• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Владимир Набатов: Россия возвращается к вере

«Тает в бочке, словно соль, звезда,
И вода прозрачная чернее,
Чище смерть, соленее беда,
И земля правдивей и страшнее».
(О. Мандельштам)

— 1 —
Кто — то из великих сказал, что философия есть наука всех наук. До той поры, пока мы жили в политической системе, навязанной нам коммунистическими вождями, у нас, худо — бедно, но какая – то философия все – таки была. Пусть и материалистическая, но, она что – то пыталась нам объяснить. Хотя, само слово «философия» — это наука о нашем, человеческом мышлении: его происхождении, его возможностях, его перспективах. По этой причине философия и не может иметь какого – либо отношения к общественно – экономическим формациям или политическим системам. Называть же материализм философией есть признак дилетантизма. Это всего лишь мировоззрение. Наши вожди не хотели (или боялись) увидеть духовную сторону существования человека. Им было проще жить, когда мир состоял из одной лишь материи. И думать ни о чем не надо. Ходи, созерцай образы материального мира и переноси их на холсты в духе соцреализма. Богу в этом материалистическом раю места, конечно же, не было. Подобному мировоззрению мир представлялся большим рестораном, куда человек мог прийти поесть, попить, повеселиться, и уйти из него, не заплатив по счетам.
— 2 —
В ходе перестроечных процессов церковь была восстановлена в своих правах, заново возведен храм Христа Спасителя, были выделены серьезные деньги на восстановление разрушенного хозяйства. Но, вот особой эйфории у народа это как – то не вызвало. И он не побежал во вновь отстроенные храмы замаливать прошлые грехи, а занял какую – то выжидательную позицию. Кажется, что за столь продолжительный срок жития без веры мы должны были истосковаться по ней и броситься наверстывать упущенное. Ан, нет! Так в чем же здесь дело?
— 3 —
Можно с большой долей вероятности предположить, что причиной стало как раз – таки отсутствие общегосударственной философии. Да, государство разрешило своему народу исповедовать Православие. Но, эту же самую мысль можно произнести и по другому: государство не запрещает своему народу исповедовать христианство. Но, оно само еще до конца не определилось, как к нему относится, и какую же философию взять для себя, как основополагающую. Велик соблазн остаться в старом, материалистическом мировоззрении, но это как – то не вяжется с возвращением в христианство. А, оно предполагает, хотим мы этого или не хотим, возвращение и к Аристотелю, и к Платону, и к Канту, и к Гегелю, и к Ильину, и к Бердяеву, и еще ко многим и многим людям, кто в своей жизни ни разу не изменил философии как науке о мышлении. Но, стоит ли нам обострять отношения между материалистическим мировоззрением и философией, как наукой о мышлении? Разве одно отменяет другое? Делать вид, что материи в этом мире не существует, тоже нельзя! Она есть, она вокруг нас, и ее тоже нужно постигать. Остается непонятным лишь одно: почему материалистическое мировоззрение должно насаждаться ценою крови собственного народа? Оно что, противоестественно нашей человеческой природе? Ведь ни Платон, ни Гегель, ни Кант не хватались за оружие ради популяризации своей философии! Люди ее просто принимали и прославляли авторов без всякого насилия над собою. Хочется верить, что нам рано или поздно удастся их между собою примирить, и тогда каждый из нас будет заниматься своим делом: кто – то изучать наше мышление, а кто – то постигать законы материи.
В пользу их примирения есть и еще один аргумент. Мы часто забываем о том, что материя есть овеществленная мысль. У меня в голове может быть миллион всевозможных идей, но, пока они не материализовались, все они будут оставаться достоянием лишь моей головы, а, это одно и то же, как если бы их не было вовсе. Все равно кроме меня самого об их существовании не знает никто. Для того, чтобы идею можно было увидеть, услышать, понюхать или потрогать, она должна воплотится в материю, приобрести плоть, то есть, материализоваться, и только тогда она станет достоянием всех, и всеми может быть по достоинству оценена. Нет идеи – нет и материи. Прежде, чем на свет появится первый самолет или первая подводная лодка, необходимо, чтобы прежде возникла идея самолета или лодки, а, иначе, отчего же им появиться? Идея есть сырье, первопричина для возникновения материи. Можно сказать и по — другому: идея это причина, а материя – следствие. Изучая материю, мы неизбежно вынуждены вернуться к той идее, которая этот материальный предмет породила. Путь этот, безусловно, и долгий, и трудный, но все – таки это путь. Так происходит в материальном мире. А вот в самой природе между идеей, и тем, во что она материализовалась, нет прямой аналогии, или видимой связи. В голову не приходит ни одного философского примера, поэтому воспользуемся бытовым: когда мышление людей погружается в состояние застоя, надо ожидать нашествия клопов или тараканов. И бороться с ними невозможно. Их уничтожаешь в одном месте, как они тут же возникают в другом. Но, как только мысль снова приходит в движение, они исчезают сами собою, как по мановению волшебной палочки. Казалось бы, какая может быть связь между застойными явлениями в мышлении и тараканами? А, она, тем не менее, существует, но, ее механизм нам пока что неведом. Ведь не зря же в народе существует поговорка: «У каждого человека в голове свои тараканы». То же самое происходит с нашими снами. Во всевозможных сонниках мы читаем: если снится капуста – это к деньгам, если сырое мясо – это к болезни, и т.д. Связи между ними, опять же, никакой не просматривается. Примерно то же самое происходит и при материализации мысли. Никто не может знать, во что она превратится после материализации — в цветочек или в крокодила. И именно поэтому до сегодняшнего дня главным вопросом философии остается вопрос об отношении мышления к бытию. Какую форму, или какой образ примет та или иная мысль после прохождения процедуры материализации, не знал, похоже, даже Апостол Павел: «И, когда ты сеешь (мысль), то сеешь не тело будущее, а голое зерно, какое случится, пшеничное или другое какое. Но Бог дает ему тело, как хочет, и каждому семени свое тело. Не всякая плоть такая же плоть, но иная плоть у человеков, иная плоть у скотов, иная у птиц, иная у рыб. Есть тела небесные и тела земные, но иная слава небесных, иная земных. Иная слава солнца, иная слава луны, иная звезд. И звезда от звезды разнится в славе. (1-е Кор.15: 35-37). Таким образом, Павел лишний раз подтвердил нам мысль о том, что прямой логической связи между идеей и ее материальным воплощением нет. Но, ее надо искать, даром не дается ничего. А, нашим российским философам давно пора отлипнуть от материалистического мировоззрения и наконец – то заняться делом. А, дел на философском поприще непочатый край.
— 4 —
Ну, а мы давайте попытаемся разобраться в вопросах нашей Православной веры, коль скоро она опять к нам вернулась. Что же нам с нею делать в наступившую эпоху Водолея, когда двери всех храмов перед нами распахнулись, а мы взяли, да и растерялись! И главное, в чем нам необходимо глубоко разобраться, так это в том, нужна ли она нам сегодня в эпоху научно – технического прогресса, компьютеров, интернет и высокой степени образованности каждого нашего гражданина?
— 5 —
Благодаря великому немецкому философу Георгу Вильгельму Фридриху Гегелю мы усвоили, что наше рассудочное мышление не является единственно возможным способом мыслить, как это думалось нам раньше. Кроме него в природе существует еще и разумная форма, которая не дается нам по природе, но, она все – таки есть. Даже Ленинская диалектика, добросовестно списанная им у Гегеля, ведет нас долгим и многотрудным путем именно от рассудка к разуму. Вера же на этом пути занимает промежуточное, или посредническое положение, поскольку одним прыжком преодолеть этот разрыв просто невозможно. С другой же стороны у нас нет такого выбора, чтобы мы могли сказать: «Нам не нужен разум. Нам нравится жить в рассудке». Чтобы в самом начале исключить такое понимание диалектики развития нашего мышления, нужно сразу сказать, что в этом и состоит плата за услуги того ресторана под названием мир, в который мы приходим повеселиться. Может быть, кому — то эта цена покажется слишком высокой, но цены здесь назначаем не мы. Задачу заключения мира между рассудком и разумом перед нами поставил Сам Бог через образ Своего Сына, Иисуса Христа, и вот как это звучит: «Вы были в то время без Христа, отчуждены от общества Израильского, чужды заветов обетования, не имели надежды и были безбожники в мире. А теперь во Христе Иисусе вы, бывшие некогда далеко, стали близки Кровию Христовою. Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих (рассудка и разума) одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей Учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих (рассудок и разум) с Богом посредством креста, убив вражду на нем. И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким, потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе. (Ефес.2: 12-18). (На этом высказывании Апостола Павла церковь должна усвоить истинный смысл образа распятого Христа, который символизирует собою примирение рассудка и разума. Лишь человек, сумевший переместиться из зоны рассудка в зону разума, а затем еще и примирить их между собою, сделав их чем – то единым, будет иметь возможность подключиться к информационному полю Земли для получения новой информации.
— 6 –
Постижение тех законов, на которых базируется и развивается разум, безусловно, в разы расширит наш кругозор, поможет практически мгновенно решать те проблемы, которые в родной рассудочной системе заняли бы у нас годы. И вообще, жить в мире, где царствует разум, в тысячу раз приятнее, чем, если бы его не было. Мы теперь с уверенностью можем сказать, что во всем бесконечном космосе нет ни одной проблемы, которая бы до сих пор была не решена. На то он и разум, да еще располагающий бесконечным временем. Где же тут взяться нерешенным проблемам? Можно продумать каждую пылинку и каждую былинку, не говоря уже о слонах, китах и бегемотах. А, мы со своим рассудком уж точно разуму ничем помочь не сможем. Поэтому, Иисус Христос нам и сказал: «А Я хочу, чтобы вы были без забот». Мы же, почему – то посчитав наш мир несовершенным, тратим невероятное количество своих интеллектуальных сил на его переустройство и усовершенствование. За миллиарды лет Бог практически перебрал и перепробовал все возможные и невозможные формы материального и духовного существования человека на земле. И то, что мы считаем несовершенным, лишь имеет вид несовершенства. Бог таким образом оставляет нам ниши для приложения наших сил, чтобы мы могли почувствовать себя сопричастными к сотворению мира. Поэтому совершенствовать мир можно, но менять что – то коренным образом нельзя, ибо, все, что его наполняет, является единственно возможной формой бытия. Попытка заменить одну форму существования другой может привести к катастрофе. Не грех в этой связи будет вспомнить старый анекдот о том, как ослик опоздал на раздачу мозгов. «Ты опоздал, ослик, тебе ума не осталось» — сказал Господь. «Что же мне теперь делать?» — спросил ослик. «Ты можешь ничего не делать, только, пожалуйста, никому не мешай!».
— 7 —
Христианство, как литературно – драматическое произведение, очень многопланово. Но, тем не менее, основных планов в нем всего два: это план материальный и план интеллектуальный, или духовный, как это принято у нас называть, если речь заходит о христианстве. Для кого – то это может показаться странным, но, до самого окончания эпохи Рыб нам было запрещено прочитывать Новый Завет в его духовной интерпретации, включая и самою церковь. Наше сознание должно было фиксировать лишь материальный аспект запечатленных в нем событий и высказываний. Но, само христианство при этом весьма и весьма отрицательно относится к материальной сфере нашего существования, если оно становится основополагающим и единственным способом восприятия человеком окружающего его мира. Для этого достаточно вспомнить лишь некоторые мысли об этом, чтобы картина стала достаточно ясной: «Так ли вы несмысленны, что, начав духом (мышлением), теперь оканчиваете плотию?» (материей). (Гал.3: 3).
«И к одним будьте милостивы, с рассмотрением, а других страхом спасайте, исторгая из огня, обличайте же со страхом, гнушаясь даже одеждою, которая осквернена плотью». (Иуда, 1: 22,23).
«Зачем снова возвращаетесь к бедным и немощным вещественным началам мира?» (Посл. К Рим.).
Как бы то ни было, но главной задачей Бога является скоротать вечность, поэтому волей неволей Ему приходится отводить какой – то довольно продолжительный отрезок времени материи, даже если это Ему и не очень приятно. Но сегодня это время закончилось. Как говорят в народе, «пора браться за ум».
— 8 —
Сочетание в одной притче, или в одном литературном образе материального и духовного начинает просматриваться с самого начала Нового Завета, прямо с Нагорной проповеди. Иисус Христос по существу не меняет того закона, который был дан людям через Моисея. И говорит Он об этом прямо: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». (Матф.5: 17,18).
Но, тем не менее, некоторая подмена в стилистике закона все – таки произошла. Человек, живущий в обществе, получает для себя клеймо вора, убийцы или прелюбодея только в том случае, если он практически совершил тот или иной запрещаемый законом поступок. Если поступков, порочащих его, нет, то и греха нет. Закон, интерпретированный Христом, пошел гораздо дальше этого: теперь грехом будут считаться не только совершенные человеком противоправные действия, но и само желание исполнить эти действия. Таким образом, закон можно рассматривать как с материалистической точки зрения, так и с духовной. В первом случае все будет выглядеть точно так же, как было и при Ветхом Завете: совершил проступок – понеси наказание, поскольку ты совершил грех. А, вот с позиции Нового Завета картина взаимоотношения человека с законом резко меняется. Человек не совершил ни единого дурного поступка, но чувство собственной греховности уже прочно поселилось в его душе, поскольку теперь грех начинается не с совершенного поступка, а с желания его совершить. И именно это чувство становится побудительной причиной для начала движения человеческой мысли. Он начинает рассуждать о том, как могло так получиться, что, не совершив ни одного противозаконного поступка, в душе возникло чувство греха? И, что нужно сделать для того, чтобы навсегда убрать его из своей души? Вот так открывается духовная сторона закона, которая в Ветхом Завете никак не просматривалась. Грех не мусорное ведро, на помойку не выбросишь. Здесь потребуется работа мысли, которая может занять всю жизнь. Такое раздвоение понимания всех высказываний и образов Нового Завета отслеживается на всем его протяжении, о чем бы там не заходила речь. Помимо этого, резко ужесточилось и общее отношение христианства ко греху. Мало того, что ты не совершил никакого дурного поступка, но, если даже твоя рука соблазняет тебя его совершить, отруби ее и выброси вон: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну». (Матф.5: 27-30)
А, что же должен был сделать с собою человек, уже совершивший греховный поступок? Похоже, у него оставался только один выход — ….. !
— 9 —
Когда желание совершить какой – либо поступок уже возникло, человек еще может с ним хоть как — ни будь побороться, чтобы его не совершать, пусть даже методом отца Сергия по Льву Николаевичу Толстому, и иногда, возможно, и победить в себе это желание. Но, может ли человек природный каким – либо образом фильтровать зарождающиеся в нем желания: это хорошее желание, пусть заходит, а этому – от ворот поворот. Нет у человека такого калибровочного сита, чтобы каким – то образом сортировать поступающие к нему желания по весу или по габаритам. Так, может быть, Иисус Христос по Своему недомыслию дал нам такой закон, который человек заведомо не может исполнить? Но, в этом обвинить Христа уж точно никак нельзя. Значит, загадка состоит в чем – то другом. Тогда, в чем же?
Если закон, преподанный нам Иисусом Христом, нельзя выполнить при любом, даже самом огромном нашем желании, тогда начинает вырисовываться совершенно иная картина его предназначения. Не зря же Бог назвал закон камнем преткновения и соблазна. Достаточно вдуматься лишь в первое слово – «преткновение». Говоря по – нашему, мы должны были об него споткнуться. То есть, закон потребовался Богу в качестве некой преграды, чтобы человек не мог свободно и беспрепятственно пройти туда, куда ему входить нельзя без предварительной морально – этической «санобработки». Так бывает во время карантина: прежде чем войти в помещение, необходимо вытереть обувь о тряпочку, пропитанную специальным раствором. Так вот, закон Божий и есть та самая тряпочка, о которую человек должен был много лет тереться, чтобы не занести заразу внутрь помещения, называемое Новым Заветом. Но, зачем Богу потребовались такие предосторожности? Дело в том, что входя в христианство, человек перемещается из зоны рассудка в зону Разума. Его возможности при этом увеличиваются в разы, да что там в разы, в сотни раз. А, если этими преимуществами Разума воспользуется низкоорганизованный человек, которого еще очень трудно отличить от его животного предшественника, представляете, что тут начнется? Прочитав высказывание Христа о том, как «увидев при дороге одну смоковницу, подошел к ней и, ничего не найдя на ней, кроме одних листьев, говорит ей: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла. Увидев это, ученики удивились и говорили: как это тотчас засохла смоковница? Иисус же сказал им в ответ: истинно говорю вам, если будете иметь веру и не усомнитесь, не только сделаете то, что сделано со смоковницею, но если и горе сей скажете: поднимись и ввергнись в море, — будет; и все, чего ни попросите в молитве с верою, получите». Представляете себе, что будет, если такие возможности получит в свои руки человек, не прошедший должную обработку законом Божьим? Начнут бросаться не снежками, а горами, а то, глядишь, и небесными светилами. Мы уж тут не будем говорить о превращении воды в вино, особенно если речь пойдет о людях со славянской внешностью. Сопьется весь земной шар.
— 10 —
Сегодня очень злободневной стала тема преподавания основ Православия в школах и Высших учебных заведениях. На этот счет есть одно предложение: давайте не будем торопиться. В августе 2012 года мы едва – едва получили разрешение на духовное (интеллектуальное) прочтение евангельских текстов. На сегодняшний день церковь даже не представляет себе, на пороге каких революционных перемен в вопросе понимания христианских текстов она находится! Только ни в коем случае нельзя путать новый уровень понимания новозаветных текстов с их ревизионизмом, ибо Христос только что нам сказал: «Не прейдет ни одна буква из закона, пока не исполнится все». Поэтому ни о каких революционных перефразировках Его речений мы даже речи вести не будем. Речь пойдет лишь о новом понимании мыслей и высказываний Христа. Что может дать сегодня Православная церковь детям в возрасте от семи до восемнадцати лет? Да, все то же самое, что она давала бы и в 1913 году. Но, тот поезд ведь давно ушел. Мы – страна калькуляторов, компьютеров, сотовых телефонов, цифрового телевидения, а самое главное – интернет! Что на этом фоне может сегодня со своей стороны противопоставить церковь?
— 11 —
Человечество в своем поступательном движении по лестнице эволюции открывает для себя все новые и новые ниши для своего мышления. Но, для того, чтобы их открывать, нужны соответствующие технологии. Долго засиживаться в уже освоенных интеллектуальных пространствах нельзя, поскольку в этом случае начинают возникать застойные явления, которые могут привести нас вначале к остановке мысли, а затем и к ее деградации. Если посмотреть на эту проблему глазами христианства, то оно ставит именно это свойство нашего мышления во главу угла – открывать новые пространства для мысли: «И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь в обновлении ума вашего, что бы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная». (Рим.12: 2). Именно постоянное и каждодневное обновление нашего ума приведет нас, в конечном итоге, к открытию чего — то нового, о существовании которого мы ранее даже не подозревали.
— 12 —
«Не надо ждать милостей от природы. Взять их у нее – наша задача» — сказал Ломоносов. Мы, конечно же, постоянно пытаемся выработать такие технологии, которые позволили бы нам с легкостью влезать в тайны природы и открывать новые уровни нашего мышления. Но, мы и не подозреваем о том, что такие технологии уже давно существуют, и они самым подробнейшим образом изложены в христианском Учении, и потому оно и является Учением, а не религией. Нам же остается только проникнуть в их суть, понять заложенный в них принцип. Мы иногда недооцениваем того, какое это великое преимущество быть христианином. Ведь ни Ислам, ни Буддизм, ни Иудаизм, ни Индуизм таких технологий в себе не содержат, поскольку они являются всего лишь религиями, которые служат тому, чтобы отделить человека, как homo sapiens, от его животного прошлого со стороны этики, эстетики, морали, и проч. Общеизвестно, что Ветхий Завет является второй по значимости мировой религией после Завета Нового. Но, Сам Бог предупреждает нас о том, что время Ветхого Завета давно истекло, и он не может более являться движителем мирового прогресса. Евреи, как правопреемники Нового Завета, не приняли его с восторгом, а предпочли остаться в лоне Иудаизма, и именно это Бог поставил им на вид через апостола Павла: «Умы их ослеплены; ибо то же самое покрывало доныне остается не снятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их. Но, когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается. Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода». (2-е Кор. 3: 14-18).
— 13 —
Вот поэтому христианство по своей внутренней сути уже не является религией, а является именно тем Учением, которое впервые в мире сообщило нам все необходимые технологии для управления нашим мышлением именно с точки зрения его революционности, его новаторства, его способности к самообновлению. Не будет большим грехом в этой связи вспомнить еще одно, уже известное нам высказывание апостола Павла: «Служение ваше должно быть в обновлении духа (мыслей), а не по ветхой букве. Тому и похвала, и не от людей, но от Бога». И в этой связи необходимо отметить, что речь идет не о том, чтобы глубоко осмыслить гений людей, живших прежде нас (хотя без этого никак не обойтись), а научиться открывать то, что до сегодняшнего дня человечеству еще не было известно, используя достижения гениальных предшественников лишь как ступени для восхождения к более высоким целям. Как только гении прошлого станут для нас непререкаемыми авторитетами, или фетишами, так наша мысль тут же остановится. А, нужно создавать такие теории, которые включали бы в себя все предыдущие, как маленькую составную часть. Вот что еще говорит по этому поводу апостол Павел: «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лице человека. И знаменитые не возложили на меня ничего более». (Гал.3:6). А, кто –то сказал еще и такую очень умную мысль: «Все грандиозные научные открытия, и все великие достижения в области искусства были совершены людьми исходя из предчувствия собственной богоподобности».
— 14 —
В наступившую эпоху Водолея главной задачей человечества как раз и станет переосмысление христианства уже не как мировой религии, а как Учения о нашем, человеческом мышлении. Постижение этой новой для нас ипостаси Нового Завета, безусловно, является труднейшей из задач, которая когда – либо ставилась перед мыслящими людьми. На это может уйти не одна сотня лет, но, когда – то же начинать все равно надо!
— 15 —
Для нас, россиян, переживших без малого столетний период материализма, это новое переосмысление христианства не будет стоить ничего. Мы и раньше не имели какого – то определенного к нему отношения, поэтому и новое его понимание не нанесет нам ощутимых душевных травм. Тяжелее всех придется русской Православной Церкви, поскольку она слишком глубоко вжилась в однозначное понимание христианства, а вот менять его на что – то другое, пусть и более правильное, есть процедура всегда очень болезненная для души, как бывает во времена любых перемен. Но, не стоит опускать рук. Павел утешил нас такими словами: «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир». (Матф.ХХ: 21-23).

— 16 —

Какие же догматы христианства должны быть полностью переосмыслены в ХХ1 веке? В рамках данной статьи мы можем лишь обозначить контуры тех будущих тем, которые будут разрабатываться нашими учеными, историками, философами и священнослужителями.
1. Авторство Нового Завета.
2. Три ипостаси закона Божьего.(«сторож», «моралист», «убийца»).
3. Христианство как Учение.
4. Христианство и атеизм.
5. Иерархия мировых религий.
6. Понятие свободы в христианстве.
7. Духовная смерть при жизни.
8. Воссоединение рассудка и разума.
9. Победа жизни над смертью.

АВТОРСТВО НОВОГО ЗАВЕТА
— 17 —
За две тысячи лет нашего знакомства с Новым Заветом вопрос о его авторстве у нас не возникал ни разу. Был Иисус Христос, были двенадцать Его учеников, которые следовали за ним тенью и скрупулезно стенографировавшие все Его высказывания. Был Апостол Павел, возникший из ниоткуда, а, точнее, из яростных гонителей первых христиан, и ставший впоследствии главным идеологом этого нового Учения. Но, почему вопрос авторства Нового Завета сегодня принимает все более противоречивые формы?
-18-
По мере эволюционного роста нашего самосознания меняется и наше восприятие библейских текстов. Это свойство заложено в самих этих текстах, поскольку их смысл является далеко не однозначным. Чем выше уровень самосознания, тем более глубокий смысл открывается людям при их прочтении. Давайте попытаемся проверить, вырос ли за эти две тысячи лет уровень нашего самосознания, или он остался на прежнем уровне?
Бесспорно, что способ воспринимать христианство как хронологически точное описание разными современниками (очевидцами, участниками) тех событий, которые якобы происходили в Иудее две тысячи лет назад, является для нас наиболее легким, удобным и бесспорным. Но, если посмотреть на все это повзрослевшими за две тысячи лет глазами, то мы медленно начнем понимать, что космические религии и учения не пишутся рыбаками, лекарями или мытарями. Многим же, читающим сегодня «Откровение Иоанна Богослова», прямо — таки видится рыбак с обветренным лицом, сидящий в лодке по колено в рыбе и пишущий свое «Откровение». И ни у кого даже не возникает вопроса о том, умел ли этот потомственный рыбак хотя бы читать, не говоря уже о письме? А, ведь христианство — это литературно – драматическое произведение высочайшего художественного уровня. Такой уровень был бы не по силам даже великим русским классикам словесности Толстому, Гоголю или Достоевскому. Но, если Новый Завет написан не рыбаками и мытарями, то сама собою напрашивается мысль о том, что его автором является один, очень сведущий в этих вопросах автор, а все действующие лица в нем вымышленные, и в реальной жизни они никогда не существовали. Сделано это для того, чтобы оттенить личность настоящего автора, во – первых, и воссоздать в наших головах картину абсолютной исторической реальности тех событий, которые описаны в Новом Завете, во – вторых. Зная заранее, что Новый Завет – это вымысел, художественное произведение, верить написанному в нем никто бы из нас не стал. Нам нужна только историческая реальность. Европейцев и славян трудно втянуть в веру каким – то простым способом, ибо их ум тонок и изворотлив. На самом деле не было никакого Марка, Матфея, Павла или Петра. И Бог говорит нам об этом не скрывая: «Я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, потому, что вы еще плотские. Ибо, когда один говорит: «Я – Павлов», а другой: «Я – Петров», то не плотские ли вы? Кто Павел, кто Петр? Они только служители (вымышленные персонажи), через которых вы уверовали, и притом поскольку каждому из вас дал Господь (это о глубине новозаветных текстов). Павел насадил, Аполлос (Петр) поливал, но возрастил (написал) Бог. Посему, и насаждающий, и поливающий есть ничто (подставные образы), а все Бог возращающий. Насаждающий же и поливающий суть одно (Бог), но каждый получит свою награду. Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение». (1 Кор.3:1-9). Павел заранее знал, что с первого раза эта мысль не дойдет до нашего сознания, поэтому повторил ее еще раз для особо одаренных: «Братия мои, между вами есть споры. Я разумею то, что у вас говорят: «Я — Павлов»; «Я — Аполлосов»; «Я — Кифин»; «А я — Христов». Разве разделился Христос? (эта фраза особо ярко подчеркивает, что разделение текста Нового Завета по разным авторам есть фикция. Автор же один и неделим) Разве Павел распялся за вас? Или во имя Павла вы крестились?» А, если среди читателей найдется Фома неверующий, то пусть он несколько раз перечитает «Деяния святых апостолов» и попытается определить автора этого замечательного произведения.
-19-
Из четырех евангелистов Нового Завета только Матфей и Иоанн были учениками Христа, находясь постоянно рядом с Ним. Появление их евангелий, таким образом, вполне объяснимо. Но, вот имена Марка и Луки ни в одном из четырех евангелий, канонизированных церковью, не встречаются ни разу. Кто они вообще такие? Учениками они не являлись, поскольку их имена мы знаем. Кто их забыл, давайте вспомним вместе: первыми Иисус призвал к Себе в ученики двух братьев – Андрея и Петра. Вот по этому Андрей в Православии именуется Первозванным. Они были рыбаками. Следующей парой, которую призвал к Себе Учитель, были тоже два брата – рыбака Иаков и Иоанн Заведеевы. Пятым учеником оказался сборщик податей Матфей, который появился лишь в девятой главе своего же евангелия. (Матф.9: 9). Но, тогда не очень понятно, кто вместо него написал первые восемь глав, в которых Христом уже была надиктована и Нагорная проповедь, и книга блаженств, и главная молитва христиан? Наверное, как плохой ученик в школе, он списал это все с папируса Иоанна. Давайте перечитаем этот момент еще раз: «Проходя оттуда, Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфей, и говорит ему: «Следуй за мною». И он встал и последовал за ним». (Матф.9: 9). Почему Матфей в своем же евангелии говорит о самом себе от третьего лица – «ОН»? Это должно было прозвучать так: «Я встал и последовал за Ним». Логично?
Понятно, что это описание делается не от имени самого Матфея (поскольку это его евангелие), а от какого – то другого имени, от какой –то другой личности, стоящей за кадром этого эпизода.
-20-
Оставшихся шестерых Апостолов звали так: Филипп, Варфоломей, Фома, Иаков Алфеев, Леввей, Симон Канонит и Иуда Искариот, который и предал своего Учителя. Как мы теперь можем увидеть, учеников с именами Марк и Лука в этом списке нет. Евангелия же с их именем есть. А, как можно конспектировать высказывания Христа, если ты не находишься рядом с Ним? Есть в Новом Завете и еще одна загадка: среди учеников Христа был лишь один с именем Иуда, который Его впоследствии и предал. Но, вот Послание от Апостола Иуды принадлежит не ему (в это время он был уже мертв), а какому – то другому Иуде. Но, другого ученика с Именем Иуда, как мы только что выяснили, у Христа не было. Так кто же он?
Если двенадцать учеников, не обремененных повышенной грамотностью, ходят по пятам за своим Учителем и слово в слово записывают все, что Он ни скажет, то это еще можно понять. Но, почему у Иоанна Богослова вдруг родилось желание писать на своих папирусах то, чего Сам Иисус Христос никогда вслух не произносил?: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его». У них что там, в Палестине, все рыбаки обладают столь ярко выраженным поэтическим даром? Боюсь, что такое вступление к Евангелие самому Александру Сергеевичу Пушкину было бы не под силу! И почему подобного этому варианту передачи речений Христа нет ни в одном из прочих Евангелий, как канонических, так и апокрифических? Если бы эти слова Иисус Христос произнес, то их записали бы все евангелисты, поскольку они слышали и записывали одно и то же. Но, услышал их почему – то лишь Иоанн. А, это можно объяснить только тем, что Евангелия это не летописи, а литературные произведения, написанные одной рукой, и никаких Матфеев и Иоаннов в жизни и в помине не существовало.
Плащаницу Христа затерли до дыр, чтобы доказать, что в ней ходил Спаситель. Но, точно так же не было никакой и плащаницы. Так что, если мы и дальше будем воспринимать христианство как исторический документ, то мы еще во младенчестве, просто застряли в душевной эпохе своего развития. В отношении мусульман Бог не стал утруждать себя написанием литературно – драматического произведения, подобного Новому Завету. На первой же странице Бог без всякого кокетства объявляет: «Сегодня Я закончил для вас вашу религию, и закончил для вас милость Мою, и удовлетворился для вас Исламом, как религией!. (Коран. Сура 5). Но, мусульмане по сегодняшний день не могут справиться со своим пророком Мухаммедом, а если бы их в Коране было тоже человек пятнадцать?

— 21 —
Так кто же является истинным автором Нового Завета, да и не только Нового, но и всех прочих мировых религий? И может ли переосмысление авторства религий нанести людям душевную травму? Наверное, да! Но, совсем небольшую. Ведь от того, что мы осмыслим религии не как исторические летописи, а как рукописные литературные произведения, их самоценность ничуть не уменьшится, а тексты не станут для нас более понятными.
-22-
Вновь открывшиеся обстоятельства на предмет авторства Нового Завета меняют все самым радикальным образом. Если христианство не является хронологическими летописями, то остается лишь один вариант его толкования: Новый Завет это универсальный космический тест на нашу сообразительность и интеллектуальную зрелость, и тот, кто пройдет его до конца, дорогого будет стоить. Доказательств этому предположению достаточно. Но, главное из них звучит так: «Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить. (1-е Кор.9: 24).

-23-
Любая летопись по закону жанра не предполагает внутри себя каких – то нравоучений, пояснений и комментариев. Летописец должен записать только то, что видит и слышит. Когда же мы обращаемся к христианству, то в глаза бросается тот факт, что летописная его часть (если ее можно таковой считать) заканчивается четырьмя Евангелиями. Все послания Святых Апостолов летописями назвать никак нельзя. В самом мягком варианте их нужно воспринимать уже как комментарии ко всему тому, что было сказано Христом в Его четырех Евангелиях. Если внимательно рассмотреть только послания Апостола Павла, то не трудно будет увидеть, что помимо комментариев, они являются еще и вполне самостоятельным Учением, по своей силе ничуть не уступающим учению Самого Христа. Без Его посланий и само учение Христа осталось бы для нас по сегодняшний день полным мраком и тайной.
— 24 —
В вопросе популяризации христианства среди юношества есть и еще один подводный камень. Очень важным здесь является то, какое положение относительно христианства занимает сам преподаватель, а в нашем случае представитель церкви. Христианство можно изучать отвлеченно, как литературный памятник, совершенно не предвзято относительно его содержания. А, можно преподавать из состояния раболепия перед ним, как некую святыню, в которой нельзя даже одну букву заменить другой. Тогда студентов и школьников лучше приглашать в церковь на заутреню, эффект будет тот же самый. И тут необходимо заранее понять, какое местоположение относительно христианства занимает Православная церковь вообще, и каждый ее священник в частности.
— 25 —
Взаимоотношения человека с Богом, как известно, носят пятиступенчатый характер: на первой ступеньке располагаются люди, до которых мысль о существовании Бога еще не докатилась, либо те, которые не могут принять Бога по каким – то своим, внутренним особенностям. Иными словами, это язычники и атеисты. На второй ступеньке собрались люди, недавно пришедшие в веру и тут же попавшие под действие закона, мгновенно превратившись в рабов Божьих с риском остаться ими на всю жизнь. Те, кому удалось подняться на третью ступеньку, и их мысль пришла в движение, ищут все возможные способы уйти от ощущения собственной греховности, но только не способом возврата к глупому атеизму. Они именуются уже друзьями Божьими. Те же, кому удалось уйти от чувства греховности, достигают четвертой ступени, становясь Сынами Божьими по образу и подобию Иисуса Христа (а это значит, что им удалось переместиться в зону Разума и примирить его с рассудком). И, наконец, на пятой ступеньке человек сам становится Богом, и религия впредь не будет являться для него подавляющей силой, а станет путеводной звездой на всю оставшуюся жизнь.
Для тех, кому нужно словесное подтверждение этого положения, достаточно привести несколько высказываний из первоисточника, чтобы не быть голословными: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую Вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я называю вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего. Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего не попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам». (Иоанн: 15/14-16). Акцентировал на этом внимание и апостол Павел: «Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началом мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы сыны – то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (или, по – нашему, «Ну, Батя, Ты даешь!»). Посему, ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа». (Галат. 4: 3-7).
— 26 —
Есть и еще одна мысль, которая может стать основополагающей для церкви в вопросе популяризации христианства, высказанная апостолом Иоанном в своем послании: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет всякий страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершен в любви». (1-е Иоанна. 4: 18). Эта мысль говорит нам о том, что нельзя браться за проповедническую деятельность, если ты сам находишься под влиянием страха перед лицом Божьим. Человек, боящийся Бога, будет производить на свет точно таких же запуганных и подавленных своих последователей, как и он сам. А, менталитет русского народа таков, что он лучше станет воинствующим атеистом, чем рабом Божьим, и церковь должна это знать. Если же она будет продолжать заталкивать нас в положение рабов, то ничего путного из этой затеи не выйдет. Все должно начинаться с любви к Богу, а не боязни.
— 27 —
По вышеизложенным причинам мы и вынуждены говорить о том, что преподавание основ христианства в учебных заведениях должно проводиться не методом бездумного чтения Евангелий и посланий апостолов, а на основании «Курса лекций по основам христианства». В этом случае курс лекций, утвержденный на государственном уровне, станет единым для всей страны, и максимально сократит зависимость качества преподавания столь сложного предмета от собственного мировоззрения каждого отдельно взятого священника. А, если «раб Божий» будет читать ученикам лекции по христианству, то мы получим еще одну стайку точно таких же «рабов Божьих», как и сам преподаватель. Отдавать своих детей на откуп Православной церкви есть далеко не лучший выход из создавшейся ситуации.
— 28 –
Сегодня многие философы, да и не только философы, но даже служители культа, все чаще начинают поговаривать о том, что Новый Завет себя полностью исчерпал, и не пришлось бы в ХХ1 веке создавать новую, более прогрессивную религию. При этом мы как –то забываем о том, что космические религии и Учения не создаются обычными людьми в суете повседневной жизни. Для этого необходимо, как минимум, обладать Божьим Разумом, а создавать религии с помощью нашего человеческого рассудка – не смешно ли это будет? Да и мало кто из нас задумывается о том, что это, возможно, не христианство вдруг стало примитивным в сравнении с нашим выросшим «интеллектом», а наше восприятие христианства находится на самом низком его уровне. А, что бы почувствовать это, можно воспользоваться еще одним образом из нашей повседневной жизни. Давайте представим себе, что христианство – это компьютерная игра, у которой есть десять уровней сложности, а у каждого из нас, как у игрока, есть десять жизней: одна текущая и девять в запасе. Так вот, мы уже тысячу лет (с момента крещения Руси) толчемся на ее первом уровне. Но, толи мы плохо владеем компьютером, толи до сегодняшнего дня нам хватало первого уровня, но мы почему – то боимся переходить на второй. Но, если нам в конечном итоге все – таки удастся на него переместиться, то вслед за этим и искусство, и наука сделают свой шаг в сторону прогресса, после чего и все общество сдвинется с мертвой точки. Но, что же мы увидим, поднявшись на второй уровень его понимания?
— 29 –
ТРИ ИПОСТАСИ ЗАКОНА
Для Православной церкви (да и не только Православной) Нагорная проповедь Христа и Его десять заповедей суть альфа и омега всего христианского вероучения. И, если сегодня она собралась преподавать школьникам и студентам основы христианства, то преподаваться будет, так или иначе, закон Божий, и не более того. Но, церковь пока что не догадывается о том, что закон в Новом Завете выполняет совершенно иную функцию, чем нам это казалось без малого тысячу лет. Закон призван закрывать собою вход во внутреннее пространство Нового Завета, чтобы предотвратить вхождение в него людей слабых, неподготовленных и просто аморальных и беспринципных. Если церковь собирается популяризовать среди детей и юношества закон Божий, то на нее тут же ляжет ответственность стать таким же препятствием на этом пути, как и сам закон Божий. Но, если закон делает это осмысленно, то церковь совершенно бессмысленно, опираясь лишь на собственное восприятие христианства и свой многовековой запретительный опыт. И не обернется ли такой подход к преподаванию Нового Завета грехом для самой церкви? И Христос ей об этом напоминал: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас». (Матф.23: 15). Если в очередной раз отправляться в «массы» лишь ради популяризации закона Божия, то велика вероятность того, что вместо живых, деятельных и энергичных детей мы можем получить на выходе запуганное, пришибленное и в полном смысле слова убогое поколение с окаменевшим, как и у самой церкви, мышлением. Сама же Православная церковь рискует стать фабрикой по поставке обществу «рабов Божьих» и монахов, в которых оно совершенно не нуждается.
-30 –
Ленин и Православная церковь только кажутся антиподами, на самом же деле у них поразительно много общего. Как Ленин видел перед собою лишь материальную часть этого мира и не хотел даже слышать о его духовной стороне, так и церковь пытается материализовать все то, что содержит в себе христианское вероучение, совершенно забыв о том, что это духовный памятник, который ничего общего не может иметь с материей. Неплохо было бы перечитать некоторые высказывания святых апостолов, чтобы освежить в памяти это положение: «Не любите мира, ни того, что в мире; кто любит мир, в том нет любви Отчей». (1-е Иоанна 2: 15). У Павла это звучит так: «Ныне вы, познавши Бога, или лучше, получивши познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите снова поработить себя им? Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы. Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас». (Гал.4: 9-11).
— 31 —
И Маркс, и Энгельс, и Ленин пытались убедить нас в том, что любая религия является мощнейшим тормозом в развитии человеческого общества. Но, это не христианство является тормозом. Эту функцию успешно выполняет церковь, присвоившая себе монополию на понимание новозаветных текстов. Христианство же само в себе является саморазвивающейся наукой, и это его свойство заложено в нем самом. Движение мысли в христианстве обусловлено ростом нашего самосознания в процессе эволюции человека. Часто так бывает, что прочитаешь какой – ни будь роман выдающегося классика в пятнадцать лет, и увидишь в нем что – то одно. Перечитаешь его в тридцать лет, и он вдруг откроется тебе с совершенно иной стороны, а перечитаешь в пятьдесят, и к собственному удивлению обнаружишь в нем то, чего не замечал ни в пятнадцать лет, ни в тридцать. То же самое происходит и с христианством, тем более, что оно написано в притчеобразной форме, а притча вещь коварная: каждый ее понимает так, как позволяет ему его ум. Задача же человека состоит в том, чтобы докопаться до того смысла, который был в него заложен автором изначально, а не останавливаться на том, который тебе больше понравился. Если наше мышление на протяжении веков остается неподвижным и не развивающимся, то таковым же перед нами предстанет и христианство. Но, стоит нашим мыслям прийти в движение, как тут же начинает двигаться и христианство, открываясь нам с совершенно неожиданных сторон. Но, церковная мысль вряд ли когда – ни будь придет в движение, это ей не свойственно исторически. И, если бы мы все стали ждать этого момента, то ждали бы еще не одну тысячу лет! Тех же, кто попытается опередить церковь в этом вопросе, она объявляет еретиками и вероотступниками, и тут же подвергает анафеме. Но, в этих случаях принято говорить так: «Хоть ты мне друг, Платон, но истина дороже».
— 32 —
Возможно, сама эпоха душевного развития человечества запрещала нам правильно воспринимать мысли Нового Завета, заставляя видеть в нем только материальный аспект происходящих событий. Одновременно хочется верить в то, что наступившая в 2012 году эра духовности разрешит нам, наконец – то, увидеть все перипетии Нового Завета в их истинном, духовном свете. Давайте в этой связи вспомним еще раз мысль, высказанную Апостолом Павлом: «Сеется тело душевное, восстает тело духовное. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное». (1-е Кор. 15: 43-46). Время душевного восприятия мира закончилось. Наши души можно считать сформированными. Началась эпоха духовного, то есть интеллектуального его восприятия.
ЖЕРТВЕННОСТЬ
— 33-
Начнем с понятия жертвенности в христианстве. Под жертвенностью Христа мы всегда понимали тот факт, что тридцатитрехлетний молодой человек отдал себя в руки убийц, заведомо зная, что будет распят на кресте. При этом у нас не возникало никаких сомнений и никаких вопросов. И только сегодня мы начинаем догадываться, что жертвенность Христа началась гораздо раньше дня Его распятия. Она началась еще тогда, когда Он пришел к Иордану креститься у Иоанна. Это крещение свидетельствовало о том, что Иисус освободил кувшин Своего рассудка для того, чтобы он смог принять Разум, приготовленный Ему Господом. И действительно, сразу же после совершения обряда крещения, на Христа спустился Дух Святой (то есть разум), зашифрованный в Новом Завете в образе голубя. К тому же самому нас призывает и апостол Павел в своем послании к римлянам: «Итак, умоляю вас, братия, милосердием Божиим, предоставить тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего. И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная». (Рим. 12: 1,2). Таким образом, жертвенность в понимании христианства состоит не в том, чтобы отдать свое тело для распятия его на кресте. Это, в сущности, пустяк! Мало ли на земле существует всевозможных сект, которые по скудоумию своему лишают жизни десятков и сотен людей, объясняя это как жертвоприношение Богу. Но, Сам Бог пресекал эти поползновения еще в Ветхом Завете, запретив Аврааму убивать на жертвеннике собственного сына. А, уж в Новом Завете он предостерегает от этого людей чуть ли не в каждой главе («Пойдите научитесь прежде, что значит: «Милости хочу, а не жертвы»). Хочется верить, что, наконец – то, настало время перестать прочитывать мысль о жертвенности в материалистической интерпретации. Не нужны Богу наши души и наши тела, расставшиеся с жизнью по собственной воле и прежде времени, назначенного Им же. А, уж если кто – то решится принести себя в жертву Богу, то делать это нужно в духовном исполнении, шаг за шагом преодолевая и исполняя все то, что так подробно описано в христианском вероучении. Каждый день по капле выжимать из себя раба, как сказал Антон Павлович Чехов, вот в чем состоит задача каждого мыслящего человека. Думается, что на такую жертву решится один человек на миллион.
В О Л Я Б О Ж Ь Я
— 34 —
С окончанием эпохи Рыб одновременно закончилась и эра душевного развития человеческого общества. Что же это была за эра такая? По определению апостола Павла, время, отпущенное природой на эволюционный процесс развития от динозавра до сверхчеловека, разбито на три основных периода: телесный период, в течение которого эволюционным путем формировались те физические формы человека, которые мы имеем сегодня. Этот период был самым протяженным во времени и занял несколько миллионов лет, пока на поверхности земли не появился тот человек, каким мы видим его сегодня. Теперь перед природой встала вторая задача: провести жирную черту, или даже пропасть, отделившую бы человека, как homo sapiens, от его животного прошлого. Поэтому, на смену телесной эпохе пришла эпоха душевного развития человеческого общества. Душевный период изначально не предполагал сколь либо активного движения нашей мысли. Человеческая же сущность в этот период должна была заполниться такими чувствами, как любовь, верность, доброта, сострадание к ближнему, любовь к детям, бережное отношение к родителям и пожилым людям, любовь к природе и многими другими качествами, большинство из которых не встречаются в животном мире.
— 35 –
Единственным инструментом для достижения этой цели и стали все мировые религии со своими жесткими и бескомпромиссными законами, позволяющими провести эту глубокую борозду, отделяющую животный мир от мира людей. Для нас первой ласточкой из глубин космоса стал Ветхий Завет, оповестивший нас о том, что эра телесного развития человечества закончилась и началась эра душевного развития. Для европейцев и славян поначалу было достаточно Ветхого Завета для проведения разделительной полосы. Но, они стали развиваться так быстро, что в скором времени Ветхого Завета им стало не хватать. Окончательно приплюснуть их к земле методом религиозных запугиваний в виде закона Божия так и не удалось (в отличии от тех же мусульман, которым их Корана хватает по сегодняшний день), поэтому Богу пришлось сочинять Новый Завет, в основу которого был положен уже совершенно иной принцип. Но, чтобы не устраивать революционных потрясений в сфере религиозной мысли, внешне все должно было выглядеть так, будто Новый Завет ничего не собирается менять каким – то радикальным образом. На передний план снова был выдвинут тот же самый закон Божий, который был передан Моисею на каменных скрижалях и в Ветхом Завете. Но, в скрытой и тщательно завуалированной форме Новый Завет строился уже совсем на другом принципе, ничего не имеющим общего с принципами построения Ветхого Завета. Ветхий Завет строился чисто на телесной субстанции, где во главу угла ставилась жизнь и смерть человеческого тела. Новый же Завет взял за основу как прижизненную судьбу человеческой души, так и возможные варианты ее существования после смерти физического тела. Кроме того, Ветхий Завет даже вскользь не пытался открыть людям хоть какие – ни будь тайны Вселенной. Был лишь Закон и его неукоснительное выполнение. Новый же Завет, несмотря на то, что его Закон был многократно ужесточен относительно законов Ветхого Завета, уже начал приоткрывать завесу тайны, от сотворения мира скрытую от наших глаз: Давайте в этой связи вспомним еще раз высказывание Апостола Павла (повторенье мать ученья): «Но умы их ослеплены; ибо то же самое покрывало доныне остается неснятым при чтении Ветхого Завета, потому что оно снимается Христом. Доныне, когда они читают Моисея, покрывало лежит на сердце их. Но, когда обращаются к Господу, тогда это покрывало снимается. Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода». (2-е Кор.3:14-18). Слово «свобода» в этом контексте означает не что иное, как свободу мысли. Ветхий Завет свободы нашему мышлению не предоставлял, у него были совершенно иные задачи.
-36 —
Как мы уже говорили ранее, главное отличие того Закона, который лежал в основе Ветхого Завета от Закона Нового Завета состояло в том, что Закон, интерпретированный Иисусом Христом, пресекал не сами поступки, совершаемые реальными людьми в реальной жизни, а желание их совершить: «Если ты смотришь на женщину с вожделением, ты уже прелюбодействовал с ней в сердце своем». Поступок можно совершить или не совершить, все зависит от уровня самосознания, контролирующего действия человека. А, вот как быть с желаниями их совершить? Желания ведь приходят ниоткуда и уходят в никуда, совершенно не спрашивая у нас на это разрешения. Поэтому, человек, однажды попавший под ощущение своей греховности, уже никогда не сможет из под нее вывернуться каким – то простым способом, ибо собственные желания не может контролировать никто. Для этого потребуются какие – то иные технологии, речь о которых пойдет ниже. При нашем же арсенале возможностей освободить себя от чувства греховности становится невыполнимой, а, следовательно, и само исполнение Закона Божьего теряет всякий смысл, тем более что у апостола Павла проскочила такая мысль: «Бог производит в нас и хотение и действие по своему благоволению» (Филип.2: 13). А, против Бога, как говорят в народе, не попрешь! Тогда зачем нужен Закон? Зачем пытаться исполнить то, чего нельзя исполнить по определению? Но, разве Сам Бог об этом не знал? Конечно же, знал. На то Он и Бог. Он – то, как раз, и не считал исполнение закона самоцелью Нового Завета. И об этом Он напоминает нам по пять раз на каждой странице: «Ибо мы признаем, что человек оправдывается верою, независимо от дел закона. Если утверждающие на законе суть наследники, то тщетна вера, бездейственно обетование. Ибо закон производит гнев, потому что где нет закона, нет и преступления». (Рим.3: 28; гл.4: 14,15). В другом месте ту же самую мысль Павел озвучивает так: «Все утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: «Проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона». А, что законом никто не оправдывается перед Богом, это ясно, потому что праведный верою жив будет. А закон не по вере; но кто исполняет его, тот жив будет им. Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, ибо написано: «Проклят всяк, висящий на древе». (Гал. 3: 10 – 13). Но, если церкви и этого покажется мало, апостол Павел закрепил эту мысль еще и такой фразой: «Итак, закон противен обетованиям Божьим? Никак! Ибо, если бы дан был закон, могущий животворить, то подлинно праведность была бы от закона; но Писание всех заключило под грехом, дабы обетование верующим дано было по вере в Иисуса Христа. А, до пришествия веры мы заключены были под стражею закона, до того времени, как надлежало открыться вере. Итак, закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою». (Гал. 3: 21-24). Надеюсь, что эта мысль понятна без комментариев.
— 37 —
На самом же деле закон в Новом Завете выполняет сразу несколько функций. Первая из них состоит в том, чтобы стать тем самым «камнем преткновения и соблазна», который призван закрыть собою вход во внутреннее пространство Нового Завета. И действительно, не успеет человек открыть книгу, как тут же, прямо на крыльце этого великолепного здания натыкается на Закон Божий, и все свои силы бросает на его исполнение, уже не задумываясь о том, чтобы пройти в его внутренние помещения. В своем послании к римлянам апостол Павел так озвучил это предназначение закона Божьего: «Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры. А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? Потому, что искали не в вере, а в делах закона; ибо преткнулись о камень преткновения. Как написано: «Вот полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна: но всякий, верующий в него, не постыдится». (Рим.9:30-33). «Не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона – Христос, к праведности всякого верующего». (Рим.10:2,3,4). На основании вышеизложенного мы вправе обозначить эту функцию закона как «сторожевая», поскольку в ее задачу входит защита входа в христианское вероучение от людей случайных и неподготовленных к прохождению этого пути.
— 38 —
Вторая его функция общеизвестна: формирование высокой морали в обществе и пресечение на корню всех возможных поступков, продиктованных нашими животными инстинктами. И, хотя эта его ипостась недостижима по тем же причинам, что и в случае с «законом – сторожем», но, тем не менее, закон стал для нас зеркалом, в котором отражаются все наши мысли и поступки. И еще: это второе предназначение закона Божьего как будто бы специально придумано для Православной и Католической церквей, ведь до сегодняшнего дня их главным догматом является Закон Божий, и неукоснительное его исполнение каждым верующим. По их мнению, именно чувство греховности, вызванное действием Закона, и является залогом при создании высокоморального общества. Богобоязненность как основа морали – вот кредо церкви. Но, мы забываем о том, что мысль о существовании в этом мире Бога для простых людей является абсурдной, а потому и подчиняться Закону Божьему они и не собираются. Человек управляется духами, которые даются нам свыше. И если кто – то родился на этот свет убийцей, то заповедь «не убий» его не остановит. При первом же удобном случае он выполнит свою миссию. А, прирожденной жрице любви татуировку «не прелюбодействуй» можно нанести прямо на лоб. Думаете это что — ни будь изменит? Да ничего подобного, она ею еще гордиться будет. А, через неделю такая татуировка станет повальной модой! Когда мы без малого сто лет жили без Бога, точно также были хорошие и добрые люди, и вовсе не благодаря «Моральному кодексу строителя коммунизма». Может быть, злых людей было немного по больше, но это исключительно из подражания своим вождям. Поэтому и здесь мы можем констатировать тот факт, что Закон Божий не есть самоцель Нового Завета. С одной стороны, это всего лишь камень, закрывающий собою вход в великолепное здание под названием христианство, а с другой — устрашающий фактор для людей беззаконных, которым не удается уйти от своего животного прошлого. Эту вторую функцию закона мы обозначим как функция морали, а сам закон для краткости назовем «закон – моралист».
— 39 —
Но, помимо сторожевой и чисто моральной функций, на законе лежит еще одна, и пожалуй наиглавнейшая обязанность, которая и легла в основу при написании Самого Нового Завета. Ей трудно дать какое – либо название, но большого греха не будет, если мы назовем эту функцию «закон – убийца». Не имей закон этой третей своей ипостаси, не было бы смысла тратить время на создание самого Нового Завета. В чем же заключается эта его функция с таким устрашающим названием? Благодаря немецкому философу Георгу Вильгельму Фридриху Гегелю, мы, наконец – то, уразумели, что способ мышления, которым обладаем мы, люди, не является единственным во Вселенной. Наш, человеческий способ мышления он назвал «РАССУДКОМ», обозначив его как самый примитивный, бытовой, но единственно возможный для существования в условиях Земли. Благодаря тому же Гегелю мы узнали, что помимо рассудка в мире существует еще и РАЗУМ, благодаря которому стал существовать и сам наш мир, и наш рассудок, как производная от Разума. Это совершенно иной способ мышления и другой способ представления информации. Рассудок отличается от разума так, как размеры песчинки отличаются от размеров солнца. Ну и что из этого? Почему же так исторически сложилось, что между ними вдруг возникла непримиримая вражда? Чем и когда они успели так друг другу насолить? Прежде чем приступить к обсуждению технологий перемирия между рассудком и Разумом, хотелось бы вначале обсудить их характерные свойства и особенности, дабы знать, с чем нам предстоит бороться.
После того, как мы разобрались в том, что мы, люди, и Бог пользуемся в своей практике разными способами мышления, нам будет гораздо легче осмыслить, в чем состоит разница между ними. Да, наша рассудочная, или десятеричная схема мышления является примитивной, простейшей, но она и не могла быть иной, поскольку пройдя все стадии своего животного развития и вплотную приблизившись к началу эпохи мышления, мы не могли сразу овладеть разумом, как нельзя овладеть дифференциальным и интегральным исчислением, не овладев и не выучив таблицу умножения. Главный же принцип, присущий рассудочной схеме мышления, является генерирование злых помыслов, злых чувств, ненависти к ближнему, предательство и прочее. На рассудок, который мы получаем от природы как первый способ мышления, жестко накладывается природный инстинкт самосохранения, который мы притаскиваем за собою из своего животного прошлого. Теперь наше новое мышление начинает выступать как охранная грамота для нашего тела наравне с природными инстинктами самосохранения. Мы свято верим в то, что если эту схему мышления должным образом усовершенствовать и модернизировать, можно будет победить все ее отрицательные свойства и придать ей благородный статус. Но это, опять – таки, плод нашей детской наивности. Еще Сервантес назвал это борьбою с ветряными мельницами. Освобождение человечества от зла может произойти лишь благодаря переходу от рассудочной схемы мышления к разумной, а это такой труд, который никакими физическими мерами измерить нельзя. Когда – то человечество придумало аналоговую вычислительную машину, а потом несколько десятилетий пыталось довести ее до совершенства. Но, во время поняв, что это путь тупиковый, мы быстренько перешли на цифровую (двоичную) схему счисления, и сегодня возможности наших компьютеров говорят сами за себя.
— 40 —
Для того, чтобы ощутить, в чем состоит сходство, а в чем различие двух этих способов мышления, можно воспользоваться очень простыми образами (но, простыми они могут оказаться только для людей с техническим складом ума). В электронике существует два способа представления информации: аналоговая и цифровая. Без малого двести лет мы жили в царстве аналоговой формы. Какими главными отличительными свойствами она обладает? Царицей в аналоговом королевстве является синусоида – классическая, периодическая и гармоническая кривая, которая описывается простейшей формулой : У = sin X. Самая близкая к нам синусоида «сидит» в нашей электрической розетке с надписью 220 вольт. Начиная свое плавное движение от нулевой линии (оси абсцисс, или оси Х) в сторону своего максимального значения, она проходит массу промежуточных уровней, все зависит лишь от того, в каких единицах проградуирована вертикальная ось, или ось ординат. Например, для сетевого напряжения 220 вольт, его величина может принимать значения 0, 10, 20, 30, 40, 50 и так далее вольт вплоть до достижения своего максимального значения – 310 вольт, после чего начинается его плавный спад по тому же закону до нулевой отметки. Так что, между нулем и максимальным значением располагается бесчисленное множество промежуточных значений этого напряжения, все зависит лишь от того, интересуют нас десятки вольт, или десятые, а то и сотые доли вольта.
— 41 —
Если говорить об аналоговой системе счисления, то она десятеричная. А это значит, что в нашем распоряжении имеется десять цифр от нуля до девятки. Все прочие цифры представляют собою лишь определенную комбинацию из этих десяти цифр, например: 12, 48, 157, 1256. Живя в аналоговой среде, мы и способ мышления имеем аналоговый. Представляете себе, сколько в аналоговом пространстве существует способов спрятаться, укрыться, уклониться от правды и истины?
— 42 —
Разум же, о котором мы повели тут речь, пользуется в своей практике совершенно иной схемой счисления – так называемой двоичной. А, это значит, что в ее распоряжении имеется всего две цифры: ноль и единица. В электронике их называют так: логический ноль и логическая единица. Если на выходе какого – либо устройства присутствует высокий потенциал напряжения (это может быть любое напряжение – 5, 12, 24 и т.д. вольт), то говорят, что мы имеем дело с логической единицей. Если же на выходе устройства никакого напряжения нет (прибор показывает ноль вольт), значит, мы говорим, что на выходе присутствует логический ноль. И еще: логическая единица обозначается словом «да», или «истинно»; а логический ноль словом «нет», или «ложно». Любая цифра, как и любая буква алфавита в двоичной схеме представляются определенной комбинацией (кодом) нулей и единиц. А, наличие в двоичной системе всего двух цифр говорит о том, что никаких промежуточных значений здесь нет, а значит и прятаться в разуме негде. Различие между рассудочной и разумной схемами мышления очень ярко высветил Апостол Павел, охарактеризовав двоичную схему мышления, или РАЗУМ, так: «Ибо слово Божие живо и действенно и острие всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные. И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Ему дадим отчет». (Евр. 4: 12, 13).
— 43 —
Так вот, в основе РАЗУМА лежит двоичная форма представления информации. Поэтому он (разум) обладает и двоичной формой мышления. И первым об этом нам поведал тот же Иисус Христос, который, по — видимому, и является родоначальником первого компьютера: «Да будут слова ваши «да – да» и «нет – нет», а что сверх того, то от лукавого». Правдивость этих слов подтвердил и Апостол Иаков: «Прежде же всего, братия мои, не клянитесь ни небом, ни землею, и никако0ю другою клятвою, но да будет у вас: «да, да» и «нет, нет», дабы вам не подпасть осуждению».(Иаков.5: 12). Таким образом, Бог требует от человека перехода из рассудочной (десятеричной) схемы мышления в Разумную (двоичную). А, человек боится этого больше смерти.
— 44 —
Безусловно, как форма мышления, Разум скорее напоминает бухгалтерский отчет, где есть только дебет и кредит, нежели способ мыслить. Жить на земле с такой формой просто невозможно. Слава Богу, что никто и не заставляет. Представьте себе, что вы пришли в магазин купить себе 200 граммов колбасы, а на ней висит ценник: «Цена за 1 кг 11011100 рублей). Сколько денег будете доставать из кошелька? С другой же стороны предположим, что вы решили создать сотовый телефон на основе аналоговых электронных ламп, которые применялись в наших первых телевизорах. Можете себе представить, каких размеров были бы эти «карманные» телефончики? Все прочие сопоставления аналогового и цифрового способов представления информации будут не в пользу аналогового, но и у него есть такие преимущества, которых никогда не было и не будет у цифрового.
-45-
Есть ли какое – либо объяснение, или даже оправдание тому, что мышление взяло и раскололось на две совершенно противоположные половины? Думается, что есть. Было бы странным, если оно оказалось единым и монолитным. Весь наш мир разделен пополам: если есть левое, значит должно быть и правое; если есть верх, значит должен быть и низ; если есть ночь, значит должен быть и день. А, вот, если бы был наш рассудок, но не было бы Разума, мы бы тут же начали нервничать: как так, куда он подевался, ведь все в мире имеет свою противоположность? Разделение же это возникло от того, что есть время, а есть вечность, и между ними пролегает бездна. И в каждой из этих временных категорий действует своя схема мышления.
-46-
Вечность, это когда у отпущенного тебе срока жизни нет ни начала, ни конца. Не трудно догадаться, что в этих условиях существовать в сознательном состоянии просто невозможно. Осознавать себя можно год, два, ну, в конце концов, сто лет, но всю вечность быть существом сознательным – это уже перебор. Значит, для того, чтобы стать вечным, нужно перейти из сознательного состояния в бессознательное, что в свое время и сделал Бог. Но, как в таком случае управлять этим миром, если ты не осознаешь себя в реальном времени? И вот тут на помощь приходят законы, которые обладают непоколебимым постоянством, непреложностью, нелицеприятностью и неподкупностью. Не знаешь закона при осуществлении каких – то своих деяний – можешь нарваться на крупные неприятности. Знаешь о существовании закона, но умышленно попытаешься его нарушить, «отдача», как от ружья, будет в два раза сильнее, чем в первом случае. Из этого можно сделать вывод: правильно написанные законы могут управлять миром самостоятельно, даже без непосредственного участия того, кому этот мир принадлежит.
— 47 —
Ранее мы уже говорили о том, что Слово Божье исходит от Разума, а воспринимается нашим человеческим рассудком. Когда мы набираем на клавиатуре своего компьютера какую — либо цифру (а, компьютер является слабой тенью Разума), например 1256, то, эта цифра десятеричная, и компьютер ее, как следствие, не понимает. Поэтому внутри него существует двойное устройство, именуемое ЦАП – АЦП (Цифро – аналоговый преобразователь и аналогово – цифровой преобразователь). Аналогово – цифровой преобразователь (далее по тексту АЦП) производит перевод десятеричной цифры 1256 в ее двоичную форму, которая будет выглядеть так: 010100011. Вот такое представление цифры 1256 компьютер мгновенно понимает. Когда же он произвел внутри себя целый ряд вычислений в двоичной форме, и наступила пора вывести на экран монитора окончательный результат, в работу включается дешифратор, или цифро – аналоговый преобразователь (ЦАП), который переводит конечную цифру вычислений из двоичной формы в нашу, родную, десятеричную. Благодаря этому мы имеем возможность оценить проделанную им титаническую работу. Для большей наглядности можно рассмотреть простенький пример: допустим, необходимо перемножить две цифры:
13 х 9 = 117
АЦП преобразует цифру 13 в двоичный код, после чего она принимает вид 1101. Цифра девять после прохода сквозь АЦП становится кодом 1001. После того, как компьютер произведет их перемножение, у него получится результат 1001111. Если он нам выведет на экран монитора такой ответ, мы с вами ровным счетом ничего не поймем. Для этого и существует ЦАП – цифро – аналоговый преобразователь, который переведет ответ нашей задачи 1001111 в десятичный вид, и на экране монитора высветится цифра 117. То есть, компьютер произвел вот такие вычисления: 1101 х 1001 = 1001111, а нам показал интересующий нас ответ – 117. Аналогичным образом необходимо обращаться и со всеми религиозными текстами, ибо они пишутся в разуме, то есть в двоичной форме мышления, а считываются нами в десятеричной, поэтому если между ними мы не установим ЦАП, то ни одной правильной мысли мы оттуда «выудить» не сможем. Поэтому, когда мы читаем Священное Писание, мы читаем совсем не то, что в нем написано: «Знайте прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (Двоичным мышлением). (2-е Петра 1:19-21).

-48-
Чтобы эта затянувшаяся вступительная речь не повисла в воздухе, необходимо рассмотреть какой – либо пример. Лучше всего будет проанализировать самое трудное место из Нового Завета, чтобы все прочие показались читателю сущим пустяком.
Все мы слышали о том, что в основе христианского вероучения лежит понятие о Святой Троице: Бог – Отец, Бог — Сын и Святой Дух. Эта новозаветная загадка, за две тысячи лет ставшая для нас уже привычной, в тысяче человеческих умов отображается тысячей различных способов понимания. Давайте же попытаемся «дешифрировать» этот догмат, чтобы получить о нем ясное и отчетливое представление.
— 49 —
Ввиду огромной сложности этой темы начать придется издалека, так что наберитесь терпения. И вот первое, что нам необходимо будет выяснить: после того, как Бог стал существом бессознательным, тяготеет ли Он к тому, чтобы хоть на какое – то, пусть даже короткое, время вновь стать сознательным, то есть осознать и осмыслить Себя в этом мире так же, как осознаем себя мы? Вопрос этот насколько прост, настолько же и сложен, а поэтому и ответ на него может быть двояким: и да, и нет. Но, почему ответ не однозначен? Да, потому, что Бог так огромен, велик, многогранен и многотруден для понимания, что вероятность осознать Самого Себя в этом мире спустя миллионы лет после ухода в бессознательное существование, да еще и в смертном человеческом теле, и именно тем, кем Ты являешься на самом деле, а не кем – то другим (пусть и слегка похожим на Тебя), настолько ничтожна, что на этой затее можно было бы изначально поставить крест, но надежда, как говорится, умирает последней. И тяга к сознательному существованию будет всегда, и именно это называется в нашем мире Законом всемирного тяготения человека к Богу, а Бога к человеку. Но, боязнь искривления собственной личности при попытке самоосознаться в смертном человеческом теле (а, другого места для самоосознания Себя в природе не существует) присутствует во всем Новом Завете, где Христос вовсе даже не считает Себя стопроцентным Богом, а в большинстве случаев кивает на небеса, постоянно повторяя фразу: «Я об этом не ведаю. Ведает лишь Бог один». В переводе с Его языка это означает: «В Своем ответе на этот вопрос Я не уверен. Силюсь вспомнить, но пока не могу». Но, если иногда нет уверенности даже в Самом Себе, то, что можно говорить о каком – то случайном человеке, в котором Бог попытается Себя осознать? Две личности можно считать идентичными не по внешнему виду, а лишь в том случае, если они мыслят одинаково. Однояйцовые близнецы внешне могут быть неотличимы, но при этом один унаследует образ мыслей матери, а второй – отца. В этом случае мы будем иметь дело с двумя абсолютно разными людьми. А, у двоих, случайно встретившихся в поезде людей могут оказаться столь схожие образы мышления, что они на всю жизнь остаются друзьями «не разлей – вода», в то время, как один из них худой при двухметровом росте, а второй – полуторометровый колобок с пивным животиком. Гарантии того, что человек, попытавшийся осознать себя Богом, мыслит так же, как и Сам Бог, никакой нет. Потому, между истинным божьим самосознанием, и тем уровнем сознания, который достигнут стремящимся к Богу человеком, всегда будет существовать некоторая «дельта самосознания» (назовем ее так), которая не даст им слиться полностью. Но, этого не стоит бояться. Это обычные «издержки производства», которые существуют везде, а особенно у нас на земле. Причем издержки временные. В конечном итоге два этих самосознания все равно сольются, если к этому постоянно стремиться. А, для тех, кто думает, что Вселенная ему уже покорилась, у Павла есть и такая мысль: «Кто думает, что он знает что-нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать. Но, кто любит Бога, тому дано знание от Него». (1-е Кор.8:1,2).
Эти вечные сомнения человека в выборе своего пути и попытке хоть как – то осознать себя в свете идеи Бога, находясь при этом в смертном человеческом теле, очень красиво проиллюстрировал великий русский поэт Гавриил Державин:
Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайняя степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества.

Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь – я раб – я червь – я Бог!
-50-
За 2500 лет господства Ветхого Завета люди хорошо усвоили, что каждая из сторон, участвующая в процедуре бытия, должна занимать отведенное ей место: Бог должен располагаться на небесах, и постоянно пребывать там, находясь в состоянии покоя; человеку же в качестве места обитания отведена земля, где он принужден двигаться вместе со всем материальным миром, самим для себя являясь и Богом и Царем. За столь продолжительное время сложился и определенный тип общения между Богом и людьми: первым посредником был Моисей, потом пророки более мелкого масштаба, но все это было не то. Стало понятно, что любая мысль, переданная через человека, заранее обречена на то, чтобы многократно исказится и даже утратить свою изначальную суть. Причиною тому было полное отсутствие у людей опыта общения с Богом, да плюс та бездна, которая пролегла между рассудком и Разумом. Поэтому, когда Ветхий Завет окончательно «обветшал» (невольная тавтология), и пришло время заключать с людьми Новый Завет, эта проблема встала очень остро. Передавать через неуклюжий человеческий ум столь сложное литературное произведение означало бы лишь одно: заведомо провалить весь замысел. Оставался лишь один вариант: попытаться осуществить задуманное лично, без посредников. Для этого необходимо было совершить рокировку, то есть обратный переход из бессознательного состояния в сознательное. Но, как это сделать? В каком виде можно было бы прийти на землю, чтобы воплотить в жизнь свой план? Если выбранный образ окажется непривычным или не в меру экзотическим, то исход такого мероприятия может быть известен наперед – убьют. Значит, остается только один образ – образ человека, чтобы ни чем не отличаться от прочих людей. Но, тут всплывает вторая проблема: что, вот так прийти к людям и сказать: «Я ваш Бог, пришел посмотреть, как вы тут без меня поживаете»? Результат может оказаться еще хуже, чем, если бы Бог явился на Землю в образе шестикрылого Серафима. На первый же их вопрос уже не было готового ответа: «Ты такой же человек из плоти и крови, как и все мы. И ты пытаешься нас убедить в том, что ты и есть Всевышний Бог?» И результат этой встречи опять тот же самый – смерть. И именно в этой, казалось бы, безвыходной ситуации вдруг созрела спасительная мысль: прийти на землю в образе человека, но, не в качестве верховного Бога, а в образе Его Сына, якобы отправленного Отцом для выполнения спецмиссии на земле. Сам Бог при этом остается на небесах, и религиозные чувства народа при таком распределении ролей не оскорбляются. Остается придумать Себе имя, или, как это часто бывает на земле, «псевдоним», и тогда крайности сойдутся: Бог – это Я, Сын – это беззлобный, а скорее вынужденный обман, придуманный для успокоения самих же людей, ну, а Святой Дух – это Мой образ мыслей, который Я и хочу без всяких искажений и искривлений донести до людей». Поэтому, Бог – Отец, Бог – Сын и Святой Дух это по сути одно и то же, грани одной личности. Вот оно и триединство. Осталось только придумать Себе имя. Пусть это будет еврейское имя Иисус Христос, коль скоро идти то придется к ним, как правопреемникам Нового Завета. По своей сути, одно имя ничуть не лучше другого и является чистой воды случайностью. Ход дальнейших событий Бог, как это всегда и бывает, предугадал заранее.
-51-
Нельзя сказать, чтобы Бог уж очень сильно скрывал на страницах Нового Завета того факта, что образ Сына, который пронизывает собою весь Новый Завет, и есть Он Сам. Он неоднократно пытается заставить Своих учеников сделать собственный анализ этой ситуации, но они слишком слабы для этого, а опыт такого рода у них отсутствует полностью. Давайте вместе послушаем их разговоры, но, только нужно иметь в виду, что это тончайшие моменты во всем Новом Завете (а мы на этих тончайших моментам осваиваем принципы дешифрирования библейских текстов). Затевая этот разговор с учениками, Иисус заранее знал, что правильного ответа не получит, но, тем не менее, их ответы были для Него интересны: «Пришед же в страны Кесарии Филипповой, Иисус спрашивал учеников Своих: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?» (Здесь необходимо сразу проникнуться существом этого вопроса. За кого могли принимать Его простые, не искушенные в таких вопросах люди, если Он Сам представился им Сыном Божьим? У них что, были иные варианты Его восприятия? Конечно же нет. Но. тем не менее, такой вопрос из Его уст почему – то прозвучал). Они сказали: «Одни за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию или за одного из пророков. Он говорит им: «А, вы за кого почитаете Меня?». (Вы ведь Мои ученики и постоянно находитесь рядом со Мною! Неужели, до сих пор не догадались?). Симон же (Петр), отвечая, сказал: «Ты – Христос, Сын Бога Живого». Тогда Иисус сказал ему в ответ: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах». (Матф.16: 13-17). Издевка Христа была настолько тонкой, что Петр ее попросту не заметил. Чего стоит только Его обращение: «Блажен ты, Симон, сын Ионин!», говоря тем самым: «Это ты сын Ионин, а Я — Сам Бог».
В скором времени Иисус сделал еще одну попытку выяснить, как же все – таки воспринимают его люди: «Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: «Что вы думаете о Христе? Чей Он сын? «. Говорят Ему: «Давидов». Иисус говорит им: «Как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом (а не сыном), когда говорит: «Сказал Господь (Всевышний) Господу моему (Иисусу Христу): сиди одесную Меня, доколе низложу врагов Твоих в подножие ног Твоих»? Итак, если Давид называет Его (Христа) Господом, как же Он Сын Ему (Давид мог назвать Господом только Самого Бога)?». И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его». (Матф.22: 41-46).
С каждой новой попыткой заставить Своих учеников наконец – то узнать Его, намеки становятся все прозрачнее и прозрачнее, оставалось лишь чуть – чуть пошевелить извилинами, и тут же появился бы долгожданный ответ. Но, не тут – то было: «Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего (поскольку это одно и то же). И отныне знаете Его и видели Его. (Вы видите перед собою Меня, Бога, а ловитесь на Мою маленькую хитрость, как малые дети. Сказать прозрачнее было уже просто невозможно, не было вариантов. Но, мысль в очередной раз пролетела мимо). Филипп сказал Ему: Господи! покажи нам Отца, и довольно для нас. Иисус сказал ему: столько времени Я (Бог) с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь, покажи нам Отца? (Пробегавшая мимо дворняжка, и та все поняла. А, вот Филипп продолжал стоять, широко открыв рот. Видно, не судьба). Пытался открыть нам глаза и Апостол Павел, но и его трактовка также повисла в воздухе: «Христос, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу (несмотря на то, что пребывал в человеческом теле), но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек». (Филип. 1: 6,7).
А Христос, поняв, что все Его усилия тщетны, решил все – таки предпринять последнюю попытку, перейдя на совсем уж прямой текст: «Я и Отец — одно».(Иоанн. 10: 30). «Тут опять Иудеи схватили каменья, чтобы побить Его. Иисус отвечал им: много добрых дел показал Я вам от Отца Моего (снова пришлось переключиться на Отца, чтобы отвлечь внимание толпы от слишком прямо сказанного слова); за которое из них хотите побить Меня камнями? Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человеком, делаешь Себя Богом». «Тогда сказали Ему: где Твой Отец? Иисус отвечал: вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего».
Дальнейшие слова были сказаны скорее для Самого Себя, нежели для учеников: «Вот потому Я и говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют; ибо огрубело сердце людей сих, и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их».
-52-
Если бы сегодня, спустя две тысячи лет, Христос собрал в одном месте всех Православных, Католических и Протестантских священников, и задал им тот же самый вопрос: «Кем вы Меня почитаете, Сына человеческого», то ответ был бы точно такой же, как и две тысячи лет назад при разговоре с Петром: «Ты – Сын Божий». После этого Ему сильно бы захотелось закричать: «Какими вы были толстокожими, такими и остались. Да Бог Я ваш, неужели не понятно?». И, то, что сегодня происходит со Мною, ждет и вас совсем в недалеком будущем: «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги»? Посмотрю, как вы будете выходить из подобной ситуации. После этого Христу осталось только одно: сесть на камень, горько заплакать и тихо пропеть про себя арию мистера Икс: «Всегда быть в маске судьба Моя». (Это уникальная ария. Она является одной из немногих, где Бог через образ мистера Икс впервые передал людям весь комплекс внутренних ощущений, которые приходится переживать при каждом посещении Своей же собственной земли в сознательном состоянии. Послушайте ее еще раз, пусть даже в записи.).
Но, нет худа без добра. Именно благодаря людской глупости материализовавшемуся Богу удалось дожить до тридцати трех лет и успеть передать людям все то, что Он хотел передать.
Использовав этот пример, мы разобрались с тем, что нельзя прочитывать новозаветные тексты напрямую, без перевода их из цифровой (разумной) схемы мышления в нашу аналоговую (рассудочную). Надо быстренько бежать в магазин и покупать «гравиЦАП». Вот тогда все станет понятно.
-53-
Как всем мировым церквям, так и малоискушенным в этих вопросах верующим приятно представлять себе Бога, как седобородого, мудрого старца, спрятавшегося от людей где – то в глубинах вселенной. Это, конечно, приятное представление о Боге, но и от этой иллюзии пришло время избавиться. В философии такое богопонимание называется мистицизмом, а мы, как материалисты с большим стажем, должны быть далеки от мистики.
ТЕЛО СУЩНОСТИ
-54-
Прежде, чем приступить к постижению тайны Божьего тела, давайте освежим в памяти некоторые термины, которые облегчат нам эту задачу. Бог в нашем мире является сущностью, то есть той оболочкой, внутри которой существует разумная жизнь в виде человека. Какого – то автономного физического тела Бог иметь не может, поскольку Он тут же превратился бы в существо смертное, как и все материальное в этом мире. Для вечного существования Его тело должно расколоться на тысячи осколков, каждый из которых будет подвержен смерти, но благодаря постоянному обновлению каждой такой частички (листья на дереве) их присутствие в мире будет постоянным. И, вот именно за счет раздробленности тела с одной стороны, и постоянной обновляемости каждой его части (или каждого члена этого тела) с другой стороны, достигается эффект его бессмертия. На наше, человеческое тело, такая обновляемость не распространяется, поэтому оно и смертно. Если же говорить о наших детях, то они не повторяют своих родителей ни по внешним признакам, ни по образу мыслей. На момент своего совершеннолетия они становятся самостоятельными личностями независимо от способа их воспитания. Но, обновляемость самих людей позволяет сохранять нас на земле как популяцию «человек разумный». Ни одна из частичек Божьего тела, не обладает самосознанием «Я – Бог». Человек же обладает самосознанием, но, это всего лишь сознание самого себя, и не более того, и именно поэтому он не является сущностью, а является личностью. Но, в своей потенции, при благополучном стечении определенных обстоятельств, это человеческое самосознание может трансформироваться в высшее самосознание, но это таинство природы сокрыто от нас в сейфе за семью печатями (почитайте послание Апостола Павла к евреям о скиниях, там это именуется как святая святых).
-55-
Так вот, как мы только что установили, у сущности (у Бога), есть свое тело, только устроено оно несколько своеобразно относительно тела личности (человека), а вот в чем состоят эти особенности нам поведал апостол Павел: «Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: «Я не принадлежу телу, потому что я не рука», то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: «Я не принадлежу к телу, потому что я не глаз», то неужели оно потому не принадлежит к телу? Если все тело – глаз, то где слух? Если все слух, то где обоняние? Но Бог расположил члены, каждый в составе тела, как Ему было угодно. А, если бы все были один член, то где было бы тело? Но теперь членов много, а тело одно. Не может глаз сказать руке: «Ты мне не надобна»; или также голова ногам: «Вы мне не нужны». Напротив, члены тела, которые кажутся слабейшими, гораздо нужнее, и которые нам кажутся менее благородными в теле, о тех более прилагаем попечения; и неблагообразные наши более благовидно покрываются, а благообразные наши не имеют в том нужды. Но, Бог соразмерил тело, внушая о менее совершенном большее попечение, дабы не было разделения в теле, а все члены одинаково заботились друг о друге. Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы – тело Христово, а порознь – члены». (1-е Кор.12: 14-27).
-56-
Вот так выглядит тело, принадлежащее сущности, а в нашем случае – Богу. Разница лишь в том, что в нашем теле все члены прикреплены к туловищу и благодаря этому оно кажется чем – то единым и цельным, то в теле сущности каждый член существует как – бы оторвано друг от друга, и это способно ввести нас в заблуждение. Но, оказывается, что между этими разрозненными членами существуют гораздо более мощные, хотя и невидимые, связи, которые делают тело сущности еще более единым и неделимым, чем наше физическое.
-57-
«Бог есть лишь бессознательная сущность природы, данная нам в ощущениях» — так охарактеризовали философы способ бытия Божия. Примерно тоже говорит и апостол Павел: «Невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассмотрение творений видимы, так что они безответны». (Рим.1: 20-25). В этом вопросе мнение философов совпало с мнением апостола. Это уже прогресс. Значит Бог в этом мире «влачит» Свое бессознательное существование. И именно поэтому он не выдает медалей особо отличившимся людям и не отвешивает подзатыльников проштрафившимся в режиме реального времени, а ждет того момента, когда Он выйдет из бессознательного состояния и войдет в сознательное, и вот тогда – то и состоится тот самый «страшный суд»). Давайте попытаемся снять со слова «бессознательное» тот философский налет, который делает его туманным.
-58-
Человек является единственным сознательным существом на земле, поскольку ни кошка, ни собака, ни даже человекообразная обезьяна понятия не имеют о том, кто они такие. А человек о себе может сказать: «Я – человек». Значит, он существо сознательное. Но, это, опять же, как посмотреть. Если глазами Бога, то для Него все живое на земле, и в том числе человек, являются существами бессознательными. Почему?
Когда Бог в момент сотворения мира и написания религий был существом сознательным, и мог сказать о Себе: «Я – Бог», Он обладал РАЗУМОМ. Мы обладаем рассудком, но не надо забывать о том, что рассудок есть развивающийся во времени Разум. По этой причине то, что мы сегодня считаем сознанием собственного «Я», для Бога не значит ничего. Человек смыслит в делах космоса (Божьих) столько же, сколько смыслит собака, лошадь или обезьяна. Так что, относительно Божьего самосознания мы являемся существами бессознательными, но, обладающие в этом смысле некоторой перспективой.
ПРОТИВОРЕЧИЯ ХРИСТИАНСТВА
-59-
Огромное количество мыслителей с мировыми именами, занимавшихся философией христианства, были склонны обвинять его в том, что оно не смогло преодолеть массу противоречий, которыми изобилует Новый Завет, одновременно требуя это от слабого человека. Так, может быть, наличие в христианстве противоречий свидетельствует о его слабости, или, хуже того, несостоятельности? Во – первых, необходимо прежде разобраться, что такое противоречие в приложении к христианству.
Жизнь по своей внутренней сути так обескураживающее проста, что для придания ей необходимого дополнительного интереса (или шарма, или драйва, если уж говорить совсем по современному), иногда приходится искусственно создавать ту или иную остроту, или интригу. И главной интригой в нашем мире, конечно же, является религия. Вы только представьте себе, что было бы с землею, если бы ни одной религии в мире не было! Ни одного храма, ни одного костела, ни одной мечети, вокруг одни язычники, которые рисуют на стенах своих пещер изображения инопланетян в космических шлемах. Отвалились бы все межрелигиозные противоречия, люди перестали делиться на верующих и неверующих, верных и неверных, материалистов и идеалистов – скукота! А, тут еще интеллектуальные заморочки: люди имеют свое представление о смерти, а религия им декларирует свое, но они между собою никак не увязываются, поскольку о воскресении и из мертвых человек не имеет никакого представления. Человек хочет грешить и беспредельничать, а религия ему чуть ли не дышать запрещает. И снова противоречие. И так во всем. Трудно не заметить, что все эти проблемы искусственно созданные, но не по какому – то злому умыслу, а чтобы у нашего мышления был всегда опережающий нас ориентир, или задел, постоянно будоражащий и задающий направление для развития нашего мышления.
Сам способ мышления, лежащий в основе христианского вероучения, настолько тонок и изощрен, что человеку даже в голову прийти не может, что это не противоречие, а игра мысли, и вводит человека в заблуждение умышленно, предоставляя ему возможность подумать самому, а не проглатывать уже пережеванную пищу. Поэтому, зачастую то, что мы воспринимаем как противоречие, на деле оказывается лишь приемом для обострения наших ощущений жизни. Можно ли с этими противоречиями бороться коллективно, на уровне человеческого общества, или это дело индивидуальное, касающееся каждой отдельно взятой души? Сразу ответить очень сложно. Давайте попытаемся посмотреть на эту проблему с помощью Владимира Ильича Ленина. Он был большим специалистом в вопросах устранения противоречий.
— 60 —
Л Е Н И Н
Злобствовать в адрес Ленина, можно сколько угодно. Он вместе со своим верным соратником устроил для России такой ледяной душ, что ни одной другой стране мира такое в кошмарном сне не приснится. Но, давайте взглянем на его историю глазами адвоката.
Несмотря на то, что он вошел в историю как могильщик христианской веры, он все свои жизненные силы потратил на то, чтобы воплотить замыслы Бога в отношении Земли в реальную жизнь. И это можно считать главным парадоксом судьбы Ленина.
— 61 —
В мировой философской практике есть такой прием: чтобы «протащить» в нашу человеческую жизнь идеи и замыслы Бога, не обязательно демонстрировать горячую приверженность им. Можно действовать и от обратного: делать вид, что ты доказываешь их несостоятельность, опровергать и высмеивать их, но, на самом деле, ты их популяризируешь, и таким образом ненавязчиво вживляешь в человеческий мозг. Антиреклама это тоже реклама. Этот прием впервые озвучил сам Апостол Павел: «Если слава Божья возрастает моей неверностью, за что же еще судить меня»? Этот же прием использовал в своей практике и известный польский писатель Зенон Косидовский, написавший книгу «Забавная Библия». А, что в Библии нет ничего забавного Косидовский прекрасно понимал.
Но, это хорошо, если речь идет о какой – то одной мысли, или одной идее. А, когда под действие этого «приема» загоняется все христианское вероучение, это уже перебор. Помощь Богу, которую оказывает такой «утонченный популяризатор» Божьих замыслов, превращается в «медвежью услугу», что и случилось с Лениным в полном объеме.
Но, такие взаимоотношения Ленина с христианством нельзя воспринимать, как однозначные. Здесь тоже возможны два варианта: либо Ленин с помощью высочайшей дипломатии действительно хотел помочь Богу воплотить на земле все Его замыслы, либо он, как Отец мирового плагиата, просто «слизнул» их у Бога, и решил в режиме опережения выдать их за свои. Ведь он с легкостью украл у Петра город Санкт – Петербург, так, что мешало ему украсть идею Царства Божьего на земле у Самого Бога и назвать ее коммунизмом? Если бы у кого – то из нас возникло желание поближе познакомиться с философией Ленина, то мы тут же обнаружили бы, что ни одной собственной мысли у него не было. Это были украденные и перефразированные мысли либо Аристотеля, либо Гегеля , либо Канта. Помните эту его «бессмертную» формулировку, которую мы, учась еще в школе, заучивали наизусть: «От живого созерцания к абстрактному мышлению, а от него – к практике»? Так вот эта мысль (теория абстрагирования), «позаимствованная» им у Гегеля, которого он люто ненавидел, у самого автора занимает сто страниц, и ее, тем не менее, мало кто понял. А, что могли понять мы из ленинской трактовки? Плагиат без понимания к добру еще никого не приводил.
— 62 —
Если бы ни эта неуемная тяга Ленина к краже чужих мыслей и присвоения себе чужих заслуг, то его отрицание христианского вероучения с последующим насаждением его основных положений в нашем обществе от своего имени ввиде «Морального Кодекса», еще можно было принять за утонченный способ его популяризации. Но, это совершенно не свойственно ни ленинскому менталитету, ни его характеру. Вот украсть и выдать за свое – это в его духе.
Но, он в то время еще не знал, что Священное Писание пишется на двоичном языке Разума, и воспринимать его с помощью нашего десятеричного рассудка без использования дешифратора, или цифро – аналогового преобразователя, просто невозможно. Поэтому все то, что он успел прочитать в Новом Завете, начал быстро и настойчиво насаждать в России. Все его последователи от Сталина до Горбачева, будучи верны своему учителю, довели его бездумный, а, проще говоря, тупой плагиат до полного абсурда.
— 63 —
Главной навязчивой идеей Владимира Ильича стала идея о стирании всех граней и границ, тем или иным образом разделяющих человеческое общество. А эти грани у нас на каждом шагу. Сама эта мысль не может прийти в человеческую голову просто так, из ниоткуда, поскольку она противоречит самим основам нашего бытия. Ее можно было только слизнуть из Нового Завета. Значит, он пытался его читать. Но, к сожалению, один раз, максимум два. А, кавалерийским наскоком Новый Завет не возьмешь. На то он и является интеллектуальным тестом. В верхнем же отсеке этого интеллектуального чемодана с двойным дном лежали следующие мысли: «Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса; все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию Наследники». (Галат. 3: 26-29).
В следующем своем послании Павел повторил эту мысль еще раз: «И уже нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». (Колосс. 3: 11).
Представляете, какое пространство для деятельности открывается перед дилетантом, нахватавшимся верхушек из Нового Завета? Давайте попробуем разобраться в том, в какую сторону «понесло» нашего вождя после прочтения этих слов Апостола Павла.
— 64 —
В своем природном виде человеческий рассудок можно представить себе следующим образом. Заглянув под черепную коробку так называемого homo sapiens, мы можем увидеть там множество разноцветных, плоских фигурок, напоминающих элементы детской мозаики: здесь и треугольники разных форм, и квадратики, и ромбики, и прямоугольники, и пятиугольники, и шестиугольники, но в высшем своем проявлении мы увидим кружочки различного окраса. По нашим земным меркам кружочки будут соответствовать мозгу академика. У совсем же простого человека в голове можно обнаружить одни только треугольнички. У прочих же – ассорти из этих фигурок. Какой же вид примет «начинка» нашей головы после того, как мы обретем разум?
— 65 —
Это может показаться странным, но оно не будет иметь такого многоцветия и разнообразия, как человеческий рассудок. У ста человек, которым удалось обрести разум, будет совершенно одинаковый вид внутреннего содержания их головы (простите за слишком физиологические образы): это блестящие шары идеальной формы. Разница лишь в том, что их диаметры могут сильно отличаться друг от друга. Шар разума А. С. Пушкина, конечно же, будет значительно большего диаметра, чем шар разума поэта Баратынского или Афанасия Фета. И это вполне объяснимо.
По этой причине нам может показаться, что, приобретя разум, люди теряют ту внутреннюю, духовную индивидуальность, которая присуща каждому природному человеку, обладающему только рассудком. В этой связи сразу же необходимо понять, что это духовное разнообразие людей рассудочных базируется на том, что каждый из нас воспринимает окружающий мир искаженно. Наш природный, человеческий мозг для того нам и дан, чтобы искривлять пространство – время, внутри которых мы существуем, до полной неузнаваемости. Не зря же мы называем содержимое нашей головы «извилинами»! Если признать мировосприятие рассудка ложным, то ложь, как это ей и положено быть, многообразна. Поэтому у каждого из нас свое сознание и своя картина мира, а значит и свой набор треугольничков, квадратиков и кружочков. Разум же олицетворяет собою правду, и выражает истинную картину мира. А, правда — она одна. Поэтому, разум — это шар, и все тут. Таким образом, обретение всеми людьми разума должно неизбежно привести нас к исчезновению духовных различий между нами. Именно к таким выводам можно и прийти, если прочитывать ранее приведенные мысли Апостола Павла об исчезновении различий между людьми без их дешифрирования. Не овладев двоичным языком Разума, Ленин тут же решил, что различия между человеческими индивидуальностями можно устранить путем изменения условий жизни общества. Поэтому, мысли Апостола Павла, в очередной раз искривившись в голове нашего вождя, подвигли его сносить с лица земли «неперспективные» деревни, стирая, таким образом, разницу между городом и деревней; женщин одеть в комбинезоны и усадить за штурвалы комбайнов, а мужчин в фартуках отправить доить коров, пытаясь устранить противоречие между мужским и женским началами; интеллигенцию отправляли в колхозы убирать урожай, дабы уничтожить разницу между физическим и умственным трудом (непонятно, почему он трактористов не посадил в академические кресла?). Но, так бывает всегда, когда не утруждаешь себя слишком глубоким проникновением в ту или иную проблему. В этом контексте бытие не определяет сознания. У женщины – трактористки и у мужчины – дояра в голове остались те же самые треугольники и ромбики, что были и до революции, и таким простым способом их нельзя превратить в блестящие шары. В этом случае может помочь лишь тяжелый, кропотливый и каждодневный труд всякой отдельно взятой души.
— 66 —
Ленин впопыхах даже не успел ощутить, что в нивелировании всех противоположностей и устранении противоречий все – таки кроется подводный камень весьма внушительных размеров: не столкнемся ли мы с реальной опасностью того, что превратимся в муравейник, где одного его обитателя невозможно отличить от другого? Но, христианское вероучение не делает из этого трагедию. По утверждению того же Апостола Павла, утрата нашего индивидуального (пусть и искривленного) мировоззрения и приобщение к единому, дает нам совершенно иную форму различия между людьми. Это будет уже творческое различие. Разум един для всех, но это не значит, что на земле будут рождаться одни только Моцарты, одни Гёте, или одни Айвазовские. Разумное видение мира, преломившись через индивидуальность человеческой души, дает совершенно неожиданные плоды, причем такие, каких сам человек от себя не ожидал: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим, ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?». (1-е Кор.2: 9-12). По поводу же духовных различий между людьми (при условии одинаковости их сознаний) Павел высказался так: «Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, но Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но, каждому дается проявление Духа на пользу: одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различения духов, иному различные языки, иному истолкования языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно. Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились, в одно тело, Иудеи или Эллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом». (1-е Кор.12: 4-13).
А, может ли случиться такое, что человек получил от природы разум, а каких – то огромных творческих успехов он ему не принес? Этого очень сильно боялся наш замечательный поэт Осип Мандельштам:
«Быть может, я Тебе не нужен?
Ночь, из пустыни мировой
Как раковина без жемчужин
я выброшен на берег Твой».
Но, страхи его были сильно преувеличены. Поэты такого масштаба рождаются очень редко. Человек, достигший разума, уже по определению не может остаться без даров небесных, ибо разум является единственной творческой силой во Вселенной. Когда мы получаем от природы таким способом разум, то мы уже в тайне можем надеяться и на то, что с его помощью будем способны сотворить и какие – то реальные дела, о которых говорил апостол Павел.
-67 —
Наш рассудок не оперирует такими духовными категориями, как вечность, бесконечность, Бог, Разум и т. п. Но, это вовсе даже не повод для того, чтобы презирать за это все человечество. Просто с точки зрения того же Разума, это единственно возможный способ существования как нашего способа мышления, так и формы нашего же самосознания на весьма протяженных отрезках времени, исчисляемых тысячелетиями. И, если мы будем говорить о превосходящей разумение любви Христовой к людям», так она именно в том и состоит, что мы освобождены от того, чтобы смотреть в глаза и вечности, и бесконечности. В реальной и повседневной жизни нам это просто не нужно. И, если кому – то из людей и посчастливиться достичь в этой жизни разума, то это не должно явиться поводом для бахвальства. Доказывать свою причастность к разуму необходимо своими творческими успехами и достижениями. «На ристалище бегут все, но лишь один получает награду. Так бегите, чтобы получить». (Апостол Павел).
— 68 –
И Д Е Н Т И Ф И К А Ц И Я
В решении вопроса своего бессмертия человечество изначально пошло по ложному пути, взяв за основу бессмертие собственного тела. Все его титанические усилия свелись к попыткам открытия эликсира вечной молодости, философского камня, таблеток, сдерживающих процесс старения, средства Макропулоса и других подобных снадобий. Пока эти средства не открыты, люди довольствуются мумифицированием, бальзамированием, мавзолеями, саркофагами, пирамидами Хеопса, Лаврами и т.п. О бессмертии своей души никто всерьез не задумывается, считая этот феномен неосуществимым. Да и нашему внутреннему взору душа не рисуется также отчетливо, как наше тело предстает пред нашими очами в зеркале.
Критерии идентификации личности в нашем, материальном мире, и мире духовном (в который мы переместимся после своей смерти) совершенно различны. В нашем мире мы обладаем физическим телом, а у тела есть множество идентификационных признаков и особенностей. В мире духовном тела у нас не будет, а, вот по каким параметрам будет идентифицироваться наша душа, мы пока что не знаем.
Именно наличие в нашем физическом теле достаточного количества идентификационных особенностей позволяет ему (телу) занимать в нашем самосознании до 80% от общего его содержимого. А, такой высокий процент акций, принадлежащих телу, заставляет нас ассоциировать свое «Я» именно с ним, а не с каким – то духовным началом, которое занимает всего 20% общего состава нашего самосознания. На этом и построен весь рассудочный мир, в котором мы существуем.
В мире Разума все обстоит с точностью до «наоборот». Тела нет, а, значит, отличать друг друга по глазам, губам или ушам уже нет никакой возможности. Нужны другие критерии идентификации.
По каким же признакам будут отличаться наши души друг от друга после того, как они, отделившись от тела, будут вознесены на небеса? Что там будет являться для них теми метками, по которым можно отличить одну душу от другой? Ведь тела уже не будет! На первом этапе можно предположить, что наше индивидуальное видение мира, приобретенное благодаря специфическим особенностям рассудка, наложит какие – то особые отметины и на нашу душу. Видимо, на небесах нам будет не трудно отличить душу Гёте от души Джека — потрошителя. Но, это всего лишь две крайности. А, между ними бесчисленное количество людей, духовные устройства которых будут совсем немного отличаться друг от друга. Как быть с ними? Может быть, обряд крещения в церкви и есть установка некой метки, или двоичного кода идентификации, по которому одна душа будет отличима от другой, но, в чем заключается этот код, на сегодняшний день нам, опять же, неведомо. Но, по аналогии с бизнесом, пусть это называется штрих- кодом.
— 69 —
Если внимательно присмотреться к жизни, то нетрудно будет заметить, что меткою для души является особый, оригинальный способ мышления, который присущ только данной личности и никому другому. Он одновременно накладывает отпечаток и на наши лица. Ведь мы по лицу человека легко отличаем убийцу от поэта. А, все вороны похожи друг на друга, как две капли воды только потому, что у них способ мышления у всех одинаковый, то есть, никакого способа. С помощью чего же человек может приобресть такой особенный, ни на кого не похожий образ мыслей, чтобы он в последствии стал меткою для его души? Таким инструментом, скорее всего, является наша вера, если она с самого начала не была фальшивой («праведный верою жив будет»). Бог слишком велик и многогранен, и увидеть благодаря вере какую – то новую Его грань и станет таким шансом в приобретении ни на кого не похожего способа мыслить. В этой связи вспоминается притча о том, как группе слепых предложили ощупать слона, а потом каждый из них должен был рассказать, как он себе его представляет. Тот, кто ощупывал ногу, сказал, что слон — это столб; кто ощупывал бока, сказал, что это гора; кто подергал за хвост, сказал что слон – это веревка; кто трогал за уши, сказал, что это пальмовый лист и т. д. Так и Бог: для каждого человека Он выступает в том образе, который сформирует человеку его воображение и уровень интеллекта. Обучение же человека в зарубежных университетах и академиях оригинальности мышлению не предадут, поскольку в них сотни людей обучаются одному и тому же. А, вот вера может открыть те неожиданные и весьма оригинальные качества каждой отдельной личности, если она была правдивая, искренняя и не спекулятивная.
— 70 —
Думается, что этими метками явятся как раз – таки те творческие дела, которые будут сотворены человеком благодаря приобретенному им на земле Разуму. Сколько великих людей посетило нашу землю, но мы ведь не путаем Пушкина с Ломоносовым, Баха с Моцартом, а Хоронима Босха с Питером Брейгелем или Альбрехтом Дюрером, хотя многих из них даже в лицо не знаем! Творчество каждого из них есть способ видения Бога: у Баха Бог вот такой, а у Моцарта Он совсем другой, прямо как в той притче о слоне. В этой связи, правда, может возникнуть другая опасность: сможет ли выжить общество, которое будет состоять из одних лишь поэтов, художников и композиторов? «Заботиться ведь должен кто – то о нуждах низкой жизни» — говорил еще Александр Сергеевич Пушкин. Но, вот Лев Николаевич Толстой легко преодолел это противоречие, взяв в руки соху и уйдя в поле пахать землю. Злые языки, правда, тут же окрестили его новаторство как «толстовщина», но, на самом деле это нормально — не грызть целый день карандаш, а чередовать приятное с полезным.
— 71 —
Самым легким делом для природы было создание именно тела. По сути дела здесь работает правило фоторобота: несколько десятков носов, несколько десятков губ, ушей, бровей, причесок, несколько градаций роста и полноты, все это вводится в генный аппарат, а дальше в ход идут лишь их комбинации. После этого человек выбрасывается в этот молчаливый мир, где каждый из нас волен воспринимать его по — своему. Представим себе, что внешность каждого из нас, это действительно фоторобот. Вам его показали, и вы в него влюбились. Но, разве мы влюбляемся в собственный фоторобот, который нам показывают в полиции? А, это по сути одно и то же. В дальнейшем нам необходимо сместить центр тяжести нашего «Я» от тела к мыслям и чувствам, а, лучше сказать, к Разуму. Вот только тогда нам будет что любить и что увековечивать. Тело же есть проходная пешка природы: сегодня оно есть, завтра его уже нет, но его место займет другое, ничуть не хуже нашего. Тело иногда сравнивают с изношенным костюмом, который мы выбрасываем на помойку после появления на нем дырок. И это правильно. Каждые 70 – 80 лет наши тела на земле обновляются: несколько миллиардов тел уходит, столько же приходит на их место. Новые тела будут такими же прекрасными и такими же неповторимыми, как и наши. И совсем необязательно, чтобы все последующие поколения помнили то, как выглядел каждый из нас во время пребывания на земле. Вот по этой причине все наши усилия по увековечению своих тел можно считать тщетными.
— 72 –
Мы бодро взялись рассуждать о том, как мы будем узнавать друг друга на небесах, совершенно забыв о том, что туда еще попасть надо. А, в этом вопросе существует такая же конкуренция, как и в коммерческих структурах земли. Для того, чтобы Адам с фрески Микеланджело ожил, ему необходимо сообщить дух жизни. И, причем, дух человеческий, чтобы Адам не ожил волком или тигром. Но, для того, чтобы оживить обычного кролика с полотна Альбрехта Дюрера, тоже нужен дух жизни, но, уже совсем другой дух, не имеющий ничего общего с духом Адама. Когда человек умирает и его душа отделяется от тела, вступает в силу главный закон природы: на оживление какого образа нашего материального мира хватает того духа, который только что освободился от человеческого тела. Если у природы нет желания и необходимости тиражировать его в людской среде, она отправляет его в животный мир. А, в животном мире «списанный» из человеческого общества дух может оживить слона, может тигра, а может и таракана. Все будет зависеть от его силы и качества. Но, если его жизненные силы будут так слабы, что не смогут оживить собою даже животное, то он будет «переведен» в растительный мир, а то и хуже того – в мир бактерий и микробов. Поэтому, программа – минимум для человека состоит в том, чтобы не выпасть из человеческой обоймы, остаться в ней пусть даже на самом нижайшем уровне, в образе бродяги или пьяницы, но, зато, в среде людей. Вы знаете, почему собаки так не любят, когда им смотрят в глаза? Они боятся того, что вы узнаете в них человека, когда – то сильно провинившегося перед Богом, за что его душа была перемещена в мир животных. Так что, жить на свете можно как угодно, главное не терять бдительности.
Владимир Набатов. Горный Алтай.
Ноябрь 2016 года.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)