти не имела влияния на дела, и доступ туда для горожан был весьма затруднён.
Галицийская шляхта оберегала по мере сил свой Сейм. Но это было непросто, в новейших условиях: в последний раз Станы собирались во Львове — за двадцать лет до создания Королевства Обеих Галиций, в 1788 году. Далее австрийское правительство всеми силами из года в год замораживало и тормозило созыв нового Сейма. Хотя Станы и не были упразднены официально
Воссозданием Сейма занялся по-кавалерийски решительно, генерал Александр Рожнецкий. На третий день после вступления в город, 30 мая, — по его распоряжению собрался Дозор Станов (то есть — парламентский комитет). Был назначен Презес Дозора, — то есть глава правительства Галиции и Лодомерии: 80летний отставной генерал-майор польской коронной службы — граф Теодор Потоцкий герба Пилява (hrabia Teodor Potocki herbu Pilawa 1730 + 1812).

(В родословной графов Потоцких он ошибочно именуется — «prezes Rzadu Tymczasowego Galicji» в 1809ом, и эта информация кочует по разнообразным текстам).

Этот престарелый магнат, действительно, пользовался всебщим уважением, во всех польских землях, даже в Литве; могучая фигура в политических потрясения Речи Посполитой 1760х-80х, деятельный посол на знаменитых Сеймах в Варшаве, один из предводителей Барской Конфедерации, бывший воевода Бельский.
Кроме того, граф Теодор Потоцкий обладал по-прежнему огромным состоянием; помимо прочего, ему принадлежали два украинских города, по обе стороны границы: Смотрич, в российской Подолии и Городенка, в Станиславовским циркуле.
Под наблюдением Рожнецкого было сформировано первое местное правительство: вице-презес и пять концыляжей (konsyliarz), главы ведомств. Пост вице-презеса занял Францишек Млоцкий герба Правдзиц (Franciszek Młocki herbu Prawdzic 1730 + 1812), тоже 80летний старец, бывший каштелян Волынский, а до того — хорунжий черниговский.
Два почтенных но древних старика, призраки былого величия, не могли уже овладеть шляхтой в эти напряжённые военные дни.

(Оба, Презес и Вице-Презес, — умерли через три года, почти одновременно: граф Теодор Потоцкий — 8 августа 1812 года, каштелян Францишек Млоцкий — 26 сентября 1812го).

Галицийская шляхта поддержала сразу резко выступила против управления Интендантства.
Оппозиция возникла в первые же дни: ещё до взятия Львова, 26 мая, признанный лидер львовского общества, бывший Маршалек последнего Сейма, — граф Игнатий Миончинский герба Сухе Комнаты, отказался участвовать принять пост Презеса нового правительства, если Рожнецкий и интендант Рембелинский будут вмешиваться в какие-либо гражданские дела. Этот деятель, чрезвычайно влиятельный и деятельный, — мгновенно превратился в лидера местной львовской оппозиции.

** Это призрачное правительство, — Дозор, — продержалось всего три дня. И с облегчением самоупразднилось. На смену 80летнему графу Потоцкому пришёл новый премьер-министр: носитель столь же громкого имени, но — почти на полвека моложе.

2 июня был учреждён Rzad Centralny Wojskowy Tymczasowy Obojga Galicji — Центральное Военное Временное Правительство Обеих Галиций.

Конструкция эта была, конечно, весьма непрочной: соорудили её всего за пять дней, и — в ситуации, когда будущее было совершенно неведомо.

Временное Военное Правительство не было воплощением воли князя Понятовского; скорее, наоборот: оно возникло именно как протест на грядущее полновластие пришельцев с севера.

В первые дни Временное Военное Правительство включало в себя пять отделов: Юстиции, Внутренних Дел, Государственного Имущества, Военных Дел, Полиции (соответственно:
Wydzial Sprawiedliwosci, Wydzial Spraw (Potrzeb) Wewnetrznych,
Wydzial Skarbu,
Wydzial Potrzeb Wojennych,
Wydzial Policji).
Затем были созданы ещё четыре административные структуры: Администрация национальных имений и лесов, Комиссия по Надзору над Образованием, Народным Просвещением и Делами Религиозными; Комиссия по Руководству Почтами и Счётная Палата.
(Administracje Dobr Narodowych i Lasow, Komisje Nadzorcza nad Edukacja, Oswieceniem Publicznym i Sprawami Religijnymi, Komisje Dozorcza Poczt, Izbe Obrachunkowa).
Вся местная администрация, впрочем, осталась неизменной. Австрийские учреждения продолжали свою работу.

** Возглавил правительство Презес – 34летний граф Станислав Костка Замойский герба Елита, Stanislaw Kostka Zamoyski (1775 + 1856).
С 1808го он — действительный тайный советник и действительный камергер Австрийской Империи, это – высшие гражданские звания.
Граф Станислав Костка Замойский, что очень важно, — глава своего рода, и — почти владетельная особа: Двенадцатый Ординат на Замошьчье (XII ordynat na Zamościu).

Stanisława_Kostki_ZamoyskiegoЗамойские герба Елита – галицийский род, по давнему происхождению — даже русинский, русский; с XV века их владение — Замостье, — южная окраины средневековой Червоной Руси, или Холмщины. Замойская ординация, практически — на протяжении столетий, — полунезависимое государство.
Центр владения — город Zamość, Замошьчь, основанный в 1580ом. Во время описываемых событий, Галицийской войны, – сильная крепость, ключевой стратегический пункт, своего рода — палладиум: у кого Замошьчь, тот и правит Галициями.

Отец его — граф Анджей Иероним Замойский, Канцлер Великий Коронный, мать — Констанция, урождённая княжна Чарторыйская, дочь князя Станислава Костки Чарторыйского. К тому времени 34летний граф Замойский — отец шестерых детей; старшему сыну уже десять. Его жена (с 1798го) — княжна София Чарторыйская, księżniczką Zofią z Czartoryskich (1780 + 1837).
Стало быть, премьер-министр Королевства, граф Станислав Костка Замойский — близкий родич военного диктатора, князя Юзефа Понятовского (бабушка принца-военного министра — урождённая княжна Констанция Чарторыйская; а жена графа Замойского – троюродная сестра Понятовского).

Формирование Временного Правительства началось уже после манифеста о его появлении. К сожалению, пока не удалось найти сведений, которые позволили бы уточнить распределение министерских постов (председателей отделов, или комиссий) в правительстве Обеих Галиций.
Достоверно известно, что пост презеса Военного отдела занял граф Юзеф Вьельгорский, пост презеса Счётной Палаты — князь Мацей Яблоновский, начальником отдела полиции стал Марцин Бадени, пост презеса отдла Юстиции — Франтишек Грабовский. Ведомство просвещения и религиозных дел возглавил каноник Юзеф Кожьмян. По некоторым сведениям, пост министра внутренних дел сохранил за собой премьер-министр граф Станислав Замойский, пост министра государственных имуществ, возможно, занимал Тадеуш Матушевич (через год — министр государственных имуществ Герцогства Варшавского).

** Итак, подробнее.
С 8 июня 1809 пост шефа Отдела Военных Дел (szef Wydziału Potrzeb Wojennych Rządu) занял бригадный генерал граф Юзеф Вьельгорский герба Кердейя (1759 + 1817) – уроженец Волыни. Суровый наполеоновский ветеран, итальянский легионер; он служил под знамёнами генерала Буонапарте в самом начале его пути, и был произведён в звание бригадного генерала французской службы ещё в 1797 году. Он много лет спокойно жил в отставке, но, как только началось вторжение австрийцев – по вызову князя Понятовского прибыл к войскам.
Это назначение, несомненно, исходило из штаба варшавской армии: граф Юзеф — брат покойного генерала Михала Вьельгорского, ближайшего сподвижника и друга юности князя Юзефа Понятовского, и сам принадлежал к комполту ближайших сподвижников князя.
На должность Войскового Коменданта Обеих Галиций был назначен престарелый бригадный генерал Каэтан Хебдовский (Kajetan Hebdowski ( 1746 + 1834), герой войны 1792-94, давний друг князя Понятовского, в 1807ом — его начальник штаба.
2 июля (когда штаб переместился в Краков, а правительство пребывало в Замошче) его сменил молодой офицер, прибывший недавно из Варшавы, полковник Юзеф Хорновский герба Корчак.
(Про него речь пойдёт далее).

Józef Wielhorski herbu Kierdeja

Józef Wielhorski herbu Kierdeja

Отдел юстиции (stanowisko radcy wydziału sprawiedliwości) возглавил Францишек Грабовский герба Топор (Franciszek Grabowski 1750 + 1836), из видной магнатской семьи Люблинского воеводства.
Отдел Полиции возглавил Марцин Бадени герба Боньча (Marcin Badeni herbu Bończa 1751 + 1824), — местный, из старинной галицийской шляхетской семьи: его предки с XVII века жили в Львове; бывший австрийский комиссар полиции.
Комиссия надзора над Образованием, Просвещением Публичным и Религиозными Делами (Komisje Nadzorcza nad Edukacja, Oswieceniem Publicznym i Sprawami Religijnymi) — возглавил презес — каноник Юзеф Шчепан Кожмян герба Налэнч, (Józef Szczepan Koźmian herbu Nałęcz 1773 + 1831), родом из Люблинского повята. До этого служил в Капитуле Люблина, и был известен как поэт. (После недолгой политической карьеры в Галиции этот молодой каноник сделал серьёзную карьеру в Церкви: с 1818 года — епископ-суффраган Люблинской епархии, с 1823 — епископ Куявский и Калицкий, сенатор Королевства Польского).
Во главе Комисси Наблюдения за Почтами и Счётной палаты (prezes Komisje Dozorcza Poczt i Izbe Obrachunkowa) — князь Мацей Яблоновский герба Прус III, (Maciej Jabłonowski książę, herbu Prus III, 1757 + 1844), отставной ротмистр польской службы.
Генеральный секретарь Правительства — Максимилиан Левицкий герба Рогаля (Maksymilian Lewicki z Lewiczyna h. Rogala), — тоже из коренной галицийской семьи, весьма известной во Львове. Он вскоре оставил должность.
Следующий секретарь — Изидор Петруский герба Старыконь (Izydor Pietruski z Siemuszowy h. Starykoń + 1848), помещик Стырйского циркула, сын презеса судов шляхетских в Люблине и Станиславове.
(Спустя 20 лет он — виднейший деятельно польского движения в Галиции: в 1830 — презес Комитета Польского во Львове, посланник мятежного правительства Королевства Польского).
По образу Речи Посполитой, была создана экзотическая должность, — референадрий (референдарж) военный и гражданский; он должен был обеспечивать продвижение жалоб на высший уровень. В условиях 1809 года референдарий осуществлял важнейшую функцию — он стал, по сути, представителем князя Понятовского при Центральном Временном Военном Правительстве.
Этот пост занял деятель, весьма примечательный, — Анджей Михал Городыский герба Корчак (Andrzej Michał Horodyski herbu Korczak 1773 + после 1847 до 1857).
Он происходил из червоно-русской семьи, из Холмщины; уроженец Волыни, сын мечника Киевского, помещик Волынской губернии;

то есть — он воплощал собой интересы даже не галицийской, а украинской шляхты.

Анджей Городыский был аплогетом Великой Польши. В феврале 1807 года он возник в Варшаве и там пробился на аудиенцию к Наполеону: он изо всех сил старался уговорить Императора немедленно вторгнуться в пределы России, ввести войска на Волынь и Подолье. Городыский якобы был представителем комплота волынской шляхты, которая готова была восстать немедленно — навстречу экспедиции Великой Армии. Наполеон в то время был весма заинтересован этим проектом. Но не осуществил его, потому что война с Россией вскоре завершилась.
Ещё раньше, в 1790х, Анджей Городыский был одним из лидеров якобинского движения в Польше; он — соучредитель Товарищества Республиканцев Польских. Несмотря на то, что убеждения его вроде бы изменились (теперь референдарий был верным сторонником князя Юзефа Понятовского, претендента на трон). За его спиной вставала тень духовного вождя восточных якобинцев, — о. Гуго Коллонтая. Городыский был не только последователем, но и близким другом знаменитого красного каноника.
При этом, как известно, Городыский во время галицийских событий — терпеть не мог лично Наполеона; (он невзлюбил Императора, видимо, из-за отклонения проекта похода на Житомир в 1807ом).

(В 1831ом Городыский тоже вознёсся до вершин Большой Истории: во время войны он — министр иностранных дел мятежного Жонда Королевства Польского).

Ещё один член Временного Правительства Обеих Галиций, — персонаж, несомненно, весьма значительный, — это Тадеуш Викторин Матушевич герба Лэбендз (1765 + 1819).
Он — если присмотреться, единственный в этом правительство иноземец, северянин. По рождению — , литовский (то есть белорусский) шляхтич, из Брестского повята, сын каштеляна Берестейского, бывший депутат Гродненского сейма.
Это — профессиональный политик, последовательный апологет Польского Реванша; его имя высветилось ярко уже во время войны 1794 года: тогда он — член Высшего Национального Совета, (мятежного правительства), и, несмотря на то, что не имел никакого отношения к военной службе, — некоторое время возглавлял отдел военных нужд. То есть — был военным министром в правительстве Костюшко.
Особенно важно в данном случае — следующее: Матушевич на протяжении многих лет был преданным агентом семейства князей Чарторыйских, и действовал всегда — в их интересах.
Присутствие этого литвина в галицийском Жонде, в тесном кругу карпато-русской шляхты, — достаточно необычно. Но именно деятельный и деловитый Матушевич, судя по всему, стал элементом, который превратил Временный Военный Жонд Королевства — в действующий механизм.
(Уже через год (с 30 сентября 1810) — Тадеуш Матушевич занял пост Министра Скарбу (государственных имуществ) Герцогства Варшавского).

** Известны имена ещё более десятка членов Временного Центрального Военного Правительства Обеих Галиций.

Яцек Фредро герба Боньча (Jacek Fredro herbu Bończa 1770 + 1828), крупный помещик Львовского повета, из известной львовской семьи (карпато-русского происхождения), видный впоследствии галицийский деятель, будущий австрийский (галицийский) граф.
(И прапрадед легендарного архонта современного украинского христианского национализма — митрополита Андрея графа Шептицкого).

Ян Уруский герба Сас (Jan Uruski herbu Sas + 1837), позже — великий подскарбий Галиции, из древней карпато-русской фамилии.
Юзеф Добек Дзержковский герба Старжа (Józef Dobek Dzierzkowski herbu Starza 1764 + 1830), доктор философии, — тоже из коренной русинской шляхты, виднейший львовский адвокат, (он также был известен как историк и библиофил).

Граф Ян Амор Тарновский герба Лелива (hrabia Jan Feliks Amor Tarnowski, 1777 + 1842), писатель, историк, коллекционер, эстет; эта семья — в средние века грозная, магнатская, столетиями владела обширными землями в Галиции.

в память о ней остались города — Тарнополь, ныне областной центр, а также Тарноград, Тарнобжег и прочие.

Был заново создан суд высшей инстанции — Рада Сондова Апеляцыйна; его возглавили судьи, прочно известные во Львове: Ян Батовский герба Тжи Зенбы (Jan Batowski z Batowa h. Trzy Zęby) и Пётр Оржехович герба Окша (Piotr Orzechowski h. Oksza).

Tadeusz Wiktoryn Matuszewicz herbu Łabędź

Tadeusz Wiktoryn Matuszewicz herbu Łabędź

Биографии и родословные членов Временного Правительства Королевства Обеих Галиций — это ключ к шифрограмме Большой Истории. Практически не замеченный исследователями последних двух столетий, для которых слишком незначительным кажется всё это Королевство, не говоря уж об отдельных персонажах.
Варшавские дивизии князя Понятовского, захватившие в мае 1809го запад современной Украины, — это, несомненно, были польские войска. Но вот правительство, дву-галицийский Жонд — это явление не совсем польское, и, если присмотреться — совсем даже не польское. Все члены Жонда — уроженцы Восточной Галиции; почти все — потомки старых русских (русинских) шляхетских фамилий; римо-католики, для которых родной язык — польский; но, тем не менее, это некая чётко очерченная, обособленная этническая общность.
Более того Члены Жонда тесно связаны с украинскими губерниями, у их обширные родовые поместья на Волыни и Подолии.
Лидеры Жонда, — прежде всего граф Станислав Замойский, — решительные сторонники суверенной Галиции.
Конечно, открыто выступать против военных, раззадоренных войной, — не так легко. Граф Замойский и его единомышленники гласно апеллировали к проекту предельной автономии Обеих Галиций в составе будущей Польши.
Но у них есть некое магическое орудие, палладиум, который может действительно сотворить независимую Галцию, если пожелает. Этот палладиум — Наполеон, Протектор Обеих Галиций.

В последующие месяцы, когда штаб князя Понятовского прибыл в Краков, всё было ясно: под сапогами пехоты, под копытами кавалерии, под колёсами орудий и обозных фур — польская земля, Малая Польша, грубо отрезанная от Великой Польши усилиями иноземных правительств. Но вот в перые недели, в июне, когда князь Понятовский обосновался было в великолепном Львове, когда варшавские коменданты и интенданты осваивали Станиславов, Тернополь, Стрый, Самбор, Золочев, Дорогобыч, Жидачев, Броды, — всё было весьма неоднозначно. Обозначилась некая иная, неожиданная политическая реальность: смутные очертания страны под названием Галиция. И соответствующая нация, галицийская, галичанская, — выявила если не волю свою, то, по крайней мере, факт своего существования.

ОТХОД В МАЛУЮ ПОЛЬШУ.

** В ночь со 2 на 3 июня – как раз когда было провозглашено Временное Правительство Галиции, — эрцгерцог Фердинанд д’Эстэ вывел свой корпус из Варшавы. Как выяснилось, пребывание замерших в ожидании австрийских дивизий в столице Княжества было просто бессмысленно. К тому же возникла новая угроза: со стороны Познани выступил только что созданный варшавский корпус, который командовал легендарный старик — дивизионный генерал Ян Генрик Домбровский герба Домбровски. Корпус Фердинанда двинулся вслед за Понятовским, на юг – в Галицию.
5 -7 июня 1809го австрийские войска штурмовали крепость Сандомир: это были ворота в Галицию. Но – безуспешно. Командующий силами обороны, бригадный генерал Михал Сокольницкий герба Новина, — опытный легионер, (один из немногих офицеров, вернувшихся с острова Сан-Доминго), крепко держал город, сколько было сил.

11 июня — сражение под Едлиньском и Янковичами (Bitwa pod Jedlińskiem); варшавская сводная группа, (которой командовал дивизионный генерал Юзеф Зайончек герба Свинка) — была разгромлена австрийским корпусом; это было первое и последнее поражение доблестных варшавских войск на театре Восточной Галиции.

12 июня передовые части российской 9ой дивизии сблизились с войсками Понятовского у реки Сан, недалеко от Сандомира. В это время у Сандомира шло ожесточённое сражение. Но генерал-лейтенант князь Аркадий Суворов-Италийский, командир авангарда, снова задержал наступление, и 18 июня Сандомир пал. Генерал Михал Сокольницкий, вышел на условиях почётной капитуляции, с 5000 солдат, и вскоре соединился с корпусом Домбровского.
Эрцгерцог Фердинанд вступил в Галицию. Это решило судьбу проекта независимого королевства.
На другой день после падение Сандомира, 19 июня, войска князя Понятовского вышли из Львова;

…этому способствовало, помимо прочего, ультимативное давление якобы союзного российскго командования.

Жонд Центральный в полном составе выехал из столицы, вместе с войсками. 20 июня его пристанищем стал городок Жолкев (нынешний — Жолква, Львовской области, Украина). 22 июня Жонд приехал в Хелм (сейчас — поветовый город Люблинского воеводства, Польша). На неделю этот городок, в те времена совсем небольшой, заглохший, стал резиденцией правительтства обширного королевства.

В этом заключалась некая изысканная историческая симметрия: в 1240х этот же город, — Холм, тогда вполне процветающий, — был некоторое время столицей Галицкое-Владимиро-Волынского княжества (оно же — Галиция и Лодомерия); туда перебрался, спасаясь от Орды, князь Данило Романович, будущий король Русский.

С 1 июля Жонд обосновался в городе Замошьчь, столице Замойского ордината, владений своего Презеса, графа Станислава Замойского.
Там Центральный Жонд пробыл до 21 июля. Затем — город Люблин. Там дву-галицийское правительство пережило уничтожение Королевства (октябрь), и обитало до своего официального упразднения, 31 декабря 1809 года.
Через два месяца после окончательно исчезноваения Королевства Обеих Галиций, по указу герцога от 24 февраля 1810 года — на восточной окраине отоёванной Галиции создан Люблинский департамент.
Он был разделён на десять повятов; из них половины — Хелмский, Красноставский, Грубешовский, Замойский, Тарногородский, — это, собственно, не малопольские, а восточно-галицийские земли.
Именно из-за событий 1809 года они навсегда отпали от Восточной Галиции (которая ныне идентифицируется как Украина), и вошли в состав Западной Галиции (современная Польша).
Внутри этих повятов укрылась средневековая Червоная Русь (она же Холмская Русь, Забужье); здесь больше половины населения, да и значительная часть шляхты — это не поляки, а русины, по вероисповеданию — греко-католики.
Департамент возглавил бывший министр Обеих Галиций, теперь люблинский префект — князь Мацей Яблоновский.
Здесь же обитал, в своих замойских владениях, бывший презес Временного Правителтства — граф Станислав Костка Замойский. Здесь же под его покровительством служил на приходе каноник Юзеф Кожьмян, тоже дву-галицийский министр.

Таким образом, Люблинский департамент — непосредственное продолжение истории Королевства Обеих Галиций, если не государственно-политической, то — этнополитической. Это наполеоновское наследие исподволь спровоцировало многие события ХХ века.

РАСПОСТРАНЕНИЕ КОРОЛЕВСТВА.

** * Обозначился уже к наачалу июня весьма опасный идеолог галицийского сепаратизма: каноник Гуго Коллонтай герба Котвица (1750 + 1812), — бывший министр финансов и коронный подканцлер мятежного правительства 1791-92 годов.
Это было грозное имя. В 1790х он считался чем-то вроде несостоявшегося польского Робеспьера, вождя политических радикалов, Товарищества Республиканцев Польских (хотя и выступал за наследственную монархию, которая могла бы уравновесить опасность тирании). О. Гуго семь лет пробыл в австрийских казематах, и в 1809ом вернулся уже из российской ссылки (два года — в Москве: экс-подканцлера подозревали в том, что он работает на разведку Франции и состоит в личной переписке с Наполеоном).
Сам о. Гуго Коллонтай летом 1809 года был за пределами театра военных действий: жил в Кременце-Подольском, в пределах России. Но и оттуда он, судя по всему, оттуда оказывал значительное воздействие на сотворение Наполеоновской Галиции. Видимо, не без его влияния молодая шляхта именно из Подольской губернии ринулась в Галицию и составила значительную часть Войска Галицийско-Французского.

Ks. Hugon_Kołłątaj

Ks. Hugon_Kołłątaj

10 июня была сформирована во Львове местное депутатское собрание — Рада Заступна Крайова. Был избран тот же Презес — граф Игнацы Миончинский.

 Ignacy hrabia Miączyński herbu Suchekomnaty

Ignacy hrabia Miączyński herbu Suchekomnaty

Это была весьма влиятельная в Восточной Галиции персона; бывший маршалек Станов Галицийских (marszałek Stanów Galicyjskich). Бывший вице-маршалек Станов Галицийских — доктор Юзеф Добек Дзержковский; в 1809ом тоже вошёл в состав Временного Правительства Обеих Галиций.
Львовская Рада, воссозданная под председательством Маршалка Станов, — это была попытка воссоздания парламента.
Граф Игнацы Миончинский герба Сухе Комнаты (hrabia Ignacy Miączyński herbu Suchekomnaty 1760 + 1809), родом из Люблинского повята, где владел большим поместьем; основные его владения были в Львовском округе: городки Маркополь и Тартаков, село Клодница, а также село Заложце Тернопольского оруга; также графу Миончинскому принадлежали большие имения в российских пределах, на Волыни.

** Ещё 27 мая 1809 от основных сил в районе города Замошьче отделился небольшой конный отряд, эскадрон 3го уланского полка — около 250 сабель; командовал им 32летний шеф д’ эскадрон (майор) Пётр Стржижевский (Piotr Strzyzewski 1777 + 1854).
Известно о нём до сих пор — мало. Из незнатной служилой шляхты, отец — регент Маршалковского Коронного суда. Родом — из Великой Польши, скорее всего из Сандомирского повята.
Во время войны против России, в 1790х — служил в пехоте, побывал в сражениях, поручик, потом в отставке. Самая яркая и странная точка короткой биографии: в 1806ом в Познани с ним кортко беседовал Император Наполеон. После этого — вступил в кавалерию в Кракове, участвовал в формировани полка в Силезии, в городе Жарки. В 1809ом — с первых дней в боях. Герой битвы при Рачине (где он был контужен в голову).
После оставления Львова этот скромный майор на три месяца оказался на вершине иерархии Большой Истории, — по крайней мере, если речь идёт об истории рассматриваемого здесь Королевства: он — партизанский диктатор Лодомерии (она же — Западная Подолия).
Благодаря ему власть Наполеона в украинских землях держалась, так или иначе, — полгода.

Затем Пётр Стржижевский получил чин полковника, и в 1810ом женился на графине Эмме Потоцкой; это было бы недоступно офицеру из незначительной шляхты, но стало возможно — для национального героя, диктатора Западной Подолии. По завершении наполеоновской эпопеи Пётр Стржижевский прожил, уже в российском подданстве, жил ещё сорок пять лет — в полном забвении: обычный наполеоновский ветеран с половинной пенсией.

28 и 29 мая эскадрон стоял во Львове. Там генерал Рожнецкий инструктировал Стржижевского и отправил дальше. К российской границе.
Со своим отрядом майор Стржижевский быстро продвигался на восток. Он занял город Сокаль, затем поветовый город Броды, потом городок Злочув (Sokal, Brody, Zloczow). В первые же дни июня были наскоро созданы административные органы Королевства Обеих Галиций — в городах и в округах (циркулах): временные Жонды. Без сопротивления под власть Королевства вошли циркулы Злочов, Жолква, Брежаны, Тарнополь и Залещики.
В Злочовском циркуле Временный Жонд возглавил шамбеллан Томаш Домбский герба Годземба (Tomasz Dąmbski z Dąbia h. Godziemba 1740 + 1829) , бывший депутат Галицийского Станового Сейма, бывший кравчий короля Польши.
В Тарнополе и Тарнопольском циркуле Временный Жонд был создан уже 28 мая; презес — Михал Конопка герба Новина (Michal Konopka).
В Станиславуве был сформирован Временный Жонд только 6 июня. Временным Жондом руководил отставной генерал-майор польской коронной службы — граф Теодор Потоцкий герба Пилява (hrabia Teodor Potocki herbu Pilawa 1730 + 1812).

РУССКИЙ КОРПУС НАПОЛЕОНА.

Сергей Голицын

** За два года до этих событий, 25 июня 1808 года в Тильзите, на восточной границе Пруссии, был подписан договор: союз двух Империй, Западной и Восточной. Секретные статьи этого трактата предполагали непосредственно военный союз против любого общего врага.
На протяжении всего 1808 года шла зашифрованная переписка между Парижем и Петербургом: Александр Всероссийский и Наполеон Французский сидели над картами, кажды в своей столице, делили континенты. Предполагался раздел Османской Империи, разграничение на Средиземноморье, французско-российская экспедиция в Индию. Императоры не могли договорится о портах Леванта и о Константинополе.

Когда развернулась Австрийская война 1809 года — Россия была прочным военным союзником Франции.

5 апреля 1809 года Император Александр отдал приказ о движении в Галицию.
Командующим сводного корпуса был назначен 60летний генерал от инфантерии князь Сергей Фёдорович Голицын.
Странное это было назначение: князь был далеко не лучшим из российских полководцев, и давно уже, с 1804го, был в отставке.
Этот екатерининский генерал, (произведённый в чин генерал-майора ещё в 1779 году) женатый на племяннице князя Потёмкина-Таврического, — сделал добротную карьеру, хотя и не был каким-либо выдающимся полководцем, разве что — усердым исполнителем приказов; он побывал на двух Турецких войнах, отличился при Очакове и Мачине; наивысшее его достижение – командование корпусом в войне против Польши в 1794ом. До того времени князь Сергей Голицын считался молчаливым, но упорным противником союза с Наполеоном.
В мае к корпусу князя Голицына прибыл особо доверенный агент Императора Александра — генерал от инфантерии князь Дмитрий Иванович Лобанов-Ростовский (1758 + 1838); он до февраля 1809го занимал высокий пост петербургского генерал-губернатора.
Князь Дмитрий Лобанов-Ростовский был известен тем, что в 1807ом лично вёл переговоры с Наполеоном и был одним из главных действующих лиц договора в Тильзите.
К началу мая в Малороссийскую губернию вступил российский корпус, — очень значительный, более 40 000 штыков.
(На десять тысяч больше, чем войска князя Понятовского).
В него входили 4 пехотные дивизии полного состава (9я, 10я, 18я, 24я (переименованная во время похода в 25ю)), и два кавалерийских корпуса – 1ый (барона Меллера-Закомельского) и 2ой (барона Корфа).
18 мая 1809го Александр подписал приказ о наступлении против Австрии.
Командование Корпуса тянуло время ещё две недели, под разными предлогами (как и желал втайне уклончивый Царь). Но, наконец, 3 июня – на следующий день после того, как Наполеон стал протектором Обеих Галиций, — 20 000 русских солдат вступили в пределы Галиции. В авангарде двигалась 9я пехотная дивизия, далее – 10я: ими командовали соответственно генерал-лейтенант князь Аркадий Суворов-Италийский и генерал-лейтенант князь Андрей Горчаков
(первый – сын, второй – племянник Генералиссимуса Суворова).
Затем в поход вступила 18я дивизия (командир – генерал-лейтенант Фёдор фон Левиз оф Менар). Численность Корпуса на театре боевых действий достигла 30 000 (по другим сообщениям, до 40 000) штыков.
Огромный резерв – 10-15 000 штыков – встал на границах на Волыни и в Подолии. Им командовал недавно произведённый генерал-майор Алексей Ермолов.

** Князь Понятовский с самого начала старался скоординировать действия с русскими, договориться о противостоянии эрцгерцогу Фердинанду – но тщетно.
Российские дивизии осторожно продвигались по правому берегу Вислы, тщательно уклоняясь от любых столкновений с австрийцами.

** В ночь со 2 на 3 июня – как раз когда было провозглашено Временное Правительство Галиции, эрцгерцог Фердинанд д’Эстэ вывел свой корпус из Варшавы, — как выяснилось, пребывание замерших в ожидании австрийских дивизий в столице Княжества было просто бессмысленно. К тому же ему начал грозить со стороны Познани только что созданный корпус генерала Яна Домбровского.
Корпус Фердинанда пошёл вслед за Понятовским, на юг – в Галицию. 5 -7 июня 1809го австрийские войска штурмовали крепость Сандомир: это были ворота в Галицию. Но – безуспешно. Командующий силами обороны, бригадный генерал Михал Сокольницкий герба Новина, — опытный легионер, — в частности, один из немногих офицеров, вернувшихся с Гаити, — крепко держал город, сколько было сил.
12 июня передовые части 9ой дивизии сблизились с войсками Понятовского у реки Сан, недалеко от Сандомира. В это время у Сандомира шло ожесточённое сражение. Но генерал-лейтенант князь Аркадий Суворов-Италийский, командир авангарда, снова задержал наступление, и 18 июня Сандомир пал. Генерал Михал Сокольницкий, вышел на условиях почётной капитуляции, с 5000 солдат, и вскоре соединился с корпусом Домбровского.
Эрцгерцог Фердинанд вступил в Галицию. Это решило судьбу проекта независимого королевства.
На другой день после падение Сандомира, 19 июня, Временное Правительство Галиции покинуло Львов и отбыло на запад. 1 июля оно обосновалось в Замосце.

ВОЛЫНЬ И ПОДОЛИЯ.

** О событиях первой половины 1809 года граф Вандаль писал: «Для России ясно было, что происходящим на ее глазах возрождением Польши затрагиваются ее жизненные интересы; что опасность угрожает ее единству, и она не на шутку встревожилась за обладание провинциями, которые достались на ее долю при трех последовательных разделах. Надо сознаться, что прискорбные и характерные симптомы оправдывали ее опасения. Возмущение не ограничилось Галицией. Оно перешло русскую границу: опасное брожение началось на Волыни и в Подолии. В некоторых уездах исчезла вся молодежь: все бежали в вольную страну и поступали под знамена Понятовского. Ни надзор властей, ни объявленные строгие наказания не могли помешать эмиграции. В Каменец-Подольске увлечение было так сильно. что правительственные чиновники, поляки по происхождению и чувствам, исчезли все сразу, так что присутственные места опустели и должны были закрыться. … Заокраинная Польша как бы присасывала к себе ту часть Польши. которую поглотила Россия…».
Польские радикалы (а именно они преобладали среди офицерства), — строго говоря, не были даже консерваторами, стороннками восстановления прежней Речи Посполитой. Их обуревали наполеоновский дух, мальчишеское непримиримое стремление к переустройству планеты.
Наполеон отвергал опыт королевской Франции, и использовал для формирования «имперской идеи» фантасмагорические образы метаистории: во времена Консульства это был республиканский Рим
( а вдоль границ Франции быстро формировались республики с древнеримскими названиями — Батавская, Гельветическая, Цизальпинская, Тиберинская, Транспаданская, Партенопейская и тд.; экспедиция в Египет — тоже часть великоримского проекта).
После 1804 года в наполеоновской идеологии стали явственно просматироваться артефакты Франкской Империи Карла Великого.
В Польше тоже происходило нечто подобное.
Летом в Варшаве появилась брошюра — «Размышления о герцогстве варшавском» (Uwagi nad xiestwem Warszawskim); там автор-аноним размышлял: Цизальпинская республика была началом создания Итальянского королевства; так же и Варшавия «составляет начало к образованию Сарматской империи, которую Наполеон намерен образовать из польского королевства и западных областей России».
В России в эти напряжённые месяцы все были уверены, что уже неотвратимо встаёт из руин Великая Польша. Например, в мае 1809 года Литовский Курьер, № 60, публиковал известия из Варшавы: польское войско будет увеличено до 100 000, князь Понятовский будет вице-королем Польши. Аркадий Столыпин, процитировав это сообщение, прибавил, что по получении этого номера в Житомире – «всеобщее оживление, шинки наполнены более обыкновенного – писали за Понятовского, круля Польши».

** Летом 1809 года в российских юго-западных губерниях, Волынской и Подольской, было весьма тревожное ощущение — практически у всех. Мгновенно распостранились прежде всего по дворянским усадьбам, — тайные кружки польских патриотов. Настроены польские заговорщики были крайне воинственно.
К маю определился возможный предводитель волынского подполья: это был 33летний граф Александр Ходкевич герба Косцеша, отставной полковник Войска Польского, герой войны 1792-94 годов (чин полковника, за формирование на свои средства целого полка, он получил в 18 лет). После окончательного крушения Польши он почти постоянно жил в родовом замке в местечке Млынов. По отцу он принадлежал к знаменитому литовскому роду, и по матери его дедом был граф Ржевусский, последний великий гетман Литовский. Женой его была графиня Каролина, урожденная Колонна-Валевская, — одна из дочерей Ядвиги Колонна-Валевской.
Мария Колонна-Валевская, легендарная уже возлюбленная Наполеона, — приходилась её тётушкой (не по крови; собственно, дядей был — муж Марии). Но, главное, — Каролина Ходкевич была близкой подругой своей тётушки, и принадлежала к интимно-политическому кружку польского влияния, (так называнемый «замок Брентиньи«), — который, через Марию Валевскую, имел в то время доступ непосредственно к Наполеону.
Оживился даже быший командующий польскимий войсками на Волыни в 1794ом, — отставной генерал-лейтенант Кшиштоф Дунин-Карвицкий герба Лэбэндз (1757 + 1813). Он вроде бы давно уже был на покое, и не подавал признаков политической жизни. Он жил постоянно в своем имении в Любаре Подольской губернии. Но в 1809ом, весной, генерал Дунин-Карвицкий, по донесениям российских агентов, стал усердно разъезжать по именям Подолии и Волыни.
Его позиция была весьма характерна. Сенатор Аркадий Столыпин сообщал князю Куракину (от 24 августа 1809, из Житомира): «манеры его весьма просты и несут на себе печать достоинства воинского, — одним словом, он один из тех людей, который легко может заставить себя уважать, любить и ему верить …Карвицкий говорил, что лично он терпеть не может Наполеона, и ни в чем ему не верит; что он знает его давно, следил за всеми его поступками и поведением, и что конечно поляки схватили за хвост чорта.
— Но кто из нас не читает отечественных газет? Литовский курьер предвещает нам, что Понятовский будет королем. Все кампании я сделал с ним вместе; против неприятеля он велик, сохраняет все благоразумие и хладнокровие; в политических видах хитр и неутротим. Понятовский жил все время в Варшаве самым открытым образом: два раза в неделю у него бал и доверенность к нему соотечественников неограниченна. Я ручаюсь жизнью своей, что когда Понятовский будет королем или вице-королем, он ни минуты е потерпит французского ига, и Польша или совсем пропадет, или восстанет в большей силе, нежели была когда-нибудь».
Сотни молодых шляхтичей Подолии и Волыни ринулись — то скрытно, то открыто, — в сторону австрийской границы: поддержать князя Понятовского, поучаствовать в долгожданном восстановлении Польши. На протяжении июня в Тарнополь стали стягиваться повстанцы, подходившие из российских пределов, через границу — из Подолии и Волыни.
Аркадий Столыпин писал в секретном донесении князю Куракину из Гродно от 16 июля 1809: «Дворянство, шляхта и все прочее, что может нести оружие, изо всех мест бежит в пределы герцогства варшавского и Галицию, без всякой опасности. Пример ненаказанности и полной свободы, которою пользуются все изменившие России, еще более в настоящих обстоятельствах поощряет всех обывателей, наполненных желаниями восстановления Польши, к разного рода пожертвованиям».
Россия была формально союзницей и Французской Империи, и Герцогства Варшавского. Но все попытки волонтёров проникнуть в варшавскую армию — воспринимались, как открытй мятеж против Царя. Военные власти пытались препятвовать прорыву подданных России — на службу к Наполеону. Границу пытались перекрыть силами русских регулярных полков, — которые, вроде бы, шли на помощь Наполеону.
Знаменитый впоследствии генерал Алексей Петрович Ермолов писал в своих «Записках»:
«В состав армии, назначенной против австрийцев под командою генерала князя Голицына (Сергея Феодоровича), поступила дивизия, к которой я принадлежал; но я оставлен начальником отряда резервных войск в числе 14 000 человек в губерниях Волынской и Подольской. Военным министром дано повеление занять войсками границы обеих сих губерний, ибо многие из дворян перебегали и уводили с собою большое число людей и лошадей в герцогство Варшавское, где формировалась польская армия. По сему поручению доносил я непосредственно военному министру графу Аракчееву, и им одобрены мои распоряжения. Для обуздания своевольных дана мне власть захватываемых при переходе через границу, не взирая на лица, отсылать в Киев для препровождения далее в Оренбург и Сибирь. Я решился приказать тех из переходящих через границу, которые будут вооружены и в больших партиях, наказывать оружием, и начальство довольно было моею решительностию. Я употреблял строгие весьма меры, но не было сосланных».

płk. Augustyn Trzecieski herbu Strzemię

płk. Augustyn Trzecieski herbu Strzemię

** На Подолии ещё в 1806 году, в первые недели существования Герцогства Варшавского, когда Великая Армия вышла на Вислу, появилась подольная сеть — Towarzystwo Patriotyczne. Эта группа намеревалась развернуть восстание на Подолии и вырвать старинные польские земли из-под власти России.
В 1806ом восстание на Волыни не удалось. Слишком быстро было заключено перемирие.

Товарищество возглавили два друга — Августын Тжецеский герба Стжемьен (płk. Augustyn Trzecieski herbu Strzemię), ( + 1813) и Юзеф Дверницкий герба Сас ( Józef Dwernicki herb Sas 1779 + 1857).
Оба — из шляхты Подольской губернии, формально российские подданные. И оба — бывшие добровольцы во время войны с Россией, побывали в сражениях в 1791-92ом. Оба после похождений 1809го — остались на военной службе, и быстро стали полковниками Армии Варшавской, и, соответственно, — Великой Армии.
Августын Тжецеский — герой Русского похода; в ноябре 1812го был тяжело ранен в сражении при деревне Стахово, и вскоре умер от ран (в Кракове, через четыре месяца).
Юзеф Дверницкий впоследствии — персонаж Большой Истории, и не только польской. В 1791ом он воевал в артиллерии, вышел в отставку в чине подофицера-фейерверкера. В 1831ом он — дивизионный генерал Войска Польского, легенда войны за независимость, командующий неудачной, но рыцарственно-отважной экспедиции на Волынь. Затем, в 1840х, — центральный персонаж польской военной эмиграции (которая не собиралась сдаваться), презес Польского Национального Комитета; престарелый дивизионный генерал Юзеф Дверницкий пользовался репутацией «красного», и покровительствовал ультралиберальной, почти социалистической польской организации — Товарищество Демократическое.

На это Товарищество одно время возлагал самые революционные надежды русский эмигрант, — подпоручик Михаил Бакунин.

Весной 1808 года оба, Дверницкий и Тжецеский, проживали в России, в своих имениях в Подольской губернии. Как только пришли известия о прорыве князя Понятовсокго в Галицию, — они быстро собрались в поход; все силы волынского Товарищества Патриотического были мобилизованы. Собранный на российской Подолии большой конный отряд пересёк беспрепятственно российскую границу на реке Збруч. И двинулся на соединение с варшавским отрядом, который только что провался на австрийскую Подолию.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)