• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Володимир Єрмоленко: Самообраз українців

На фото — Василий Ярославович Слипак (укр. Василь Ярославович Сліпак; 20 декабря 1974, Львов, УССР — 29 июня 2016, Луганское, по другим данным Логвиново) — украинский оперный певец, солист Парижской национальной оперы, волонтёр, участник боевых действий во время войны на востоке Украины в составе добровольческого украинского корпуса «Правый сектор». Герой Украины (2017), кавалер ордена «Золотая Звезда».

Часом я дивлюся на фото наших вояків, і мене вражає одне: як повертаються старі козацькі обличчя. Звісно, вони самі інтуїтивно чи свідомо ті обличчя наслідують — ці нові козацькі оселедці, вуса, поголені потилиці та скроні, цей погляд, у якому одначасно виклик і іронія. Але все одно дуже сильне враження: ті наші старі козацькі обличчя, які живуть у нашій памяті через живопис, просто сходять з картин і опиняються в реальності.

Драма України в тому, що наша аристократія так часто гинула. Або асимілювалася, або була знищена. І наратив нашого народу — це дуже часто наратив без аристократії, без еліти. Що дуже складно, бо без аристократії народ вижити може, але йому складно розповісти про себе, йому складно робити щось інше, ніж те, що безпосередньо повязане з його виживанням.

Але є й позитивний момент. Іконографія українців, образи його пантеону виразно антигламурні. Це не напарфумовані придворні в перуках, це не графи з маєтками і рабами, це не герцоги з заморськими компаніями, не генерал-губернатори з орденами, не королі і навіть не президенти. Це козаки, гайдамаки, гультіпаки, повстанці, партизани, і похідні — письменники-гайдамаки, художники-партизани, бізнесмени-гультіпаки. Це crazy folks. І він в памяті народу живе вічно. Самообраз українця ніколи не буде гламурним і вилизаним. Він завжди буде трохи божевільним, трохи п’яним, трохи безбашенним і не зовсім тутешнім

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Никита Редько: Казаки-французы и Уральское казачье войско

Уральский казак верхом, Карл Верне, 1810-е гг.

Казаки-французы, военнопленные армии Наполеона, приписываемые к казачьим войсковым формированиям, не прижились на территории Уральского казачьего войска, точнее говоря, они не направлялись сюда по высочайшим распоряжениям и предписаниям так, как в другие области РИ, где проживали казаки. Большое количество военнопленных армии Наполеона оказалось на территории Оренбургского казачьего войска. Но оренбургские казаки вообще очень тесно соприкасались с уральцами, также как жители территории ОКВ соприкасались с жителями УКВ и ей приграничной территории. В частности, российский дворянин В.И. Племянников имел в начале XIX века на территории Уральской области, в 15-ти верстах от Уральска на другой стороне Урала, имение Степное, куда он отвозил одного военнопленного вестфальца, гостившего у него в поместье.

А.И. Попов в своей работе «Обзор мемуаров, дневников и писем военнопленных Великой армии, побывавших в России в 1812-1814 гг.» приводит следующую информацию об этом военнопленном:

 «Рюппель Симон Эдуард (1792-1863), унтер-лейтенант вестфальского 2-го гусарского полка. Пленен 19 августа 1812 г. возле Валутиной горы. В Дорогобуже встретил колонну французских пленных под конвоем ратников, которыми командовал отставной подполковник. Здесь были пленные из 12, 21 и 127-го полков дивизии Ш.Э. Гюдена. Образовалась колонна из 20 офицеров и 1200 солдат, затем она увеличилась до 2 тыс. чел., главным образом поляков. Пленные ежедневно преодолевали по 24-30 верст и через Вязьму и Бородинское поле, где русские строили укрепления, пришли в Москву. Здесь встретили вюртембергского полковника «Вальдбург-Цайль-Вурцаха» с адъютантом Бассом, взятых в плен при Инково. К колонне присоединились 8 португальских офицеров, значительное число хорватов из дивизии П.Ю.В. Мерзеля (3-й полк), так что она увеличилась до 3 тыс. чел. Во Владимире жители обзывали пленных «шельма, французская собака», здесь встретили капитана 21-го полка Дюплесси и инженер-географ-лейтенанта Бутино, взятого в плен 12 августа. Затем колонна двинулась в Симбирск, и в пути ее обогнал генерал Бонами, направлявшийся в Саратов. В Муроме офицеры получили деньги из расчета по 25 коп. в день. Здесь начальство над колонной принял майор Павел Петрович Булыгин, бывший морской офицер. Через Арзамас пленники прибыли в Симбирск. Пленных осталось 400 чел., и они должны были идти через Самару в Оренбург, где генерал-губернатором был князь Г.С. Волконский. Затем пленных отвели в Бузулук. Сам Рюппель некоторое время жил в Уральске в семье Племянниковых. Его брат, премьер-лейтенант гвардейских шволежеров, был взят в плен при Гжатске и отправлен в Саратов. Рюппель направился туда через Самару и Вольск, где было много пленных. В Саратове жило около 400 пленных офицеров, в том числе генералы Сен-Женьес и Боннами, полковник Ж.С.  Мишо де Сен-Марс, лейтенант К. Ведель. Капитан О. Сегюр жил в доме губернатора А.Д. Панчулидзева, подполковник князь Х. Хоэнлоэ-Кирхберг – у барона Крюденера. По словам Рюппеля, согласно приказу царя каждому офицеру выдали по 100 руб., чтобы вернуться на родину.  Возвращаясь из России, пленники шли через Сердобск, Кирсанов, Пензу, Тамбов, Бобруйск, Слоним, Кобрин и Белосток».

Уральский казак, гравер Адам, 1830 г.

С.Н. Хомченко в своей статье «Оренбургская губерния в мемуарах пленных военнослужащих Великой армии Наполеона» приводит некоторые подробности, связанные с пребыванием  С.Э. Рюппеля в Бузулуке. В частности, он упоминает, что в Бузулуке Рюппель с некоторыми товарищами был приглашен в загородное поместье Покровское, принадлежавшее дворянину Племянникову, который уже на следующий день сообщил французскому пленному о намерении дать ему приют в своем доме, сто было воспринято с благодарностью. Спустя некоторое время проживания в поместье дворянина Рюппель вместе со своим покровителем Племянниковым совершил поездку в его имение Степное, близ Уральска. В этом имении они занимались охотой и рыболовством, а также съездили в стоящий неподалеку киргизский табор, где обменяли водку на кумыс и наблюдали скачки киргизов на лошадях и стрельбу из лука на скаку по воткнутой в землю пике.

Рюппель оставил в своих мемуарах, опубликованных в 1912 г. в Берлине, упоминание о пребывании в Бузулуке, о поездке в имение Степное и даже об Уральске, который они проезжали. Вот этот кусочек его воспоминаний в переводе на русский:

«У моего покровителя Василия Ивановича во многих сотнях верст отсюда, в районе Уральска, на той стороне [реки] Урала, было поместье. Каждую весну он туда ездил, и так как сейчас он тоже туда собирался, я попросил взять меня с собой, что было ему очень приятно. Одним прекрасным утром мы выехали из Покровского в большой удобной кибитке, запряженной тремя лошадьми, с кучером и слугой. Так как все сумки и свободное пространство в кибитке были забиты продуктами, я сразу решил, что мы долго будем проезжать по глухим местам или бедным районам, что и подтвердилось. Немногие башкирские и казацкие деревни были совсем оставлены их обитателями, в это время они занимались в степи скотоводством и охотой.
Хотя мы ехали очень быстро, только через пять дней мы добрались до городка Уральска, после которого все время ночевали в кибитке, которую для этой цели останавливали и закрывали. Уральск вызвал у меня большой интерес тем, что в 1773 году ужасный Пугачев (Pugatscheff) впервые поднял здесь знамя восстания. Всего лишь простой казак, но одаренный значительными талантами, с помощью мужества и решимости он смог стать очень значительной персоной, а из маленькой кучки мятежников создать многотысячную армию, захватить Оренбургскую, Астраханскую, Саратовскую и Симбирскую губернии, и разрушить огнем и мечом места, где ему не подчинялись. Посланные против него генералы Суворов и Михельсон выдержали несколько кровавых битв с этой беспорядочной, но фанатичной толпой, которая в конце концов была рассеяна. Их вождь, который был заманен несколькими казаками в Уральск под тем предлогом, чтобы еще раз там поговорить с товарищами, а потом вместе бежать в Ногайские степи, был там ими схвачен и связанным передан русскому военачальнику. Суворов приказал посадить Пугачева вместе с 12-летним сыном в железную клетку и так через Саратов, Симбирск и Казань отправить в Москву, где за мятеж его ждала казнь. Городок, который тогда, так же как и река, назывался Яик, с того времени носит имя Уральск, чтобы истребить всякое воспоминание о казачьем бунте. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Екатерина Амеян: Взгляд со стороны: конференция имени Юрия Селезнева в Краснодаре

14391016_1071339209610577_8862495564772775292_n

23сентября 2016 г. в Кубанском государственном университете состоялась III Международная научно-практическая конференция «Наследие Юрия Селезнева и актуальные проблемы журналистики, критики, литературоведения, истории». В рамках конференции обсуждались проблемы современной литературы и журналистики.
Юрий Селезнев — советский литературовед и литературный критик, родившийся на Кубани. Поэтому вот уже в третий раз в Краснодаре проходят «Селезневские чтения». Организовал конференцию Юрий Павлов, профессор КубГУ.
Гостями и участниками конференции стали такие известные в литературной сфере фигуры, как Н.И. Осадчий, В.В. Дворцов, Е.А. Золотова, Ю.В. Козлов, А.И. Казинцев, С.С. Куняев, В.И. Лихоносов, Ю.М. Лощиц, С.Н. Макарова, П.Беседин, А.Н. Тимофеев, В.И. Шульженко, Татаринов А.В.
Известные критики, литературоведы и писатели выступили перед студентами и гостями с докладами. Эта конференция играет огромную роль для всех, кто имеет какое-то отношение к литературе и журналистике. Прежде всего  хочу рассказать о своих впечатлениях. Мне, как молодой писательница, было очень интересно слушать критиков, писателей, ученых. Я пыталась уловить каждое их слово, вдуматься в каждую фразу, проникнуть в самую суть высказанных мыслей. А самое главное, хотелось понять, существует ли в России литературный процесс и в каком направлении двигается литература. На эти сложные вопросы, как мне кажется, я услышала ответы, может, недостаточно исчерпывающие, но все же…
Все выступившие писатели, критики, журналисты затронули актуальные проблемы. Всех было интересно слушать. Их пламенные речи, которые исходили из встревоженных душ, их доклады раскрыли все глубину проблем литературы, а через нее-реальности, современности. Но я подробнее остановлюсь на тех выступлениях, которые мне показались особенно яркими и впечатляющими. Не ставлю своей целью «сухую» передачу информации, их дословных речей. Ведь для каждого студента ценность конференции в том, чтобы почерпнуть для себя то, что способно их вдохновить, встревожить для стремления к достижению благих целей.

14457370_1071339736277191_3769798558457231142_n

Лихоносов Виктор Иванович, писатель

Лихоносов Виктор Иванович  российский писатель, публицист, редактор литературно-исторического журнала «Живая Кубань». Член высшего творческого совета при правлении Союза писателей РФ. Автор рассказов и очерков «Брянские», «Вечера», «Что-то будет», «Голоса в тишине», «Счастливые мгновения», «Осень в Тамани», «Чистые глаза», «Родные», «Элегия».

Есть на Руси живые классики-так можно сказать о таком писателе, как Виктор Иванович Лихоносов. Его выступление было эмоциональным, живым, затрагивающим душу. Смотришь на Виктора Ивановича и чувствуешь, сколько горечи и разочарования скопилось в нем, но вместе с тем добрые глаза смотрят в зал и умоляюще просят молодых не прерывать связь времен, не утрачивать родословную память. Ведь за молодыми будущее. Неоднократно в своей речи он это отметил. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Игорь Галущак: Как казак приобщил к кофе всю Европу

kulczyckiНесколько лет назад в Львове уроженцу села Кульчицы, что на Львовщине, Юрию Кульчицкому установили памятник, который сегодня вызывает особый интерес многочисленных зарубежных туристов. Ведь именно он более трех веков тому назад основал в Вене кофейную традицию, которая достаточно быстро получила повсеместное распространение, сначала в немецкоязычных странах, а затем и на всем континенте.

Между тем Юрий-Франц Кульчицкий (1640 — 1694) навсегда вошел в европейскую историю, как храбрый воин и один из спасителей Вены во время турецкого нашествия во второй половине XVII века. Благодаря проведенному им блестящему разведывательно-диверсионному рейду в тылу противника и была получена бесценная информация о реальных силах врага и планах его наступления. Поэтому объединенное войско Европы получило возможность разгромить огромную турецкую армию с наименьшими потерями под австрийской столицей в знаменитой битве европейских народов 12 сентября 1683 года под руководством польского короля Яна III Собеского. Кстати именно он и убедил других европейских монархов, если они не привлекут к военной кампании подразделения запорожских и донских казаков, то Европу в противостоянии с Оттоманской Портой ожидает неминуемое поражение.

Пам'ятник_Кульчицькому_(Львів)Поэтому Юрий Кульчицкий в одном ряду с казацкими полковниками Палием, Апостолом, Булыгой, Вороном и Искрой и принял предложение присоединиться к этому сражению. Однако среди других он выделялся тем, что знал врага, как никто другой. И имел на то все основания, поскольку перевоплотиться для разведывательной необходимости, например, в турецкого офицера или купца, мог без труда! А за заслуги Кульчицкий, который решил после битвы выйти на покой, по его собственной просьбе получил от благодарных австрийцев не слишком понятное для них тогда вознаграждение: все захваченные у врага запасы кофе в зернах (около 300 мешков).

Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Информационное сообщение Вольно-казачьего Движения от 25 мая 2016 года

23 мая завершилось закрытое голосование среди участников ВКД о принятии флага Вольно-казачьего Движения. В результате вотирования за большим количеством голосов был утверждён флаг Движения.

Как многие из казаков знают, история Вольно-казачьего Движения как организованной формы политической борьбы за национальные интересы казачьего народа началась с 1927 года. Казаками-националистами ВКД были разработаны национальная идеология казачьего народа , а также его атрибутика. В частности был разработан национальный казачий флаг, символизирующий национальное единство казачьего народа. Некоторые его знают, как флаг Казакии. Общенациональный флаг представляет собой сине-малиново-золотистое полотнище.

CMRDsWIaf6QНациональный флаг

В виду того, что ВКД не имело флага организации, в 2010 году был введён проект прапора Движения, который представлял из себя орла держащего в когтях казачью шашку, нанесённого на полотнище национального флага. Данный проект не получил своего развития, оставшись в эскизе и не использовался где бы то ни было, но остался в проекте как герб Вольно-казачьего Движения. Данную идею воплотили в разном формате иные казачьи сообщества национального толка.

QDQrnE6qDaU
Эскиз герба Вольно-казачьего Движения
Что послужило основанием для утверждения флага ВКД сегодня.

Во-первых, стремление к популяризации общенационального казачьего флага, который по мнению участников Движения должен сегодня быть символом национального единства, а не политическим атрибутом казачьих политических организаций. Во-вторых, стремление казаками-националистами ВКД обрести свою собственную эстетику и стиль как национально политического Движения. Исторической основой для разработки флага ВКД образца мая 2016 года получила символика знака разработанного казаками-националистами в 1937 году.

В апреле 1937 года в журнале «Вольное казачество – Вiльне козацтво» № 218 появилось за подписью Походного атамана ВК Игната Билого следующее сообщение: «Согласно настойчивому желанию многих вольных казаков установлен бортовой значок ВК: на эмалированном щите казачьих национальных цветов (сине-малиново-желтого) – золоченая накладная (выпуклая) булава. Значок имеют право носить только вольные казаки»

D2Nh_bM1E2EЭмблема знака ВКД 1937 года

В итоге участниками Вольно-казачьего Движения утверждён флаг, который состоит из двух горизонтальных полос одинаковой ширины, василькового и малинового цвета, с золотой булавой в центре полотнища — символом атаманской власти. Васильковый цвет символизирует донских и терских казаков. Малиновый -кубанских, запорожских. Золотой цвет — символ всех исторически существовавших восточных казачьих войск переходит на булаву. При этом историческая эмблема разработанная наши предшественниками – булава нанесённая на национальный казачий триколор остаётся за Вольно-казачьим Движением. Проект флага Вольно-казачьего Движения разработан в 2015 году координатором ВКД Григорием Кузнецовым.

L3qyb6fhCuAФлаг Вольно-казачьего Движения (ВКД) 2016 года

1. По итогам голосования постановляю утвердить новое васильково-малиновое знамя с золотой булавой в качестве официального флага Вольно-казачьего Движения.

2. Также, в соответствии с установленной цветовой гаммой и символикой ВКД образца мая 2016 года вношу рекомендации по разработке ответственным лицам эмблемы на шеврон и нагрудный знак Движения.

Руководитель Вольно-казачьего Движения (ВКД)

А. Быкадоров

Казакия, Ростов-на-Дону, 25 мая 2016 г.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Президент Украины Петро Порошенко открыл памятник Мазепе: Тут вам не «русский мир»!

152224_originalВместо российской анафемы гетману Ивану Мазепе сегодня принадлежит украинская слава. Об этом сказал президент Петро Порошенко в Полтаве на открытии памятника Мазепе. По словам президента, Российская империя очерняла образ гетмана, но это не помешало ему стать настоящим символом украинского сопротивления России и флагом движения к независимости. «Внешняя агрессия России против Украины наконец-то расставила все точки над «і» «, — сказал Порошенко, отметив, что памятник Мазепе — один из моментов восстановления исторической правды.

«Мы чтим украинских героев, отмечаем свои праздники и свои памятные даты и больше никогда не допустим экспансии советстко-российской имперской идеологии в украинское пространство. Тут вам не русский мир — тут український світ«, — сказал Порошенко.

Порошенко подчеркнул, что его задача — создать условия для честной политики национальной памяти. «Опыт учит — когда мы впадаем в амнезию, то становимся очень простой добычей врага в гибридной войне. Мы научились оборонять свою землю», — отметил Порошенко.

Президент сказал, что сотни лет чужие голоса вбивали ложные представления об украинской истории. «Свободная Украина лишается этих навязанных стереотипов», — подчеркнул он.

Алексей Широпаев:

7-го мая в Украине, в Полтаве, при участии президента Порошенко состоялось открытие памятника гетману Ивану Степановичу Мазепе. Дата, я полагаю, выбрана неспроста: канун 9-го мая, дни, когда Кремль по традиции проводит интенсивную смысловую экспансию, пытаясь оживить призрак Советского Союза и Российской империи. Конечно, имя Мазепы — знаковое для свободной Украины, порвавшей с колониальным прошлым, и открытие памятника гетману — тому ещё одно подтверждение.

***
Мазепа, последний великий гетман, имя которого в официозной имперской историографии стало, наряду с именами Курбского и Власова, синонимом «изменничества». Между тем, заключая союз с Карлом XII, Мазепа всего лишь выполнил политическое завещание Хмельницкого, перед смертью искавшего помощи шведов. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Константин Рахно: Скифо-сармато-аланский эсхатологический мотив в украинском фольклоре

4В связи с проблемой контактов ираноязычного населения степи с неиранскими этносами особый интерес представляют идеологические представления восточных славян. Иранские параллели божеств славянского пантеона свидетельствуют о взаимодействии в области духовной культуры. В идеологической сфере украинцев не раз отмечались общие черты с североиранскими народами [4, с. 153-155; 3, с. 270-274]. Нередко именно осетинские соответствия помогают понять процессы эволюции и первоначальное значение украинских фольклорных мотивов. Важное место здесь занимает нартовский эпос осетин, восходящий к скифо-сарматскому прошлому.
В частности, чрезвычайно любопытной является параллель, связанная с эсхатологическими представлениями украинцев степного Побужья. Данные представления в мифологии, как правило, осуществляют несколько функций, в том числе когнитивную, заключающуюся в выработке моделей, с помощью которых происходит осмысление прошлого и настоящего. Такое восприятие подразумевает идею, что тайна конца времен проявляется через исторические события и действия исторических персонажей. На эпическом уровне эсхатологические мотивы могут быть связаны со смертью главных действующих лиц, маркируя прекращение существования героического мира. В таких сказаниях век людей отделяется от века героев. Герои исчезают, появляются люди, и последний день эпоса, по сути, является первым днем человеческой истории. Таковы предания о гибели бургундского королевского дома на пиру у Этцеля в «Песни о Нибелунгах», об уничтожении государства логров на Камланнском поле в цикле о короле Артуре и т.д. Их уход оказывается своего рода экзаменом, который человечество должно выдержать, дабы хаос сменился гармонией.
На юге Украины этот мотив связывался с запорожскими козаками. У левого берега Южного Буга, напротив Гардового острова, стоят три огромнейших скалы: Сова, Брама и Пугач, возвышающиеся над берегом реки наподобие отвесных стен и имеющие около двадцати пяти сажен высоты. На камне острова Гардового, напротив «скелі» Пугача, имелось подобие подковы, а среди степи, против того же Пугача, на сером граните, была словно выбита человеческая рука, в которой одна кисть была размером в семь с половиной четвертей, а большой палец – в три четверти. Прямо против руки, только на сто сажен южнее в степь, во второй половине ХІХ века еще виднелась небольшая, но живописная могилка. Такие указатели, как скала Пугач, «подкова», «рука», курган, послужили живой канвой для создания легенды о гибели Запорожской Сечи: Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Новая книга: Чухлиб Т. Мечом и оралом. Донбасс — древняя земля Украины. — Киев, 2015. — 80 стр.

Screenshot_1

Screenshot_4

Чухлиб Т. Мечом и оралом. Донбасс — древняя земля Украины. — Киев, 2015. — 80 стр.

Скачать в PDF

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Тарас Чухліб: Поняття «Україна» та «Українний» в офіційному дискурсі Війська Запорізького 1649-1659 рр.

 

cossacks(Доповідь на круглому столі «Ранньомодерна Україна: проблема термінології та уніфікації понятійного апарату». – Кам’янець-Подільський національний університет імені Івана Огієнка, Інститут історії України НАН України. – Кам’янець-Подільський. – 21 травня 2015 р. – 34 с.)

          В докладе раскрывается терминологическая сущность исторических понятий «Украина» и «Украинный». На основании историческо-лингвистического анализа и других методов исследования текстов официальной документации Войска Запорожского за 1649 – 1659 гг. автор приходит к выводу: эти понятия в средине XVII в. постепенно трансформируются с «географическо-териториальных» терминов в «политическо-национальные» и употребляются для обозначения появившегося на землях Восточной Европы «малого» государства во главе с гетманом.    

Як сучасному історикові відчути «дух давнини» та наповнити його відповідним змістом? Очевидно, що «схопити» саму суть історії, можливо за допомогою різних методологій, в т. ч. і за допомогою «історії понять», акцентуючи на залежності семантичних структур від форм переживання історичного часу[1]. У такому випадку «історія понять» допомагає дати відповідь на питання на скільки зберігся зміст, що вкладався у це поняття та яких він зазнав часових змін? Батько «історії понять» Райнгард Козеллек зазначав, що «у формі кожного поняття втілюються горизонти та встановлюються межі людського досвіду й мислимих теорій. Тому історія може черпати з понять ті знання, які залишаються поза полем зору в процесі аналізу речей та явищ»[2].

Внаслідок проходження через горнило понятійного тлумачення чіткіше окреслюється зміст минулих висловлювань, а смисл, що вкладався в них, або ж зв’язки між ними у відповідній мовній редакції стають доступнішими для погляду дослідника. Історія будь-якого слова, словосполучення чи поняття веде від констатації значень, притаманних їм у минулому, до фіксації цих значень для нас, у сучасному[3]. Розмаїття історичної дійсності та історичного досвіду втілюється в багатозначності слова таким чином, що усвідомлюється лише завдяки набуванню словом чи словосполученням свого конкретного змісту у діахронному вимірі, тобто у той час, коли вони безпосередньо функціонувало.

Слід зауважити, що іменник «Україна» (так само як і похідний від нього прикметник – «Українний»[4], який активно побутував в нашій мові у ранньомодерну добу) на всіх етапах його існування – починаючи від середини ХІІ ст. і закінчуючи початком ХХІ ст., зазнавав певних змін та набував різних лексичних смислів протягом майже своєї тисячолітньої історії існування. Саме тому слово «Україна» можна також означувати і як поняття, означення або ж термін. А тому звернімося до проблеми історичної локалізації означень «Україна» та інших похідних від нього смислових конструкцій, що надасть можливості бути історично темпоральним, а не модернізувати, тобто осучаснювати ці історичні поняття. Якою була їхня політична та соціальна функція на початковому етапі творення Війська Запорозького як однієї з «малих» держав Східної Європи? Яким було їхнє смислове навантаження у межах зафіксованого у джерелах письмової мови/койне правлячої верхівки козацької України? Як зафіксовані в актах мовлення авторів історичних джерел назви розумілися людьми того часу для ідентифікації реалій їхнього світу? Як змінювалися категорії політичного мислення протягом середини XVII ст.? Наскільки поняття «Україна» та інші лексеми з історичним прикметником «Українний» увібрали в себе логіку процесу творення ранньомодерної нації, який розтягнувся на довгі десятиліття потому? Чи зазнавало воно внутрішніх та зовнішніх трансформаційних впливів, а якщо й зазнавало то яких?

Між географією, політикою та… мовою Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Олег Гуцуляк: Украинцы — «дети Эсхатона»

kozak-ta-divkaЕсли в праукраинской ментальности чётко выражено обожествление света [1], то не удивительно, что уже в украинской ментальности главной определяющей есть «… светлая апокалиптичность – предчувствие позитивного завершения истории человечества в новом качестве. Светлая апокалиптичность выступает первым архетипом украинской идеи и её культуры» [2].

Вспомним также, что в средневековье Апокалипсис (букв. «выявление», «раскрытие») не носил исключительно трагического смысла – это было чувство порога, за которым – радость, обновление [3].

Доктор философских наук Сергей Крымский подметил следующий любопытный момент: «В каждом христианском храме обязана присутствовать сцена Страшного Суда. А в главном храме Киевской Руси этой сцены нет! Говорят, не сохранилась. Но, судя из гравюр и реконструкций, её там и не было! Почему? Потому что в архетипах нашего менталитета заложен онтологический оптимизм (выделено нами, – О.Г.), который пронизывает всю украинскую культуру. В развитой украинской культуре до Ивана Франка и Леси Украинки нет лирического аспекта трагедии! Трагедия понималась только эпически». Без своего исконного оптимизма украинец бы не выжил» [4].

«… Можно утверждать, – согласимся с Дм. Чижевским, – что народный характер избрал для себя то …, что как-раз отвечало его сущности» [5].

«Светлая апокалиптичность» именно и есть тот собственный исток украинства, психо-энергетический потенциал, предающий свой собственный характер, свой розчерк всякому творению, рожденному в его пространствах [6]. В нём мы предлагаем видеть «основания архаических ориентаций в сфере национальной культуры», которых, увы, не видит В. Лисовый [см.: 7], критикуя возвращение к субстанциональной метафизике платоновского типа, противоставляя ей как панацею «модерный» проект – освоение аналитической философии и прагматизма [8].

Этот «исток», однако, интуитивно почувствовали украинские мыслители. Так, М. Шлемкевич писал: «… наша мечтательность не есть имажинарной мечтательностью, но есть мечтательностью сердца, эмоциональной мечтательностью. Украинские Пер Гюнты тонут в чуственном море настроения, в его безграничности и находят себя не в сагах, но в самом лучшем выражении той эмоциональной сферы – лирической песне … Вот протоплазма нашей души, её праматерия … Наибольшая духовная революция Украины, её христианизация (выделено нами, — О.Г.), произошла под влиянием пения (выделено нами, — О.Г.)» [9]. В. Иллья определил песню как «акциденцию субстанции (света)», а именно: «… Распевая, народ-пахарь таким светом пеленал свою душу, что в его духовном небе тучи бороздой стелились ему под ноги» [10]. Тем самым, «… традиционная песня – своего рода лакмус. По ней можно сказать не только «жив народ или нет», есть ли это «народ» или уже «народонаселение», но также – насколько ещё не растрачен потенциал изначальной воли, заставляющий порождать совместные смыслы, передавать их из рода в род» [11]. Герман Вирт в монографии об «Упадке голландской народной песни» писал, что «… искусство пения народных песен было некогда живой корневой системой, из которой выросли те несравнимые и чудесные соцветия нидерландского многоголосого музыкального искусства, этой звуковой готики, которые наполнили весь Запад подобно Откровению бесконечной Вечности и отголоском последнего величия которых явился Иоганн Себастьян Бах» [12]. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)