ОГОНЬ ПРОМЕТЕЯ

  

портал этноантропологии, геокультуры и политософии

 

Archive for the ‘Франция’

Кирилл Серебренитский: Африка. Православие. Украинские иерархии. II

Июнь 14, 2017 By: Кирилл Серебренитский Category: Африка, Кирилл Серебренитский, Религия, Украина, Франция, Христианство, Этнология, Этнополитика


12.
** Итак, летом 2003 года определились два направления продвижения УАПЦСЮА: Украина и Франция.
Возникла чрезвычайно громоздкая межконтинентальная структура: украинская традиция, напористо-эклектичная американская духовность, французская паства с захватом Африки. Но в сердцевине этого сооружения мерцал тревожный миссионерский напор, которого не было в других подобных конфессиях.
Три лидера — Павло (Езеп) в США, Николас (Дюваль) во Франции и Моисей (Кулик) в Украине — это были клирики харизматичные, авантюрные, склонные к неожиданным зигзагам прямого действия.

Третий геостратегический вектор — Экваториальная Африка, Камерун, — в это время ещё почти не был даже намечен: маленький приход в Яунде, скорее всего, даже, новорожденная домашняя община, просто примыкал к французской пастве.

13.
** На протяжении 2003 года митрополит Моисей (Кулик) действовал достаточно успешно. До соперничества с Патриархатом было далеко, но возникли непривычно напористые, экстатические по духу приходы: в Ужгороде (более 100 прихожан) и в Киеве (около 30-40 прихожан).
Моисей прибыл из Америки уже с весьма значительными средствами. В распоряжении митрополита Киевского появилась хорошая квартира в столице, дом в пригороде. Был куплен дачный участок в районе Осокорки. Там началось строительство большого храма. По документам это было частное владение Олега Кулика, но предполагалось, что здесь будет кафедральный собор.
Главной опорой на первых порах стал Анатолий Гулеватый, директор ГП «Тхоривский спиртовий завод». Он на первых порах финансировал создание храма в Киеве (позже сторонники Моисея утверждали, что этот бизнесмен — агент правительства, полковник МВД).

** Основным сподвижником Моисея стал молодой иеромонах Исаакий (Квитка). Он присоединился к УАПЦ-С 14 октября 2003 года. Тогда же Моисей рукоположил его в сан хор-епископа. Ранее этот Исаакий (В мире Георгий Квитка, родом из Одесской области) семнадцати лет от роду был уже послушником в Свято-Пантелеймоновском монастыре (Русской Православной Церкви Московской Патриархии), восемнадцати лет от роду был пострижен в иночество (монах Лука). Через год, в 1997ом, он уже — в клире Бессарабской епархии Румынской Церкви (иеромонах Исаакий). В 1998ом он перешёл в Русскую Истинно-Православную Церковь (архиепископа Лазаря (Журбенко), и, таким образом, за три года сменил три конфессии и заодно поднялся от послушника до иеромонаха.
В 2001ом иеромонах Исаакий — уже благочинный Свято-Николаевского монастыря в г.Богуславе Киевской области; в 2002 г. настоятель Свято-Успенского храма в с.Бузуков (РИПЦ). Под омофор УАПЦк он перешёл вместе со своим храмом. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Никита Редько: Казаки-французы и Уральское казачье войско

Март 10, 2017 By: Никита Редько Category: Генеалогия, Казахстан, Казачество, Никита Редько, Россия, Франция

Уральский казак верхом, Карл Верне, 1810-е гг.

Казаки-французы, военнопленные армии Наполеона, приписываемые к казачьим войсковым формированиям, не прижились на территории Уральского казачьего войска, точнее говоря, они не направлялись сюда по высочайшим распоряжениям и предписаниям так, как в другие области РИ, где проживали казаки. Большое количество военнопленных армии Наполеона оказалось на территории Оренбургского казачьего войска. Но оренбургские казаки вообще очень тесно соприкасались с уральцами, также как жители территории ОКВ соприкасались с жителями УКВ и ей приграничной территории. В частности, российский дворянин В.И. Племянников имел в начале XIX века на территории Уральской области, в 15-ти верстах от Уральска на другой стороне Урала, имение Степное, куда он отвозил одного военнопленного вестфальца, гостившего у него в поместье.

А.И. Попов в своей работе «Обзор мемуаров, дневников и писем военнопленных Великой армии, побывавших в России в 1812-1814 гг.» приводит следующую информацию об этом военнопленном:

 «Рюппель Симон Эдуард (1792-1863), унтер-лейтенант вестфальского 2-го гусарского полка. Пленен 19 августа 1812 г. возле Валутиной горы. В Дорогобуже встретил колонну французских пленных под конвоем ратников, которыми командовал отставной подполковник. Здесь были пленные из 12, 21 и 127-го полков дивизии Ш.Э. Гюдена. Образовалась колонна из 20 офицеров и 1200 солдат, затем она увеличилась до 2 тыс. чел., главным образом поляков. Пленные ежедневно преодолевали по 24-30 верст и через Вязьму и Бородинское поле, где русские строили укрепления, пришли в Москву. Здесь встретили вюртембергского полковника «Вальдбург-Цайль-Вурцаха» с адъютантом Бассом, взятых в плен при Инково. К колонне присоединились 8 португальских офицеров, значительное число хорватов из дивизии П.Ю.В. Мерзеля (3-й полк), так что она увеличилась до 3 тыс. чел. Во Владимире жители обзывали пленных «шельма, французская собака», здесь встретили капитана 21-го полка Дюплесси и инженер-географ-лейтенанта Бутино, взятого в плен 12 августа. Затем колонна двинулась в Симбирск, и в пути ее обогнал генерал Бонами, направлявшийся в Саратов. В Муроме офицеры получили деньги из расчета по 25 коп. в день. Здесь начальство над колонной принял майор Павел Петрович Булыгин, бывший морской офицер. Через Арзамас пленники прибыли в Симбирск. Пленных осталось 400 чел., и они должны были идти через Самару в Оренбург, где генерал-губернатором был князь Г.С. Волконский. Затем пленных отвели в Бузулук. Сам Рюппель некоторое время жил в Уральске в семье Племянниковых. Его брат, премьер-лейтенант гвардейских шволежеров, был взят в плен при Гжатске и отправлен в Саратов. Рюппель направился туда через Самару и Вольск, где было много пленных. В Саратове жило около 400 пленных офицеров, в том числе генералы Сен-Женьес и Боннами, полковник Ж.С.  Мишо де Сен-Марс, лейтенант К. Ведель. Капитан О. Сегюр жил в доме губернатора А.Д. Панчулидзева, подполковник князь Х. Хоэнлоэ-Кирхберг – у барона Крюденера. По словам Рюппеля, согласно приказу царя каждому офицеру выдали по 100 руб., чтобы вернуться на родину.  Возвращаясь из России, пленники шли через Сердобск, Кирсанов, Пензу, Тамбов, Бобруйск, Слоним, Кобрин и Белосток».

Уральский казак, гравер Адам, 1830 г.

С.Н. Хомченко в своей статье «Оренбургская губерния в мемуарах пленных военнослужащих Великой армии Наполеона» приводит некоторые подробности, связанные с пребыванием  С.Э. Рюппеля в Бузулуке. В частности, он упоминает, что в Бузулуке Рюппель с некоторыми товарищами был приглашен в загородное поместье Покровское, принадлежавшее дворянину Племянникову, который уже на следующий день сообщил французскому пленному о намерении дать ему приют в своем доме, сто было воспринято с благодарностью. Спустя некоторое время проживания в поместье дворянина Рюппель вместе со своим покровителем Племянниковым совершил поездку в его имение Степное, близ Уральска. В этом имении они занимались охотой и рыболовством, а также съездили в стоящий неподалеку киргизский табор, где обменяли водку на кумыс и наблюдали скачки киргизов на лошадях и стрельбу из лука на скаку по воткнутой в землю пике.

Рюппель оставил в своих мемуарах, опубликованных в 1912 г. в Берлине, упоминание о пребывании в Бузулуке, о поездке в имение Степное и даже об Уральске, который они проезжали. Вот этот кусочек его воспоминаний в переводе на русский:

«У моего покровителя Василия Ивановича во многих сотнях верст отсюда, в районе Уральска, на той стороне [реки] Урала, было поместье. Каждую весну он туда ездил, и так как сейчас он тоже туда собирался, я попросил взять меня с собой, что было ему очень приятно. Одним прекрасным утром мы выехали из Покровского в большой удобной кибитке, запряженной тремя лошадьми, с кучером и слугой. Так как все сумки и свободное пространство в кибитке были забиты продуктами, я сразу решил, что мы долго будем проезжать по глухим местам или бедным районам, что и подтвердилось. Немногие башкирские и казацкие деревни были совсем оставлены их обитателями, в это время они занимались в степи скотоводством и охотой.
Хотя мы ехали очень быстро, только через пять дней мы добрались до городка Уральска, после которого все время ночевали в кибитке, которую для этой цели останавливали и закрывали. Уральск вызвал у меня большой интерес тем, что в 1773 году ужасный Пугачев (Pugatscheff) впервые поднял здесь знамя восстания. Всего лишь простой казак, но одаренный значительными талантами, с помощью мужества и решимости он смог стать очень значительной персоной, а из маленькой кучки мятежников создать многотысячную армию, захватить Оренбургскую, Астраханскую, Саратовскую и Симбирскую губернии, и разрушить огнем и мечом места, где ему не подчинялись. Посланные против него генералы Суворов и Михельсон выдержали несколько кровавых битв с этой беспорядочной, но фанатичной толпой, которая в конце концов была рассеяна. Их вождь, который был заманен несколькими казаками в Уральск под тем предлогом, чтобы еще раз там поговорить с товарищами, а потом вместе бежать в Ногайские степи, был там ими схвачен и связанным передан русскому военачальнику. Суворов приказал посадить Пугачева вместе с 12-летним сыном в железную клетку и так через Саратов, Симбирск и Казань отправить в Москву, где за мятеж его ждала казнь. Городок, который тогда, так же как и река, назывался Яик, с того времени носит имя Уральск, чтобы истребить всякое воспоминание о казачьем бунте. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (II)

Май 26, 2016 By: Кирилл Серебренитский Category: Балто-Черноморье, Бонапартизм, Галиция, Галичина, Геополитика, Кирилл Серебренитский, Речь Посполитая, Сарматизм, Франция

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

ЖОНД. ЦЕНТРАЛЬНОЕ ВРЕМЕННОЕ ВОЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.

** В те дни действительный статский советник Николай Брусилов, виленский гражданский губернатор, писал министру внутренних дел от 26 мая 1809 года — о слухах, бродящих по Вильно:
«… в Варщаве народ ничем более не занимается, как военными приготовлениями, что даже дети, собираясь на улицах. вооружаются палками, деревянными саблями, маршируют и производят всякого рода эволюции. Жители Варшавы очень недовольны вступлением наших войск в Галицию, и предполагали, что это делается для того, чтобы овладеть ею, и потому все состояния выражали ненависть к русскому имени. Многие патриоты ободряют себя тем, что Наполеон не допустит Россию владеть Галицией, а напротив, Литва и прочие польские провинции России будут непременно присоединены к Варшаве; Польша по-прежнему будет восстановлена и возьмет в России все провинции до Днепра».
27 мая 1809 года князь Юзеф Понятовский во главе победоносной армии вступил в столицу Королевства Галиция и и Лодомерия — великий город Лемберг, он же — польский Львув и нынешний Львив.

До сих пор стратегия князя Понятовского была успешной — потому, что была стремительной. Варшавское войско слово не воевало, а путешествовало: внезапные зигзаги по карте, быстрые переходы, — почти перелёты. Театр военных действий в Австрии тоже был непредсказуем: слишком уж огромные силы сошлись в схватке.
Никто не мог безусловно предугадать дальнейшую судьбу — самой Австрии и герцогства Варшавского, — не говоря уж о Галиции.
(далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (I)

Май 24, 2016 By: Кирилл Серебренитский Category: Балто-Черноморье, Бонапартизм, Галиция, Галичина, Кирилл Серебренитский, Подолье, Речь Посполитая, Сарматизм, Украина, Франция

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Ksiaze_Jozef

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РУСЬ.

** Королевство Обеих Галиций, Królestwo Obydwoch Galicjow, Королівство Обидвох Галичин.
Странно звучит, правда?

Названия этой страны нет в школьных учебниках; более того — о ней не понятия не имею даже школьные учителя. И, чаще всего, даже доценты, учившие этих учителей, — прочитают это название впервые.

Тем не менее. Это государство действительно существовало. Правда, очень недолго: со 2 июня до 14 октября 1809 года, четыре с половиной месяца. И ещё два с половиной месяца, до последнего дня этого года, существовало правительство этого Королевства — в Варшаве, в изгнании.

Совсем коротко эта государственность чиркнула, — словно одинокий удар клинка – о бесконечный гранитный свод Большой Истории.

Про эту монархию не знает почти никто, но имя монарха известно всем. Протектор Королевства Обеих Галиций в 1809ом – Наполеон, Император французов и Король Италии.

** 8 июля 1809 года состоялась грандиозная битва при Ваграме. Снова победил Наполеон. 12 июля был заключён договор о перемирии на театре Австрии и Моравии: весьма похожий на репетицию капитуляции. Ваграм разом снял невероятное напряжение, в котором Наполеон пребывал после тяжкого сражения при Асперне и Эсслинге, которое обе стороны объявили своей победой, и обе ощутили его, как поражение. Но Ваграмская баталия вернула ситуации отчётливость: срединная Империя с панконтинентальными амбициями, (ещё три года назад именовавшаяся Священной Римской), — была сокрушена.
До середины июля Наполеон, совершенно поглощённый событиями на основном театре военных действий, — не уделял никакого внимания стране, которая оказалась под его владычеством случайно. Без какого-либо его личного участия, за пределами его стратегических планов.

На Романским Западе о том, что есть такая страна — вообще помнили только путешественники, дипломаты, географы и прочие специалисты. Наполеон — знал. Он с детства был превосходным знатоком географии.

Эта страна называлась — Königreich Galizien und Lodomerien, Королевство Галиция и Лодомерия. Точнее, это было две страны — Восточная Галиция (она же Северная, Старая, Рутения, Червоная Русь, или — Герцогство Русское), и Западная (она же Южная, Новая, Малая Польша).

Страны это — совсем разные; собственно, на протяжении предыдущих шести веков название Галиция и Лодомерия относилось именно к Восточной Галиции; Малая Польша была присоединена к королевству указом Кайзера только в 1803ем, для упрощения управления.

Западную Галицию прочно захватили варшавские войска, которыми командовал порывистый дивизионный генерал князь Юзеф Понятовский. В Восточной Галиции расположились российские дивизии, которыми командовал медлительный генерал-аншеф князь Сергей Голицын. Россия — основной союзник Наполеона в этой войне. В отдалённом Западном Подоле, к югу от города Тарнополь, повстанцы, которыми командовал никому не ведомый майор Пётр Стржижевский, спешили обозначить: что это – территория Императора Наполеона.

В костёлах священники поминали Императора Наполеона как правящего Монарха; ему приносили присягу все должностные лица. На административных зданиях появились золотые орлы, эмблема Наполеона. И сам Наполеон это своё присутствие в украинских пределах в июле 1809го отчётливо подтверждал. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: 1765. Тамплиеры на Волге. I

Март 16, 2016 By: Кирилл Серебренитский Category: Католичество, Кирилл Серебренитский, Протестантизм, Россия, Франция

Снимок

БАРОН РАМСЭЙ.
** В Париже в середине 1730х годов жил один уже немолодой, ближе к пятидесяти, много в жизни повидавший ученый — некто барон Мишель Андре де Рамсэ. Он прожил много лет при дворе герцога Бульонского.

С 1721 года на троне маленького полусуверенного герцогства Буйон пребывал Эммануэль Теодоз I де ля Тур д’Овернь ( 1668 + 1730).
Жена его — герцогиня Мария Арманда Виктория урожденная принцесса де ля Тремуйль. ( 1677 + 1717).

В те годы не особенно удобно, даже небезопасно было принадлежать во Франции к приверженцам Бульонского Дома. Русский посланник Андрей Матвеев, как раз в те годы бывший в столице Франции, в своих записках писал:
«Дом, или фамилиа, дуков де ля Тур д’ Овергни, что называется де Бульон… Сия фамилия не в великой милости королевской есть за досады кардинала де Бульона, брата его родного, которой, быв в Риме, во всяких делех великия препоны чинил и короля с папой ссорил…» .
Кардинал — это старший брат герцога — Эммануэль Теодоз де ля Тур д’ Овернь, кардинал Бульон (1643 + 1715), в то время — третий по иерархии из пяти кардиналов Франции, с 1671 года — Великий Священник Милостыни Франции.В сан кардинала он был возведен в двадцать пять лет, — не такая уж, впрочем, редкость в те времена для принца крови. Сначала он был к королю близок, как никто иной их духовных лиц: в 1682ом именно он окрестил в Версале новорожденного Дофина Людовика, герцога Бургундского. Но однажды кардинал не подчинился приказ Людовика XIV: не осудил книгу Фенелона «L’ Explication des Maximes des saints». Противоречий король не терпел ни от кого. Кардинал де Бульон вынужден был уехать в Рим. И там возглавил Коллегию кардиналов.
В 1700 году король Луи приказал ему вернуться, но Бульон отказался. За это лишен был он всех должностей во Франции. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

План “Междуморье”: Британия поддержит, Франция не против, Украина и Польша сделают

Август 09, 2015 By: Александр Непо Category: Александр Непо, Балканы, Бонапартизм, География, Геополитика, Европа, Литва-Латвия-Пруссия, Политика, Речь Посполитая, Франция, Этнополитика

MezhdumoreПросто посмотрите на эту карту. О чем вы думаете, глядя на эти государства на востоке Европы? Да – это территория “от моря до моря”, на которой живут союзники и друзья. Выборы в Польше нового президента вдохнут в украино-польские отношения свежую энергию, считают аналитики. Возможно это станет первым шагом на пути амбициозного проекта, осуществление которого поддерживает и Британия, проекта сильнейшей конфедерации государств Европы.

Проект под названием “Междуморье” в настоящий момент становится вновь актуален. В случае его реализации Россия будет физически изолирована от Запада.

Проект конфедеративного государства, которое включало бы Польшу, Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию, Молдавию, Венгрию, Румынию, Югославию, Чехословакию, а также, возможно, Финляндию, впервые был выдвинут еще Юзефом Пилсудским после Первой мировой войны.

Предлагаемая конфедерация должна была воссоздавать многонациональную и многокультурную традицию бывшей Речи Посполитой. Пилсудский считал, что ее восстановление позволит государствам Центральной Европы избежать доминирования в своем регионе Германии или России. Идею в то время опротестовали СССР и все западные державы, за исключением Франции, которая неожиданно поддержала поляков.

Эта конфедерация должна была простираться от Чёрного и Адриатического морей до Балтийского, что подчеркивалось в его названии. Планы на тот момент скорее были больше похожи на мечты, но уже в 30-х годах в этом направлении начали делаться активные шаги. И если бы не вмешался Сталин, Восточная Европа могла бы выглядеть по-другому. Не было бы необходимости в “Венгрии-57″ и “Чехословакии-68″ – страны так и остались бы свободными.польша-альтернатива

(далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Никита Редько: Renouveau Bonapartiste

Июнь 21, 2015 By: Никита Редько Category: Бонапартизм, Никита Редько, Франция

PrinceNapoléonàWaterlooВ то время как главы правительства Франции не почтили своим присутствием церемонию в ознаменование 200-летия битвы при Ватерлоо, французская нация на этой церемонии была официально представлена двумя членами императорской семьи — принцем Жаном-Кристофом Наполеоном, наследником наполеоновских династических прав на трон Франции, и его отцом, принцем Шарлем Бонапартом.

Принц Шарль Бонапарт никогда не стремился к чему-либо иному, чем к духовной и исторической практике, которую он талантливо осуществляет через свои труды и представление наполеоновской династии на различных мероприятиях. Что касается принца Жана-Кристофа Наполеона, он — с 1997 года единственный претендент на корону, законный глава Императорского дома.

Всем тем, кто желали переместить ссоры из XIX века в XXI век, объединяя так называемых жеромистов вокруг Шарля и так называемые викторианские круги вокруг Жана-Кристофа, тем, кто желали противопоставить республиканский и прогрессивный бонапартизм, воплощенный Шарлем, монархистскому и консервативному бонапартизму, воплощенному Жаном-Кристофом, императорская семья ответила единством: никакая ссора, ни династическая ни политическая, но простое единство является главной причиной, которую члены императорской семьи используют с постоянством.

18 июня 1815 года Наполеон сразился при Ватерлоо и окончательно утратил свою власть. Было ли это поражением? «В военном плане, бесспорно. Но с точки зрения коммуникации это не так«, — констатирует Шарль Наполеон Бонапарт, его праправнучатый племянник. «Это сражение привело его прямо на Святую Елену; он возвратился оттуда другом французских представителей романтизма того времени — Гюго, Стендаля и Виньи, которые увидели в нем народного героя. Оно стало концом воина и началом легенды», — продолжает он.

Тот, кто сегодня являлся бы императором Наполеоном VII, сожалеет об отсутствии Франсуа Олланда и Мануэля Вальса в памятных мероприятиях по случаю двухсотлетия сражения при Ватерлоо.

886035_843736769025711_5562696306100318634_oS.A.R. le duc de Kent ; S.M. le Roi des Pays-Bas ; le marquis de Douro ; S.A.S. le prince Blücher von Wahlstatt ; S.A.I. le Prince Napoléon ; S.M. le Roi des Belges ; S.A.R. le Grand-Duc de Luxembourg.

См. : http://renouveaubonapartiste.blogspot.fr/2015/06/18152015-la-france-representee-waterloo.html

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеон бессмертен: Во Франции, да и в других странах не иссякают ряды поклонников великого императора

Февраль 28, 2015 By: Кирилл Серебренитский Category: Бонапартизм, Кирилл Серебренитский, Франция

047Придворный художник Жак-Луи Давид получил заказ — запечатлеть на четырех крупных полотнах коронацию Наполеона. На картине «Посвящение императора Наполеона I и коронование императрицы Жозефины в соборе Парижской Богоматери 2 декабря 1804 года» Давид решил изобразить следующий эпизод: Наполеон надевает корону на голову Жозефины, в то время как его благославляет Папа Пий VII

«Приверженец престола и веры уведомляет господина королевского прокурора о том, что Эдмон Дантес, помощник капитана на корабле «Фараон», прибывшем сегодня из Смирны с заходом в Неаполь и Порто-Феррайо, имея … письмо к бонапартистскому комитету в Париже». Донос подписали трое 27 февраля 1815 года в городе Марселе. И двух слов — «бонапартистский комитет» — хватило, чтобы открыть дорогу лавине событий: бедный Дантес попал в казематы, бежал оттуда, превратился в графа Монте-Кристо.

Как известно, у Эдмона Дантеса был вполне реальный прототип, носивший то же имя. И бонапартистский комитет — совсем не фантазия автора. Похождения графа Монте-Кристо тускнеют в сравнении с яростно напряженным детективом, который стоит за словами «бонапартистский комитет». Детектив этот даже еще не завершен, хотя длится уже скоро как двести лет.

Бонапартисты появились на исходе 1814 года, после первого отречения Императора. Поначалу цель их была очень определенна: переворот. Уже в мае 1815 король бежал из Парижа, и Наполеон без единого выстрела занял трон Империи. Когда Наполеон второй раз отправился в ссылку, его сторонники продолжали действовать.

Наполеон умер в 1821 году, но политический бонапартизм не исчез. Наоборот. В 1822 сильная конспиративная организация, которую возглавлял адвокат Луи Мануэль, подготовила вооруженные выступления – в Гренобле, Сомюре, в Лионе. Эти акции едва не переросли во всеобщее восстание. Знаменем бонапартистов стал Орлёнок, то есть сын Орла-Наполеона, Наполеон II, он же — Франц-Карл герцог Рейхштадтский. Его именем устраивали один за другим заговоры в Италии, в Испании, даже в Греции. В 1830 году старались возвести его на трон Бельгии, а через год — в восставшей против России Польше. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Осколки Великой Армии: После 1812 года в России осело намного больше французов, чем до сих пор было принято считать

Февраль 28, 2015 By: Кирилл Серебренитский Category: Бонапартизм, Кирилл Серебренитский, Россия, Франция

078

о подсчетам французского инженера Шарля-Жозефа Минара, сделанным в 1869 году, в Россию вторглись не менее 422 тысяч солдат. В ходе продвижения по России численность Великой Армии менялась. Покинули нашу страну, по мнению Минара, всего 10 тысяч солдат.

Когда я, будучи еще подростком, соприкоснулся с русской наполеониадой, то, как и многие другие, был поражен тем, что на многие основополагающие вопросы ответов нет. Один из таких вопросов — куда исчезла Великая Армия императора Наполеона? 610 тысяч солдат перешли Неман в июне и лишь около 40–50 тысяч вернулись из России в декабре. За полгода в боях погибло около 150 тысяч, но где остальные?

Признанный наполеонолог Владлен Сироткин оценил количество пленных комбатантов Великой Армии приблизительно в 200 тысяч. Об этой драме Россия постаралась поскорее забыть. Страна не была готова принять столько пленников. Их ждали голод, морозы, эпидемии, массовые убийства. И все же не менее ста тысяч солдат и офицеров оставались в России два года спустя. Из них не менее 60 тысяч перешли в подданство России — больше, чем вывел из Русского похода Наполеон. Это явление, огромное по размаху и по значению, скрыто в сумраке бездонных российских архивов.

Изредка проглядывали только слабые следы огромного войска. Например, на окраине Самары в первой половине XIX века существовал топоним Французова Мельница. Там действительно была мельница, и на ней трудились пленные французы. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Святой Дженнаро и король Джоакино. V

Ноябрь 26, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Бонапартизм, Кирилл Серебренитский, Средиземноморье, Франция

ДЖОАКИНО.

5 июля 1808 года в Байонне Император Наполеон подписал очередной декрет о перестановке королей на карте Европы.
Король Джузеппе Наполеоне Неаполитанский внезапно был назначен на трон Королевства Испании, — как король Хосе Наполеон. На престол в Неаполе был назначен Жоашен Мюрат, великий герцог Клеве, Берга и Юлиха, в означенное время — Лейтенант Императора в Испании.

Король Джоакино Наполеоне. Неаполитанская монета.

Король Джоакино Наполеоне. Неаполитанкая монета.

Сам Мюрат намеревался занять трон Испании. И потому — устроил молчаливую демонстрацию: он покинул Байонну, но — в своей новой столице не появился: сначала он поехал в Бареж, на целебные воды, потом в Контре (тоже на курорт). Через несколько дней Императору сообщили, что Мюрат — в замке де Буй, которым владел его друг — Жан Ланн, герцог де Монтебелло, Маршал Франции.
25 дней Наполеон не утверждал декрет о назначении Мюрата на трон Неаполитанского королевства — из-за того, что принц Жоашен никак не являлся ко двору.
Официально указ был подписан 1 августа 1808 года. Тогда же, — после совсем уже сурового оклика от Императора, — Мюрат появился, наконец, в Париже.
Но отъезд в своё королевство он оттягивал, словно его отправляли в ссылку. Наполеон несколько раз писал ему гневные записки, и, наконец, приказа прекратить выплачивать жалование Маршала Франции.
Только 6 сентября 1808 года принц Жоашен тожественно прибыл в Неаполь.
С этого дня появился в Европе новый королевский Дом — Мюрат Обеих Сицилий; и новый монарх: Gioacchino Napoleone, per grazia di Dio e per la Costituzione dello Stato, Re delle Due Sicilie, Principe e Grande Ammiraglio di Francia. (Или, на латыни, — Joachimus Napoleo Siciliarum Rex.
В каждой подробной энциклопедической статье о Мюрате есть реестр его наград. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Святой Дженнаро и король Джоакино. I

Ноябрь 22, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Бонапартизм, Европа, Католичество, Кирилл Серебренитский, Оккультизм, Сакральная география, Средиземноморье, Франция

Секретный рыцарский орден короля Джоакино. Серия «Брульоны для Дюма». Специально для Мезоевразии.

Я давно пишу книгу. Её герой: фигура — вполне историческая, огромная, сверкающая, тяжко прогрохотавшая в наполеоновские времена, — Джоакино Наполеоне, король Обеих Сицилий, а до того — великий герцог Клеве, Берга и Юлиха, а также — несостоявшийся король объединённой Италии, Испании, Польши, Северной Лузации (то есть севера Португалии), он же — Жоашен Мюрат, Маршал Франции, Генерал-Адмирал Франции.
Книг о нём написано уже много (правда, не на русском языке в основном); среди моих предшественников — даже Александр Дюма-отец, его короткая повесть «Мюрат» — история гибели этого удивительного короля-солдата. Разумеется, нет смысла сооружать ещё одно жизнеописание, сшитое из кусков предыдущих томов. Я пробую высветить некоторые секреты Джоакино, которые укрываются до сих пор где-то в полумраке неисследованного, ненаписанного, — по периметру жёстко вычерченной солдатско-маршальско-королевской биографии.
В этой публикации будет затронута самая невнятная, крайне сомнительная, точечно-незаметная загадка, связанная с именем короля Джоакино. Обнаружил я её совершенно случайно: всего лишь — картинка, и под ней — несколько слов, и — призывный знак вопроса. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть V

Январь 23, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Беларусь, Бонапартизм, Восточная Украина, Генеалогия, Геополитика, Казачество, Кирилл Серебренитский, Крым, Литва-Латвия-Пруссия, Подолье, Украина, Франция

Marzena A. Broel-Plater - Графиня Маржена Броэль-Плятер, " Artist, Painter, Designer & Poet",- и, насколько я понял, коуч-инструктор. Её тётушка (с разницей в два века) - героиня, повесть о которой я сейчас дописываю, - графиня Констанция Мануцци, возлюбленная короля Джоакино Мюрата.  Если графиня Констанция Мануцци выглядела как-то так, то можно понять, почему Мюрат застрял в замке Бельмонт на неделю во время наступления.

Marzena A. Broel-Plater — Графиня Маржена Броэль-Плятер, » Artist, Painter, Designer & Poet». Её тётушка (с разницей в два века) — графиня Констанция Мануцци. Если возлюбленная короля Джоакино выглядела как-то так, то можно понять, почему Мюрат застрял в замке Бельмонт на неделю во время наступления.

** Смею предположить – с юности, со времён пребывания в интимном окружении Императора Павла, — графиня Констацния Мануцци приобрела вкус к высшей политике.

Вкус, из-за которого её – уже много лет, — жгла злая острая жажда, томил скучный серый голод.

После гибели Павла супруги Мануцци были отторгнуты дворов в Петербурге. Александр, новый Император, тщательно избавлялся от всех, кому благоволил его отец. У которого пристрастия к людям часто были странны и неожиданны.
И и в Литве, — низведённой до уровня Виленской губернии, — Манцуци окружало вежливое отчуждение. По той же причине, но с противоположной стороны: из Петербурга Мануцци вернулись с репутацией русофилов. А виленская шляхта к российской оккупаци относилась краней болезненно; сломить сопротивление её удалось достаточно быстро, но примирить — так и не удалось никогда. Литовская шляхта, как могла, оттесняла венецианца и его волынскую супругу от властных позиций губернского уровня.
Маршалок Браславский – всё, на что предполагаемый сын короля Польши мог рассчитывать; и для его супруги великолепное палаццо в Бельмонте порой казалось заточением. Более десяти лет, до июля 1812 года.
И вот — внезапно сказка проломила каменные стены действительности. Свершилось: в распоряжении Констанции оказался самый настоящий король. Правда, этот король — сын крестьянина, но это только усиливало эффект сказочности.
И, главное, — это был сказочно могучий король. Второй по рангу (после Напоеона Великого!) военный иерарх Великой Армии. Король, у которого четыре кавалерийских корпуса, двести с лишним эскадронов, почти двадцать тысяч кавалеристов – лучших в Европе, лучших в мире.
Вряд ли графиня Констанс упустила шанс – хотя бы попробовать – пошевелить рычаги Большой истории, раз уж они были так близко.

** «Брульоны для Дюма» — этот подзаголовок я приготовил заранее: на тот случай, когда придёт время взломать периметр строго исторического расследования, попробовать вычертить зыбкие контуры гипотезы, — которая, скорее, тяготеет к жанру авантюрного романа.Мне, автору, – решительно хочется верить, что беседы короля Джоакино с Корнстанс в Бельмонте – касались не только прелестей диких лесов и чарующих болот, окружавших замок.
Шла война, и, главное, — заново расчерчивались карты Европы, да и всей планеты. Чертил на картах сам Наполеон, но и зять его. Король Обеих Сицилий, был к этому увлекательному причастен, так или иначе. Мне думается, что графиня Констанция Мануцци тоже тянулась – как могла, — к волшебным инструментам, с помощью которых создавались всё новые страны.
Тем более, что есть некоторые слабые сигналы, указующие на то, что беседы в Бельмонте – были не столь уж буколически невинны. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть IV

Январь 20, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Беларусь, Бонапартизм, Генеалогия, Кирилл Серебренитский, Литва-Латвия-Пруссия, Украина, Франция

** Итак, как и положено в сказке – король Джоакино покинул замок Бельмонт.
Несомненно, он намеревался вернуться, и – скоро; нужно было только разгромить Империю — Российскую, восстановить Королевство – Польское, и, наверно, создать ещё несколько герцогств.
Но эта сказка получилось — печальной, как этого всегда бывает, если сказка сугубо исторична и строго документальна.
Король больше не вернулся в Бельмонт, никогда.

Герб графов Броэдь-Плятер.

Герб графов Броэль-Плятер.

Констанс, — ради которой король Джоакино так надрывно желал вырваться из войны, укрыться в белорусских лесах, — наоборот, осталась в Бельмонте.
Скорее всего, они больше никогда не увиделись. Но всё же – «скорее всего», потому что – если о короле Джоакино известно относительно много, несколько книг написано, — то об этой Констанции из Бельмонта известно слишком уж мало.
К сожалению, даже портрета её я пока что не смог отыскать.
В несколько строчек можно уложить – всё, что от неё осталось. Нельзя ничего утверждать – определённо.
Вполне возможно, бельмонтский роман не оборвался в июне 1812го.

** Konstancja Manuzzi hr. Broel-Plater z Broelu h. wł, — графиня Констанция Мануцци, урождённая графиня Броэль-Плятер з Броэли, герба того же имени: это – супруга владельца Бельмонта.
Родословия, как им и положено, немного, немногословны. Но – всё же.
В 1812ом графине — 30 лет ;
( жить ей предстоит ещё неимоверно долго, — в отличие от Мюрата, которому осталось три с небольшим года жизни).
Согласно родословной, графиня Констанция Броэль-Плятер родилась в 1782 году, в Żmudź .
Есть Жмудзь (Gmina Żmudź) — сельская гмина (волость) на юго-востоке Хелмского повята, в Люблинском воеводстве, в Польше.
Но, скорее всего, имеется в виду Жема́йтское старо́ство (Жмудское староство, или даже княжество; по-польски — Księstwo Żmudzkie), — на западе Великого княжества Литовского.
Жемайтия, Жмудь (Жемайтия) – древняя область Литвы, названная в честь одноимённого племени, она занимала весь Таурагский и весь Тельшяйский поветы, запад Шяуляйского, север Клайпедского и Мариямпольского, часть Ковенского (Каунасского).
Родословная сообщает, что отец Констанции родился в Шатейки, Ковенского повета, — ка раз в Жмудской земле. Так что и эта героиня королевского романа – почти наверное. родом оттуда. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть III

Январь 20, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Беларусь, Бонапартизм, Геополитика, Египет, Кирилл Серебренитский, Литва-Латвия-Пруссия, Подолье, Украина, Франция

НАНЧАЛЬНИК ШТАБА ИЗ ВАНДЕИ И ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ИЗ КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКА.

** Помимо свиты, — конечно, вместе с Мюратом прибыл Главный Штаб Резервной Кавалерии. Шеф штаба – это дивизионный генерал граф Огюстэн Даниэль де Белльяр (Belliard); (1769 + 1832). Этот штабист был знаменит в Великой Армии – почти так же, как король-главнокомандующий.
На первый взгляд, это очень обычный французский генерал, он и выглядел почти что демонстративно буднично: благообразный, небольшого роста, лысоватый, пузатый, — если бы не мундир и не сверкание наград, — был бы мэр небольшого городка или провинциальный адвокат.

Огюстэн де Белльяр, граф Империи

Огюстэн де Белльяр, граф Империи

На самом деле это был человек предельно волевой, жёсткий, скрыто-опасный. Его карьера шла удачно, но обычно – если следить за повышениями в чинах; но вот если отслеживать биографическую подробности его формуляра, — то видятся резкие зигзаги: из штаба – в сражение, в атаку; потом опять – в штаб.
Огюст де Белльяр – родом из Вандеи, ему сорок три года; сын королевского прокурора, с 1791го – волонтёр Республики, побывал при Вальми, Жемаппе и других знаменитых сражениях в Германии и Нидерландах. С первых дней он, как и Мюрат, воевал под началом молодого Бонапарта в Итальянской армии; прямо на поле сражения при Арколе, 18 ноября 1796го, Бонапарт произвёл Белльяра в чин бригадного генерала; с апреля 1800го он – дивизионный генерал; этот чин Белльяр получил в Египте.
В Африке он воевал с первых дней до последних, с марта 1798го по июнь 1801го; отличился при Александрии, Гелиополисе, Пирамидах; с 20 июня 1800 года – военный губернатор Каира, вопреки реалиям – на протяжении года удерживал столицу в глубинах Африки с 7 000 французских солдат.
Наполеон запомнил этого вандейца по Египту: его ровное, упорное, неустанное бесстрашие – в том числе в ситациях безвыходных, даже гибельно-абсурдных; редкая черта у француза, и бесценная – для офицера.
Император никогда не упускал из вида Белльяра, но, видимо, осознанно – удерживал его во втором ряду своих генералов, не давал ему – вырваться вперёд, в шеренгу Маршалов Франции, сверкающую экзотическими титулами, ощетиненную герцогскими коронами на гербах.
Белльяр постоянно оказывался на штабных должностях. При формировании Великой Армии в её последней модификации (1805) Наполеон приставил хладнокровного Белльяра – к пылкому Мюрату. С августа 1805го впервые Белльяр – начальник штаба Резервной кавалерии при Мюрате, в 1808ом – начальник штаба Мюрата в Испании, потом недолго – начальник штаба испанских войск при короле Хосе Наполеоне Бонапарте, два года – военный губернатор Мадрида (который удерживал чудом, как и Каир). На этом посту Белльяр получил титула графа Империи (9 марта 1810 года).
Втайне — Белльяр, невозмутимый северянин, так и остался на всю жизнь — опалённым солнцем Египта, немного — африканцем; и даже на графском его гербе отразилась — Африка: огромная пальма, и под ней три маленькие пирамиды (а рядом — вставший га дыбы вороной конь, герб короля Мюрата).
В октябре 1811 года Наполеон вызвал этого египетского ветерана в новый поход: из Мадрида — на Москву. С 12 июня 1812го граф Огюстэн де Белльяр – начальник Генерального Штаба при Мюрате. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть II

Январь 19, 2014 By: Кирилл Серебренитский Category: Беларусь, Бонапартизм, Генеалогия, Геополитика, Кирилл Серебренитский, Литва-Латвия-Пруссия, Сакральная география, Франция

КОРОНЫ ПОД КОПЫТАМИ.

Orso Maria Guerrini в роли короля Джоакино (1975)

Orso Maria Guerrini в роли короля Джоакино (1975)

** Невыносимо жаркие дни середины июля 1812 года: третья неделя войны — такой долгожданной и такой устрашающей.
Громокипящие дни Большой Истории: вглубь России – ещё никто не знает, куда именно, — движется Великая Армия, самое большое войско планеты.

Это – не привычные равнины и горные хребты Европы, по которым предки солдат Великой Армии маршировали и при Луи XIV, при Фридрихе Великом, при Августе Сильном, и так далее, вглубь, до Карла Великого.
Даже Литва – сумрачная, диковинная, ограждённая лесными чащами граница Запада, — уже позади, а Польша – теперь уже отдалённый тыл. Ещё недельный переход, и – начнётся Московия, а дальше – Волга, а там — Азия, девственные сухопутные дороги в Индию и Китай.
Эти недели — не только война. Это также дни раскалённой политической интриги: на глазах – как новые горные хребты из кипящей лавы, – образуются новые государства, возникают новые троны, формируются новые правительства.
28 мая 1812 провозглашена в Варшаве Генеральная Конфедерация, Konfederacja Generalna Krolestwa Polskiego, которая должна была восстановить Ржечь Посполиту (или даже, как писали иные шляхетские романткики, — Сарматскую империю); должно вновь соединиться земли, когда-то бывшие под польским владычеством. Во главе был Маршалок Конфедерации – почти восьмидесятилетний князь Адам Казимеж Чарторыйский.
1 июля 1812 года, по приказу императора Наполеона, возникло новое государство – Великое Герцогство Литовское (утратившее независимость без малого два с половиной века до того, с 1569го поглощённое Польшей, в 1795 начисто упразднённое Росией). в его составе — Виленское. Гродненское, Минское воеводства и Белостокский округ.
В Вильно появилось временное правительство – Комиссия, Komisja Rządu Tymczasowego Wielkiego Księstwa Litewskiego; его сформировал резидент Наполеона, барон Эдуар Луи Биньон.
Первый председатель, — Презес Комисии – Юзеф Сераковский, он же начальник отдела финансов; он стоял во главе Великого княжества чуть дольше двух недель. С 18 июля 1812 года Комиссию возглавил 56летний Презес Станислав Пересвит-Солтан герба Сырокомля, — из старинного рода, русского происхождения, —
Когда король Джоакино прибыл в замок графа Мануцци, это новой стране было меньше двух недель. Как раз на следующий день по его прибытии, 14 июля. в столице, Вильно, состоялись торжества: страна официально присоединилась к Польской Конфедерации. (далее…)

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Olympic flame lit ceremony in Olympia, Ilia, Greece


«... Зажги свой огонь.
Ищи тех, кому нравится, как он горит»
(Джалалладин Руми)

«… Традиция - это передача Огня,
а не поклонение пеплу»
(Густав Малер)

«... Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
Это означает - жить и поступать,
исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
(Артур Мёллер ван ден Брук)

«... Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
когда Зевс передаёт факел тому,
кого нельзя увидеть и назвать,
и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
(Глеб Бутузов)


---------------------------------------------------------------------------------

НОВОСТНАЯ ЛЕНТА
Наши рекламодатели