Суверенный Рыцарский Орден Храма Престола Пречистой Св. Девы Галиции — Хранители Королевского Молчания

Философия, наука и искусство есть лишь приближение к Истинному прошлому. Исчезнувшее во Времени Бытие мы никогда не сможем воссоздать в его Полноте. Но само желание приблизиться к Истине рождает Надежду, что в пересчете глубинных оснований человеческой сущности Вечным Заветом остается потребность во Знании. Того знания, которое живет в Сфере Идей, архетипов и мифов.
В одной из герметических орденских систем XVIII века есть тайная степень иерархии, которая странствует под названием «Хранитель королевского молчания».
Королевское молчание — знак неопределенности истоков Государственности, Династии, Власти. Хранитель-исследователь и ревнитель этого знака, традиционалист. Начало государственности, например, Руси также закрыто королевским молчанием: мало фактов, противоречивая хронология, мифологизированные политической коньюктурой. Каждая попытка вступить на вахту королевского молчания заслуживает внимания, ибо ещё Платон говорил: определения «жизни» и «воспоминаний» конгруэнтны.
Мы не тайная ложа. Наше братство лежит на ином уровне. Враг его чует, но не может осмыслить, и тянется к профаническим аллегориям. Отсюда сравнение с масонами.
Рыцарство унаследовало кельтскую традицию и получило гностическую инспирацию от Ислама. В целом рыцарские ордена были единственной памятью о Римской Империи, сохраняемой среди антиимперской стихии христианского Запада. Христианство утвердило на Западе иудейское понимание монарха, получающего власть от своего творца, онтологической первопричины. Император — это победивший герой, триумфатор. Имперское строительство на Западе — это орденское строительство. Если Империя — инструмент воли Доминатора, то орден есть как бы проявление во вне его души.

УКАЗ

Мы, члены Досточтимого Конвента (Собрания) во имя Господнее, в соответствие с Древними Традициями и Законами, для ознаменования заслуг и отличий за выдающиеся достижения в искусствах, литературе, музыке, науке, политике, промышленности, предпринимательстве, религии, вооруженных силах и юриспруденции
принимаем решение:

учредить

СУВЕРЕННЫЙ РЫЦАРСКИЙ ОРДЕН ХРАМА ПРЕСТОЛА
ПРЕЧИСТОЙ СВ. ДЕВЫ ГАЛИЦИИ —
ХРАНИТЕЛЕЙ КОРОЛЕВСКОГО МОЛЧАНИЯ
и принять
Статут Суверенного Ордена.

Указ № 00001 от
8 октября 2008 года

Soberano Orden Internacional
de Los Caballeros Templo Trono
de la Nuestra Senora de Galicia —
Guardia Real de Silencio
(O.T.T)

Сайт:

http://www.galicia-trono.narod.ru
http://galicia-trono.blogspot.com/
http://vkontakte.ru/club1625982

Офис: http://vkontakte.ru/club1625982

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

15 комментариев: Суверенный Рыцарский Орден Храма Престола Пречистой Св. Девы Галиции — Хранители Королевского Молчания

  1. Алексей Ильинов пишет:

    Олег, давно уже тебя хотел расспросить вот о чём. Насколько СЕРЬЁЗНА наша орденская инициатива? В каком формате она сейчас существует — как очередная role play game или же можно надеяться на то, что Орден станет чем-то действительно большим и значимым? Существует ли какая-либо преемственность и насколько она невиртуальная?
    Также очень хотелось бы узнать о персонально твоём понимании рыцарской идеи сегодня. На мой взгляд, наш Орден, всё-таки, отнюдь не жёстко-консервативное сообщество, но, скорее, надполитическое и метаполитическое, традиционал-экуменическое, интертрадиционалистское и гуманистическое — в смысле Высокого Гуманизма. То есть нас вряд ли можно назвать последовательными контрмодернистами и уж точно не консерваторами. Но зато, исходя из наших мировоззренческих предпочтений, нам явно близки идеалы традиционал-либерализма и традиционал-коммунитаризма. Что ты думаешь по этому поводу? 🙂

    [Reply]

  2. на все твои вопросы есть ответы на новом сайте Ордена

    [Reply]

  3. Алексей Ильинов пишет:

    Олег, мне интересно было то именно твоё личное представление. Разумеется, что документы Ордена я более-менее прочитал и имею понятие о нашем Духовно-Рыцарском Делании. Мне ВАЖНО знать, насколько наша МИССИЯ искренняя. Вроде бы мы теперь именуем себя рыцарями, но насколько мы ОТВЕТСТВЕННО подходим к сему вопросу? Кто мы — только ли экзотические «традиционалисты», романтически млеющие перед символами прошлого? Понимаешь, Олег, просто очень уж не даёт мне покоя Антон-Румата из «Трудно быть богом» Стругацких. 🙂 Потому и хочется ПОНЯТЬ СМЫСЛ нашего рыцарства. Да и мой «печальный опыт» очень уж болезненно даёт о себе знать, ибо тоже была ведь и ВЕРА, и слова очень даже искренние и чистосердечные произносились. А вот потом… И вспоминать то не хочется.
    Да, Олег, а имеет ли сейчас отношение к Ордену отец Алексий Дятлов? На Фейсбуке, кажется, ведь его фото в галерее?

    [Reply]

  4. Смысл в том, что ОН ЕСТЬ. Без ИСКРЕННОСТИ Ордена вообще бы не было. Алексий Дятлов с извинениями большими отошел т Ордена после получения епископского сана. Но мы остаемся друзьями.

    [Reply]

  5. Алексей Ильинов пишет:

    Спасибо, Олег! Несказанно рад твоим словам! Именно это я и хотел от тебя услышать, поскольку наше внутреннее духовное делание подразумевает, всё-таки, максимально серьёзную и самую ответственную работу. Прежде всего по преображению себя. Да и что такое наше орденское рыцарство, как не сердечное и бескорыстное служение людям и миру?
    Смущает же вот только, что отец Алексий Дятлов (как и знакомый нам отец Димитрий) чрезвычайно «экзотическая» личность. Он ведь, вроде бы, неокатакомбник, если мне не изменяет память. Вот, например, что я только что отыскал о нём в Инете:

    ОСТОРОЖНО!!! СЕКТА КАТАКОМБНИКОВ!!!

    »Дорогие братья и сестры! «В контакте» есть катакомбник, который активно вербует в свои ряды неокрепших в вере людей. Этот человек работает фельдшером на «Скорой помощи» г. Санкт-Петербурга, а по совместительству — «служит» «епископом» в своей собственной секте. Вот его профиль:
    Алексий Дятлов
    Ничего общего сей персонаж и рекламируемые им сборища с Православием не имеет! Помните, что Православия вне Православной Церкви НЕ СУЩЕСТВУЕТ!
    Прочитал сам — передай другу!

    Группы Дятлова :
    Истинное Христианство-Православное и Кафоличное
    Церковь Святого Богоявления Господня

    + ещё любопытная заметочка: http://www.anti-raskol.ru/pages/445

    [Reply]

  6. Алексей Ильинов пишет:

    Олег, я подавно не являюсь сторонником всяких там внутрицерковных «разборок» (ибо вся история официальной Церкви Христовой — сплошь и рядом «разборки»), но, тем не менее, мне вполне понятен и близок искренний порыв тех, кто отваживается нести свет, добро и утешение людям в нашу недужную эпоху подмены понятий. И если отец Алексий действительно делает это без какой-либо корысти и от всего сердца, то дай Бог, чтобы служение его было добрым и небесполезным. 🙂
    Нашёл я, таки, сайт отца Алексия — http://ipc35.ucoz.ru/ Только вот в очень уж он заброшенном состоянии находится.
    Ну и вдогонку ещё один немало любопытный материал, где речь идёт об одном знакомом отца Алексия (да и А. фон Сиверса) — http://www.anti-raskol.ru/pages/420

    [Reply]

  7. это внутриправславные разбрки, и более всего усердствуют в обвинении других представители ересей сергианства (признание права сотрудничать с рганами ГБ и раскрывать тайну исповети) и филодоксии (учения о дочерности неких церквей, соответственно о их неполноценности в сравнении с церковью-матерью)

    [Reply]

  8. Алексей Ильинов пишет:

    Ну, Олег, тут уж я с тобой, в общем то, вполне соглашусь, ибо сам был свидетелем самых, что ни на есть, клерикальных репрессий в отношении многогрешной братии нашей чевенгурской. Я же имею в виду то, что очень уж часто так называемое «альтернативное православие» предстаёт в совсем уж маргинальном виде. Вот это больше всего смущает и потому очень бы не хотелось потакать разного рода «фантазёрам», которые как бы «играются в катакомбы» и ещё более опошляют эту идею. Потому у меня и есть некоторое недоверие к подобного рода скороспелым организациям, каждая из которых явно ведь претендует на уникальность и единственно верную истину.
    Ну а персона отца Алексия, конечно, не лишена кое-какого своеобразия, ибо он являет собой наглядный пример «неофициозного», к счастью, экуменизма, близкого, нужно признать, и нам — протестант, ставший истинно-православным священником, который принимает причастие у лютеран. И его участие в Ордене было бы немало полезно и для него, ибо в орденских границах утверждается братство и подлинно христианское и внеконфессиональное единение в Духе. К тому же Орден ведь ни в коем случае не привязывает к себе, но, напротив, дарует выбор и свободу, ибо каждый брат-рыцарь идёт, по сути, в свой собственный Крестовый Поход против несправедливости, жестокосердия и лжи насильников и тюремщиков мира сего. Ну а о нужности рыцарской чести, доблести и достоинства говорили ведь, в том числе, и катакомбные священники и русские религиозные философы. Так что отец Алексий вполне мог бы осуществлять свою (искреннюю и честную, я на то очень надеюсь) Миссию и в Ордене.
    Олег, не было ли у тебя идеи сделать отцу Алексию полноценный сайт, ибо его старый сайт находится в изрядно плачевном состоянии? Может быть стоит помочь ему?

    [Reply]

  9. У меня времени нет.

    А тебе вот задание — к октябрю одно издание предложило сделать нам электронную версию брошюри об Ордене. Напиши несколько текстов для этого.

    [Reply]

  10. Алексей Ильинов пишет:

    Здравствуйте, отец Димитрий! Буду краток. Давайте с Вами пообщаемся не здесь, но на известном Вам Форуме.
    Ну а это то Христианство, которое всегда было близко мне. Это «Кредо» отца Александра Меня.

    ***

    Вы просите меня изложить мое кредо. Хотя кредо каждого
    христианина и, разумеется, священника, уже выражено в Символе
    веры, Ваш вопрос вполне законный. Христианство неисчерпаемо.
    Уже в апостольское время мы находим целую гамму типов
    Христианства, дополняющих друг друга. Итак, если выразиться
    кратко, для меня вера, которую я исповедую, есть Христианство
    как динамическая сила, объемлющая все стороны жизни, открытая
    ко всему, что создал Бог в природе и человеке. Я воспринимаю
    его не столько как религию, которая существовала в течение
    двадцати столетий минувшего, а как Путь в грядущее.
    Оно имеет средоточие своей веры во Христе, Им измеряет и
    оценивает все (Откр. 1,8).
    Оно знает, что приход на землю Богочеловека не был
    односторонним божественным актом, а призывом к человеку
    ответить на любовь Божию (Откр. 3,20).
    Оно познает присутствие и действие Христа в Церкви, а
    также в жизни вообще, даже в самых простых, обыденных ее
    проявлениях (см. притчи Господни, в частности, МФ 6,28-29);
    знает, что достоинство личности, ценность жизни и творчества
    оправдываются тем, что человек является творением Божиим (Пс.
    8); видит в вере не теоретическое убеждение, а доверие к Богу
    (Рим. 4,3); не требует ощутимых знамений (Мк. 8,11-12), памятуя
    о том, что творение — чудо (Пс. 18,2);
    оно внимает Слову Божию, которое запечатлено в Писании, но
    остерегается буквально толковать каждую строчку Библии,
    особенно Ветхого Завета (Рим. 7,6); верит, что один и тот же
    Бог открывался в обоих Заветах, однако открывался постепенно, в
    соответствии с уровнем человеческого сознания (Евр. 1,1);
    различает грань, отделяющую Предание (дух веры и учения) от
    «преданий», среди которых есть немало фольклорных и преходящих
    наслоений на религиозной жизни (Мк.7,8;Кол. 2,8).
    Оно верит, что Церковь живет и возрастает силой Христовой
    (Мф. 16,18; 18,20);
    верит, что Христос являет Себя в таинствах Церкви, в ее
    освящении мира, в ее учительстве и в делах служения (1 Кор.
    11,26; Мф. 18,20,19-20; Рим. 6,11; Мф. 18,18; Лк. 10,16), но
    знает, что ни одна из этих сторон церковной жизни не является
    самодостаточной, ибо Христос пришел и как Спаситель, и как
    Целитель, и как Наставник;
    чтит обрядовые формы благочестия, не забывая ни на
    мгновение, что они вторичны в сравнении с любовью к Богу и
    людям (Мф. 23,23-24; Мк. 12,28-31);
    верит в значение иерархического и канонического принципа в
    Церкви, видя в них свойство структуры деятельного организма,
    имеющего практическое призвание на земле (1 Кор. 11,27-30);
    знает, что богослужебные и канонические уставы менялись на
    протяжении веков и в будущем не смогут (и не должны) оставаться
    абсолютно неизменными (Ин. 3,8; 2 Кор. 3,6,17). Это же
    относится и к богословскому толкованию истин веры, которое
    имело долгую историю, фазы раскрытия и углубления (так Отцы
    Церкви и Соборы вводили в обиход новые понятия, которых нет в
    Писании).
    Оно не боится критически смотреть на прошлое Церкви,
    следуя примеру учителей Ветхого Завета и Св. Отцов;
    расценивает все бесчеловечные эксцессы христианского
    прошлого (и настоящего): казни еретиков и т.п. как измену
    евангельскому духу и фактическое отпадение от Церкви (Лк.
    9,51-55);
    знает, что противники Христа (беззаконный правитель,
    властолюбивый архиерей, фанатичный приверженец старины) не
    принадлежат только евангельской эпохе, а возрождаются в любое
    время, под разными обличиями (Мф. 16,6);
    остерегается авторитаризма и патернализма, которые
    коренятся не в духе веры, а в чертах присущих человеческой
    падшей природе (Мф. 20,25-27; 23,8-12);
    исповедует свободу как один из важнейших законов духа,
    рассматривая при этом грех как форму рабства (2Кор. 3,17; Ин.
    8,32; Рим. 6,17).
    Оно верит в возможность стяжания человеком Духа Божия, но
    чтобы отличить это стяжания от болезненной экзальтации
    («прелести»), судит по «плодам духа» (Гал. 5,22);
    вслед за ап. Павлом смотрит на человеческое тело как на
    Храм Духа (1Кор. 6,19), хотя и несовершенный в силу падшего
    состояния природы; признает необходимость попечения о нем (1
    Тим. 5,23), если оно не переходит в «культ плоти»;
    в соответствии с соборными решениями смотрит на брак и на
    монашество как на «равночестные», если только монашество не
    принимается под влиянием честолюбия и других греховных мотивов;
    отказывается объяснять зло в человеке только его
    несовершенством или «пережитками звериной природы», а верит в
    реальность метафизического зла (Ин. 8,44).
    Оно переживает разделение христиан как общий грех и
    нарушение воли Христовой (Ин. 10,16), веря, что в будущем грех
    этот преодолеется, но не на путях превозношения, гордыни,
    самодовольства и ненависти, а в духе братской любви, без
    которой призвание христиан не может быть осуществлено (Мф.
    5,23-24);
    открыто всему ценному, что содержится в христианских
    исповеданиях и нехристианских верованиях (Ин. 3,8;4,23-24);
    не отвергает добра, даже если оно исходит от людей
    безрелигиозных, но отвергает насилие, диктат, ненависть, даже
    если они прикрываются именем Христовым (Мф. 7,21; Мк. 9,40; Мф.
    21,28-31);
    рассматривает все прекрасное, творческое, доброе как
    принадлежащее Богу, как сокровенное действие благодати
    Христовой;
    считает, что зараженность той или иной сферы грехом не
    может служить поводом для ее отвержения. Напротив, борьба за
    утверждение Царства Божия должна вестись в средоточии жизни.
    Оно «аскетично» не столько тенденцией бегства от мира,
    сколько духом самоотвержения, борьбой с «рабством плоти»,
    признанием господства непреходящих ценностей (Мф.16,24);
    видит возможность реализовать христианское призвание
    человека во всем: в молитве, труде, созидании, действенном
    служении и нравственной дисциплине;
    верит в святость человеческой любви, если она соединена с
    ответственностью. Верит в святость семьи и брака (Быт.
    2,18,23-24; Мф. 19,5);
    признает естественной и оправданной любовью к отечеству и
    отечественной культуре, памятуя, однако, что духовное выше
    национального (Евр. 13,14; Гал. 3,28; Кол. 3,11).
    Оно ценит национальные облики церквей как конкретные
    индивидуальные воплощения человеческого духа и богочеловеческой
    тайны. Однако это не заслоняет вселенского характера Церкви;
    оно относится к многовековому культурному творчеству
    Церкви не как к ошибке, а как к реализации даров Божиих
    Оно не считает разум и науку врагами веры. Просвещенное
    духом веры знание углубляет наше представление о величии Творца
    (Пс. 103, 3; Цар. 4, 33; Пс. 88,6);
    отвергает попытки найти в Писании или у Отцов Церкви
    естественно-научные сведения, пригодные для всех времен;
    рассматривает научное исследование Библии и церковной
    истории как важное средство для уяснения смысла Откровения и
    реальных обстоятельств св. истории;
    открыто ко всем проблемам мира, полагая, что любая из них
    может быть оценена и осмыслена в свете веры;
    утверждает с апостолом, что свидетельство веры в мире есть
    прежде всего свидетельство служения и действенной любви (1Кор.
    13);
    смотрит на общественную жизнь, как на одну из сфер
    приложения евангельских принципов;
    признает гражданский долг человека (Рим. 13,1), поскольку
    он не противоречит требованиям веры (Деян. 4,19);
    не объявляет ту или иную систему правления специфически
    христианской. Ценность системы измеряется тем, что она дает
    человеку: целесообразностью и гуманностью;
    считает отделение Церкви от государства оптимальной
    ситуацией для веры и усматривает опасность в самой идеи
    «государственной религии»;
    верит в историю как поступательный процесс, который через
    испытания, катастрофы и борьбу восходит к грядущему
    сверхисторическому Царству Божию;
    относится сдержанно к концепции «неудавшейся истории», то
    есть к убеждению, что правда Божия потерпела на земле полное
    поражение (против этого говорит Откр. 20,1-6);
    верит, что когда бы ни наступил последний Суд миру,
    человек призван трудиться на благо других, созидая царство
    добра, Град Божий; — верит, что Суд уже начался с того
    момента, когда Христос вышел на проповедь (Ин. 3,19; 12,31);
    смотрит на посмертное состояние души человека как на
    временное и несовершенное, которое в грядущем восполнится
    всеобщим воскресением и преображением (Дан. 7,13; Ин. 5,28;
    Рим. 8,11; Откр. 20,11-15);
    знает, что Царство Божие, которое грядет, уже сегодня
    может воцариться «внутри нас» (Мк. 17,21; 9,27).

    Думаю, что в этом Вы не найдете ничего нового, а просто
    одно их преломлений Христианства изначального, древнего и, по
    слову Златоуста, «присно обновляющегося».

    Прот. Александр Мень.

    P.S.:

    Также настоятельно рекомендую Вам ознакомиться с работой отца Якова Кротова, посвящённой истории НАСТОЯЩЕЙ Катакомбной Церкви — «НЕБО ПОД ЗЕМЛЁЙ: Церковное сопротивление тоталитаризму»http://krotov.info/yakov/5_veka/20/59_resist_0.htm

    Вот небольшой фрагмент из этой работы:

    ««Катакомбная Церковь» в России тогда – те верующие, которые не участвовали в тотальном заговоре молчания и провозглашения небытия. В Германии аналогичная Церковь называлась «исповедующей» — слово, не вполне точное, потому что в русском языке «исповедуют» Бога, а земную реальность просто «описывают», «называют». Битва за реальность шла там, где человек называл реальность – реальностью, гонения – гонениями, а не «решением вопроса».

    Большинство верующих предпочли молчать, меньшинство же взяло на себя постыдный труд лжи. Тем самым, христиане подпадали под осуждение Христа: «Если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?» Если верующий в Воскресение Христа отрицает, что расстрелянного Иван Иваныча расстреляли, кто поверит его проповеди Воскресения?

    Не все, кто был гоним, дружили с реальностью. Многие уходили в тотальность вымысла, хотя и безобидного для окружающих. Не все, кто шёл на компромисс, уходили от реальности. Именно расплывчатость, отсутствие чёткой линии между реальностью, обманом и самообманом делает возможным незаметный уход от реальности, такой же неощутимый, как превращение евреев из свободных обитателей Палестины в египетских рабов. Обратный же путь всегда невозможен, как и Исход из Египта – то есть, возможен лишь вместе с благодатью реальности, с реальной благодатью».

    ***

    «Ни в чём не проявилось так понижение интеллектуального уровня как в сведении проблемы Церкви и тоталитаризма к обсуждению «каноничности», к клеймению «сергианства». «Катакомбники» 1930-х годов не были «антисергианами», «антисергианство» — феномен пост-тоталитарного общества или даже вне-тоталитарного (они ведь и в США есть). Человек, который мыслит категориями «каноничности», «икономии», «календаря», подменяет реальность знаками, причём искажёнными. Куда точнее анализ Тишнера: «Желания хозяина становятся желаниями раба, а сохранение жизни становится слишком важным, настолько, что ради него человек отказывается от свободы. Рабство даёт комфорт безответственности, Тишнер же учил нас путям ответственности» (Ягелло, 2006, с. 25)».

    Ещё почитайте о церковном сопротивлении гитлеровскому безумию в Германии — http://krotov.info/yakov/5_veka/20/59_resist_1.htm#germ

    [Reply]

  11. Не могу вспомнить пароль на том форуме, а автоматическая система на почту не высылает, хотя пишет, что выслан. Прошу Олега Борисовича выслать мне новый пароль.

    [Reply]

    Олег Гуцуляк Reply:

    А на каком форуме? Сверхновой Сарматии? http://intertraditionale.forum24.ru
    Зарегистрируйтесь там по новому

    [Reply]

    Олег Гуцуляк Reply:

    Понял. Потому, что в логине с кирилицей вы использовали латинское i, поэтому восстановить пароль не удавалось (не находило логина). Новый пароль должен прийти на тот э-мейл, который вы указали при регистрации на форуме.

    [Reply]

  12. Благодарю, не удалось получить пароль, зарегистрировался по новой.

    [Reply]

  13. Хорошо. Я восстановил модераторство в Ваших разделах на форуме, а старый акаунт удалил

    [Reply]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.