Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Наполеон и сабля Тамерлана. I. Дагестан, Амузги

…Лето 2018 года: прочти весь июнь и половину июля я провёл на Кавказе, всего — сорок дней; быфл в Грузии, в Азербайджане и три недели — в ауле Кубачи, на хребте Кайтаг, в Южном Дагестане. Недалеко от Кубачи, около пяти километров к югу, за горой Цеци-ла муда — аул Амузги. Тот самый. Точнее, руины Амузги. Гора Цеци-ла, такая с виду распахнуто доступная, манящая, во всю ширь открываается с балкона моей лаборатории, в кубачинском Среднем городе. Каждый день я собирался идти в Амузги по дорожке над обрывом, каждый день видел, как идут туда кубачинцы. Но так и не собрался, то — некогда было, то просто отвлекался. ………………. Амузги: название можно перевестии как Три Вершины. Известен аул по крайней мере, с XIII века. И с того же времени известно: в Амузги — кузнецы-оружейники; лучшие — то ли в Дагестане, то ли на всём Кавказе, и может быть, — во всех землях Иранской империи. В позапрошлом веке, в начале прошлого Амузги — большое селение: в 1880ом в Кубачи, который с раннего среднеквековья поддерживал статус города — около 500 домов, в Амузги — около 250. В Кубачи оружейники выделывали драгоценное холодное оружие. Рядом, в Амузги,  кузнецы выковывали клинки, которые в Кубачи оправляли в серебро и, реже,  в золото. Амузгинский булат ценился выше дамасского. Сейчас секрет его утрачен. Собственно. утрачено всё: и кузнечное мастерство, и сам аул. Continue reading / Читать далее
Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 2. Королевство Обеих Галиций: беглый эскиз

1. 28 мая 1809 года во Львов (Лемберг) вступили полки князя Понятовского — сводный корпус Армии Герцогства Варшавского, и одновременно — формирование 9го корпуса Великой Армии. Рейд князя Понятовского — от Варшавы на юг, самые недра восточной окраины Австрийской Империи. И — в очередной раз в последние дни мая рухнули конструкции, казавшиеся до сих пор незыблемыми.

… ситуация — экзотичная, но не столь уж редкая в истории Европы, тем более в бурлящем котле наполеоновской эпохи: целое королевство возникло, — словно вспыхнуло, — совершенно случайно, как побочный эффект, неожиданный даже для самих экспериментаторов с политическими картами.

2. Главнокомандующий варшавскими войсками (довудца) князь Юзеф Понятовский рассматривал Восточную Галицию только как территорию возрождаемой Польши и намерение у него было — одно: присоединить эти земли к возрождённому Польскому королевству. В Лемберге в первый же день приказом Довудцы были назначены: глава гражданской администрации, генеральный интендант — Раймунд Рембелинский и военный губернатор — бригадный генерал Александр Рожнецкий29 мая было наспех сформировано местное управление (Дозор Сеймовый). Во главе его встал Презес — граф Теодор Потоцкий (влиятельнейший и всеми чтимый местный магнат, фигура символическая — ему было восемьдесят лет).

3. Но тут же выяснилось: не так сё просто: городская элита Лемберга решительно не приняла диктатуру князя Понятовского и власть варшавских ставленников. 2 июня 1809 года в Лемберге было провозглашено независимое Королевство Обеих Галиций и создано правительство — Временный Центральный Военный Жонд. Был избран Презесграф Станислав Замойский з Замошьчья, действительный тайный советник, тоже магнат, но — представитель нового поколения, (ему было 34 года). В Жонд вошли лидеры галицийской шляхты: Марцин Бадени, Франтишек Грабовский, каноник Юзеф Кожьмян, Максимилиан Левицкий, Игнацы Петрусский, Яцек Фредро, Ян Уруский, Яцек Дзержковский, граф Ян Амор Тарновский. Таким образом, в Военном Центральном Жонде были оба центра приятжения элиты: восточно-галицийские аграрные магнаты — граф Замойский, граф Тарновский, Фредро и Уруский (в будущем графы Галиции и Лодомерии), и — львовские городские элитарии — интеллектуалы, «учёная шляхта», практически все — деятельные масоны. Князь Понятовский вынужден был примириться с галицийской фрондой, но он сумел ввести в Жонд нескольких преданных соратников: пост военного министра занял его близкий друг — бригадный генерал граф Юзеф Вьельгорский; креатурой Понятовского был, видимо, презес Счётной палаты — князь Мацей Яблоновский; несомненно, ставленником Варшавы в львовском Жонде был литовский шляхтич Тадеуш Матушевич (уже через год — фактический руководитель варшавского правительства, министр финансов); в Жонд вошёл также известный апологет Великой Польши, идеолог Сарматской империи от моря до моря (и бывший лидер польских якобинцев) — Анджей ГородыскийТаким образом в Жонде были представлены две противостоящие политические группировки: варшавская (сторонники Великой Польши) и лембергская (сторонники независимой Галиции). Почти поголовно члены Временного Военного Центрального Жонда, — и лембергские уроженцы, и варшавские пришельцы, — принадлежали к карпаторосской шляхте из происходили из старых галицийских родов. Тадеуш Матушевич, чистокровный литвин, в этом отношении резко выделялся на общем фоне. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 1. Род Яблоновских

