Кирилл Серебренитский: Внутренняя Орда: Вступление к книге

Вступление к книге о Букеевской Внутренней Орде

** «Утро 11 марта 1801 года началось в Михайловском замке обычным порядком. В шесть часов утра явился туда генерал-губернатор граф Пален, привёзший с собой на этот раз для доклада государю и для его подписи множество бумаг».

Эти две строчки – из старинного исторического романа «Мальтийские рыцари в России» (1880, написал его маститый, хотя всегда несколько торопливый, исторический литератор Евгений Петрович Карнович).

Слова просты, но — многозначительны.

Отсчёт времени Павловской эпохи шёл уже на часы. 12 марта (25-го для Европы), в своей спальне в Михайловском замке, в первом часу пополуночи, Император Павел был убит, — мучительно, как в невыносимо страшном сне; ему пробили висок, потом топтали сапогами, били кочергой и каминными щипцами, наконец задушили шарфом.

** в этот день Греко-Православная Церковь поминает, среди прочих, двух благоверных монархов: это были св. Димитрий Самопожертвователь, Царь Грузии (он добровольно принял казнь, чтобы спасти от завоевания страну); и св. Феоктист Драгутин, король Сербии (он последние годы провёл отшельником, в могиле, которую вырыл своими руками); также поминаются в этот день Мученики, погубленные воинами.

Всей операцией, — а это цареубийство было точно и холодно спланировано, — управлял тот же генерал от кавалерии граф Пётр фон дер Пален, Великий Канцлер Державного Ордена госпитальеров св. Иоанна Иерусалимского, Мальты и Родоса, военный генерал-губернатор Санкт-Петербурга и Остзейских губерний; в последние недели до убийства Императора, — второе лицо в Империи.

** Среди документов, которые Император подписал тем утром, 11 марта 1801 года, был рескрипт, предназначенный для военного губернатора Астраханского и Наместника Кавказского:
«Председательствующего в ханском совете киргиз-кайсацкой Малой орды Букея султана, сына Нуралы хана, принимаю к себе охотно; позволяю кочевать там, где пожелает, и в знак моего благоволения назначаю ему медаль золотую с моим портретом, которую носить на шее, на черной ленте. Астраханского же войска командиру Попову жалую чин генерал-майора в награждение за усердие в успешном усмирении киргиз-кайсацких народов».
Это был, несомненно, акт Большой истории.
Полигон разворачивающихся, очасти благодаря этому рескрипту, грозных событий, — от Санкт-Петербурга был весьма удалён: край Европы. В самом прямом смысле — край: географический; юго-восточный. Уже две недели Император сосредоточился, — как всегда, тяжко и тревожно,

** спокойно — не умел, никогда и ничего,

— на этой,  почти не прочерченной ещё на картах, окраине христианского мира.
Насколько важна была по своим последствиям эта подпись, Император, я полагаю, осознавал. И расписался – обдуманно.
Росчерком пера было создано новое государство. Часов примерно через пятнадцать  после того, как высохли чернила, — Император погиб.

** Любое историческое событие лежит на скрещении: горизонтали современности и вертикали прошлого-будущего.
Горизонталь — в данном случае – весна 1801 года; при необходимости эту черту можно расширить немного – скажем, на 1800-ый и 1802 годы.
Вертикаль исходит из событий второй половины XVIII столетия, и сквозь последующие века – вонзается в современность (эти строчки я пишу в январе 2010го).
То, что Царь Павел принял далёкого степного султана, и кочевать ему дозволил – было частью событий Большой Истории, из-за которых снова крупной дрожью трепетал земной шар.
Россия вступала в сложнейшую, огромную, ещё не бывалую, войну. Она началась чуть менее трёх месяцев назад. На другом конце Европы сидел над картами другой, наряду с Павлом, организатор этой войны – молодой генерал Бонапарт.
Война предстояла де-юре очень странная.
Воевать отныне наша Империя и возглавляемая Бонапартом Республика должны были – вместе, плечом к плечу; но официально Империя была в состоянии войны с Республикой.

** мир будет заключён через полгода после гибели Павла.
Врагом было островное Королевство — Великобритания; но официально с ним Империя состояла в давнем военном союзе.
Вражеская флотилия уже вторую неделю шла через Северное море – на восток, к берегам российской Балтики. Спешно готовились к войне балтийские порты: Ревель, Рига, Кронштадт, Выборг и сам Санкт-Петербург.

** командовал их укреплением и вооружением всё тот же граф Пален.
В Архангельске батальоны готовились плыть в Ледовитый океан, для защиты Мурманского побережья и Соловецкого архипелага-монастыря. Знаменитый впоследствии арктический кругосветный мореплаватель, просил позволения собрать корсарскую эскадру и действовать против британцев в Атлантике, у берегов Африки.
И уже шли первые сражения этой войны – в Африке, в дельте Нила. Из Александрии через Дельту вели наступление на порт Абу-Кир республиканские батальоны,
** которыми чуть больше года назад командовал Бонапарт,
Их вёл теперь в поход толстый длинноволосый француз, маркиз (отказавшийся от титула, разумеется), авантюрист и путешественник, проведший молодость в Индии, — а в Египте он принял ислам с именем Абдаллах-бей; едва ли не лучшим из дивизионных командиров Африканского похода был усатый украинский шляхтич, который по документам всё ещё числился в подданстве России.
** а в будущем он будет возведён в титул князя Российской Империи.

** И уже две недели в самых недрах России, на Волге, — шло грозное военное движение — на юго-запад; к степям, туда, где ожидал ответа на своё прошение султан Букей, сын Нур-Али-хана.
Сорок один конный полк, — сорок полков донских казаков и полк калмыков, — с артиллерией шёл по жуткой морозной распутице через вдоль Волги. Утром 12го марта передовые пикеты, видимо уже добрались до реки.

** через Волгу полки переправятся неделю спустя.
Эту армию, — православно-буддийскую, — маленькую, легковесную, но – стремительную и смертельно опасную, — как точно направленный кинжал, — вёл генерал от кавалерии Василий Орлов, престарелый, тяжело больной Атаман Войска Донского, и ещё два знаменитых донских генерала, Матвей Платов и Адриан Карпов (все трое – старообрядцы и командоры Мальтийского Ордена).
Цель этого движения, — определённая в секретных указах, — была невероятна, почти как приказ штурмовать небеса: город Дели, столица Империи Хиндустан.

** Стало быть: дозволение султану Букею кочевать в пределах России: это была часть огромного проекта переустройства мира, который с двух концов Европы разрабатывали – Первый Консул Бонапарт и Император Павел Первый. Этим разрешением был создан необходимый элемент единого механизма планетарной войны. Которая уже развернулась – от Балтики – в направлении Индийского и Ледовитого океанов, от Каспийского и Средиземного морей – к Атлантике.
Степной султан Букей уже скоро должен быть стать весьма важным персонажем этой уже начавшейся драмы. И не только он.
Все Киргиз-кайсацкие степи – то есть нынешний Казахстан, (в то время остававшийся огромной белой пустотой на европейских картах), — втянулись тогда в противостояние мировых держав. Впервые, по крайней мере — со времён Чингиз-хана.

** В горизонтали 1801-го: гибель одного человека, Императора Павла, — остановила всё.
В Египте французские батальоны потерпели поражение за три дня до убийства Императора, и теперь отходил с боями. Война ещё некоторое время по инерции стояла у ворот мира. Но конные полки были из похода возвращены, — их остановили уже в степях, в полутысяче вёрст за Волгой. Британский флот, дойдя всё-таки до Ревеля – после переговоров повернул назад. Наконец, спустя четыре месяца, возвратились гренадёры с Соловецких островов. Отслеживать сочленения событий в вертикали – дело сложное, и – даже опасное, поскольку – спорное; при этом историк подвергает непрерывной угрозе свою репутацию – профессионально, так же, как солдат рискует жизнью.
Когда прерываются войны ещё до того, как был сделан первый залп, — это, безусловно, благо для страны. Но часто последствия опрокидывают эту зыбкую политическую удачу.
Механизмы, запущенные событиями начала 1801-го, — первым военным союзом России и Франции, — продолжали действовать.
Война прекратилась ненадолго. Островное Королевство умело использовать самые разные положения. Вместо движения на Восток – войска Российской Империи скоро двинулись на Запад, — правда, теперь уже не лёгкие конные полки, а целые корпуса, вся российская регулярная армия, — шла в Европу, откатывалась, снова шла упорно: раз, другой, третий.
Благодаря этому колониальная Британская Империя была, наконец, спасена, и не просто, — она распостранилась на всю Индию и сопредельные с ней страны, на большую часть Африки, утвердилась на островах во всех океанах, а также – в Карибах и на Средиземноморье.

** Странная страна, созданная в степях между Волгой и Уралом , — страна в эпицентре Евразии, порождённая войной за обладание в Африке и в Индостане, -прожила семьдесят шесть лет.
Потом, — ещё через тридцать с небольшим лет,

** в год, когда был убит другой Император, праправнук Павла,
— территория этой страны стала важнейшей опорной составляющей – новой государственности, породила страну, о которой в 1801-ом самые отважные фантасты помыслить не смели: Киргиз-Кайскакия, — Казахстан.

БУКЕЕВСКАЯ ВНУТРЕННЯЯ ОРДА (постоянная конференция ВБК): http://vkontakte.ru/club10871554

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.