Бонапартистская Лига: Коммюнике 1

Никита Редько и Кирилл Серебренитский

Никита Редько и Кирилл Серебренитский

9 марта 2010 года я, Никита Редько, член товарищества Международного Наполеоновского Общества (International Napoleonic Society), заместитель руководителя и резидент Восточного Бонапартистского Комитета (Comite Bonapartiste Oriental) в Республике Казахстан, вступил в переписку руководством Бонапартистской Лиги (La Ligue Bonapartiste).

Я предложил руководству Бонапартистской Лиги создание представительства в Казахстане и странах Центральной Азии на базе нашей организации ВБК, существующей  с 2006 года. В тот же день (9 марта 2010 г.) я получил незамедлительный ответ члена Совета Бонапартистской Лиги Берта де Йонга (Bert de Jong). Он с радостью принял мое предложение о сотрудничестве. В результате нашей дальнейшей переписки стало понятно, что Лига заинтересована в сотрудничестве с ВБК не меньше, чем ВБК заинтересован в сотрудничестве с Лигой.

Берт де Йонг имел возможность с самого начала составить представление о нашей организации. Ранее я разместил информацию о ВБК на сайте  Brumaire / Forum de l’Appel au Peuple (интернет ресурс французского движения France Bonapartiste), а теперь выслал ему сканы публикаций о нашей деятельности в казахстанской прессе, кроме того ознакомил его с существующим интернет-сайтом ВБК.

Бонапартистскую Лигу возглавляет международный Совет, в который вошли представители четырёх стран: ко-президенты: Себастьен Фужер (Sebastien Fougeres) (Франция), Берт де Йонг (Bert de Jong) (Нидерланды) и члены Совета: Дита Хегрова (Dita Hegrova) (Чехия) и Стив Нэстэзи (Steve Nastasi) (США). Я, Никита Редько, был принят в члены Совета, как представитель Республики Казахстан.

Также предполагалось, что, после того, как на базе Восточного Бонапартистского Комитета будут развёрнуты отделения Лиги в России, Украине и Беларуси, и в Совет войдут представители этих государств. На время формирования я, Никита Редько, принял на себя, с согласия означенных резидентов ВБК, обязанности представителя в Совете Лиги означенных государств. В это время Восточный Бонапартитский Комитет представляли его резиденты в 4 странах: Россия (Кирилл Серебренитский), Украина (Олег Гуцуляк), Беларусь (Янина Пинчук) и Казахстан (в моем лице).

При содействии недавно возникшей международной организации Союз защиты прав народов (Москва, главный координатор Павел Зарифуллин) в это время шла работа по созданию научно-исследовательской структуры Восточное Бюро этнополитических исследований — совместный проект ВБК и СЗПН. Восточное Бюро приняло на себя функции оперативного штаба ВБК, который возглавила Вера Щербина-Болгарова, (исполнительный директор Бюро).

Итак, 10 ноября 2010 года я был кооптирован в Совет Бонапартистской Лиги, де-факто как представитель от государства Казахстан, а также от Восточного Бонапартистского Комитета, и, соответственно, ещё от 3 стран: Россия, Украина, Беларусь.

После короткого совещания в интернете Кирилл Серебренитский и национальные резиденты ВБК уведомили меня о согласии на присоединение к Лиге, и о делегировании мне временно прав представителя от трёх стран Восточной Европы.

Исходя из того, что Лига не была заявлена как организация вестернистская, националистическая или расистская (сама по себе бонапартистская идентификация движения исключает эти вариации), и, соответственно, все страны, представленные в Совете Лиги, пользовались равными правами, то следовало предположить: представители стран должны были пользоваться в Совете равными правами.

Всего на 10-12 ноября 2010 года в Совете было представлено 8 государств (Франция, Нидерланды, США, Чехия, Казахстан, Россия, Украина, Беларусь). Поскольку я — временно, до кооптации в Совет других моих соратников по Восточному Бонапартистскому Комитету, — исполнял обязанности представителя четырёх стран из восьми, то, я механически располагал половиной голосов членов Совета.

Информация о моей кооптации в члены Совета появилась на интернет-сайте Бонапартистской Лиги 12 ноября 2010 г. В тот же день мое членство в Совете Лиги было подтверждено членским билетом за номером KZ121. С этого времени мне было предоставлено право совещательного голоса в принятии решений Совета Лиги и право вынесения предложений на обсуждение остальными членами Совета Лиги.