Люсье́н Бонапа́рт (фр. Lucien Bonaparte, итал. Luciano Buonaparte; 21 мая 1775(17750521), Аяччо, Корсика, — 29 июня 1840, Витербо) — первый принц Канино с 1814 года, французский министр внутренних дел (1799—1800), младший брат Наполеона Бонапарта.

… Самое Главное всегда видится только краем глаза, — писал покойный Юрий Коваль. По моему опыту, то, что остаётся за пределами огромных трактатов, беглые заметки, — и даже не на полях черновых рукописей, а — то, что остаётся на краю памяти историка, чему нет места ни в респектабельной статье, ни в автореферате диссертации, (- … само, без разрешения, вцепляется, как сухой репей в полу старой походной шинели, — ) это и есть — самое интересное в исторических исследованиях.
А весь мой опыт историка, вопреки статьям и рефератам, — подтверждает: самое интересное — это и есть Самое Главное. На самом деле.

Для начала — первая попавшаяся заметка, просто — самая свежая, позавчерашняя.

1. Княгиня Анна Яблоновская герба Прус III, дочь Александрины Бонапарт, принцессы де Канино и де Мюзиньяно. Украина, Ивано-Франковская область, Галичский и Тлумацкий районы. (… вот, я нашёл ещё одно соприкосновение: вертикаль, — тонкая тонкая, что почти невидима, — «Бонапарты» и обширная горизонталь «Украина»).

Анна Жубертон де Ванберти, Anne Marie Alexandrine Hyppolite Jouberthon de Vambertie, родилась 28 октября 1799 Париже, умерла 29 апреля 1845 в Риме, в возрасте 45 лет. — падчерица Люсьена Бонапарта, принца ди Канино и ди Мюзиньяно. Её отец — Ипполит Жубертон, принявший по своему имению сеньориальное имя де Вамберти (Jean Francois Hippolyte Jouberthon de Vambertie, 1763 + 1802). Банкир, биржевой маклер, «аgent de change». Француз, но роился в Неаполе.

Её мать ( в браке с 29 декабря 1798го) — Александрин Жакоб де Блешан (Marie-Laurence Charlotte Louise Alexandrine Jacob de Bleschamp 1778 + 1855), во втором браке — просто Бонапарт, затем принцесса Франции (1815), римская принцесса ди Канино (1814) и ди Мюзиньяно (1824). Александрин Жакоб де Блешан — из весьма почтенной семьи, хотя и не принадлежавшей к старому дворянству; дочь адвоката; со стороны бабушки она происходила из известной династии финансистов Grimod de Verneuil. Насколько известно, уже в конце 1801 года Александрин Жубертон развелась с мужем де-факто. В декабре 1801 года Ипполит Жубертон отправился на Сан-Доминго (Гаити) с экспедицией генерала Леклерка. Вскоре он умер от жёлтой лихорадки, 15 февраля 1802. «В 1803 году Люсьен, овдовевший и предававшийся ухаживаниям, которые могли бы быть названы

Александрина Бонапарт принцесса ди Канино и ди Мюзиньяно, ур. Жакоб де Блешан

несколько иначе, влюбился в мадам Жубертон, жену биржевого маклера, который был послан в Сан-Доминго, где и умер», — писала мадам де Ремюза в своих энциклопедических мемуарах. 26 октября 1803 Александрина де Блешан (она предпочитала свою девичью фамилию) вышла за Люсьена Бонапарта. «Мадам Жубертон, красивая и ловкая женщина, сумела женить на себе Люсьена, несмотря на протесты Первого Консула, — писала де Ремюза. — Тогда несогласие двух братьев превратилось в полный разрыв…». Первый Консул Бонапарт, действительно, решительно отказывался признать этот брак своего брата.

