• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Рустем Вахитов: Урсула Ле Гуин: Традиционалистские мотивы «Роканнона»

1.
Урсула Ле Гуин – американская писательница-фантаст, которую обычно относят к представителям «крайней левой». Действительно, отдельные ее романы представляют собой своего рода манифесты неоанархизма, правда, сильно сдобренные философией и лирикой, что искупает их политизированность и поднимает их до уровня подлинно литературных текстов. Скажем, в книге «Обделенные» Ле Гуин изображает планету Анаррес, на которой победили одонийцы – сторонники либертаристского, негосударственного коммунизма. Не сказать, чтоб Ле Гуин рисовала их жизнь как рай земной, но все же она выглядит гораздо привлекательнее, чем жизнь людей капиталистического общества с соседней планеты Уррес. На приверженность писательницы к «левым идеям» указывают и обильные апологетические рассуждения Ле Гуин о гомосексуальной любви и вообще экспериментах в области пола в большинстве ее книг, не говоря уже о публичных выступлениях писательницы в печати и Сети. Всего этого достаточно, чтоб понять: почему имя Ле Гуин неизменно фигурирует в библиотеках анархистских сайтов Интернета. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Алена Агеева: Красный Сарматизм как антагонизм имперской Античности

Оговорюсь сразу, что данной заметку не хочу никак оскорбить моих братьев и товарищей из разнообразного Освободительного движения оппозиции Эллады, как современных, так и греческих борцов и героев многострадального ХХ века Балканского полуострова. Почему я делаю эту оговорку? Я не хочу, чтобы сегодняшние репрессируемые в Греции писатели, художники, композиторы, общественные гуманистические деятели ошибочно ассоциировали себя с так называемыми «Античной Афинской Демократией» и «Эпохой Эллинизации»… Вы – потомки Прометея, Сократа и Платона, товарищи и братья Эллады!

Распущенный, амбициозный, патологичный молодой подонок Александр Македонский, одержимый однополярным империализмом, «блиц-кригом», переполненный геноцидом попутных народов, уничтожением их уникальной культуры и традиций, канонизированный второй век подряд всемирной образовательной системой и всемирным кинематографом с дешёвой исторической беллетристикой, в придачу, разве не предшественник одержимого милитаристическим однообразием, свойственный массовому однобокому мышлению милитаристов Северо-Атлантического Альянса? Разве восхваляемый историками и педагогами чудовищный Век Элллинизации – не образчик для леденящей трупами планету неудержимой экспансии НАТО? Хвалённая, замусоленная в тех же классах и на тех же университетских кафедрах, «образцовая» и, якобы, «приматная» Афинская Демократия, суть которой античеловеческий авторитаризм, — модель почти точь-в точь калькированная в политике Эллады живодёрами Георгиосом Пападопулосом и Димитриосом Иоаннидисом с их «чёртовыми полковниками» в 60-х – 70-х годах прошлого века. Об Эллинистической Римской Империи, прообразе Священной Римской Империи, Австро-Венгерской Империи и Третьего Рейха с его цепными южноевропейскими бездарными, дутыми шакалами, я вообще промолчу, ибо у людей не хватит терпения дочитать

Именно поэтому мы заинтересованы, также в децентрализации (возможно временной) всей совокупности Европы, с параллельным союзом регионов, исторических сепараций, непризнанных республик, — это касаемо нашего Континента. Поэтому мы используем архетипы Варвраской Кольцеобразной Античности (колониальный военно-демократический Красный Сарматизм как антагонизм центростремительной Цивилизации Вечного Рима, вечного ненасытного Империализма).
Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Галина Иванкина: Традиция как деградация

«Прошлое — тесно».
Из футуристов.

У канадской писательницы Маргарет Этвуд есть совершенно чудовищная антиутопия — «Рассказ служанки». Изображённый мир настолько безумен, что даже оруэлловская фантазия выглядит, как вполне сносное обиталище для хомо-сапиенса. Впрочем, и замятинский рациональный ад кажется премилым технократическим парадизом, где светит мягкое, вечное солнышко.

«Рассказ служанки» — это победившие «скрепы». Традиционность, возведённая в абсолют. Следование заветам и приметам. Культ предельной естественности и детородной функции. Домострой-hard в его англосаксонском изводе, что уже само по себе — дико и больно.

Действие происходит в мрачном будущем — на территории реакционно-теократического царства Галаад (несмотря на библейское имя, это всего лишь ряд штатов Северной Америки). Комендантский час, истерия целомудрия — то бишь юбки в пол и, как водится, перманентный конфликт со всей остальной цивилизацией.

Откуда дровишки? Читателю показывают, что дорога в преисподнюю, как и завсегда, вымощена благим намерением — химики, экологи да социологи с докторами выяснили: живём отвратительно, жрём — гадость, вдыхаем — её же. И — бабы, вместо, чтоб рожать — учатся на юристов и менеджеров, а потом до сорока лет скачут на дискотеках. Опять же — вредный фитнес. Вымираем! Крышка! А давайте убьём промышленность, науку, литературу, высшее образование, культуру, а ещё – гламур и глянец. Потому как и физика с кибернетикой, и Дольче с Габбаной — одинаково поганые для праведного жития.

По сюжету лишь одна из ста женщин может забеременеть. Фертильных женщин отправляют в специальные лагеря, где их готовят к исполнению единственной цели — зачатию и рождению детей для функционеров, чьи жёны – коряги не способны «дать урожай» (текст перенасыщен аграрно-животноводческой терминологией). В общем, какое-то странноватое, … бесноватое у них целомудрие получилось — вроде как фемина вся в длинном-широком и глаза – долу, но — будь любезна спать с «хозяином», у которого по документам — законная половинка, и она (сия половинка) ещё и обязуется на всё благосклонно взирать. Задача-то — возвышенная! Не дать человечеству сдохнуть. Беречь и пестовать экологию. Протоптать широкую, торную дорогу к матери-Природе.

Лютый-лютый мир, из которого невозможно выбраться, ибо он поглощает и засасывает, подобно болоту. Оруэлловский или замятинский дурдом выглядит хрупко — его можно сокрушить. Здесь же — вбиты сваи, но воля — парализована.

После той книги (и особенно — после сериала, а он – ещё ужаснее) остро начинаешь ценить блага современного общества — несовершенного и глупого, но хотя бы понятного. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Евгений Ихлов: Почему Александр Македонский умер таким молодым

Смерть 33-летнего государя Александра Филипповича в Вавилоне, как известно, привела к распаду его мирной многонациональной державы (кто столкнул между собой братские народы?) и к междоусобным войнам среди его ближайшего окружения — диадохов (наследников вождя!)…

Мечтательный британский империалист Арнольд Тойнби в своё время написал эссе о том, как проживший до глубокой старости владыка Греческой империи (в видении пророка Даниила — это четырехголовый крылатый барс, победивший Персидскую державу — медведя с тремя огромными клыками), овладел Китаем и снарядил экспедицию в Западное полушарие... Повествование ведётся из сегодняшнего дня — после 22 столетий мирного и просвещённого всемирного правления Македонской династии Агеадов.

Теперь вы, мои уважаемые читатели, поняли, почему входящий в кружок герцогини Гамильтон историк советовал умиротворить Гитлера? К герцогу и летел на переговоры Гесс, но не срослось — не долетел до имения, вывихнул ногу при парашютировании, был пойман дружиной ПВО и сдан в контрразведку…

Но пусть легендарный царь успокоился бы на нынешней индо-пакистанской границе… И прожил был ещё долго, пусть не 120 лет, но половину. Пожилой мудрый правитель не стал бы бросать державу на шару (как в фильме Оливера Стоуна — царский персень). У него были бы наследники. Возможно, его ближайшим сподвижником стал бы Птолемей «Сотер» Лагид.

Меня, однако, заинтересовало проникновение индийской мысли и её интеграции в эллинизм.