Непосредственно с моим участием происходило обсуждение устава Бонапартистской Лиги. Лига существовала первые дни своей, надеюсь, продолжительной, истории, и её структуры едва начали формироваться. Требовалось оперативное полноценное взаимодействие всех членов Совета Лиги для успешной реализации поставленных целей и задач.

Я высказал предложение о создании Опекунского Совета Лиги, в компетенцию которого входило бы решение вопросов, связанных с финансированием деятельности нашей организации. Это было последнее мое письмо в адрес Берта де Йонга (Bert de Jong), на которое я получил его ответ, в котором он одобрительно отозвался о моей инициативе.

После 18 ноября 2010 г., без фактического объяснения причин, Берт де Йонг (Bert de Jong) прервал переписку со мной. Общение с другим членом Совета Лиги Себастьеном Фужер (Sebastien Fougeres) по непонятной причине стало носить натянутый характер.

В письме от 20 ноября 2010 г. Себастьен Фужер просил меня убрать ссылки на сайты Туле Сарматия (Thule Sarmatia) и Фаланга Ориенталь (Falange Oriental), размещенные на сайте ВБК наряду со ссылкой на официальный сайт Бонапартистской Лиги, как компрометирующие имидж Бонапартистской Лиги.

На протяжении ещё 2 дней мы тщетно старались прояснить ситуацию, и восстановить единство Лиги. К переписке с гг. Фужером и де Йонгом присоединилась Вера Щербина-Болгарова, в то время — исполнительный директор Восточного Бюро этнополитических исследований, начальник штаба Восточного Бонапартистского Комитета. Но и ей не удалось добиться каких-либо вразумительных объяснений.

ГГ. Фужер и де Йонг так и не уточнили: что именно показалось им столь тревожным на сайтах означенных организаций. Более того: ситуация была весьма странной — хотя бы по следующей причине: сайты Туле-Сарматия и Восточная Фаланга, которые возглавлял резидент ВБК на Украине — Олег Гуцуляк —  это служебные ресурсы небольших международных умеренно-консервативных сообществ, (из них первое — сугубо научное, теоретическое), штаб-квартира которых пребывала в г. Ивано-Франковск (Украина). Они поддерживались исключительно на двух языках: русском и украинском, причём украинский был преобладающим. В переписке гг. Фужер и де Йонг неоднократно подчёркивали, что не владеют в достаточной степени ни русским, ни украинским языками, а также не располагают средствами для переводов с этих языков ; (этот вопрос был выяснен специально, так как языковой барьер достаточно серьёзно препятствовал нашему сотрудничеству). Вся переписка с ко-президентами Бонапартистской Лиги шла на английском языке. Следовательно, ко-президенты не имели возможности внимательно ознакомиться с содержанием сайтов Восточная Фаланга и Туле-Сарматия — при том, что, якобы, одни ссылки (в числе прочих) на эти сайты уже наносили огромный ущерб международному бонапартистскому движению.

Поэтому вышеуказанный повод для осложнения отношений был не только до странности некорректен, но и по сути – загадочен.

20 ноября 2010 года ко-президенты Лиги прекратили наше общение. В этот же день внезапно исчез сайт Бонапартистской Лиги.

Далее мы не получали никаких известий из Франции и Нидерландов. Обрывочная информация позволяет предположить, что в эти же дни возник некий конфликт между гг. Фужером и де Йонгом, и потому было ими принято решение о ликвидации Бонапартистской Лиги. Это, впрочем, не более чем смутное ощущение.

Никаких отчётливых уведомлений о том, что Лига ликвидирована, или находится в режиме прекращения деятельности (силанума) ни я, ни другие члены Совета (представители Чехии и США) не получали.

20-21 ноября 2010 года (с 23. 00 20го до 13.00 21го, с перерывом на сон), триумвират, который в это время фактически руководил всей деятельностью Восточного Бонапартистского Комитета — Кирилл Серебренитский, Вера Щербина-Болгарова и я, Никита Редько, — провели он-лайн-совещание, в результате которого появился короткий протокол (который можно считать резолюцией).

Никита Редько:
«На основании того, что мое представительство в Бонапартистской Лиге не было официально отозвано, я полагаю возможным реанимировать эту организацию, как лицо аффилированное в совет Бонапартистской Лиги«.

Кирилл Серебренитский:
«Бонапартистское движение — это ведь не клуб любителей соответствующего тортика или коньяка. Само имя, которые мы подняли на знамени — уже определяет некоторую историческую преемственность, а также присутствие воинского духа. Если из 5 офицеров штаба двое по каким-то причинам исчезли, а двое пока молчат — естественно, что 5-ый офицер принимает обязанности командира на себя «.

На основании вышеизложенного, официально сообщаю, что, как член Совета Бонапартистской Лиги, имея право совещательного голоса, я не давал свое согласие на силанум, или на роспуск Бонапартистской Лиги, следовательно, я не вижу никаких оснований для прекращения деятельности и для роспуска этой организации.

Как единственный полномочный член Совета Бонапартистской Лиги, я, Никита Редько, считаю необходимым возобновление действия Бонапартистской Лиги. В настоящее время являюсь единственным действующим членом Совета, и потому временно, до окончательного выяснения ситуации, вынужденно принимаю на себя обязанности Президента Бонапартистской Лиги, сохраняя при этом статус представителя Казахстана.

Для управления Лигой на период кризиса С 19 сентября 2011 года начинает действие Временный Совет Бонапартистской Лиги.

При этом мы считаем вполне приемлемым и исторически обоснованным пребывание руководства Бонапартистской Лиги на родине бонапартизма — во Франции, Италии или в другой стране, входившей в состав Империи Наполеона I.

После восстановления полноценной работы Лиги Временный совет намерен, в соответствии с ситуацией, сложить с себя полномочия руководящего органа в пользу нового руководства и вернуться к статусу координационного совета на территории стран Срединной Евразии.

В члены Совета Лиги в настоящий момент кооптируются:

Кирилл Серебренитский, Светлана Казакова (от России), Олег Гуцуляк (от Украины), Янина Пинчук (от Беларуси), Вера Щербина-Болгарова (от Болгарии).

Направлены приглашения другим национальным лидерам бонапартистского движения.

Воссозданная Бонапартистская Лига по-прежнему служит развитию и пропаганде международного бонапартистского движения. Кроме того сохраняется преемственность целей и задач Бонапартистской Лиги, созданной Бертом де Йонгом (Bert de Jong) и Себастьеном Фуже (Sebastien Fougeres).

Бонапартистская Лига — международная организация, открытая для сотрудничества. Мы готовы на самое широкое сотрудничество, на любые формы диалога с любыми потенциальными союзниками.

Мы не скрываем, что, при определённых условиях, мы готовы выйти на арену социально-конструктивной деятельности, и что одной из наших стратегических задач является возвращение бонапартизма в сферу большой политики.

Но в настоящее время мы отдаём себе отчёт в том, что Бонапартистская Лига действует в режиме формации, и воздерживается от конкретных политических заявлений. На данном этапе перед нами стоят, прежде всего, задачи организационные, а также научно-исследовательские и особенно — просветительские.

Мы считаем, что, прежде всего, необходима реставрация корпуса идеологического наследия Императора и Короля Наполеона I и Императора Наполеона III, а также их соратников и наследников, вплоть до настоящего времени.

Особенно эта задача трудна — для нас, в странах Восточной Европы, где до сих пор расплывчатые концепции бонапартизма, высказанные в своё время Лениным и Троцким,  совершенно затмевают тот факт, что бонапартизм — это вполне актуальное  международное политическое и идеологическое явление.

Наша организация имеет целью способствовать развитию бонапартизма и его внедрению в современное политическое движение. Верное наполеоновским идеям, наше движение стремится демонстрировать идеологическую альтернативу по отношению к господству социальных каст и общественных группировок.

Настоящий Манифест подготовлен и подписан в городе Уральске, Казахстан, и вступает в силу с момента опубликования на интернет ресурсах Восточного Бонапартистского Комитета и дружественных нам организаций.

Член Совета Бонапартистской Лиги
Никита Редько, сотник Уральского Казачьего Войска (ОО «Уральско-Яикское казачество»), член товарищества Международного Наполеоновского Общества
19.09.11 г.

 

 

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

13 комментариев: Бонапартистская Лига: Коммюнике 1

  1. Кирилл Серебренитский пишет:

    Вера Щербина-Болгарова (переписка вконтакте):

    01.10.11
    Вера:
    Я прочла текст.
    На самом деле Берта напугала свастика на сайте Гуцулюка. Я ещё, помню, объясняла, что это чисто научный интерес к древним символам, а на него это не произвело ровным счетом никакого впечатления. Впрочем, Берт вообще всё время нам писал как идиотам.

    Кириллъ:
    я помню про свастику, — но это настолько забавно, — что как-то не соответствует торжественности тона.

    Вера:
    Забавно не забавно, а это и есть правда 🙂
    01.10.11

    [Reply]

  2. Да там даже не свастика, а руны. Обычные руны. http://www.mesogaia-sarmatia.narod.ru
    Да и удалить ссылки-то на них — без проблем.

    [Reply]

  3. Кирилл Серебренитский пишет:

    Никита Редько — переписка вконтакте:

    От Поль-Наполеона я получил в личку на фейсбуке теплые слова сожаления по поводу роспуска Лиги, когда дал информацию об этом инциденте на своей страничке:

    Paul-Napoléon Pierre Calland

    La Ligue Bonapartiste

    «I am very afflicted by incident which has occurred in the Ligue Bonapartiste. On this day our organization has been dismissed from the face of its founders without the visible reasons : (»
    Let me know what has happened as soon as you do please!
    Paul-Napoléon Calland
    Président du MOUVEMENT BONAPARTISTE
    от 20 ноября 2010.
    («Я очень страдаю от инцидента, который произошел в Ligue Bonapartiste В этот день наша организация была удалена из списка его учредителей без видимых причин.: (»
    Дайте мне знать, что произошло, пожалуйста!
    Поль-Наполеон Галлан, президент БОНАПАРТИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ.

    Тогда я ему сообщил, как было все на самом деле, без видимых причин, с абсурдным поводом из-за «враждебных» Лиге наших интернет-ресурсов:
    Dear Friend,
    As I can already know, Bert and Sebastien for some unknown reason have stopped existence of a site of the Bonapartist League and the group of the Bonapartist League on a site of Facebook. Despite this, my representation in the Bonapartist League has not been withdrawn. Therefore the existence of our organization it hang in the air. At the present time de facto there is such situation that the Bonapartist League become concentrated on three representatives of its Council.
    I can’t contact Bert to ask its explanations on this question. But Sebastien explained me today that he and Bert not desire to see links of some sites on a page of our Comite Bonapartiste Oriental. It seems to me that it is similar to an absurd explanation of the given situation.

    Как я уже знаю, Берт и Себастьен по неизвестным причинам прекратили существование сайта бонапартистской лиги и группы бонапартистской лиги на сайте Facebook. Несмотря на это, мое представление в бонапартистского лиги не было отозвано. Поэтому существование нашей организации висит в воздухе. В настоящее время де-факто есть такая ситуация, что Бонапартистская Лига концентрируется в трёх представителях ее Совета.
    Я не могу связаться с Бертом и передать свои объяснения по этому вопросу. Но Себастьян объяснил мне сегодня, что он и Берт не желают видеть ссылки на некоторые сайты на странице нашего Comite Bonapartiste Oriental. Мне кажется, что это похоже на абсурдные объяснения данной ситуации.

    За сим наше общение с ним по этому вопросу прекратилось. Он не ответил мне на это, а я настаивать не стал : )

    [Reply]

  4. Алексей Ильинов пишет:

    Всё же, Олег, наши старые проекты действительно могут вызвать кое-какие «неудобные вопросы». Я потому и настаивал ранее, чтобы ссылки на них не стояли даже на «Мезоевразии». И опасения зарубежной стороны, в общем то, вполне понятны, ибо у неё явно нет никакого желания связываться с откровенными «ультраправыми». Ну а «свастика на сайте Гуцуляка» — это явно руна «Волчий Крюк-Вольфсангель», которая действительно является эмблемой международной метаполитической ассоциации «Туле-Сарматия»? Только вот трактовать эту руну можно очень даже по разному. Одно из её значений (а их несколько), кстати, означает ничто иное, как РАВНОВЕСИЕ. К тому же мы однозначно негативно высказались насчёт как тех же крайне-правых, так и крайне-левых. Да, мы позиционируем себя как интер-традиционалистское содружество «гуманитарных правых» и «правых антифашистов», но смысл в слово «правый» вкладываем совсем другой, весьма далёкий от общепринятого. Наша «правизна» отнюдь не идеологическая, но, что особо важно подчеркнуть, КУЛЬТУРНАЯ. Да и тот же бонапартизм явно не вписывается в «левую» систему координат, а является также разновидностью «культурно-правого» дискурса. 🙂