В апреле 1804 года Люсьен и Александрина, со всеми детьми (две дочери Люсьена от первого брака, дочь Александрины, первый общий сын — Шарль Люсьен Жюль Лоран) выехали в Рим.
Из Франции брат Первого Консула, — и сам, до недавнего времени, не последнее лицо в Республике (в 1799ом президент Совета Пятисот, в 1800 — 1801 министр внутренних дел, до 1802го посол в Испании), — вывез весьма значительное состояние. Вскоре Люсьен Бонапарт приобрёл имение в области Маремма (в королевстве Этрурия), затем Папа продал ему фьеф Канино (недалеко от Витербо, в регионе Лацио). В Италии у Люсьена и Александрины родилось ещё 9 детей (с 1804 по 1823), из них только один сын умер в детстве.

Анна Жубертон жила с семейством матери и Люсьена Бонапарта: в Риме и в сельском имении (Маремма, Тоскана), потом в коммуне Канино (княжеский фьеф в регионе Лацио, провинция Витербо, который Люсьену даровал Папа Римский в 1814 году).
В 1814 году Люсьен получил титул римского принца Канино; в 1815ом он примчался в Париж — на помощь брату, во время Ста Дней, и был, наконец, признан в титуле принца Франции; в 1824ом новый Папа, год назад занявший трон, — Лев XII, — даровал ему титул принца ди Мюзиньяно. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Король Джоакино в замке Бельмонт (Брульоны для Дюма). Часть I

БЕЛЬМОНТ, ОЗЁРНЫЙ ЗАМОК.

achremowce«Ночью, 13 июля 1812 года, Джоакино Наполеоне I, король Обеих Сицилий, прибыл в Бельмонт, замок графа Мануцци».
Достаточно мелодичная фраза для начала исторического романа.
Belle Monte – Прекрасная Гора, — это французский, несколько архаический. Re delle Due Sicilie, Королевство Обеих Сицилий, и il conte Manuzzi, граф Мануцци, — эти словосочетания отсылают читателя к итальянским реалиям. Звучит — сказочно, средневеково, — и уж, по крайней мере, совершенно не по-славянски. Вполне романская романтика.
Между тем, это — вполне историческое, хроникальное сообщение. Замок Бельмонт находился тогда в России. Недалеко от северо-западной границы Империи. Браславский уезд (повет) Виленской губернии.
В дни, о которых идёт речь, это была, впрочем, уже вчерашняя Россия. Теперь земля, на которой стоял замок, и все виленские поветы, и земли далеко к югу и к востоку — уже принадлежали новорожденному государству. Точнее, только что возрождённому: на следующий день этому государству исполнилась вторая неделя от роду.
Великое Герцогство Литовское, Le grand-duché de Lituanie, Wielkie Księstwo Litewskie.
Название этого государство, впрочем, было старое и грозное, лязгающее, как проржавевшие доспехи. Оно появлось на картах Европы за половину тысячелетия до вышеупомянутого 1812 года. На протяжении последних двух столетий оно слилось в широком восприятии — с другой державой, по имени Польша, а потом и совсем исчезло, было втянуто в состав России и разрезано на российские губернии.

** Браславский уезд, точнее — повет, к тому времени существовал уже три с половиной столетия.
В средние века здесь было удельное княжество (основателем которого считается Брячислав, князь Полоцкий, внук великого князя Владимира Святого).
В последние годы бытия Польского Королевства последний король, Станислав Август Понятовский, особо благоволил к Барславщине. По его желанию в 1793 году Сейм в Гродно провозгласил Браслав столицей нового воеводства. Но через два года вся Польша была упразднена, и новые российские власти снова упразднили воеводство и превратили его в уезд.
(Сейчас эти места – в Белоруссии, Витебская область; это – крайний северо-запад страны, почти у самого стыка трёх границ: современных Беларуси, Литвы и Латвии).
Браслав, всегда был небольшим городком. Вряд ли больше 1000 жителей. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Вячеслав Бучарский: Заветный берег Марины Цветаевой

Назавтра после Международного женского 8-го марта 1934 года у передовой  скотницы из села Клушино на Смоленщине Анны Тимофеевны Гагариной,  тридцати одного года, родился третий ребенок, которого назвали Юрием в честь  Георгия Победоносца и Алексеевичем по батюшке. В предместье Кламар под  Парижем русская эмигрантка, мать троих детей Марина Ивановна Цветаева,  сорока двух лет, в ту весну упорно и лирически думала о смерти.
Поэтесса, широко известная в европейской «продвинутой» культуре, жена  белогвардейского офицера Сергея Яковлевича Эфрона, бежавшего из Одессы в  Константинополь после разгрома деникинского воинства, Цветаева в начале  весны 1934 года напряженно трудилась над темами публицистической прозы.  Она написала несколько эссе и заканчивала очерк детской души под названием  «Хлыстовки».
В том мемуарно-художественном произведении МЦ повествовала о сакральных,  то есть таинственных переживаниях гимназистки младшего возраста,  случавшихся с нею в летние дни начала ХХ века в дачной Тарусе Калужской  губернии.
Фантастические образы яблочных браконьеров восставали с придонного слоя  ностальгического колодца души гениальной российской поэтессы. В тарусской  сектантской группировке материнских лет «кирилловну» кликали Богородицей, а  ее вороватого сына Рыжим Христом.
В эссе «Хлыстовки», опубликованном осенью 1961 года в альманахе «Тарусские  страницы», Цветаева написала весной 1934 года: «Я бы хотела лежать на  тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с  серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах  земляника. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Марина и Наполеон (I)

МАРИНА И ПРИНЦ

Одна девочка, очень умная, такая насупленно независимая, свирепо начитанная, близорукая и очкастая, приземистая и крепкая, ненавидящая свои непристойно круглые щёки и свои мужицкие, в папу, руки и ноги, тайно голодающая и даже пьющая уксус для похудания, при том пренебрежительно неухоженная девочка, — даже уже скорее девушка, —  поначалу просто влюбилась в Юного Принца.
На пятнадцатом году жизни. Что вполне естественно, наверно.
Кстати, — никаких аллегорий, это был это самый настоящий принц. Отец его был Император, мать – дочь Императора.
На портретах он всегда возвышенно и несколько сонно задумчив. Очень, слишком даже, высок. Строен неестественно, притом как-то шаток, непрочен. И — светел, как должно сказочному Принцу. Светло-голубые глаза, неясный уклончивый взор, слишком огромный ребячьи выпуклый белый лоб; надо лбом легчайший светлый кок, искусно взвихрённый, волной. На некоторых портретах к тому же его облегает непорочно белый мундир.

Девочка потом тоже стала знаменитой, — разумеется; иначе никто и не узнал бы об этой странно-обычной истории; пухлая девочка стала классиком Большой Русской Литературы (или это — спорно? полуклассиком ?); в её честь открыли несколько музеев, издали не только все её стихи и рассказы, но и письма, и дневники, и даже мелкие записки; кажется даже улицы где-то назвали её именем; стала она известна как М. И. Цветаева.
Марина проделывала всё, что положено — девочке, избравшей Недостижимого Кумира. Стаскивала в свою комнатку всё, что было связано с Ним. Портреты, картинки повсюду. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Антуан де Сент-Экзюпери: Молитва

Господи, я прошу не о чудесах и не о миражах, а о силе каждого дня.
Научи меня искусству маленьких шагов.
Сделай меня наблюдательным и находчивым, чтобы в пестроте будней вовремя останавливаться на открытиях и опыте, которые меня взволновали.
Научи меня правильно распоряжаться временем моей жизни.
Подари мне тонкое чутье, чтобы отличать первостепенное от второстепенного.
Я прошу о силе воздержания и меры, чтобы я по жизни не порхал и не скользил, а разумно планировал течение дня, мог бы видеть вершины и дали, и хоть иногда находил бы время для наслаждения искусством.
Помоги мне понять, что мечты не могут быть помощью. Ни мечты о прошлом, ни мечты о будущем. Помоги мне быть здесь и сейчас и воспринять эту минуту как самую важную. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS