Игорь Галущак: Как юный еврей стал партизаном-бандеровцем

hasmanВ своих показаниях для советской специальной комиссии уроженец Львова Филипп Фридман упомянул, что две тысячи евреев все еще жили в городе Львове, когда Советская Армия заняла его в июле 1944 г. Тогда как перед немецкой оккупацией здесь проживало около 150 000 евреев! С точки зрения членов недолго просуществовавшего тогда львовского еврейского комитета, к которому очень неровно дышали послевоенные сталинские «органы», ничем по существу не отличавшиеся от нацистского гестапо, все выжившие тогда евреи делились на три категории. То есть: «арийцы», спасшиеся по так называемым арийским документам; «лесные братья», которые присоединились к партизанам (кстати, вопреки широко, сейчас, распространенным стереотипам, немало галицийских евреев влились в отряды УПА-ОУН, где храбро воевали с гитлеровцами в Украинских Карпатах и на Волыни – автор) и наконец условно так называемые «крысы», которые скрывались в семьях местных украинцев.

Показательна в этом смысле и далеко не исключительна судьба Мандыка Хасмана, который родился в 1929 году в многодетной еврейской семье в г. Дрогобыч (Львовская обл.). До войны семья Хасманов жила неплохо и даже зажиточно, но с приходом нацистов все члены этой семьи оказалась в Дрогобычском гетто. А летом 1942 года началась ликвидация его жителей — среди обреченных на уничтожение в Бронницком лесу возле Дрогобыча был и юный Мандык. Но ему вместе с другими детьми удалось сбежать. Голодные и уставшие они четыре дня блуждали прикарпатскими лесами, пока не вышли к железной дороге. Далее сели на поезд и отправились на север, на Волынь. Здесь скрывались в украинских семьях. Между тем гитлеровцы развернули массовую принудительную мобилизацию украинцев для работы в Германии. Местные крестьяне уже знали, какая «райская» жизнь ожидает их в этом случае, поэтому пытались избежать принудительной депортации, кто как мог. К счастью, Мандык своевременно узнал, что хозяин, у которого он работал, решил записать его отправку в Германию, вместо другой жительницы села, которая откупилась взяткой. Недолго думая, отважный парень решает сбежать во второй раз. И снова в лес, теперь уже к украинским повстанцам. Так четырнадцатилетний Мандык становится партизаном-бандеровцем. Они приняли его как родного, спасая, таким образом, от рабства, а может, и смерти. В благодарность подросток с двумя классами образования (больше не позволила война) помогал партизанам, чем мог и умел, а поскольку с детства любил лошадей, то именно уход за ними и стал для него главным заданием. Парню доверяли, поэтому вскоре он стал личным кучером сотенного «Довбуша», а потом куренного «Голубенко».
Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Игорь Галущак: Тарас Бульба-Боровец: украинский Че Гевара

bulba«Армия без государства – то же, что и государство без армии. В одном и в другом случае, особенно на этапе становления, одна существующая сама по себе структура, как и другая, обречена на поражение».

Тарас Бульба-Боровец

История повстанческого движения эпохи второй мировой войны и первых лет после нее подтверждает одну истину, которая и сегодня вызывает ожесточенные дискуссии. Ведь любая партизанская борьба — во все времена, для всех народов и на всех континентах — была и остается явлением крайне неоднозначным. Как и мотивы, которые заставляют разных людей в критические моменты истории своей страны браться за оружие и идти в ряды повстанцев.
Практически всегда в обозримой человечеству истории там оказывались и идейные борцы за свободу своей родины, и болезненные честолюбцы, а рядом с ними — случайные люди, которых загоняла «в лес, или в горы» безысходность. А порой — и откровенные мародеры, уголовные преступники, а то и провокаторы и предатели, которые служили не отечеству, а его врагам. Наверное, именно поэтому далеко не всегда такие вооруженные формирования достигали своей цели — по крайней мере, при жизни их участников.
На этом фоне героическая фигура Тараса Бульбы-Боровца, к сожалению, должным образом недооцененная в Украине и по сей день, дает богатую пищу для размышлений, особенно сейчас, когда многонациональный народ Украины вступил не по своей воле в смертельный поединок с агрессивной и варварской Путинской империей.

Легендарный революционер Че Гевара в своей публицистике, которую никогда не издавали ни во времена Советского Союза, ни теперь в независимой Украине, а тем более в современной России в полном объеме, отмечал, интересное обстоятельство. Оказывается, что его, Фиделя Кастро и Камило Сьенфуэгоса много чему научил при организации восстания на Кубе против диктатора Батисты и дальнейшей партизанской борьбы, прежде всего … опыт УПА.
Но, по крайней мере, именно он точно знал, что авторство этой грозной аббревиатуры (первоначально — «Украинская Повстанческая Армия – Полесская Сечь») принадлежит именно Тарасу Боровицу. Дело в том, что Эрнесто Рафаэль Гевара дела Серна (1928-1967) – таково настоящее имя Че Гевары — родился в провинциальном аргентинском городке Росарио, в окрестностях которого, проживало тогда немало украинских эмигрантов. И, книгу одного из лидеров УПА, Тараса Боровца «Армия без государства», изданную уже тогда в Аргентине и в испанском переводе тоже, он читал еще в юности, о чем свидетельствуют некоторые авторитетные источники.

bulbaborovetsС «Кобзарем» в сердце

Тарас Дмитриевич Боровец (подпольные клички — Тарас, Ристриченко, Байда, Бульба Тарас) родился в тот же день, что и его гениальный тезка — Тарас Шевченко — 9 марта 1908 года в селе Быстричи на Ровенщине. Семья была многодетной (девять детей) и малоземельной. В детстве за похожий на картофелину нос соседские дети прозвали маленького Тараса «Бульбой». «За это пренебрежение, — писал впоследствии в своих мемуарах Боровец — я очень сердился и нередко дрался с соседской пацанвой. Но когда уже в начальной школе прочитал гоголевского «Тараса Бульбу», конечно, не в подцензурной «сталинской» версии, как я ее теперь читают школьники в несчастной Советской Украине, начал своим именем гордиться».
Детство его прошло в рассказах престарелого родного деда Юлиана о его прапрадеде — предке Боровцов, который воевал на стороне гетмана Мазепы против российского «царя-антихриста» Петра I. А первой книгой юного Тараса, по которой он учился грамоте, стал шевченковский «Кобзарь», подаренный ему бывшим воином армии УНР. Поэтому еще десятилетним сельским мальчиком проникся он идеалами Четвертого Универсала Украинской Народной Республики, который торжественно провозглашал: «Отныне Украинская Народная Республика становится самостоятельной, ни от кого независимой, свободной, суверенной Державой Украинского Народа». Живя в считанных километрах от тогдашней советско-польской границы, как и другие жители Западной Украины, он, уже, будучи молодым человеком, был хорошо осведомлен о страшном голодоморе, который искусственно создали кровавый людоед Сталин и его местные манкурты-пособники, чтобы уничтожить свободного крестьянина-собственника на подконтрольной им территории Украины. Ведь тысячи голодающих, несмотря на пулеметные очереди чекистских пограничников, нелегально пытались тогда перейти, или переплыть тогдашнюю польско-советскую границу в поисках хоть какого-то пропитания. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Йохен Биттнер: Новая идеология Новой Холодной войны

gallery-ru-27161532В прошлом веке коммунистическая идеология потерпела крах в Холодной войне, но сейчас либеральный Запад оказался в ситуации нового идеологического проивостояния, и опять центром антилиберализма стала Россия. О новом вызове Западу размышляет в колонке для The New York Times редактор отдела политики газеты Die Zeit Йохен Биттнер.

Во времена расцвета коммунистической идеологии ее приверженцы утверждали, что капитализм предал рабочего. Какие выводы мы теперь можем следить из нового боевого клича Москвы о том, что демократия предала избирателя? Это мировоззрение во времена президента России Владимира Путина все яснее вырисовывается в мозаике публичных политических заявлений, бесед с экспертами не для прессы и сообщений разведки. Назовем его «ордеризм». Ордеризм бросил вызов демократии во многих частях мира — в Турции, Польше, Филиппинах. Но путинская Россия считает, что авторское право на эту формулу принадлежит ей, и рассматривает ее как острый конец клина, который она пытается воткнуть между странами Запада.

Основная политическая предпосылка этой идеологии — в том, что либеральная демократия и международное право не выполнили своих обязательств. Вместо стабильности они породили неравенство и хаос. Светская религия, которую исповедовали в западных парламентах, — это глобализация (или, в случае Евросоюза, европеизация). И эта вера, по мнению ордеристов, игнорировала негативные стороны. Самая очевидная из этих негативных сторон, считают ордеристы, — это то, что открытые границы и всемирная торговля привели к исчезновению рабочих мест и массовой миграции. В то же самое время стирание ментальных границ потрясло западные общества: потенциально любая из традиционных ценностей теперь может быть подвергнута сомнению, ни один обычай, традиция или институт больше не является священным. Это та самая снисходительность, которая привела к свободной продаже марихуаны, однополым бракам и коронации бородатого трансвестита по имени Кончита Вурст на конкурсе Евровидения 2014 года, и она же заставляет терпеть воинствующий исламизм внутри границ Запада. Это та же самая моральная слабость и декаданс, предупреждают ордеристы, которые предшествовали падению империй прошлого. Подобно Нерону, истеблишмент в своих дворцах занят пустяками, пока горит Рим.

