Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Наполеон и сабля Тамерлана. I. Дагестан, Амузги

…Лето 2018 года: прочти весь июнь и половину июля я провёл на Кавказе, всего — сорок дней; быфл в Грузии, в Азербайджане и три недели — в ауле Кубачи, на хребте Кайтаг, в Южном Дагестане. Недалеко от Кубачи, около пяти километров к югу, за горой Цеци-ла муда — аул Амузги. Тот самый. Точнее, руины Амузги. Гора Цеци-ла, такая с виду распахнуто доступная, манящая, во всю ширь открываается с балкона моей лаборатории, в кубачинском Среднем городе. Каждый день я собирался идти в Амузги по дорожке над обрывом, каждый день видел, как идут туда кубачинцы. Но так и не собрался, то — некогда было, то просто отвлекался. ………………. Амузги: название можно перевестии как Три Вершины. Известен аул по крайней мере, с XIII века. И с того же времени известно: в Амузги — кузнецы-оружейники; лучшие — то ли в Дагестане, то ли на всём Кавказе, и может быть, — во всех землях Иранской империи. В позапрошлом веке, в начале прошлого Амузги — большое селение: в 1880ом в Кубачи, который с раннего среднеквековья поддерживал статус города — около 500 домов, в Амузги — около 250. В Кубачи оружейники выделывали драгоценное холодное оружие. Рядом, в Амузги,  кузнецы выковывали клинки, которые в Кубачи оправляли в серебро и, реже,  в золото. Амузгинский булат ценился выше дамасского. Сейчас секрет его утрачен. Собственно. утрачено всё: и кузнечное мастерство, и сам аул. Continue reading / Читать далее
Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Грузия 4. Версия Лагорио: наполеоновская разведка в Имерети

** 12 июня 1808 года из Феодосии вышли два небольших торговых судна. Собственно, предстояло всего лишь деловитое, — коммерческое, — каботажное плавание: из крымского порта, уездного города Таврической губернии — к берегам княжества Мингрелия (Са-Мегрело), которое седьмой год пребывало под российским протекторатом. От Феодосии до рейда у крепости Редут-Кале — около 600 километров, под парусами путь недальний.
Правда, — по всему Кавказу, и, стало быть, по восточным берегам Чёрного моря, шла война, уже давно; морские пути сообщения замерли и в тревожной пустоте эти два кораблика, наверно, притягивали внимание.
Снарядил эти суда негоциант Феликс Лагорио, тогда уже постоянный житель Феодосии, итальянец родом. Командовал экспедицией его брат. В опубликованном через год отчёте об этом путешествии имя этого брата даже не упомянуто.

**** Общедоступная родословная geni.co указывает только одного брата Феликса Лагорио: это — Евгений Лагорио; .
Но в других источниках упоминается, лет на десять позже, Иван Лагорио, тоже купец из Феодосии. Возможно, это один и то же человек.

** Негоциант Лагорио благополучно высадился на берег у Редут-Кале.

Совсем рядом проходила граница с Османией. В семнадцати верстах к югу стояла могучая османская крепость Поти. Крепость возвели четыре года назад; якобы для защиты от постоянных разорительных нападений с территории Османии; но прежде всего это был крюк, которым Империя удерживала саму Мингрелию. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (II)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

Aleksander Antoni Jan Rożniecki herbu Rola

ЖОНД. ЦЕНТРАЛЬНОЕ ВРЕМЕННОЕ ВОЕННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО.

** В те дни действительный статский советник Николай Брусилов, виленский гражданский губернатор, писал министру внутренних дел от 26 мая 1809 года — о слухах, бродящих по Вильно:
«… в Варщаве народ ничем более не занимается, как военными приготовлениями, что даже дети, собираясь на улицах. вооружаются палками, деревянными саблями, маршируют и производят всякого рода эволюции. Жители Варшавы очень недовольны вступлением наших войск в Галицию, и предполагали, что это делается для того, чтобы овладеть ею, и потому все состояния выражали ненависть к русскому имени. Многие патриоты ободряют себя тем, что Наполеон не допустит Россию владеть Галицией, а напротив, Литва и прочие польские провинции России будут непременно присоединены к Варшаве; Польша по-прежнему будет восстановлена и возьмет в России все провинции до Днепра».
27 мая 1809 года князь Юзеф Понятовский во главе победоносной армии вступил в столицу Королевства Галиция и и Лодомерия — великий город Лемберг, он же — польский Львув и нынешний Львив.

До сих пор стратегия князя Понятовского была успешной — потому, что была стремительной. Варшавское войско слово не воевало, а путешествовало: внезапные зигзаги по карте, быстрые переходы, — почти перелёты. Театр военных действий в Австрии тоже был непредсказуем: слишком уж огромные силы сошлись в схватке.
Никто не мог безусловно предугадать дальнейшую судьбу — самой Австрии и герцогства Варшавского, — не говоря уж о Галиции.
Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (I)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Ksiaze_Jozef

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РУСЬ.

** Королевство Обеих Галиций, Królestwo Obydwoch Galicjow, Королівство Обидвох Галичин.
Странно звучит, правда?

Названия этой страны нет в школьных учебниках; более того — о ней не понятия не имею даже школьные учителя. И, чаще всего, даже доценты, учившие этих учителей, — прочитают это название впервые.

Тем не менее. Это государство действительно существовало. Правда, очень недолго: со 2 июня до 14 октября 1809 года, четыре с половиной месяца. И ещё два с половиной месяца, до последнего дня этого года, существовало правительство этого Королевства — в Варшаве, в изгнании.

Совсем коротко эта государственность чиркнула, — словно одинокий удар клинка – о бесконечный гранитный свод Большой Истории.

Про эту монархию не знает почти никто, но имя монарха известно всем. Протектор Королевства Обеих Галиций в 1809ом – Наполеон, Император французов и Король Италии.

** 8 июля 1809 года состоялась грандиозная битва при Ваграме. Снова победил Наполеон. 12 июля был заключён договор о перемирии на театре Австрии и Моравии: весьма похожий на репетицию капитуляции. Ваграм разом снял невероятное напряжение, в котором Наполеон пребывал после тяжкого сражения при Асперне и Эсслинге, которое обе стороны объявили своей победой, и обе ощутили его, как поражение. Но Ваграмская баталия вернула ситуации отчётливость: срединная Империя с панконтинентальными амбициями, (ещё три года назад именовавшаяся Священной Римской), — была сокрушена.
До середины июля Наполеон, совершенно поглощённый событиями на основном театре военных действий, — не уделял никакого внимания стране, которая оказалась под его владычеством случайно. Без какого-либо его личного участия, за пределами его стратегических планов.

На Романским Западе о том, что есть такая страна — вообще помнили только путешественники, дипломаты, географы и прочие специалисты. Наполеон — знал. Он с детства был превосходным знатоком географии.

Эта страна называлась — Königreich Galizien und Lodomerien, Королевство Галиция и Лодомерия. Точнее, это было две страны — Восточная Галиция (она же Северная, Старая, Рутения, Червоная Русь, или — Герцогство Русское), и Западная (она же Южная, Новая, Малая Польша).

Страны это — совсем разные; собственно, на протяжении предыдущих шести веков название Галиция и Лодомерия относилось именно к Восточной Галиции; Малая Польша была присоединена к королевству указом Кайзера только в 1803ем, для упрощения управления.

Западную Галицию прочно захватили варшавские войска, которыми командовал порывистый дивизионный генерал князь Юзеф Понятовский. В Восточной Галиции расположились российские дивизии, которыми командовал медлительный генерал-аншеф князь Сергей Голицын. Россия — основной союзник Наполеона в этой войне. В отдалённом Западном Подоле, к югу от города Тарнополь, повстанцы, которыми командовал никому не ведомый майор Пётр Стржижевский, спешили обозначить: что это – территория Императора Наполеона.

В костёлах священники поминали Императора Наполеона как правящего Монарха; ему приносили присягу все должностные лица. На административных зданиях появились золотые орлы, эмблема Наполеона. И сам Наполеон это своё присутствие в украинских пределах в июле 1809го отчётливо подтверждал. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Герцогство Наварр: Забытая корона Жозефины де Богарнэ (I)

Герб рода Таше де ля Пажери.

Герб рода Таше де ля Пажери.Генеалогическая археология. 

Специально для журнала «Центра Востока и Запада — Огонь Прометея«.

1. Принято — и во времена Первой Империи, и до сих пор, в пара-исторической литературе, (а что касается жизнеописаний на русском языке, то, увы, совершенно преобладает именно это переводное развлекательное чтиво), — пренебрежительно относиться к происхождению Императрицы Жозефины; она — креолка, американка, с острова Мартиника; к подлинной королевской ноблесс она принадлежала по мужу, — как виконтесса Богарнэ де ля Фертэ; а сама происходила из малозаметного семейства Tascher de La Pagerie.

На самом деле, Императрица французов была отпрыском очень древнего рода. Предки её — безупречные французы, рыцари из Chateauneuf-en-Thymerais; ко времени рождения Жозефины семья была известна уже шесть веков.
Отец Императрицы, Жозеф Гаспар Таше де ля Пажери сеньор де ля Пажери, — отставной драгунский капитан, шевалье ордена св. Людовика; мать была из старого рода des Vergers de Sannois.

В 1142 году упомянут Aimeri Tascher (Aimericus Tascherius), — в анналах аббатства Сен-Мэксент; в 1166 году король Людовик VII дозволил Николя Ташеру строить дом в стенах Орлеана. В Третьем крестовом походе, в 1191ом, побывал сеньор Regnault Tascher; в 1248 году в седьмом крестовом походе, вместе с королём Людовиком Святым, был Arnaud de Tascher.

Далеко не каждый герцогский дом Франции мог похвастаться такой древностью рода и сразу двумя крестоносцами у корня родословного древа. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Забытое наследство Империи: Австрийская Ост-Индия. II

Специально для МезоЕвразии

Обитатели острова Нанковри. 1890. ** Марко Поло в своих описаниях путешествий упоминает острова Necuverann — это название принято отождествлять с Никобарами. В буддийских хрониках царства Шри Ланки — Dipa-vamsa (III или IV века новой эры) и Maha-vamsa ( IV — V века новой эры) сообщается: сыновья легендарного царя Виджая высадились на острове Nagga-dipa. На древнем языке пали «нагга» — нагой, голый человек; на современном языке тамили это звучит — Nakkavaram.
О том, что Никобары некоторым образом принадлежали на заре новой эры, около полутора тысячелетий назад, южноиндийской империи Чола, — сообщается в летописях невнятно и уклончиво. Доугих свидетельств огосударствления островов нет вообще. Ближе всего к Никобарам были берега Бирмы. В описываемое время бирманские войска воевали далеко на севере, в глубинах континента, — в Сиаме, в Ассаме и в Манипуре; но до Никобар бирманский флот не добирался. Вплоть до высадки первых всеядных пришельцев из Европы этот архипелаг никому не принадлежал.
Население Никобар – племена, которые всегда были весьма опасны для всех чужеземцев.
Даже сейчас аборигены Никобар живут в основном достаточно отчуждённо от всей прочей планеты, своей первобытной жизнью; каннибализм был отмечен на некоторых островах ещё на исходе ХХ века. Тем паче – два с лишним столетия назад.

Эти племена были чрезвычайно опасны для пришельцев. 16 января 1711 году на острове Гран Никобар высадились французские миссионеры из Ассоциации Иисуса, — то есть иезуиты, отцы Фор и Бонне (P. Faure и Р. Bonnet). Два с половиной года они пытались присоединить аборигенов к Римской Католической Церкви. Наконец, они появились на острове Каморта и были там убиты, при неведомых обстоятельствах. Кажется, это была первая попытка европейцев закрепиться на Островах Голых Людей.
Никобарцы — монголоидные племена, родственные, — гипотетически и весьма отдалённо, — населению ближайших больших земель – Бирмы, Сиама, Камбоджи.
Никобарская языковая группа, по мнению некоторых лингвистов, — это ветвь мон-кхмерских языков, что, впрочем, оспаривается. Жители четырёх австрийских островов говорят на особом, центрально-никобарском языке.
В настоящее время на острове Нанковри обитают племена Malacca, Tapong, Champin и Hinnunga. На острове Каморта — племена Kamorta (или Kalatapu), Pilpilow, Kakana и Daring
На острове Катчал — Mildera, Kapanga и Jhoola. На острове Тринкет — в основном племя Trinket, в труднодоступных районах — маленькие племена Safebalu, Tapiang и Hockcook. Остров Тересса населяют Bengali, Kalasi, Minyuk и Aloorang. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Забытое наследство Империи: Австрийская Ост-Индия. I

Специально для МезоЕвразии

indiya-nikobarskie-ostrova-3
** Heiligen Römischen Reiches, точнее — Sacrum Imperium Romanum Nationis Germanicae, Священная Римская Империя Германской Нации; в 1762 году этой державе исполнилось уже восемь веков; и на девятом веку своего существования она не собиралась исчезать.
Во второй половине XVIII века эта Империя всё ещё, вопреки всему, — самая могущественная держава христианского мира. По крайней мере, два королевства, оспаривавшие этот титул, — Великобритания и Франция, — выглядели разве что претендентами; ещё одно королевство, Испания, — уже выдохлось и уходило в тень.
Совсем недавно возникла ещё одна Империя, — Россия, — но для тысячелетней Европы эта недавняя Московия-Тартария выглядела всё ещё слишком экзотично, хотя уже не забавно.
Да и в самой России «имперскость» приберегалась тогда, скорее, для внутреннего пользования.
Рейх, выводивший родословную от античного Рима, оставался, — пусть и символически, — единственной Империей Запада.
После изнурительных войн за северную Германию в первой половине века, после Семилетней войны, — Römischen Reiches явно утрачивал свою германскую идентичность.
Срединная Империя всей тяжестью опиралась на юго-восточную Европу, славяно-венгерскую.
В те времена она включала в себя пять современных государств: Австрию, Чехию, Словакию, Венгрию, Бельгию, Люксембург; охватывала обширные территории современных – Германии. Италии, Словении, Хорватии, Румынии, Польши, Украины.
С 1282 года на троне Империи прочно восседали Габсбурги, эрцгерцоги Австрии; и, после Семилетней войны, всё чаще и сама Империя именовалась – Остеррейх, Австрия.
С 1740 года на престоле Священной Римской Империи пребывала первая в её история женщина (и последняя из Дома Габсбургов по прямой линии), — Мария Терезия, Эрцгерцогиня Австрии, Королева Венгрии, Королева Богемии, Королева Хорватии и Славонии, Королева Галиции и Лодомерии, Великая Герцогиня Милана, Герцогиня Люксембурга, Королева Иерусалимская.
Её соправителем был сначала муж, Франц Стефан Лотарингский (прямой потомко первого императора Запада – Карла Великого), а после его смерти, с 1765 года, — их сын, Император Иосиф II.

** Срединная Империя, простиралась от Франции и Голландии — до России и Османии, — то есть через весь континент, до самой Азии, — век за веком сосредоточенно обустраивала глубины Европы, и словно преднамеренно повернулась спиной к морям.
Между тем, уже третье столетие Европа овладевала всей остальной планетой, а стало быть – океанами. Морские королевства — Испания, Португалия, Дания, Великобритания и Франция, а также Нидерландские Штаты, — сосредоточенно делили весь мир: берега и острова, и ещё не открытые. В морские экспедиции постепенно втягивались все страны, имевшие морские ворота, — Пруссия, даже Швеция, даже балтийские герцогства Мекленбург и Курляндия. Только две европейские Империи, — старая Срединная и новорожденная Восточная, — оставались в стороне. Обширность и многообразие их земель ограничивали стремление к поисках владений за океанами. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть V

Marzena A. Broel-Plater - Графиня Маржена Броэль-Плятер, " Artist, Painter, Designer & Poet",- и, насколько я понял, коуч-инструктор. Её тётушка (с разницей в два века) - героиня, повесть о которой я сейчас дописываю, - графиня Констанция Мануцци, возлюбленная короля Джоакино Мюрата.  Если графиня Констанция Мануцци выглядела как-то так, то можно понять, почему Мюрат застрял в замке Бельмонт на неделю во время наступления.

Marzena A. Broel-Plater — Графиня Маржена Броэль-Плятер, » Artist, Painter, Designer & Poet». Её тётушка (с разницей в два века) — графиня Констанция Мануцци. Если возлюбленная короля Джоакино выглядела как-то так, то можно понять, почему Мюрат застрял в замке Бельмонт на неделю во время наступления.

** Смею предположить – с юности, со времён пребывания в интимном окружении Императора Павла, — графиня Констацния Мануцци приобрела вкус к высшей политике.

Вкус, из-за которого её – уже много лет, — жгла злая острая жажда, томил скучный серый голод.

После гибели Павла супруги Мануцци были отторгнуты дворов в Петербурге. Александр, новый Император, тщательно избавлялся от всех, кому благоволил его отец. У которого пристрастия к людям часто были странны и неожиданны.
И и в Литве, — низведённой до уровня Виленской губернии, — Манцуци окружало вежливое отчуждение. По той же причине, но с противоположной стороны: из Петербурга Мануцци вернулись с репутацией русофилов. А виленская шляхта к российской оккупаци относилась краней болезненно; сломить сопротивление её удалось достаточно быстро, но примирить — так и не удалось никогда. Литовская шляхта, как могла, оттесняла венецианца и его волынскую супругу от властных позиций губернского уровня.
Маршалок Браславский – всё, на что предполагаемый сын короля Польши мог рассчитывать; и для его супруги великолепное палаццо в Бельмонте порой казалось заточением. Более десяти лет, до июля 1812 года.
И вот — внезапно сказка проломила каменные стены действительности. Свершилось: в распоряжении Констанции оказался самый настоящий король. Правда, этот король — сын крестьянина, но это только усиливало эффект сказочности.
И, главное, — это был сказочно могучий король. Второй по рангу (после Напоеона Великого!) военный иерарх Великой Армии. Король, у которого четыре кавалерийских корпуса, двести с лишним эскадронов, почти двадцать тысяч кавалеристов – лучших в Европе, лучших в мире.
Вряд ли графиня Констанс упустила шанс – хотя бы попробовать – пошевелить рычаги Большой истории, раз уж они были так близко.

** «Брульоны для Дюма» — этот подзаголовок я приготовил заранее: на тот случай, когда придёт время взломать периметр строго исторического расследования, попробовать вычертить зыбкие контуры гипотезы, — которая, скорее, тяготеет к жанру авантюрного романа.Мне, автору, – решительно хочется верить, что беседы короля Джоакино с Корнстанс в Бельмонте – касались не только прелестей диких лесов и чарующих болот, окружавших замок.
Шла война, и, главное, — заново расчерчивались карты Европы, да и всей планеты. Чертил на картах сам Наполеон, но и зять его. Король Обеих Сицилий, был к этому увлекательному причастен, так или иначе. Мне думается, что графиня Констанция Мануцци тоже тянулась – как могла, — к волшебным инструментам, с помощью которых создавались всё новые страны.
Тем более, что есть некоторые слабые сигналы, указующие на то, что беседы в Бельмонте – были не столь уж буколически невинны. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть III

НАНЧАЛЬНИК ШТАБА ИЗ ВАНДЕИ И ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАЧАЛЬНИКА ШТАБА ИЗ КАМЕНЕЦ-ПОДОЛЬСКА.

** Помимо свиты, — конечно, вместе с Мюратом прибыл Главный Штаб Резервной Кавалерии. Шеф штаба – это дивизионный генерал граф Огюстэн Даниэль де Белльяр (Belliard); (1769 + 1832). Этот штабист был знаменит в Великой Армии – почти так же, как король-главнокомандующий.
На первый взгляд, это очень обычный французский генерал, он и выглядел почти что демонстративно буднично: благообразный, небольшого роста, лысоватый, пузатый, — если бы не мундир и не сверкание наград, — был бы мэр небольшого городка или провинциальный адвокат.

Огюстэн де Белльяр, граф Империи

Огюстэн де Белльяр, граф Империи

На самом деле это был человек предельно волевой, жёсткий, скрыто-опасный. Его карьера шла удачно, но обычно – если следить за повышениями в чинах; но вот если отслеживать биографическую подробности его формуляра, — то видятся резкие зигзаги: из штаба – в сражение, в атаку; потом опять – в штаб.
Огюст де Белльяр – родом из Вандеи, ему сорок три года; сын королевского прокурора, с 1791го – волонтёр Республики, побывал при Вальми, Жемаппе и других знаменитых сражениях в Германии и Нидерландах. С первых дней он, как и Мюрат, воевал под началом молодого Бонапарта в Итальянской армии; прямо на поле сражения при Арколе, 18 ноября 1796го, Бонапарт произвёл Белльяра в чин бригадного генерала; с апреля 1800го он – дивизионный генерал; этот чин Белльяр получил в Египте.
В Африке он воевал с первых дней до последних, с марта 1798го по июнь 1801го; отличился при Александрии, Гелиополисе, Пирамидах; с 20 июня 1800 года – военный губернатор Каира, вопреки реалиям – на протяжении года удерживал столицу в глубинах Африки с 7 000 французских солдат.
Наполеон запомнил этого вандейца по Египту: его ровное, упорное, неустанное бесстрашие – в том числе в ситациях безвыходных, даже гибельно-абсурдных; редкая черта у француза, и бесценная – для офицера.
Император никогда не упускал из вида Белльяра, но, видимо, осознанно – удерживал его во втором ряду своих генералов, не давал ему – вырваться вперёд, в шеренгу Маршалов Франции, сверкающую экзотическими титулами, ощетиненную герцогскими коронами на гербах.
Белльяр постоянно оказывался на штабных должностях. При формировании Великой Армии в её последней модификации (1805) Наполеон приставил хладнокровного Белльяра – к пылкому Мюрату. С августа 1805го впервые Белльяр – начальник штаба Резервной кавалерии при Мюрате, в 1808ом – начальник штаба Мюрата в Испании, потом недолго – начальник штаба испанских войск при короле Хосе Наполеоне Бонапарте, два года – военный губернатор Мадрида (который удерживал чудом, как и Каир). На этом посту Белльяр получил титула графа Империи (9 марта 1810 года).
Втайне — Белльяр, невозмутимый северянин, так и остался на всю жизнь — опалённым солнцем Египта, немного — африканцем; и даже на графском его гербе отразилась — Африка: огромная пальма, и под ней три маленькие пирамиды (а рядом — вставший га дыбы вороной конь, герб короля Мюрата).
В октябре 1811 года Наполеон вызвал этого египетского ветерана в новый поход: из Мадрида — на Москву. С 12 июня 1812го граф Огюстэн де Белльяр – начальник Генерального Штаба при Мюрате. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть II

КОРОНЫ ПОД КОПЫТАМИ.

Orso Maria Guerrini в роли короля Джоакино (1975)

Orso Maria Guerrini в роли короля Джоакино (1975)

** Невыносимо жаркие дни середины июля 1812 года: третья неделя войны — такой долгожданной и такой устрашающей.
Громокипящие дни Большой Истории: вглубь России – ещё никто не знает, куда именно, — движется Великая Армия, самое большое войско планеты.

Это – не привычные равнины и горные хребты Европы, по которым предки солдат Великой Армии маршировали и при Луи XIV, при Фридрихе Великом, при Августе Сильном, и так далее, вглубь, до Карла Великого.
Даже Литва – сумрачная, диковинная, ограждённая лесными чащами граница Запада, — уже позади, а Польша – теперь уже отдалённый тыл. Ещё недельный переход, и – начнётся Московия, а дальше – Волга, а там — Азия, девственные сухопутные дороги в Индию и Китай.
Эти недели — не только война. Это также дни раскалённой политической интриги: на глазах – как новые горные хребты из кипящей лавы, – образуются новые государства, возникают новые троны, формируются новые правительства.
28 мая 1812 провозглашена в Варшаве Генеральная Конфедерация, Konfederacja Generalna Krolestwa Polskiego, которая должна была восстановить Ржечь Посполиту (или даже, как писали иные шляхетские романткики, — Сарматскую империю); должно вновь соединиться земли, когда-то бывшие под польским владычеством. Во главе был Маршалок Конфедерации – почти восьмидесятилетний князь Адам Казимеж Чарторыйский.
1 июля 1812 года, по приказу императора Наполеона, возникло новое государство – Великое Герцогство Литовское (утратившее независимость без малого два с половиной века до того, с 1569го поглощённое Польшей, в 1795 начисто упразднённое Росией). в его составе — Виленское. Гродненское, Минское воеводства и Белостокский округ.
В Вильно появилось временное правительство – Комиссия, Komisja Rządu Tymczasowego Wielkiego Księstwa Litewskiego; его сформировал резидент Наполеона, барон Эдуар Луи Биньон.
Первый председатель, — Презес Комисии – Юзеф Сераковский, он же начальник отдела финансов; он стоял во главе Великого княжества чуть дольше двух недель. С 18 июля 1812 года Комиссию возглавил 56летний Презес Станислав Пересвит-Солтан герба Сырокомля, — из старинного рода, русского происхождения, —
Когда король Джоакино прибыл в замок графа Мануцци, это новой стране было меньше двух недель. Как раз на следующий день по его прибытии, 14 июля. в столице, Вильно, состоялись торжества: страна официально присоединилась к Польской Конфедерации. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS