Гийом Фай: Археофутуризм

Отрывок из книги Гийома Фая «Археофутуризм»

Гийом Фай (Guillaume Faye) – современный мыслитель, ставший в последние  два десятилетия одним из главных интеллектуальных лидеров  революционно-консервативного движения в Европе.
Автор нескольких книг по проблемам политологии и философии современности.  Наиболее известные из них: «Система убийства народов» (1981), «Упадок  Запада» (1984), «Новые идеологические ставки» (1985) и «Археофутуризм» (1998).
В них мыслитель провозглашает: возврат архаических ценностей; возрождение  этнических и народных традиций; организацию культа и духовности с чётко  оформленной иерархией; разделение ролей между полами; культ предков,  обрядов и испытаний при посвящении; восстановление органических общин на  уровнях от семейной сферы до народа; престиж военного класса; открытое и  идеологически узаконенное неравенство общественного статуса;  пропорциональность обязанностей правам.

Из предисловия к книге Гийома Фая «Всемирный переворот: Эссе о новом  американском империализме», Москва, 2005 

Археофутуризм Фая предусматривает (даже в пределах следующих двух декад)  возможность крупномасштабного цивилизационного кризиса. Исходя из этого,  концепция «археофутуризма» заключается в восстановлении смонтированной  итальянскими футуристами конца двадцатого века концепции Европейской  Империи, основанной, с одной стороны, на реанимации витальных архаичных  ценностей и агрессивной эксплуатации научных технологий, с другой.
Вполне возможна вероятность, что именно после этой, прогнозируемой и  нивелирующей современность, катастрофы возродится и начнёт верстаться  археофутуристический дискурс, уже в качестве альтернативного видения и, в  то же время, мировой идеологии. В действительности трудно взять на себя  смелость окончательно спрогнозировать начало извержения хаоса,  развёртывания энтропийных процессов. Такую ответственность, вслед за  Джорджо Локки, в период межвременья и начиная с этого момента, можно  наложить на посткатастрофическую концепцию мира. Всё это можно  сосредоточить на уровне археофутуристического общественного мнения. Но  мы, прежде всего, должны наполнить благонадёжным, вполне определённым  содержанием предлагаемую Фаем концепцию.

Для начала необходимо, во-первых, вернуть слову «архаика» его истинное  значение, которое, исходя из греческого этимона «архэ», является позитивным  и не грубым словом, и означает «базис» или «начало», одновременно, такой  себе «первичный импульс». «Архэ» также выступает в качестве креативного и  неизменного, а также напрямую касается центрального концепта «порядка».  Следовать «путём архаичного» — не значит ориентироваться только на  ностальгию, на ретроспективный взгляд в сторону имеющегося эгалитарного  модерна, который, очевидно, находится в кризисной стадии, историческую  регрессию которого мы имеем возможность наблюдать невооружённым глазом.
Является ли «архаизм» формой традиционализма? И да, и нет. Адепты  традиционализма проповедуют принцип преемственности ценностей и, как  правило, борьбу доктрин на поле «табула раса», то есть в качестве  противостояния номинализованных мировоззренческих схем. Однако, на самом  деле, очень многое зависит от того, какая именно традиция наследуется, или,  по крайней мере, передаётся. Вполне очевидно, что при таком подходе не  каждая идеология имеет шанс выступить в предлагаемой ипостаси. Достаточно  верифицированным и в целом валидным будет отказать в этом различным  универсалистским и эгалитарным идеологиям, а также тем, которые есть, или  воспринимаются фиксированными, закостеневшими, демотивированными.  Таким образом, следует различать вариации традиции (то есть, системы  унаследованных ценностей), которые являются положительными, и те, что, в  целом, надо воспринимать как вредные.
Проблемы, затронутые в современном мире и угрожающие катастрофой  эгалитарной современности являются всегда архаичными: религиозный вызов  Ислама; геополитический контекст существования некоторых ресурсов, как:  сельскохозяйственные угодья, нефть, рыбная ловля; конфликт «Север-Юг» и,  фактически, колонизационная миграция в северное полушарие; рост населения  и физическое столкновение эмпирической действительности в противовес  идеологии правительств.
Все эти вопросы возвращают нас к всё тем же полемическим, старым вопросам,  пребывающим в пределах квазитеологических политизированных дебатов  19-20-го века, типа разговоров о размножении ангелов и тому подобное.
Кроме того, философ Раймонд Руэр, не принимающий принципы левой  интеллигенции, подчёркивал, что как только исторические отклонения,  обнаружившие свой пик в 19-20 столетии, состоятся, гуманистические  эгалитарные галлюцинации пойдут на спад, общество вернётся к архаическим  ценностям, таким, как, например, наипростейшие и наифундаментальнейшие из  них: распределение половых ролей; передача этнических традиций, духовная и  священническая организация; прозрачность и контролируемость социальной  иерархии; преемственность обрядовой традиции; инициатические обряды;  реконструкция органической взаимосвязи в течение всей социальной  дистанции от семейного сообщества до национального; деиндивидуализация,  построенная на диалектическом понимании парного объединения; конец  неупорядоченных половых отношений; престиж воинской касты; социальное  неравенство, отличное от оного несправедливого и фрустрирующего индивида  в сегодняшних эгалитарных утопиях, но прозрачное и идеологически  оправданное; распределение по алгоритму баланса режима работы и права;  справедливость диктата и использование его в коллективных, но не  индивидуальных целях; определение человека как и любой составляющей  социального тела в качестве диахронического объединения с общедоступными  возможностями, а не синхронной массы индивидуальных атомов и т.д.
Помнится, в своё время известный французский мыслитель, известный своими  левыми симпатиями, чьё имя, по известным соображениям, не стоит  произносить вслух, сказал: «Очевидно, что рыночная экономика в  значительной степени страдает от идеологии современного Ислама, поскольку  последний основывается, прежде всего, на индивидуальной экономической  прибыли, в основном кратковременной и не очень стабильной, по крайней мере  — непериодичной».
Таким образом, можно утверждать, что современная идеология, или скорее —  идеология современности, господствующая сегодня, но не дольше (!), пытается  представить ценности как дьявольские, большинство из которых, как минимум,  параноидальные и достойные внимания опытного психиатра. На самом же деле  можно утверждать, что «архаичные» либо же «традиционные» ценности  являются легитимными. Сущность человеческой природы заключается в  соблюдении этих самых ценностей, присущих ей с незапамятных времён, и, в то  же время, в пренебрежении навязанной Просвещением идеи индивидуальной  эмансипации, которая в итоге приводит к изоляции и социальному варварству.  Справедливость данного утверждения можно проиллюстрировать на примере  существовавшего у греков принципа «политического животного», то есть  «социально и органично вписанного в черте города-полиса животного», в  противовес той же изолированной и вегетативной, однако наделённой  псевдоправами, оторванной от сообщества индивидуальности.
В практическом приближении можно сказать, что архаичные  антииндивидуалистические ценности предоставляются для самореализации,  солидаризации и социальности мира, не воспринимающего эгалитарный  псевдоэмансипированный антииндивидуализм, завершение которого было  замечено ещё на примере законов джунглей.

Творческий перевод с украинского: Comrade Waldganger

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.