    [Reply]

  5. Кирилл Серебренитский пишет:

    Согласен.
    Семиотика — это не полка с толстыми справочниками, и даже не ряды орифламм, каждую из которых держит герольд, готовый дать пояснения.
    Семиотика — это стихия, точнее даже — симфония разных стихий (как гроза, например). Она живёт по своим законам, и вспышки нуменозных молний в символах — практически непредсказуемы.
    Гамматический крест — конечно, древний солярный символ и так далее, но его нуменозность с 1940х — имеет совершенно однозначное отождествление, и здесь — ничего не поделать.

    [Reply]

    Олег Гуцуляк Reply:

    Семиотика как гроза — это сильно! Украду 😉

    [Reply]

  6. Кирилл Серебренитский пишет:

    да мы, если честно, и пообещали удалить ссылки, — это ведь мелочь, — хотя и не сразу решились, первый импульс был — порвать отношения немедленно. это всё произвело крайне тягостное впечатление: с первых же шагов Старшие Белые Братья начали одёргивать и презрительно поучать диких славян.
    но уступчивость наша не сработала, или — запоздала.

    [Reply]

  7. Кирилл Серебренитский пишет:

    2 октября 2011 — отправлено сообщение лидеру Мувеман Бонапартист:
    Paul-Napoléon Pierre Calland

    Кирилл Серебренитский

    Monsieur,
    Nous, représentants de cinq pays (Russie, Biélorussie, Ukraine, Kazakhstan et la Bulgarie) ont convenu la reconstruction de la Ligue Bonapartiste, créé mm Fougere et de Jong, et dissoute en Novembre 2010.
    Actuellement, Ligue dirigée par Nikita Redko, le dernier membre actif du Conseil.
    Nous croyons que ce fut un projet très intéressant, et ne devrait pas inventer un nouveau nom.
    Jusqu’ici, nous avons créé le Conseil provisoire, agissant dans notre pays.
    Mouvement Bonapartiste à l’heure actuelle – l’organisation internationale plus puissante dans ce domaine. Je pense que vous en tant que président de la Ligue — est la solution la plus raisonnable. Notre Conseil provisoire est prêt à proposer au le co-Président en Eurasie orientale.
    Que pensez-vous?
    Kirill Serebrenitski, chef du Comite Bonapartiste Oriental

    Excusez mon français, je m’engage lui à améliorer

    (КС: что касается моего французского — ну: стыдно мне, стыдно… но вот стирается, и всё).
    К сожалению, Галлан до сих пор не отозвался. Похоже, восстанавливать Лигу будет весьма непросто.

    [Reply]

  8. Никита Редько пишет:

    MANIFEST OF THE LEAGUE BONAPARTISTE (English edition)

    The 9th of March 2010 I, Nikita Redko, fellowship member of the International Napoleonic Society, representative and resident of the Comite Bonapartiste Oriental in Kazakhstan republic entered in correspondence with the leadership of a just created organization — Ligue Bonapartiste. At that time the League was presented by an International Council of the League, composed of the representatives of four countries: co-presidents: Sebastien Fougeres (France), Bert de Jong (Netherlands) and members of the Council: Dita Hegrova (Czech Republic) and Steve Nastasi (USA). I, Nikita Redko, was accepted in the Council as the representative of the Kazakhstan.

    At that time the Comite Bonapartiste Oriental was represented by his residents in four countries: Russia (Kirill Serebrenitski), Ukraine (Oleg Gutsulyak), Byelorussia (Janina Pinchuk) and Kazakhstan (by me). Kirill Serebrenitski, the leader of the Committee, and the other residents of the CBO temporarily delegate rights of the representative of the three states of the Eastern Europe, presented in the Committee, to me. The 10th of November 2010 I was co-opted in the Council of the League Bonapartiste, de facto as the representative of the Kazakhstan, and also from the part of the Comite Bonapartiste Oriental, accordingly, from three more countries: Russia, Ukraine, Byelorussia.

    Altogether at the 10th-12th of November 2010 in the Council there were official represented 8 countries (France, Netherland, USA, Czech Republic, Kazakhstan, Russia, Ukraine, Byelorussia). As I temporarily was fulfilling the duties of the representative of four countries from the eight, technically I possessed the half of the votes of the Council.

    The information about my co-optation in the members of the Council was appeared on the internet site of the League Bonapartiste the 12 of November 2010. In the same day my membership in the Council of the League was validated by the membership card number KZ121. From that moment I was given the right of advisory vote in the taking of the Council’s decisions and the right of making the suggestions for the discussion of the other Council’s members.

    After the 18th of November 2010, without an actual explanation of the reasons, Bert de Jong interrupted the correspondence with me. The communication with the other Ligue Council’s member, Sebastien Fougeres, acquired a strained character, without a clear reason. During two more days we tried to clarify the situation, but in vain, tried to reestablish the unity of the League. To our correspondence with misters Fougeres and de Jong joined Vera Scherbina-Bolgarova, at that period CEO of the Oriental Bureau of ethnopolitical research of the Comite Bonapartiste Oriental. But she also did not succeed to obtain the intelligible explanations. The 20th of November 2010 the co-presidents of the League interrupted our communication. In the same day the site of the League Bonapartiste disappeared from the internet.

    Further we did not receive from France and Netherlands any distinct notifications about the liquidation of the League or about the regime of activity interruption (silanum).

    The 20st-21st of November 2010 we are a triumvirate which in that period practically headed an all the activity of the Comite Bonapartiste Oriental: Kirill Serebrenitski, Vera Scherbina-Bolgarova and I, Nikita Redko, hold an on-line conference, on the base of the results of which I took the following decision:

    “On the base of the fact that my representation in the League Bonapartiste was not officially recalled, I consider possible a reanimate this organization, as a person affiliated in the League Bonapartiste’s Council. I officially inform that, as a member of the League Bonapartiste Council’s I did not give my agreement on the silanum or the dismissal of the League Bonapartiste, consequently I don’t see any foundation of the interruption of this organization activity and its dismissal. Actually I am the only active Council member, and for this reason temporarily, until the clarification of the situation, I by force assume the duties of temporary (crisis) President of the League Bonapartiste, preserving the status of Kazakhstan’s representative.

    For the League’s direction during the crisis period from the 19th of September 2011 the Temporary Council of the League Bonapartiste begins its action. We consider rather acceptable and historically grounded the sojourn of the League Bonapartiste’s leadership in the homeland of the bonapartism — in France, Italy or some other country which composed the Napoleon I’s Empire. After the reestablishment of the full-fledged functioning of the League the Temporary Council is waiting of ripe situation, to resign the powers of the leadership organ for the benefit of the new leadership and come back to the status of the Coordination Council on the territory of Median Eurasia.

    We are going to preserve the continuity of aims and goals of the League Bonapartiste, created in Spring of 2010. We respect the people who created this League and we hope that misters Bert de Jong, Sebastien Fougeres and the others League’s founders might want to revert back into its ranks.

    The League Bonapartiste is an international organization, open for collaboration. We are ready for the widest collaboration, for every form of a dialogue with all the potential allies.

    We don’t conceal what under certain conditions we are going to enter on the scene of social-constructive activity and that one of our strategic aims is the returning of the bonapartism in the realm of politics.

    We cannot fail to be conscious of it that the League Bonapartiste is acting in the formation conditions and we abstain from the specific political declarations. During this phase our aims are first of all organizational, connected with research and especially enlightening.

    We suppose that, first of all, we need the restoration of the body of the ideological heritage of the Emperor and the King Napoleon I and the Emperor Napoleon III, and their companions and immediate heirs, up until now. Our movement, faithful to the principles of the Napoleonic ideas, strives for demonstrating the ideological alternative to the leadership of social castes and social groups.

    This Manifest prepared and signed in the town of Uralsk, Kazakhstan, and shall take effect from the moment of its publication in the internet sites of the Comite Bonapartiste Oriental and of friendly organizations.

    Nikita Redko, Member of the League Bonapartiste Council, Sotnik of the Ural Cossack Army (SO “Uralsko-Yaikskoye kazachestvo”), Fellowship member of the International Napoleonic Society

    September 19, 2011

    [Reply]

  9. Кирилл Серебренитский пишет:

    Фейсбук, France Bonapartiste: 20летний Jérémy Gravière Delaplagne (Borgias) из города Fontenay-aux-Roses — поставил значок «мне нравится».