В реальной истории эллинистское Сирийское царство потомков диадоха Селевка, с которым во втором веке воевали Маккавеи (навстречу Ханнуке), оказалось отсечено от Индии нововозникшим Парфянским царством. Парфянским менталитет оказался слишком архаичен для восприятия утончённых теологических идей Индостана. Но среди эллинов они бы пошли на ура! В том числе концепция аватар. Ага, сказали бы эллины, те, кого наши предки именовали «полубоги» — это были аватары олимпийцев, всё ясненько-понятненько… Мир сразу обрёл бы концептуальную чёткость и стройность… Можно было уже не слишком насиловать свою гражданскую совесть, именуя эллинистских царей — живыми богами… Дык, аватары, они, аватарища! И римским императорам, покорившим эллинистический Восток, эта доктрина пришлось бы по нраву: взял власть, казнил соперников, и за приличную мзду жрецы, путём сложного и таинственного обряда, указывали какого бога он — аватара… Я даже, думаю, что выбор бога был бы аналогией выбора девиза правления императорами китайскими.

Но меня интересует проникновения концепции аватарности в иудаизм, который перед этим подвергся огромному вавилонскому и персидскому влиянию. Признающий бессмертие души фарисейское направление (оппоненты Хасмонеев), затем, развиваясь, признало бы и переселение души. Если исходить из того, что Моисей, Илия, Енох, другие пророки — суть аватары Иеговы, то снимаются все теологические сложности. В вишнуизме есть много аватар, из них десять — главнейших. Известнейшие же из них — седьмая аватара — царь Рама и восьмая аватара — Кришна. И талмудические споры из определения приоритетности учения различных мудрецов, перешли бы в область иерархизации пророков как аватар… Концепция же Машиаха также обретает целостность — будет наиглавнейшая аватара Иеговы, каковая станет править миром, как владыка Рама правил Индостаном… Вместо Махабхараты — Армагеддон. И когда появляются последователи пророка Иоанна, то лишь появляется ещё одна раввинская школа, почитающая его как самую высшую аватару. Конечно, конфликт, но ведь и Талмуд во многом построен как теологическая полемика школы Гиллеля и школы Шамая… Потом появляются сторонники назорея из Назарета*, уверяющие, что аватара Иоканан и его признал аватарой, причём, ещё более высокой. Как Рама — аватары Кришны… Среди обиженных Иисусом «книжников и фарисеев» опять начинаются споры, какая аватара наиаватарнейшая. Даже не уступающие по горячности конфликту литовских миснагов с галицийскими хасидами… Но — и всё… Кстати, в этом контексте становятся понятны споры среди последователей Иисуса: не вернувшийся ли это пророк Илия или знаменитая сцена на горе Фавор. Иисус как аватара Илии, который аватара Моисея… Тем более, что согласно пророку Малахии, Машиах будет аватарой пророка Илии (Илия в последние дни вернётся). А потом все три наиглавнейшие аватары собираются вместе, как в трогательной финальной сцене «Возвращения джидая»... Не зря же полвека назад для движения хиппи образы пастыря Иисуса и пастушка Кришны как бы соединились… Но самое главное, не будет жуткого кровавого многовекового конфликта христиан и иудеев. Лишь ещё один повод для споров долгобородых стариков…
Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерий Бохонов: 500 лет Реформации, или Даёшь Трансформацию! (текст и обсуждение)

500 лет назад 31 октября Мартин Лютер обнародовал свои тезисы по поводу торговли индульгенциями. И началась цепная реакция. В смысле — лавинообразное течение событий, снёсший старый порядок. Ну понятно, что подобные вещи возможны только в системе, перенасыщенной проблемами, но вот всё начинается в результате некоторого символического акта и идёт во многом в том направлении, в котором был дан импульс.

А вот стиль может быть и навязан. Поэтому самая эффективная стратегия на уровне личности — распространять идеи как можно шире и вести локально организаторскую работу. И тогда можно стать (далеко не гарантированно, однако) центром структуризации в хаотической среде, заполненной проблемами. А проблемы имеют свойство накапливаться и создавать предпосылки для их решений. В том числе — комплексно, набор проблем решается разом. При этом чем набор больше, тем больше и шума.

При этом нарастание некоторых больших проблем может происходить за более-менее одинаковые промежутки времени. Например в связи с крепостным правом в России каждые сто лет происходила гражданская война. Разин, Пугачёв, затем Александр 2 предусмотрительно отменил крепостное право и на 50 лет отодвинул решение проблем до 1917, а теперь через 100 лет — опять подошёл срок. И не только в России. Не исключено, что существует некоторый общеевропейский 500-летний цикл. Вот 1500-е годы, 1000-е, 500-е, 0-е — для всех характерно появление неких факторов, игравших качественно фундаментально определяющую роль. Если 500-е — это победа христианства как опоры феодализма и начало «тёмных веков» (ну, то есть господство этой религиозной доктрины), то 1000-е — это уже начало новой эры, формируется Возрождение. А 1500 — это уже победа рационализма, технического прогресса, буржуазности, промышленности, светского образования и всего такого прочего. Отсюда и такой успех Лютеровских Тезисов. Такая — Октябрьская Реформация (по аналогии)… Во всяком случае, когда Ленин опубликовал свои «Апрельские Тезисы», то явно имел в виду эти Октябрьские, а себя сравнивал с профессором теологии их автором.

Но вот очередные 500 лет закончились. В том числе закончилось и постхристианство. Назревает новая структурная трансформация. А может это — Трансформация? С большой буквы… Была Реформация, будет…. Проблем-то навалом. И все не решаются. К Западу присоединились Россия и Дальний Восток с их энергетикой и мировоззрением.
Всё подпирает организованный мигрирующий негатив. В общем — грядёт новое преобразование структуры общества, превышающее по масштабу Возрождение и Реформацию вместе взятые. Это — Трансформация.

Осталось дождаться какого-то символического события. Им может быть всё, что угодно. Заранее предвидеть невозможно. А потом невозможно будет остановить цепную реакцию. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Рене Генон: Распростершийся по всей Азии мусульманский элемент – вот единственные, кто может начать крестовый поход против Запада

Рене Генон, хоть и молод, не потакает американской моде: черные усы, венчающие высокое худощавое тело, спадают волной с продолговатого лица, бледного и задумчивого. Своим мягким голосом с переменчивым тембром, где звучат нотки пианиссимо, господин Генон провозглашает анафему Европе.

– Вы бывали на Востоке?

– Нет. Но я много лет общался с выходцами с Востока, прежде всего с индусами. И восточные люди, которых я видел – это не ориенталистские шуты. Те же знаменитости, которые известны в Европе, в большинстве случаев сформированы западной школой.

– А Тагор?

– Это человек, чей ум я, конечно, ценю. Но в своей собственной стране он далек от того, чтобы иметь авторитет, подобный тому, какой у него здесь. У нас он лучше известен, чем там. И потом – не чистопородный индус. Вы поверите, что он действительно говорит от лица Востока? Вспомните его поездку в Китай. Его восточное послание было встречено довольно плохо. «Скажете теперь, – можно было бы ему заявить, – что китайцы не восточные люди, подобные Вам?» Я знавал людей Тагора, сетовавших на его примиренчество и уступки, сделанные в определенный момент, англичанам. Вернул ли он обратно полученные от них награды? Да. Но ранее-то он их принял! Такой индус, который никогда не отступал от своей непримиримости по отношению к иностранцам!

– Что про Японию?

– Случай Японии – это аномалия. Ко всему прочему, была ли у нее когда-нибудь собственная культура? Японцам всегда был присущ дух имитаторства! Когда-то они прошли школу у Китая; сейчас проходят ее у Запада. Без сомнения, это соответствует их переменчивому, активному характеру. Япония, повторю Вам еще раз, это исключение. Похоже, там отсутствует действительно восточный менталитет. Это гибридная раса. Единственные, в ком нет ничего мирного.

– А как же войны в Китае?

– Не судите о Китае по тем китайцам, которые воюют. Это какие-то несколько отрядов. От силы тысяч двести пятьдесят человек! А население Китая – четыреста миллионов! Эти солдаты принадлежат тем, кто им платит; тут всего лишь война за иностранное влияние. Поверьте мне, если в один прекрасный день и появится желтая угроза, она придет не из Китая.

– Из Индии?

– Отнюдь! Распростершийся по всей Азии мусульманский элемент – вот единственные, кто может начать крестовый поход против Запада.

(из интервью газете «Комедия», 14 февраля 1927 г.)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Адинатх Джайадхар Бхайрав: О духовном оазисе

Когда-то я стремился создать духовное государство на островах южных морей. Боги не дали это осуществить: оказалось невозможным наполнить целое государство духовными людьми.

Я уменьшил притязания и решил создать автономный духовный оазис в пустыне Мохаве. С единомышленниками мы купили в кредит 3 акра земли в нескольких часах езды от Лос Анджелеса. Однако часть единомышленников предала идею и перестала делать ежемесячные взносы. Я понял, что идея сорвалась оттого что некем наполнить даже небольшой оазис.

Тогда я ещё сильнее умерил аппетит и предложил горстке моих родичей и друзей просто купить ранчо или большой дом с садом, это и будет наш, достаточно автономный, духовный оазис. Однако они отказались. Каждый обосновал это какими-то опасениями, трудностями и проблемами. Только Сиддхешвари и Капалнатх поддержали проект.

Тогда я решил: пускай моим духовным оазисом будет просто скромное жилище. Возле моря и гор, с маленькими садиком и бассейном. Уж такое жилище заполнить духовными людьми получится! И понял окончательно: когда традиционалист строит царство духа с ближайшими родичами, проживающими вместе, то никто из них не подведёт, и план с духовным поселением осуществится. Осуществляем, идём ровно, всё замечательно.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерій Верховський: Крим у творах іноземної літератури

Письменник Майкл Муркок

Історія вирішила так, що європейці знають про існування Криму не лише з абстрактної географії, вони пам’ятають, де розташовані Севастополь і Балаклава, півострів увійшов до їхніх підручників історії, їхньої міської топоніміки, він залишився і в їхній літературі.

В українській літературі Крим посідає окреме місце. Саме “окреме”, а не просто особливе — адже покоління письменників, котрі народилися в Криму, лише нині входить в україномовну літературу, і український погляд на сонячний півострів — такий собі погляд “прибульця”. У російській літературі — Крим був і лишається шматком екзотики в тілі великої імперії, “внутрішнім Середземномор’ям”, краєм, схожим на Рай, заміською резиденцією. Західного ж читача середземноморською “екзотикою” не здивувати, навіть далекі Індія та Африка стали частиною його світу. Тож яким уявляється Крим з їхнього ракурсу?

День коня за керченським календарем
“Історія просто фантастична! А що сталося далі?”
Майкл Муркок “Оберіг Шаленобога”

Майкл Муркок, британський письменник і рок-музикант, народився 1939 року неподалік Лондона. У нас після виходу перекладів його книжок — особливо “Хронік Хокмуна” — його жартома іменували Микола Мурко, з причин, про які йтиметься далі.

Жанр, у якому написано цикл Майкла Муркока про герцога Хокмуна, найточніше буде позначити як “технофентезі” — в ньому є більшість атрибутів типового фентезі, проте дія відбувається не у абстрактному минулому, а в (не менш абстрактному) майбутньому, коли після ядерного апокаліпсису настали нові “темні сторіччя”.
Отже, герцог Кельнський Доріан Хокмун, головний герой циклу семи романів Муркока, не з власної волі подорожує руїнами Європи. Він — бранець, його кинули до темниці за німецьке повстання проти окупантів з Гранбретанії. Хокмуну пропонують волю в обмін на послугу — викрасти Ісольду, дочку графа Браса з Камаргу. Однак дещо пішло не так: побачивши Ісольду, Хокмун закохався. Та обдурити гранбретанців неможливо — у лобову кістку черепа Хокмуна всаджений “Чорний Камінь” — засіб маніпуляції: варто Хокмуну ослухатися наказів або почати поводитися всупереч наказам — камінь карає шоковим болем; крім того, все, що побачить Хокмун, завдяки Чорному Каменю поневолювачі бачать так само. Але нізвідки приходить на допомогу і зникає, так само незрозуміло куди, таємничий Лицар у Чорному та Золотому.

У пошуках Ісольди, котра зникла, шлях Хокмуна веде до знайомих місцин:

“У Сімферополі вони продали здобич, і на частину отриманих грошей придбали харчів, необхідні речі та коней, а решту віддали на зберігання купцеві, котрого всі рекомендували як найчеснішу людину в Криму…”

На вітрильнику герої перепливають Чорне море з турецького Зонгулдака безпосередньо до портового міста Сімферополя, вони зазнають нападу зомбованих піратів, одного з них захоплюють у полон і, прийшовши до тями після психотропного “зілля”, пірат розповідає, що його звуть Коріантум, і він родом з Керчі, де найнявся матросом на корабель 11 березня, у “день коня за керченським календарем”, і після того дня не пам’ятає нічого.

“Чорний корабель, то хутко стрибаючи по хвилях, то потрапляючи в мертвий штиль, блукав морем понад тиждень. За розрахунками Хокмуна, вони опинилися поблизу протоки, що з’єднує Чорне та Азовське моря, біля Керчі…” Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Симор Гласс: Маат Алетейя Яхве Истина

1.
В свое время Витгенштейн пришел к простой мысли, что словами нужно внимательнее пользоваться, что иногда они означают совсем не то, что вы думаете, что думаете, а иногда и вовсе ничего не означают.
Так вот — бог.
Когда кто-нибудь говорит бог, он как правило имеет в виду бога Авраама-Моисея, который из ничего создал все.
Это по поводу этого бога ведутся жаркие споры существования его или несуществования.
Мы — монотеисты, даже атеисты, агностики и прочие.
Однако, если мы будем исходить из допущения, что конвенция всемогущего единственного бога, не есть (не только) результат мистического откровения, а есть результат интеллектуальных усилий людей, собственно придумавших этот концепт, потому что идея монотеизма вовсе не очевидна, а требует долгой истории метафизического мышления, и слово бог, которое мы теперь привычно употребляем в вышеописаном смысле, имело совсем другое значение, до монотеистической революции, назовем это так, мы должны будем попытаться ответить на вопрос что оно (-слово бог-) значило до этого и как стало возможным прийти в результате к концепции монотеизма и что она, на самом деле, означала.
Собственно, мы должны ответить, что значит понятие бог, в его историческом развитии.
Не углубляясь слишком далеко и слишком подробно, скажем, то что имеет непосредственное значение для нашей темы, а имено — о той гипотетической крайней, непосредственной предпосылки, из которой возможно было вывести монотеизм, интеллектуально-лингвистически-исторические причины предшевствовавшие возможности монотеизма.
Исторический факт в том, что монотеизм «открыл», «придумал» Эхнатон.
Что бы это не означало.
Значит здесь и нужно искать.

2.

Так называемые мифология, тео-космогония, религия имеет своим истоком самые ранние размышления и ответы на вопросы которые задавал мир человеку.
Первым вопросом была смерть, как самое странное и непонятное явление в этом мире, которую мы здесь обсуждать не будем, вторым вопросом — как возник этот мир.
Говоря радикально коротко до вопроса греков «что это?» и ответа без агрументов, немного на другой вопрос — «все это создал бог», был вопрос египтян (и других доосевых культур) — «как возникло Все и Есть?» (согласитесь, как-то похоже на вопрос современной науки, хотя это и неважно), а ответом на этот вопрос и был язык и его логическое следствие — мифо-логия, место где язык существует.
И только после этого периода, периода ответа на вопрос «как возникло Все и Есть?», был возможен ответ «все это создал бог» (или не создал) и затем вопрос «что это?». Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)