Кирилл Серебренитский: Бонапартизм — это …

Олег Гуцуляк:  Чем все таки хорош бонапартизм в отличии от фашизма, коммунизма, либеральной демократии?

Кирилл Серебренитский: Собственно — если по-римски кратко — то в одно слово можно уложиться. Фаши, Комми, ЛД — это идео-, парто-, политократии. Бонапартизм — это меритократия. Это отличие. А лучше, хуже — это кому как.

Строго говоря, со всеми тремя вышеперпечисленными явлениями у бонапартизма — сложные взаимоотношения, в какой-то степени он смыкается краями — и с либерализмом, и с фашизмом, и с социализмом.

Бонапартизм — это классическое реакционное движение, реакция в чистом виде. В 19-м веке во Франции два раза возникала Империя — как реакция на радикальную демократию. В 20-м веке необонапартистские режимы (Франко, Скоропадский, барон Маннергейм, де Хорти, Пиночет, де Голль, с натяжкой — ранний Муссолини ) — возникали как реакция на комми-агрессию, на радикальные социалистические эксперименты.

При этом необонапартизм совершенно не исключает элементы социализм. Принц Луи Наполеон, в самый философски интересный период его становления, в 1830-40-е гг.,  манифестовал свои социалистические убеждения, и его работа «Уничтожение бедности» — проект локального социализма в конкретных условиях, концептуально очень интересна. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Не идеология, но эстетика!

От первых династий Фараонов, по крайней мере, любая власть претендовала на очистительное сокрушение устаревшего мира и обновление мироздания. Любая, на выбор, эпоха — это эпоха революций. Гуго Капет действовал не менее радикально и жестоко, чем якобинцы, и свержение Каролингов воспринималось так же катастрофически-инновационно — как изгнание Бурбонов. Любой путч стремится объявить себя революцией, разумеется, — окончательной: мол, уж теперь-то! Даже в странах, где обыденные перевороты случались почти ежегодно (например, Парагвай 1920х-40х или современная Мавритания) — каждый новый диктатор претендовал на роль идеологического лидера, более или менее умело.

Никогда в истории ни одна идеология не выдерживала столкновения с политической практикой. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS