• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.


Симор Гласс: Маат Алетейя Яхве Истина

1.
В свое время Витгенштейн пришел к простой мысли, что словами нужно внимательнее пользоваться, что иногда они означают совсем не то, что вы думаете, что думаете, а иногда и вовсе ничего не означают.
Так вот — бог.
Когда кто-нибудь говорит бог, он как правило имеет в виду бога Авраама-Моисея, который из ничего создал все.
Это по поводу этого бога ведутся жаркие споры существования его или несуществования.
Мы — монотеисты, даже атеисты, агностики и прочие.
Однако, если мы будем исходить из допущения, что конвенция всемогущего единственного бога, не есть (не только) результат мистического откровения, а есть результат интеллектуальных усилий людей, собственно придумавших этот концепт, потому что идея монотеизма вовсе не очевидна, а требует долгой истории метафизического мышления, и слово бог, которое мы теперь привычно употребляем в вышеописаном смысле, имело совсем другое значение, до монотеистической революции, назовем это так, мы должны будем попытаться ответить на вопрос что оно (-слово бог-) значило до этого и как стало возможным прийти в результате к концепции монотеизма и что она, на самом деле, означала.
Собственно, мы должны ответить, что значит понятие бог, в его историческом развитии.
Не углубляясь слишком далеко и слишком подробно, скажем, то что имеет непосредственное значение для нашей темы, а имено — о той гипотетической крайней, непосредственной предпосылки, из которой возможно было вывести монотеизм, интеллектуально-лингвистически-исторические причины предшевствовавшие возможности монотеизма.
Исторический факт в том, что монотеизм «открыл», «придумал» Эхнатон.
Что бы это не означало.
Значит здесь и нужно искать.

2.

Так называемые мифология, тео-космогония, религия имеет своим истоком самые ранние размышления и ответы на вопросы которые задавал мир человеку.
Первым вопросом была смерть, как самое странное и непонятное явление в этом мире, которую мы здесь обсуждать не будем, вторым вопросом — как возник этот мир.
Говоря радикально коротко до вопроса греков «что это?» и ответа без агрументов, немного на другой вопрос — «все это создал бог», был вопрос египтян (и других доосевых культур) — «как возникло Все и Есть?» (согласитесь, как-то похоже на вопрос современной науки, хотя это и неважно), а ответом на этот вопрос и был язык и его логическое следствие — мифо-логия, место где язык существует.
И только после этого периода, периода ответа на вопрос «как возникло Все и Есть?», был возможен ответ «все это создал бог» (или не создал) и затем вопрос «что это?».
И стоит понять, что этот первый вопрос вопрос задавали себе люди, вовсе не примитивные и дикие, но напротив, максимально умелые, создавшие язык, сумевшие пережить ледниковый период и выжить, способные к познанию и к мышлению, по сути, ничем не отличающегося от нашего.
Стоит попробовать смоделировать, что возможно у-знать в начале возникновения слов и знания, то есть ничего не зная, не имея истории языка и понятий, впервые пользуясь словами и впервые думая мысли о том, что существует и впервые знакомясь с тем что существует, в том числе и со словами.
Это не сложно, не сложнее мысленного эксперимента Декарта или аутисткого уродства Гуссерля.

  1. Оптика понимания египетской цивилизации, христианскими учеными египтологами, а за ними и обывателями, это поразительная демонстрация, предзаданого видения и интерпретации, на основании внесения собственного исторического смысла и языка, в похожие, но иные, слова и явления.
    Читать изложение истории Египта это мука, настолько все увидено через нелепую и отвратительную призму, как раз, дикарей и варваров.
    ( Впрочем, подойдет и классическое имя филистеров).
    Понимать египетскую цивилизацию, как христианско-римское государство, с обожествляемыми деспотами, монархами-фараонами, «религией», алчными священниками жрецами, борющимися за власть и влияние, эксплуатируемым народом, катастрофически неверно и убого.
    Египетское общество представляло собой религиозную коммуну, общину, «секту», где каждый ее член являлся участником космической мистерии, короткой жизни нехех и вечной жизни джет.
    Обожествление фараонов имело ту же природу, что и обожествление религиозных лидеров, кем они и были, каковых естественно понимать живыми богами, которыми они и были по сути, это были люди, которые создали величайшую культуру, еще одно, дополнительное измерения реальности, помимо языка — письменность, ( где сейчас пребываю и я), и именно лично.
    И более того, сам культ мертвых, имеет в основании сохранение памяти о тех первых предках, совсем не мифических, которые были авторами изначального религиозно-мифологического дискурса, языка, которые придумали и создали этот мир, и теперь пребывают в нем вечно в письме и языке, пирамидах и храмах, в вечности.
    Сами же мифологии описывают то знание и понимание мира которое актуально и действует и описывает его непротиворечиво, логично, в рамках созданного-существующего мира (дискурса) и снова стоит добавить — существующего языка, и того знания, в нем заключенного, который репрезентует реальность.
    Египетская религия, это строго говоря, никакая не религия, «религии» появились в послеосевой период, а до этого, как известно, была мифология, однако не в привычном нам, греческом смысле этого слова, (греки это отсталые варвары и их мифология, как сейчас бы сказали — вторичный каргокульт), а в его более точном значении — логика слова, логика языка.
    Мифологическое сознание абсолютно (бессознательно и вынужденно) логично, и в тоже время ярко образно и поэтично, в нем используется поэтическая, словесная логика, самая точная, она строится на внутренних магическо-логических, «нудящих», ресурсах языка и обнаруживаемой в нем, создаваемой логики.
    Высказывание и мышление стремится объять все пространство мыслимого -в том числе и смысл слов, их значение — и существующего, и всеми средствами.
    Но и поэтому и мыслить от начала.
    Египетские боги, это не боги демиурги как удивительным образом продолжают утверждать протестанские египтологи, болея злокачественной когнитивной слепотой, собственно это вообще не боги, в привычном нам, авраамическом-послеосевом, бессознательном понимании, это боги слова-рассказы имена-концепции, ( именно так и могли бы звучать их полные имена), мегаиероглифы и метаиероглифы, понятия, из которых, как из посылки, логически выводилась вся картина мироздания, точно также, как в наше время, делал Гегель, с теми словами, «именами богов», какие у него были, но только отвратительным и немецким языком.
    И это вовсе не та привычная нам «религия», догматическая «вера», ее можно было бы назвать философией, если бы это слово не было занято и не имело точно определенных, традиционных коннотаций, и если бы греческая философия, то есть, христианско-греко-римско рациональная, не проигрывала египетской мифо-логике, логике слова-языка, во многих параметрах, на много порядков.
    Мифо-логия — это способ думать мысли словами, используя логические построения и такое определение вполне можно применить к тому, что мы называем философией.
    (Само чтение иероглифов было таким мышлением словами,(понятиями), с помощью логически операций).
    Разница между греческой философией и по всей видимости, обнаруженной, египетской мифо-логикой, бесспорно существует, но она в пользу мифо-логики, на мой взгляд.
    4.Если говорить коротко и достаточно схематично, ( я здесь все время стараюсь быть радикально и максимально кратким и сжатым, иначе мне пришлось бы написать толстую книгу, а я пока не имею такой возможности, хотя кажется, все таки придется), накануне революции Эхнатона, возникло некое новое учение, новое имя, новый метафизический иероглиф, новая концепция бога, бога Амона.
    Одной из причин возникновения этого культа был «социально-политический кризис», и как многое, в ту эпоху, это был первый в истории, пережитый кризис, феномен и факт кризиса, который противоречил привычному представлению о вечном и гармоничном, понятном мире Маат ( о Маат подробнее дальше), который имел место до этого.
    В гармоничный и пРАвильный мир Маат, мир египетской мысли и бытия-языка, была вкинута критическая доза эмпирического хаоса, дисгармонии, непонятного, неправильного, необъяснимого, неуправляемого, не подчиняющегося Маат.
    Реальный конец света, без предупреждений и интеллектуально-исторического опыта подобного.
    Это требовало рефлексии и объяснения.
    Рискну назвать это событие одним из первы парадигмальных тупиков вопросов ( первым очевидно была смерть, преодоленная культом мертвых), когда предложенная теория гармоничного и благого мира, больше не соответствовала наблюдаемым, появившимся фактам, (все по Куну, как ни удивительно).
    Ответом стала концепция бога Амона.
    Он как и остальные боги «демиурги», до него, был именем метаиероглифом, понятием-посылкой из которого разворачивался этот мир-текст, но в нем была важная особенность.
    Само его имя, не было обычным именем, а было псевдонимом, значением без деноната, вернее абстрактный денонат имел значение «сокрытое» (ничего не напоминает?), «тайное», «неизвестное», «не познаваемое», «не видимое», то есть нечто неизвестное, непознаваемое и сокрытое есть причина этого мира, что само по себе глубокая религиозно-философская мысль, к которой мы тоже, впрочем, додумались, через тысячи лет и назвали апофатическим богословием.
    Если углубится еще чуть глубже, то мы обнаружим, что бог-слово-концепция А-мон  созвучно со слогом м-аа, которое является корнем слов со значением с-маа-т-ре-ть, видеть, быть, которые уже, в свою очередь трансформировались в слова с значением достоверности, истиности маа -херу означает « правильно говорящие», а имя богини истины — Маа-т(то что видно, зримо, есть), и означает собственнно — Не-Видимый и таким образом имплицитно является концепцией антиподом основополагающего понятия египетского мышления, понятия Маат.
    Ма-а-(т)  — ма, есть быть, им-еет-ся,
    Амон — не(т), не есть быть, а- им-еет-ся.

    5.
    Маат.
    1.
    Корень слова Маат, ма-а означает «с-маа-т-ре-ть», «быть — как видимое», «зримое» (дететерминант Т, означает аспект «личного» существования, кто-что, существительное, в женском роде).
    Исходя из этой этимологии можно сказать, что Маа-т, своим именем, выражает нечто зримое, эмпирически существующее, с имплицитными коннотацииями достоверного, лично наблюдаемого и потому верно передаваемого, то что есть-быть (как есть) .
    Это гносеологический аспект — Истина.
    Ее антогонистом выступает слово Ложь — Герех — буквальное значение которого — Отсутствие.

    2.
    Это зримое и наблюдаемое существует как порядок вселенной, стабильность мироустройства, движения солнца в небе, циклов разлива Нила, сева и сбора урожая, рождения и вечной жизни (смерти).
    Это онтологический аспект — Порядок- Правильное-Закон, как противоположность, беспорядку, хаосу — Исефет

    3.
    Это зримое и наблюдаемое, существующее как порядок и стабильность суть правильное и благо и его необходимо поддерживать и следовать ему.
    Это аксиологический аспект — Справедливость, ее антоним — несправедливость и зло — Джут
    4.
    Эти три аспекта и составляют суть понятия, категории Маат, которая родственна универсалиям подобного ряда, например шумерскому Ме, индуисткой Рите, китайскому Небу-Дао, которые суть первые исторические итоги опыта мышления и речи людей, и опыт этот фиксирует и понимает самый главный, гносео-онтологический аспект реальности — ее причинность.
    Египетские космогонически-теогонические построения, это разворачивание понятия причинности в некий связный текст-мир, его описание-объяснение и Маат обеспечивает, гарантирует, эту связь причинности, является ею.
    При этом, заметим, хотя гносеологический аспект, этого понятия, корневой и главный, таковым он не осознавался, не анализировался, по причине как раз очевидности, изначальности, обычности-профанности, достаточно долгое время, а именно до революции Эхнатона, что прекрасно показал в своей монографии В.В. Жданов «Эволюция категории Маат в древнеегипетском мышлении», хотя и эта книга также демонстрирует привычные стереотипы и когнитивную незрячесть египтологов.
    И до Эхнатона эти различные аспекты понятия Маат, не разделялись, не рефлексировались, и в первую очередь имплицитно в ней заключенный гносео-онтологический аспект Истины, который стоит понимать как зримый, причинно структуированный, очевидный факт бытия, возникший, эксплицированный, исторически последним.
    Эволюция понятия Маат выглядела следующим образом — вначале при создании дискурса Маат в употреблении были два ее аспекта — онтологический — Порядок-Закон, в противоположность хаосу — Исефет, и аспект аксиологический Справедливость в противополжность «злу», «кривде» — Джут, и только при Эхнатоне возник ее третий аспект, собственно Истина, в гносео-онтологическом значении, близком к современному, но все таки несколько ином, более полном, как будет показано далее, именно гносео-онтологическом, а не только гносеологическом.
    То есть, стоит понять и осознать, что в самой передовой и актуальной культуре и языке того времени до этого не было понятия Истины, а значит не было ни у кого.

  2. Именно во времена 18 династии появилось профессиональное жречество, до этого его просто не было, которое и создало апофатический культ, дискурс Амона, логически придя к идее, что бог невидимый, тайный, неизвестный, недоступный познанию и который есть причина этого мира, это с необходимостью единственный бог ибо дальше неизвестного ничего помыслить нельзя.
    Так что причины «предварительного» монотеизма культа Амона-Ра именно в этом, а не в том, что себе выдумывают, невыносимо скучные и испорченные христианством немцы и прочие.
    При этом как указывает В. В. Жданов, в своей монографии «Эволюция категории Маат в древнеегипетском мысли», в текстах посвященных Амону, в первое время богиня-понятие Маат почти никогда не была указана как необходимый элемент этой теокосмогонии.
    Понятие Маат вернулось в дискурс, позже, когда Амон стал главной концепцией, а также,  по причине того, что бог Ра, теперь ставший Амоном-Ра, был тесно связан мифо-логическими узами с богиней-понятием Маат, с другой стороны возрождение и немыслимое богатство Египта являло собой зримое восстановление Маат, восстановление извечного онтологического порядка мира.
    Отец Эхнатона Аменхотеп 3 из пяти царских имён имел три посвященых ей: в первом имени царь величал себя «Воссиявшим в Правде», во втором— «Устанавливающим Законы», четвёртое, обычно государственное имя,— «Неб-Маат-Ра» означало «Владыка Правды Солнце».
    Возле главного храма столицы в Карнаке фараон поставил особый храм, всё той же «Правде», «дочери Солнца» Маат.
    Его сын Эхнатон оказался на этапе когда концепция бога Амона-Ра принялала свой завершенный вид, в том месте-времени, когда концепция нового бога и вновь актуализированная концепция Маат, взаимно аннигилировали друг друга.
    … лишенные знанья,
    Бродят о двух головах.
    … «быть и не быть» одним признаются и тем же
    И не тем же…

    И тогда Эхнатону открылась логическая, гносео-онтологическая составляющая Маат — Истина-Маат Которая Есть.

 

Парменид.Алетейя.
Сложно, признаться, перейти к главному.
Мы попробуем следущую стратегию — прочитаем в контексте всего сказанного выше, поэму Парменида «О Природе», ( с тем порядком следования сохранившихся фрагментов, который представляется мне более верным), со следующим замечанием — исторически-филологический факт заключается в том, что у греков не было никакой концепции, или, в данном контексте, лучше сказать, истории Истины, в отличии от более цивилизованных народов, и конкретно, как мы показали, египтян.
Она у греков появилась, рискну сказать, ниоткуда, внезапно и при этом практически готовая к философскому употреблению, как нечто самоочевидное и не требующее дефиниций.
Понятие Истины не было определенно греками, и таким же, без определения, по наследству досталось нам, что гораздо серьезнее мифического забвения Бытия, обнаруженного косноязычномыслящим дурачком Хайдеггером, который, впрочем верно бился головой об стену обнаруженного тупика, в который завела изначально ложная посылка основополагающей пары западного мышления — Бытия и Истины, не в состоянии, с каким-то положительным смыслом, соединить их вместе, не смотря на их кажущееся логическое единство.
Определение Истины Аристотеля, совсем о другом.
( Аристотель вообще самый примитивный мыслитель, за всю историю мысли, как и его ребенок — христианско-греко-римская рациональная культура, завершившаяся глубокомысленными бессмысленностями, «беканьем» и «меканьем», нехваткой языка и смысла у Хайдеггера. Здесь в принципе можно вспомнить Генона, с его идеей нисхождения, забвения традиции, однако не в таком смысле в каком он это преподносит, а скорее в том смысле о котором говорил, как раз, Хайдеггер).
Забвение Истины, а лучше сказать отсутствие(потеря) гносео-онтологического определения Истины, причина того тупика в котором мы есть, вся наша цивилизация, современная религия, философия, наука и культура.

8.

По причинам лично-идеологического характера, я не буду разбирать поэму, демонстрируя весь процесс, с не необходимыми деталями, указанием источников и прочее, предлагая только выводы.
Но возможно так получится даже лучше.
1.
Кони, которые меня несут, – доставляли [меня] так далеко, как только
может достичь дух [~ мысль],
После того как привели меня и вступили на многовестный путь
Божества, который ведет знающего мужа в стремительном полете по Вселенной.
Этим путем я несся, ибо по нему несли меня сверхпроницательные кони,
Во весь опор мча колесницу, а Коры (Девы) путеводительствовали.

Итак — героя несут кобылицы, которые он ассоциирует с мыслями, которые несут его так далеко как дух пожелает, после того как вступили на путь многолосый знания, той богини, что всюду ведет приобщенного к нему, к знанию, знающего мужа, мчится он на колеснице этим путем, а Коры, (повелительницы Царства мертвых, подземного мира, титаниды), показывают путь и без их помощи он бы его не нашел.
Можно предположить, что здесь соединены в синтезе два плана — метафорический и как бы буквальный, то есть он описывает действительное путешествие на колеснице, которое могло бы иметь место, а возможно и имело, и символическое значение этого путешествия — путь знания, который инспирируется Богиней, этот путь и есть она, и у нее есть водительницы по этому пути — Коры, а с другой стороны это место обитания, куда надо доскакать, стало быть, это место — жилище, город, дом.
О буквальном измерении заметим следующее — описывать нечто настолько требующее опыта, как управление колесницей, не имея такого опыта, в общем невозможно, а следовательно можно предположить что автор имел такой опыт.
Или скажем иначе — вряд ли человек не имеющий представления об управлении колесницей, стал бы описывать такой опыт от первого лица, в таком колосальной трудности и важности тексте как этот и с такими подробными деталями, а они — с натуры.
(Я это как поэт говорю).
Представить Парменида управляющего колесницей нелегко, у греков колесница, не стыкуется с философствующим колесничим, «колесница, которую тащат лошади, обычно употреблялась как в военном деле, так и на скачках и в торжественных процессиях», здесь же скорее речь об «индивидуальном транспорте», и напротив — колесница управляемая лично фараоном, обычная практика, можно сказать его атрибут, вроде фараонского ролс-ройса.
Далее описывается как —
Во весь опор мча колесницу, а Коры (Девы) «пемпон»сопровождали, то есть были экскортом, глагол происходит от существительного «помпе» -«экскорт, сопровождение ритуального шествия».
При этом —
Пылающая ось издавала в ступицах скрежет втулки,
(Ибо ее подгоняли два вертящихся вихрем колеса
С обеих сторон), всякий раз как Коры (Девы) Гелиады (Дочери Солнца),
Покинувшие дом Ночи, [погоняли коней и] торопились
К Свету, сбросив руками покрывала со [своих] голов.
То есть —
ось накаляется, скрежеща втулкой, потому что по бокам, два круга-колеса слившиеся в движении едущих рядом колесниц Гелиад, сопровождающих его, подгоняют ездока и его колесницу, и происходит, всякий раз, это из-за того, что они ускоряют бег, они едут так быстро, к свету, дом Ночи покинув, откинувши прочь с голов покрывала , что их приходится догонять, как только они ускоряют бег своих колесниц, отчего и накалилась, собственно говоря, ось.
Итак, герой скачет на колеснице и рядом с ним, на таких же колесницах, скачут две девушки-женщины, но при этом это не простые женщины, а причастные божественному миру, богини, Коры, титаниды, повелительницы Царства мертвых, дочери Солнца буквально и метафорически.
Почему это не очевидно, всем остальным, более 2000 лет, мне не понятно.
Хотя если проанализировать, то причина этому, конечно есть.
Например — гипотетический Парменид-грек, ( любой грек), мог мыслить, понимать «богинь» только метафорически, «мифологически», в быту грек не сталкивался с «богинями» и не мог описывать такой опыт, как действительное путешествие с ними.
Это замечание равно справедливо не только для греков, но и для всех остальных.
Для «Парменида» же (Фарменида-Фараона?), египтянина «богини» могли быть истинно его спутницами, то есть они не метафорически, а действительно были женщинами-богинями.
Стоит заметить, к тому же, что если Парменида-грека еще как-то можно представить мчащимся на на колеснице, то женщины, пусть даже богини, управляющие колесницей, для греков ( и всех остальных), уже не укладывается в привычную картину мира и могут пониматься только метафорически.
Хотя, скорее, более весомая причина, в том, что никто не читал поэму Парменида в таком контесте, как это предлагаю я, просто не зная, не догадываясь о нем.
В буквальном плане, мы кажется разобрались, но что они означают в плане метафорическом?
Для начала обратим внимание смысловую рифму многолосого пути Богини Извечно Приобщающей к Знанию и .приводящему к громовозвестной Правде.
И первая и вторая здесь, по логической сути, обозначают одно понятие.
Многоголосый путь богини, извечно приобщающий к знанью, ведет к громовозвезной Правде.
В этом отрывке о них говорится, что без них герой этого пути не нашел бы.
Какой же путь и какой Богини?
Повторим уже сказанное — никакой богини, что всюду ведет приобщенного к знанью у греков не было, греков не очень интересовало знание, это были дикие варвары и завоеватели, их богиня мудрости Афина, была воином и мудростью у греков полагалась военное коварство и хитрость.
Повторю для не внимательных — никакой Богини, что всюду ведет приобщенного к знанию у греков не было.
И напротив — Маат это именно такая богиня.
О чем прямым текстом говорится дальше .

Там – ворота путей Ночи и Дня,
И их объемлет притолока и каменный порог,
А сами – высоко в эфире – они наглухо закрыты огромными створами,
Двойные запоры которых сторожит многокарающая Дикэ (Правда).
В греческом тексте это Дике — богиня справедливости, и это максимально коретный, точный перевод на греческий, эквивалент понятия-богини Маат.
Ответ дается в следующем отрывке, где титаниды, Коры, повелительницы Царства мертвых, также этот термин обозначает архетепический образ потенциального возрождения, дочери Солнца,
стали уговаривать ее ласковыми словами
И смекалисто убедили, чтобы она им закрепленный шпеньком засов
Мигом откинула от ворот. И тогда они распахнулись
И образовали широкозияющий проем между створами,
Поочередно повернув в гнездах многомедные стержни,
Закрепленные гвоздями и заклепками. И вот туда через ворота
Прямо направили Коры по торной дороге колесницу да коней.
И Тэяа приняла меня благосклонно, взяла десницей
Десницу и, обратившись ко мне, сказала так:
«О Курос (Юноша), супруг («сунаорос») бессмертных возниц,
На конях, которые тебя несут, прибывший в наш дом,
Привет тебе! Ибо отнюдь не Злая Участь (Мойра) вела тебя пойти
По этому пути – воистину он запределен тропе человеков –
Но Закон (Фемида) и Правда (Дикэ).
То есть, метафорические спутницы, указывающие путь богини, извечно приобщенной к знанию, повелительницы Царства мертвых, дочери Солнца, это Закон и Справедливость, или два традиционных аспекта Маат.
И  не злая Мойра, которая является переводом на греческий антонима Маат, в значении  Джут«несправедливость», «зло», «кривда» — привела сюда героя, а Закон+Справедливость (Маат), и путь многолосого знания — это путь Маат.
9.
Осталось еще два момента  которые необходимо проинтерпретировать
Коры вместе с героем покинули дом Ночи, что означает, что они раньше там были и прибыли к Воротам путей Ночи и Дня .
Где этот дом Ночи и что это за Ворота Ночи и Дня?
Здесь также слит буквальный и метафорический план.
Буквальный план — это дом Амона, дом тьмы,  (как и любой другой прежний храм), который они покинули и  мчатся к свету, здесь описывается новая культурно-культовая парадигма, когда из  сумрачного, темного «наоса», «дома ночи», традиционного египетского храма, Коры Гелиады и герой-автор, следуют к дому Дня и света, где Солнце и открытое пространство.
Если говорить о символическом плане, дом Ночи (по египетски Г(е) рех- т) , —  место не-Истины, так именовалась  женская ипостась пары изначальных богов хаоса гермопольской огдоады, в  одной из ранних версий  этой теокосмогонии, и означает собственно — Ночь, (поэтому Ночь у «Парменида» и персонифицируется), где в этой же космогонии, мужская ипостась именуется словом Г(е)рех — Отсутствие и которое, во время Эхнатона, стало обозначать  понятие Ложь, когда возникла необходимость в антониме понятия Маат-Истины Которая Есть, и которого просто не было до Эхнатона, не было понятия, слова Ложь, в гносео-онтологическом смысле, его придумал лично Эхнатон, и означало это слово, повторю ,  — Отсутствие- Г(е)рех ).
А если мы вспомним что слово Ра и слово день, в египетском языке это одно слово, то стало быть — дом Дня — это дом Ра.
10.
И Тея меня приняла благосклонно…
Признаться, реальный план меня не очень интересует, он мешает мне обратиться к сути, однако здесь он накрепко слит как раз з сутью, поэтому скажем о том, кто такие Тея и Алетейя как прообразы.
Имя матери Эхнатона — Тэйя, которое сконструировано как субстанциирование в имени, детерминанта t, применяемого для обозначения женского рода, который, по этой причине, также имеет коннотации существования, -t — «быть», — или другими словами ее имя имело значение Существующая, Сущевствующая Как Женское, Есть Она Как Женское, Суть Женского, Женщина Суть, Богиня, Тийяа.
И здесь уместно будет сказать, что Тейя, отнюдь не «безымяная Богиня», как принято полагать всеми, а напротив это личное имя, и это личное имя является также и мифо-логическим концептом, из которого как из зерна выросла вся концеция «есть — не есть».
Жена Эхнатона Нефертити, о ужас, годится , для следующего персонажа — Алетеи и вполне может оказаться, что имя Нефертити, возможно перевести на греческий, как Не-Сокрытая, Алетейя и иначе не перевести.
Явилась Та, Явленная Та.
Впрочем, в данном случае это абсолютно не важно.
План прообраза — слова и значения, в этом случае, не принципиален, более того, такое неожиданное гипотетическое открытие меня самого обескураживают, и я предпочел бы, чтобы все это не выглядело как желтая сенсация, и предпочел бы, чтоб не было тут никакой Нефертити, и по большому счету все равно, так это или не так.
Опустим это.
Гораздо более важно то, что смысл слова Алетейя — Не- Сокрытая, это буквальный антоним бога-понятия Амона-Сокрытого, новый, гносео-отнтологический аспект Маат, а Атон, Йати, кроме того что обозначает видимый диск Солнца, означает, буквально — «есть», «йати».
Мне безразлично, откуда начать, ибо снова туда же
Я вернусь.

11.
И Тэяа приняла меня благосклонно, взяла десницей
Десницу и, обратившись ко мне, сказала так:
«О Курос (Юноша), супруг («сунаорос») бессмертных возниц,
На конях, которые тебя несут, прибывший в наш дом,
Привет тебе! Ибо отнюдь не Джут (Злая Мойра) вела тебя пойти
По этому пути – воистину он запределен тропе человеков –
Но Закон (Фемида) и Правда (Дикэ) = МААТ.
12.
Теперь ты должен всё испытать
Или Не-сокрытости округлой недрожащее (нетрясущееся, неколебимое, невозмутимое) сердце
(очевидная отсылка к образу Маат, на загробном суде)
Или смертных мнения , у которых нет надёжной несокрытости
И всё-таки и это ты изучишь (научишься), как о мнениях мнимо нужно говорить всё вместе (всё в целом, в совокупности)
Я изрекаю тебе вполне правдоподобное мироустроение [= «космогонию»],
Чтобы тебя, чего доброго, не обскакало какое-нибудь воззрение смертных.
Ты познаешь эфирную природу и все, что в эфире,
Знаки [=созвездия], и дела чистого светоча лучезарного Солнца,
Делающие [его] невидимым, и откуда они возникли
Уведаешь также цикличные [собств. «ходящие взад–вперед»] дела круглоокой Луны
И [ее] природу, познаешь и [всеобъемлющее Небо –
Откуда оно родилось и как понуждающая Ананка (Маат) приковала его
Стеречь границы звезд.
… как Земля, Солнце и Луна,
И общий [всем] эфир, и небесное Млеко, и крайний Олимп,
И звезд горячий дух порывисто пустились Рождаться…
Наипервейшим из всех богов она смастерила Эрота ( Ра)…

2.
Давай я разузнаю совершенно (вполне), а ты меня выслушай,
Какие ходы упорного искания единственно мыслимы (заслуживают внимания), внятны,
Или вот это – что есть и что не есть не быть
Буквально — если йати, логическое содержание которого — есть, то не амон, логическое содержание которого — не есть быть (а -маа-н), значит есть йати и не(т ) амон и это
Убеждения колея ( здесь , попросту — логика и полагаю стоит также читать Маат, как еще одно ее значение ) – ибо Истине сопутствует -,
и это правильное расуждение, путь Маат.
Или вот это, что не есть( ам-он) , то — неизбежно (нужно, следует) не быть(а-маа-т) ,
Указываю, что тропа эта остаётся всё-неиспытанной
Поскольку то, чего нет, ни познаешь – ибо неисполнимо – ни укажешь (ни выскажешь).
То, что высказывается и мыслится, необходимо должно быть
«тем, что есть», ибо есть — бытие (маат),
А не бытие (амон) — не есть: прошу тебя обдумать это. »
Ибо никогда не вынудить этого: что то, чего нет, – есть.
Отврати же от этого пути поиска [свою] мысль,
И да не заставит тебя [вступить] на этот путь богатая опытом привычка
Глазеть бесцельным [~ невидящим] оком, слушать шумливым слухом
И [пробовать на вкус] языком. Нет, рассуди разумом  многооспаривающее опровержение,
Произнесенное мной.
Остается только один мысленный путь,
[Который гласит]: «Есть»(«ЙАТИ»). На нем – очень много знаков,
Что сущее нерожденным, оно и не подвержено гибели,
Целокупное, единородное, бездрожное и законченное .
Оно не «было» некогда и не «будет», так как оно «есть» сейчас – все вместе [~ одновременно],
Одно, непрерывное. Ибо что за рожденье будешь выискивать ему?
Как и откуда оно выросло? Из «того, чего нет» ( Амон) ? Этого я не разрешу
Тебе высказывать или мыслить, ибо нельзя ни высказать, ни помыслить:
«Не есть»(а- Маат= А-мон) . Да и какая необходимость побудила бы его
10 [Скорее] позже, чем раньше, начав с ничего, родиться на свет?
Следовательно, оно должно],быть всегда или никогда.
Равно как и из сущего сила достоверности никогда не позволит
Рождаться чему-либо, кроме него самого. Вот почему
Дикэ (Маат) не отпустила [сущее] рождаться или гибнуть, ослабив оковы,
Но держит крепко. Спор [собств. «тяжба, требующая решения»] по этому делу – вот в чем:
«ЕСТЬ» (ЙАТИ) или «НЕ ЕСТЬ (АМОН)? Так вот, решено [~вынесен приговор], как [этого требует] необходимость,
От одного [пути] отказаться как от немыслимого, безымянного, ибо это не истинный
Путь, а другой – признать существующим и верным.
Каким образом то, что есть [~сущее-сейчас], могло бы быть потом? Каким
образом оно могло бы «стать»
Если оно «стало», то оно не есть, равно как если ему [лишь] некогда предстоит быть.
Так рожденье угасло и гибель пропала без вести.
И оно неделимо, ибо оно все одинаково,
И вот тут его ничуть не больше, а [вот там] ничуть не меньше,
Что исключило бы его непрерывность, но все наполнено сущим.
Тем самым Всё непрерывно: ибо сущее примыкает к сущему.
Неподвижное, в границах великих оков,
Оно безначально и непрекратимо, так как рождение и гибель
Отброшены прочь: их отразило безошибочное доказательство
Оставаясь тем же самым в том же самом [месте], оно покоится само по себе.
И в таком состоянии оно остается стойко [– постоянно], ибо неодолимая
Ананкэ(МААТ)
Держит [его] в оковах предела [~ границы], который его запирая-объемлет,
Потому что сущему нельзя быть незаконченным.
Ибо оно не нуждается ни в чем, а нуждайся, нуждалось бы во всем.
Одно и то же – мышление и то, о чем мысль,
Ибо без сущего, о котором она высказана,
Тебе не найти мышления. Ибо нет и не будет ничего,
Кроме сущего [«того, что есть»] (ЙАТИ), так как Мойра (Маат) приковала его
Быть целокупным и неподвижным. Поэтому [пустым] именем будет все,
Что смертные установили [в языке], убежденные в истинности этого:
«Рождаться и гибнуть»(Хепри) , «быть и не быть»(Амон-Ра (Атон)),
«Менять место (передвигаться)(Ра)» и «изменять яркий цвет»(Атум).
Но поскольку есть крайняя граница, оно закончено
Со всех сторон, похожее на глыбу совершенно-круглого Шара,
Везде [=«в каждой точке»] равносильное от центра, ибо нет нужды,
Чтобы вот тут его было больше или меньше, чем вот там.
Ибо нет ни не-сущего, которое заставило бы его перестать примыкать
К однородному [с ним], ни [такого] сущего, чтобы [сущего]
Вот тут было больше, а вот там меньше, чем сущего, так как оно всецело
неприкосновенно.
Ибо равное самому себе со всех сторон [=от всех точек периферии] оно
однородно внутри [своих] границ.
Но коль скоро все [вещи] названы именами «Свет»(Шу) и «Ночь»(Герехт?),
И те [противоположные «признаки»], которые соответствуют их свойствам
, наименованы этим и тем,
То, [следовательно], все наполнено вместе Светом и непроглядной Ночью,
Обоими поровну, так как ни тому, ни другому не причастно ничто.
Однако созерцай умом отсутствующее как постоянно присутствующее,
Ибо не отсечет сущее от примыкания к сущему,
Ни когда оно повсюду полностью рассеивается по космосу,
Ни когда оно сплачивается.
Вечно обращая взор к лучам Солнца.
Сияющим-ночью, бродящим вокруг Земли чужим светом
( Это примерно также как)
Когда мужчина и женщина смешивают семена любви,
То сила , формирующая в жилах из различной крови,
В случае, если она сохраняет пропорцию смеси, образует хорошо сложенные тела.
Ибо если семя перемешалось, а силы враждуют
И не образуют единства в смешанном теле, то они жутко
Будут терзать рождающийся пол двойным семенем.
…………………………………………………………………………………………….
Более узкие [венцы=горизонт?] наполнены беспримесным Огнем,
Те, что за ними – Ночью, но при этом испускается доля пламени,
А в середине их – богиня, которая всем правит:
Она зачинает проклятое рождение и совокупление всех существ,
Посылая совокупиться самцу самку и, наоборот,
Самке самца.
На этом я кончаю достоверное слово и мысль
Об истине.
Начиная отсюда, учи мнения смертных,
Внимая обманчивому нарядному строю моих стихов.
Смертные приняли решение именовать две формы,
Одну из которых [именовать] не следует (Амон) – в этом их ошибка.
Они различили [их как] противоположности по внешнему облику и установили
[отличительные] признаки
Порознь друг от друга: с одной стороны–пламени огонь небесный [эфирный],
Мягкий, очень разреженный {легкий}, повсюду тождественный самому себе,
А другому – не тождественный.
А с другой – и это тоже само по себе, –
Как противоположность [огню] – невежественную ночь, плотное и
тяжеловесное обличье.
Так, к твоему сведению, согласно мнению родились эти-вот [вещи]
и существуют теперь,
А в будущем, коль скоро они образовались, им придет конец.
Люди же для каждой из них установили имя как примету.
(Ибо) Какова в каждый момент пропорция смеси [элементов в] непрестанно-меняющихся
членах,
Такова и мысль [= «ощущение»], приходящая людям на ум.
Ибо Природа членов тождественна с тем, что она сознает, у людей,
И у всех [существ], и у Всего, а именно: чего [в ней] больше, то и мыслится
[=«ощущается»].

15.06.47.
—————————————————————————————————————

Автор https://www.facebook.com/krowsky

 

 

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)