Ордеризм также утверждает, что на мировой сцене международное право попрано правилами, устанавливаемыми тем, кто сильнее, что приводит к ужасным последствиям. Даже Запад, говорят ордеристы, вспоминает о глобальном верховенстве права только тогда, когда это ему выгодно. В иных случаях США и их союзники игнорируют или обходят решения ООН. Ордеристы считают, что события в Украине в 2014 году — самое очевидное доказательство лицемерия Запада: по их словам, США вдохновляли и финансировали переворот в Киеве, а потом поставили у руля послушных политиков. Верховенство закона и либеральная многосторонность, утверждают они, — лишь троянские кони, с помощью которых Запад подбирается все ближе и ближе к их границам. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Рустем Вахитов: О Юлиусе Эволе, кшатрие традиционализма

 Ю. Эвола «Люди и руины», М., 2002, перевод с итальянского — В. Ванюшкиной

1.

Имя итальянского традиционалиста, ученика Генона Юлиуса Эволы широко известно русскому и русскоязычному читателю, интересующемуся темами Консервативной революции, Традиции и Третьего пути. Но, к сожалению, следует признать, что известно именно имя, а не сами труды, из которых на русском языке увидели свет лишь «Языческий империализм» (издательство «Арктогея») и «Метафизика пола» (издательство Беловодье). Кроме того, в журналах традиционалистской ориентации («Милый Ангел») публиковались и его отдельные статьи и отрывки из книг. Официальные же научные журналы Эволу, в отличие от его учителя Генона, можно сказать, проигнорировали и это несмотря на то, что его имя фигурирует в словаре «Современная западная философия», где он характеризуется как мыслитель, совмещающий в своей системе «философию жизни» Ницше с элементами магии и оккультизма (1). Объяснение просто: Эвола стал для прогрессистской интеллектуальной общественности персоной «нон грата» из-за своей идейной связи с итальянским фашизмом. Ювола, правда, не был членом партии Муссолини, но он сотрудничал с фашистскими изданиями («Итальянская жизнь», а также «Фашистский строй», где с 1934 года он вел страницу «Философская диорама»), с изданиями национал-социалистской Германии («Европейское ревю», «Акции – газета борьбы за новую Европу»), читал лекции в 3 Рейхе для офицеров СС, лично встречался с Дуче, который благосклонное оценил его книгу, посвященную расовым вопросам. Будучи сторонником правых взглядов, революционным, антибуржуазным  консерватором, который в своем  протесте доходил до отрицания всего, что принесло Новое время и проект Просвещения, Эвола соблазнился на посулы фашизма восстановить сакральную Империю, повернуть колесо Истории назад, вернув ситуацию до 1789 года, европейское традиционное общество. Позже наступило разочарование, дело даже не в том, что державы Оси потерпели сокрушительное поражение в войне, а в том, что историческое развитие национал-социализма и фашизма выявило в них множество черт, которые были глубоко антипатичны Эволе и которые обличали их связь с ненавидимым им миром буржуазности, торгашества, плебейства, разложения.  Он пишет книгу «Фашизм: критика справа», где не отрекаясь от своих прежних взглядов, как раз упрекает фашизм и национал-социализм в излишней буржуазности, в отходе от идеала Консервативной Революции Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Не идеология, но эстетика!

От первых династий Фараонов, по крайней мере, любая власть претендовала на очистительное сокрушение устаревшего мира и обновление мироздания. Любая, на выбор, эпоха — это эпоха революций. Гуго Капет действовал не менее радикально и жестоко, чем якобинцы, и свержение Каролингов воспринималось так же катастрофически-инновационно — как изгнание Бурбонов. Любой путч стремится объявить себя революцией, разумеется, — окончательной: мол, уж теперь-то! Даже в странах, где обыденные перевороты случались почти ежегодно (например, Парагвай 1920х-40х или современная Мавритания) — каждый новый диктатор претендовал на роль идеологического лидера, более или менее умело.

Никогда в истории ни одна идеология не выдерживала столкновения с политической практикой. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)