Вячеслав Бучарский: Заветный берег Марины Цветаевой

Назавтра после Международного женского 8-го марта 1934 года у передовой  скотницы из села Клушино на Смоленщине Анны Тимофеевны Гагариной,  тридцати одного года, родился третий ребенок, которого назвали Юрием в честь  Георгия Победоносца и Алексеевичем по батюшке. В предместье Кламар под  Парижем русская эмигрантка, мать троих детей Марина Ивановна Цветаева,  сорока двух лет, в ту весну упорно и лирически думала о смерти.
Поэтесса, широко известная в европейской «продвинутой» культуре, жена  белогвардейского офицера Сергея Яковлевича Эфрона, бежавшего из Одессы в  Константинополь после разгрома деникинского воинства, Цветаева в начале  весны 1934 года напряженно трудилась над темами публицистической прозы.  Она написала несколько эссе и заканчивала очерк детской души под названием  «Хлыстовки».
В том мемуарно-художественном произведении МЦ повествовала о сакральных,  то есть таинственных переживаниях гимназистки младшего возраста,  случавшихся с нею в летние дни начала ХХ века в дачной Тарусе Калужской  губернии.
Фантастические образы яблочных браконьеров восставали с придонного слоя  ностальгического колодца души гениальной российской поэтессы. В тарусской  сектантской группировке материнских лет «кирилловну» кликали Богородицей, а  ее вороватого сына Рыжим Христом.
В эссе «Хлыстовки», опубликованном осенью 1961 года в альманахе «Тарусские  страницы», Цветаева написала весной 1934 года: «Я бы хотела лежать на  тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с  серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах  земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и  кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми  Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской  каменоломни, камень: «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева».
Родившая Ангела русской Победы, как выяснилось спустя 27 лет, Анна  Тимофеевна Гагарина в пору начала жизни сыночка Юга была бригадиркой  советского животноводства. Вместе с трудолюбивым мужем — уважаемым  колхозным плотником Алексеем Ивановичем — она стоически-радостно  переживала трудности роста сельского уклада социализма. А в Калуге река  жизни пророка космизма Циолковского приближалась к впадению в Вечность.
«Поэму воздуха» Цветаева посвятила первому летчику, перелетевшему через  Атлантический океан на фанерном самолете. Американец Чарльз Линдберг в  мае 1927 года за 33 часа совершил межконтинентальный перелет из Америки в  Европу. Однако русская по духу поэтесса не смогла завершить свой  лирико-философский гимн путешествующим в небесах. Перед вторжением  немцев в Париж Цветаева узнала, что великий американец переметнулся на  службу к фашизму. Накануне нашествия Гитлера на СССР Марина Ивановна  вернулась в Советскую Россию.
Свою выстраданную смерть Цветаева приняла в тыловом городе Елабуга 70 лет  назад — 31 августа 1941 года. По правде сказать, чародейка русского слова  «самоубилась», повесившись с помощью прочной веревки для обвязывания  «беженских» баулов. Исторический казус: веревку «связи» писательнице,  запутавшейся в конкретике военного фашизма, подарил почти что любимый ею  коллега по лирической поэзии Борис Пастернак, тоже эвакуировавшийся на  берега Камы в конце лета 1941 года.
После двух дочерей своего «жданого» сыночка Георгия Эфрона матушка Марина  Ивановна называла Муром, хотя в православной России синонимом великого  христианского имени принят «Юрий». Родившегося в роддоме Гжатска Юрия  Гагарина в детстве кликали Югом. МЦ называла родившегося в 1925 году в Праге  мальчика как котёнка.
От двух до шестнадцати лет Мур произрастал и развивался в сельских  предместьях Парижа. В 1939 году 16-летний юноша, крупный как барчук  двадцати лет, сбежал вместе с матушкой из оккупированного Парижа в  Советский Союз. Но и там был беспредел политического сумасбродства.
Не успевши распаковать чемоданы, беженцы из оккупированной Франции  пережили арест батюшки Сергея Эфрона. А летом 1941 года арестовали первую  дочь Цветаевой Ариадну.
По собственной воле уходя в 49 лет из Бытия посредством связывающего  «вервия», Марина Ивановна более всего трепетала за судьбу младшенького  сыночка. Обращаясь в предсмертных «телеграммах» к известному советскому  поэту Николаю Асееву и другим коллегам по Литфонду СССР, МЦ объясняла  свой уход из оккупационного кризиса Европы психоневозможностью терпения  отношений в личной жизни. Главное, о чем умоляла «эвакуированных» коллег  по литературному делу великая поэтесса Цветаева: спасти и сохранить  16-летнего баловня Георгия Сергеевича Эфрона.
Советские друзья исполнили волю бывшей светской львицы и выдающегося  «литературного профессора».  Мура вывезли сначала в Ташкент,  потом в  Москву, где он поступил в Литературный институт имени А. М. Горького. Там  юноша ранней зрелости начал писать свой первый роман «Записки  парижанина».
 Литинститут не давал отсрочки от службы в армии. Георгия Эфрона ждал фронт  без надежды на спасение. Он участвовал в боях с фашистами при взятии летом  1944-го безымянной высоты у деревни Друйки в Витебской области Белоруссии.
Перед Покровом Богородицы немецкие войска заняли город Гжатск, а батальон  мотопехоты и взвод электросвязи вошли в деревню Клушино.
Занятия в сельской школе, куда первоклассником пришел Юрий Гагарин, были  прекращены. Возобновилась работа школы лишь осенью 1943 года, а с весны  1945-го и до осени 1948-го, когда Юг должен был пойти в седьмой класс, он  учился в Гжатской семилетке.
Получилось так, что повоевать с фашизмом школьник Гагарин не успел, но все  тяготы оккупации и последующего выхода из разрухи сын бригадира  животноводства Анны Тимофеевны испытал полной мерой и не забывал их в  течение всей своей короткой, но с космическим значением жизни.
Марина Цветаева похоронена на Петропавловском кладбище в Елабуге. Точное  расположение её могилы неизвестно. На той стороне кладбища, где находится  её затерявшаяся могила, в 1960 году сестра поэтессы, Анастасия Цветаева,  установила крест, а в 1970 году было сооружено гранитное надгробие.
На высоком берегу Оки, в любимом городе Марины Ивановны Тарусе согласно  воле Цветаевой установлен камень (тарусский доломит) с надписью «Здесь  хотела бы лежать Марина Цветаева». В первый раз камень был поставлен  усилиями Семена Островского в 1962, но затем памятник был убран «во  избежание», и позже в более спокойные времена восстановлен.
Хотя отпевание самоубийц в русском православии запрещено, в 1990 году  патриарх Алексий II дал благословение на отпевание Цветаевой. Основанием  послужило прошение к патриарху группы верующих, включая сестру Анастасию  Цветаеву и диакона Андрея Кураева.
Отпевание состоялась в день пятидесятилетия кончины Марины Цветаевой в  московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.

E-mail: vbucharsky@gmail.com

Источник: Сайт писателя и философа Вячеслава Васильевича Бучарского —  http://bucharsky.ru/books/9/46/

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)