    И то — ладно.

    [Reply]

  10. Никита Редько
    Опубликовал в группе Бонапартистской Лиги.

    Открытое Обращение к лидеру Бонапартистской Лиги!
    Дорогой Берт! Могу я спросить Вас, почему Вы тогда прервали со мной общение без объяснений причины? Бонапартистская Лига была распущена тогда так же без объяснения причины. Меня это очень огорчило. Но теперь она воссоздана опять. Мои поздравления!
    В то время я полагал, что имел все основания считать свои полномочия представителя Лиги в Казахстане имеющими законную силу, так как они не были прекращены перед роспуском Лиги, а значит, каждый из членов Совета Лиги имел все основания для того, чтобы возродить эту организацию. Об этом было наше Коммюнике, с которым Вы имели возможность ознакомиться здесь: http://www.mesoeurasia.org/archives/4215 (в английской версии внизу предпоследний комментарий).
    В связи с тем, что Бонапартистская Лига воссоздана Вами вновь, я заявляю о том, что меняю название своей организации, объединения, которое было обозначено в нашем коммюнике, на Восточную Бонапартистскую Лигу, и предлагаю нам вновь объединить свои усилия для укрепления единого бонапартистского фронта.

    Да Здравствует Император!

    Да Здравствует Бонапартистская Лига!

    Да Здравствует Международный Бонапартизм!

    Наилучшие пожелания,

    Никита.

    The open address to the leader of the League Bonapartiste!
    Dear Bert! Can I ask you why you then interrupted communication to me without assigning any reasons? The League Bonapartiste was dismissed then without assigning any reasons. It very much afflicted me. But now it is restored again. My congratulations!
    At that time I believed that had all bases to consider my powers of the representative of League in Kazakhstan valid as they weren’t stopped before League dissolution, so, each of members of Council of the League had all bases to revive this organization. About it there was our Communique with which you had possibility to familiarize here: http://www.mesoeurasia.org/archives/4215 (in the English version the penultimate comment).
    Because the League Bonapartiste is restored by you again, I declare that I change the name of the organization, association which was designated in our Communique, as the League Bonapartiste on the East League Bonapartiste, and I suggest us to unite again the efforts for strengthening for the united bonapartist front.

    Vive L’Empereur!

    Vive La Ligue Bonapartiste!

    Vive Le Bonapartisme International!

    Best regards,

    Nikita.

    ———-

    Bert de Jong: Dear Nikita. First of all I am glad to hear from you again. The first edition of the Bonapartist League was stopped because of personal reasons (change of work). Now the League is back on the track and stronger than is was ever before. It’s a splendid idea to change the name of your organization into East League Bonapartiste. In this way we are united again and we can strengthen the united bonapartist front. Vive l’Empereur! Vive La Ligue Bonapartiste! Vive le bonapartisme international! Best regards, Bert.

    Никита Редько: Bert, I will be glad to rapprochement between you and me.

    Bert de Jong: Consider it done, Nikita. We fought together in the past for international bonapartism and we shall do it again.

    [Reply]

  11. Кирилл Серебренитский:

    Nous, les participants de l’organisation de la Ligue le Bonapartiste en 2010 dans les pays de l’Europe de l’Est, nous soutenons l’appel de monsieur Nikita Redko, exécutant les devoirs du Président de la Ligue dans nos pays.
    Le bonapartisme oriental c’est un phénomène historique tout à fait , il a ces traditions, bien qu’il ne soit pas trop connu.
    La coopération avec nos collègues occidental c’est une circonstance décidant pour nous. Nous nous rendons compte de nous-mêmes comme l’avant-garde du Projet napoléonien de la Grande Europe unie, trouvant sur les frontières de l’Asie. Nous sommes intéressés extraordinairement en collaboration de nos collègues de l’Ouest, et nous sommes persuadés que le bonapartisme à son origine c’est un mouvement les zélateurs continentaux de l’Europe authentique de l’Atlantique à Oural.

    Kirill Serebrenitski, Arina Smirnitskaya, Serge Zhagat (Russie), Janina Pintchouk (Bielorussie), Vera Scherbina-Bolgarova (Bulgarie), Oleg Goutsouliak, Constantin Rakhno (Ukraine).

    [Reply]

Добавить комментарий для Алексей Ильинов Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.