• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" Международной Ассоциации "Мезоевразия" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.

Андрей Лаврухин: Хайдеггер невежественного Дугина

Martin-HajdeggerВ условиях кризиса легитимации философии в постсоветском обществе, медиализации массового сознания и редких попыток некоторых авторитетных и статусных представителей академического сообщества вывести философию из кельи исследовательских институтов и университетских кафедр в мир сложного, противоречивого и разноголосого массового общества, социолог-философ-политолог-идеолог и политик в одном лице Александр Дугин, совершенно не конвенциональный в профессиональном научном сообществе, но весьма популярный в широких кругах, представляет собой принципиально новый тип постсоветского публичного интеллектуала, ощущающего себя в этом непонятном, пугающе иррациональном и агрессивном обществе как рыба в воде.

Его эпатирующий стиль изложения философских концепций, оставаясь далёким от стандартов академических требований к работе с философскими текстами, имеет свои “сильные” (с точки зрения непритязательного массового сознания) стороны – он позволяет трансформировать сложное, двусмысленное и непонятное в простое, однозначное и понятное, а также концептуально оформить и облечь в слова те иррациональные настроения, которые формируются в обществе под воздействием политической конъюнктуры и масс-медиа.

В этом смысле Дугин уникален как философ-интеллектуал, сумевший оседлать ту самую “продажную”, “искусственную”, сконструированную масс-медиа либеральную реальность-симулякр, которую он не устаёт бичевать в своих многочисленных видеолекциях и книгах. Показательным примером такой работы с конструируемой реальностью-симулякром, с одной стороны, и философским материалом, с другой, является его интерпретация философии знаменитого немецкого мыслителя XX века Мартина Хайдеггера.

Чтение “наоборот” как стратегия ангажированной интерпретации

Прежде всего бросается в глаза порядок дугинского чтения и интерпретации философии Хайдеггера – от работ среднего периода (центральной работы «Beiträge zur Philosophie (Vom Ereignis)» периода «поворота» (Kehre)) к позднему (работы «Der Satz und Grund», «Identität und Differenz», «Unterwegs zur Sprache» и др.) и лишь затем к раннему периоду («Бытие и время»). Дугин объясняет такой выбор полным отсутствием интерпретативной литературы, посвящённой анализу работ «позднего» Хайдеггера (см. цикл лекций «Четыре лекции о Хайдеггере») и необходимостью уловить содержательное и смысловое ядро философии Хайдеггера.

Однако, даже мало-мальски знакомый с международной рецепцией философии Хайдеггера интерпретатор знает, что литературы, посвящённой интерпретации его философии «среднего» и «позднего» периода, — море, а порядок чтения – как минимум! – должен учитывать порядок написания ключевых работ самим Хайдеггером и порядок их рецепции в европейском и мировом научном сообществе.

Более того, перед вдумчивым и взыскательным исследователем позднего Хайдеггера, не освоившим гораздо более рациональный, семантически определённый «жаргон подлинности» «Бытия и времени», и сразу пустившимся в чтение, например, «Beiträge zur Philosophie (Vom Ereignis)», встанет серьёзная проблема понимания семантически насыщенной и двусмысленной метафорической терминологии, имеющей обманчивую простоту и самоочевидность.

Суггестия языка «позднего» Хайдеггера искушает читателя желанием сделать сложные, многозначные и автореферентные тексты «среднего» и «позднего» периода, простыми, самоочевидными и само собой разумеющимися.

И как раз поэтому исследователь, стремящийся уловить суть хайдеггеровской мысли, старается воздержаться от поспешных интерпретаций и суждений, которые таят в себе угрозу неадекватной интерпретации. Каждый мало-мальски знакомый с философской работой исследователь знает, что если мы хотим понять мыслителя корректно, нам придётся заниматься кропотливой и трудоёмкой текстологической и герменевтической работой, связанной с распутыванием и разъяснением слов, выражений, метафор и тезисов, исходя из ближайших и более отдалённых контекстов их употребления, опираясь на определённые правила и принципы конвенциональной интерпретации (т.е. основанной на коллегиальной академической работе специалистов из разных стран и в разных тематических, проблемных полях).

Напротив, в случае с интерпретацией Дугина мы имеем дело с невоздержанным, легковерным и непритязательным чтением, довольствующимся интеллектуальным воображением, разыгравшимся на основе первых, самых общих и неотрефлексированных ассоциаций. Более того, квази-метафоричность, иррациональность и суггестивность хайдеггеровского языка лишь развязывает Дугину руки – он практически не использует имеющуюся интерпретативную литературу (в книгах о Хайдеггере мы почти не находим ссылок на вторичные источники), вольно переводит и произвольно толкует термины.

В результате дугинская интерпретация движется преимущественно по своей траектории, затрагивая мысль Хайдеггера в самом общем, приблизительном, а порой и искажающем суть дела смысле. Подчёркнуто ангажированная интерпретация Дугина в гораздо большей степени пытается превратить философию Хайдеггера в очередное подтверждение его собственных идей и концепций, чем понять и аутентично разъяснить смысл философии Хайдеггера.

Апология и сакрализация войны

Наиболее ярким примером (и подтверждением) тому является интерпретация «четверицы» (Geviert), где имеющее подчёркнуто метафорическое и потому метонимичное слово “Streit” переводится Дугиным как «война» и интерпретируется политологически, а именно – в контексте неоевразийства как его собственной версии четвёртой политической теории.

В главе 11 книги А. Дугина “Мартин Хайдеггер: философия другого Начала” в параграфе под названием “Война в четверице (Geviert)” мы находим следующие тезисы: “…Война – polemoz – это имя бытия как Seyn… Бытие дает о себе знать не в мире, но в войне, именно потому, что оно одновременно вводит «да» и «нет»… Das Geviert – это именно Seyn-бытие, которое сбываясь в Ereignis’е, привносит войну во все, учреждая напряженность великих осей мира. Мир (9) – это война.» 1

Далее эти тезисы развиваются, но уже в применении к основным “акторам” четверицы: неба и земли (“Ураногеомахия”) и богов и людей (“Антропотеомахия”).Между Небом и Землей существует напряжение, ось войны. Вокруг этой оси строится Вселенная… Мир (Небо – А.Л.), будучи самооткрытостью, не выносит никакой замкнутости. Земля же, как сохраняющая склоняется к тому, чтобы всякий раз вбирать мир в себя и удерживать в себе. Противостояние мира и Земли есть настоящая война, битва.» 2 Таким образом, по сути, дугинская интерпретация Хайдеггера выстраивается в апологию и воспевание войны, которую можно понимать не только в онтологическом (метафизическом), но и в онтическом (т.е. буквальном) смысле слова.

Свидетельство тому – проведение прямой аналогии между метафорическими и метафизическими «персонажами» (Небо и Земля) и действительными субъектами геополитики (немцы и русские).Здесь важно, что Хайдеггер связывает мир (Welt) и Землю с народом и народами… В немцах Хайдеггер видит начало открытых путей, самосознание, мир, Небо. В русских он подводит суть Земли, как сберегающей закрытости, хранительницы будущего. Битва немцев с русскими становится космогонической битвой, в которой учреждается новое Небо и новая Земля. Германское Небо и русская Земля.” 3

Возникает, однако вопрос, насколько такая интерпретация адекватна позиции самого Хайдеггера? Ответить на этот вопрос можно, опираясь на тексты. К сожалению, в представленной Дугиным интерпретации нет аргументации, опирающейся на оригинальный текст, а там, где он (в весьма скудном виде) появляется, мы видим, скорее, расхождения и опровержения, а не сходства и подтверждения представленного выше тезиса и сопровождающей его интерпретации.

Так, в 69 томе, который цитирует Дугин 4, Хайдеггер пишет буквально следующее: “Die Erde aber neigt dahin, als die Bergende jeweils die Welt in sich einzubeziehen und einzübehalten. Das Gegeneinander von Welt und Erde ist ein Streit.” 5 Выделенное нами курсивом слово “Streit” переводится Дугиным как «война, битва» и интерпретируется в означенном выше смысле: как онтологическая и онтическая (т.е. фактическая) война немцев и русских. Дугин настаивает на однозначной порождающей (креативной) силе войны и тем самым утверждает её позитивный смысл: “Мир не порождает ничего, все, что порождается, порождается войной.” 6 Между тем, слово «Streit», во-первых, имеет подчёркнуто метафорический характер и именно в этом значении употребляется Хайдеггером в контексте его размышлений о метафизическом (онтологическом) споре неба и земли, представленных в 5-м томе Полного собрания сочинений.

Во-вторых, значение «война» в немецком языке закреплено за другим словом, а именно «Krieg», которое Хайдеггер употребляет как раз таки в подчёркнуто негативном смысле. Об этом красноречиво свидетельствует 69 том собрания сочинений, где Хайдеггер рассматривает феномен т.н. «безграничной», «тотальной» войны эпохи Модерна (первую и вторую мировые войны) как наиболее яркое и чудовищное проявление «машинерии» и «делячества» (Machenschaft), полностью уничтожившего различие между «войной» и «миром». 7

Политическая инструментализация философии Хайдеггера как коллективное выражение надежд на русскую консервативную революцию

На наш взгляд, за некорректностью перевода и интерпретации Дугина стоит не только (и даже не столько) низкая языковая и академическая культура, которая «оскорбляет разум» представителей научного и академического сообщества, сколько более глубокое и определяющее намерение использовать философию знаменитого мыслителя Мартина Хайдеггера в качестве средства, инструмента и аргумента, усиливающего собственную политическую теорию Дугина.

И в этом, конечно, во всей красе проявляется качество аргументации самого г-на Дугина. В то же время, нельзя не признать, что дугинский опыт «политической инструментализации» философии Хайдеггера стилистически и содержательно представляет собой весьма примечательный и симптоматичный пример интеллектуального перформанса, актуализирующего хайдеггеровскую надежду на консервативную революцию (20-х — середины 30-х годов в Германии) в новом историческом контексте – контексте надежд российских интеллектуалов, политиков и граждан на консервативную революцию начала XXI века в России. 8

В контексте такого притязания на значимость (быть выразителем надежд российских консерваторов на русскую консервативную революцию) философско-политическая теория А. Дугина, на мой взгляд, обязывает консервативно настроенное и доминирующее крыло интеллектуально, граждански и политически активной части российского общества более критично, рефлексивно и ответственно определиться в своих умонастроениях, гражданских и политических позициях перед лицом возможного будущего России, региона и мира.

Notes:

1. Дугин А.Г. Мартин Хайдеггер. Философия другого Начала. М., 2001. Ст. 149.
2. Т.ж. Ст. 153.
3. Т.ж. Ст. 152.
4. Повторим интересующий нас фрагмент цитаты, приведённой выше (см. сноску 2): «Земля же, как сохраняющая склоняется к тому, чтобы всякий раз вбирать мир в себя и удерживать в себе. Противостояние мира и Земли есть настоящая война, битва.»
5. Heidegger M. Der Ursprung des Kunstwerkes (1935/36). // Heidegger M. Gesamtausgabe. I Abteilung: veröffentliche Schriften 1914-1970. Bd. 5. Holzwege. Vittorio Klostermann: Frankfurt am Mein. 1977. S. 38.
6. Дугин А.Г. Мартин Хайдеггер. Философия другого Начала. М., 2001. Ст. 165.
7. Heidegger M. Koinon. Aus der Geschichte des seins (1939-1940) // Heidegger M. Gesamtausgabe. III. Abteilung: unveröffentlichte Abhandlungen. Vorträge — Gedachtes. Bd. 69. Die Geschichte des Seins. Vittorio Klostermann. Frankfurt am Mein. 1998, S. 44 etc., 181.
8. Надежда на «революцию чёрных низов» отчётливо выражена А. Дугиным в последней лекции цикла лекций о Хайдеггере и в его книгах «Мартин Хайдеггер. Философия другого Начала» и «Мартин Хайдеггер: возможность русской философии», где судьба русского вот-бытия (Dasein) представлена в качестве диалектики «чёрных русских низов» и «иноземных элит», а «рабская, бесконечно покорная, тотальная преданность русских» власти (какой бы она ни была) понимается как онтологически аутентичное почитание «места власти» — подлинного бытия русского народа. Несмотря на фантасмагоричность философского и утопичность коррелятивного ему политического проекта Дугина, его влияние на консервативное крыло российских интеллектуалов, политиков и массовое сознание достаточно велико. Согласно доступным публичным данным, А. Дугин является основателем и руководителем неправительственной общественной организации “Международное евразийское движение” (основано в 2003), которое в настоящий момент имеет филиалы в 29 странах мира и 36 региональных представительств в странах СНГ, а также основателем и лидером общероссийской молодёжной политической организации “Евразийский союз молодёжи” (основан в 2005), имеющей свои филиалы и представительства в 30 регионах РФ, странах СНГ, городах Италии и Германии. Идейно дружественным евразийскому движению является основанный политическим деятелем, писателем и публицистом А. Прохановым “Изборский клуб”, в который входят известные и влиятельные журналисты, учёные, политики и даже официальные представители России и Беларуси (В. Коровин, М. Леонтьев, М. Шевченко. Ж. Алфёров, А. Кобяков и др.).

 

Андрей Лаврухин
Философ, доцент НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , . Закладка Постоянная ссылка.

1 комментарий: Андрей Лаврухин: Хайдеггер невежественного Дугина

  1. Николай пишет:

    А в Греции было два понятия войны. Ничего, жили.
    А в Средневековой Северной Италии придумали слово реальность, что бы оправдать существование немонархических республик через свою интерпретацию древнегреческой философии.
    Дугин — Отец. ВШЭ — признак дурно взятой ноты

    [Reply]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)