Александр Волынский: Роль морали в эволюции социальных систем

В основе честного поведения лежит разум. Когда врать выгодно — врут, когда выгодно говорить правду — говорят правду. Есть дураки, есть патологические лгуны, есть всякие отклонения, но в целом все определяет наличие общественной морали. Мораль — это набор норм, а норма — это поведение большинства (по определению). Если большинство лжет и ворует , то, значит, в данном социуме норма —  это воровство и обман.

Историческое развитие человечества — это эволюция социальных систем.

Религия была эффективным способом заставить людей делать правильный моральный выбор.

Эпоха Просвещения строила свою мораль на основе воспитания, т. е. школа и наука в обществе Модерна играли ключевую роль в поддержании морали. Проблема заключалась только в том, что содержание Модерна — это идеологии: либеральная (культ индивидуума), коммунистическая (культ коллектива) и фашистская (культ государства).

Мы живем в Постмодерне, когда на смену идеологиям Модерна идет хаос концепций от фундаментализма до феминизма, от анархизма до чучхэ, включая и постфашизм, и посткоммунизм, и постлиберализм. В такой ситуации мораль возвращается в ситуацию первобытного социума, когда мир делится на «своих» и «чужих». В фильме «Дурак» проворовавшийся местный олигарх кричит проворовавшейся главе городской администрации — «Ты с ними или с нами?», т. е. с местной элитой или со скотоподобным населением разваливающегося общежития.

В ситуации исчезновения морали единственное средство заставить людей вести себя честно — это СТРАХ. Вот в Израиле все понимают, что если не платить налогов, врать, воровать, то Израиля не будет. Это не значит, что все ведут себя хорошо, но это значит, что есть норма. В СССР после Сталина СТРАХ исчез, но и идеология исчезла. Поскольку либерализм в  в форме постлиберализма  прижился только в Украине, в России и многих других республиках он не прижился , но остался только постфашизм.

Если республика моноэтнична, то постфашизм работает (Эстония, Литва, Армения, Азербайджан, Туркмения, Беларусь). Но в полиэтничных республиках, вроде  огромной России, даже постфашизм не может сплотить социум. В этой ситуации каждая этническая и субэтническая (поморы, казаки, сибиряки) группа вырабатывает нормы для «своих» и для «чужих«. По той же схеме возникают олигархические группы («питерские») или просто этнические банды («тамбовские», «армяне»,»чечены», «узбеки»). Между прочим, евреи в Средние века поднялись на том, что в каждом торговом городе сидел банкир-еврей, который принимал от еврейских купцов чеки от других банкиров. Дороги были опасными и проще было везти клочки бумаги, чем мешки с деньгами. Т. е. банковское дело выросло из взаимного доверия, основанного на этнической солидарности.

У русских  нет этнической солидарности, максимум семейная и групповая, все построено на системе личных симпатий и антипатий, закон в России, что «дышло, куда повернул, туда и вышло». В такой ситуации социальная мораль деградирует, но Россия настолько огромна и богата, что может существовать в своем этическом аду лжи и воровства вечно.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Бонапартизм — это …

Олег Гуцуляк:  Чем все таки хорош бонапартизм в отличии от фашизма, коммунизма, либеральной демократии?

Кирилл Серебренитский: Собственно — если по-римски кратко — то в одно слово можно уложиться. Фаши, Комми, ЛД — это идео-, парто-, политократии. Бонапартизм — это меритократия. Это отличие. А лучше, хуже — это кому как.

Строго говоря, со всеми тремя вышеперпечисленными явлениями у бонапартизма — сложные взаимоотношения, в какой-то степени он смыкается краями — и с либерализмом, и с фашизмом, и с социализмом.

Бонапартизм — это классическое реакционное движение, реакция в чистом виде. В 19-м веке во Франции два раза возникала Империя — как реакция на радикальную демократию. В 20-м веке необонапартистские режимы (Франко, Скоропадский, барон Маннергейм, де Хорти, Пиночет, де Голль, с натяжкой — ранний Муссолини ) — возникали как реакция на комми-агрессию, на радикальные социалистические эксперименты.

При этом необонапартизм совершенно не исключает элементы социализм. Принц Луи Наполеон, в самый философски интересный период его становления, в 1830-40-е гг.,  манифестовал свои социалистические убеждения, и его работа «Уничтожение бедности» — проект локального социализма в конкретных условиях, концептуально очень интересна. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Не идеология, но эстетика!

От первых династий Фараонов, по крайней мере, любая власть претендовала на очистительное сокрушение устаревшего мира и обновление мироздания. Любая, на выбор, эпоха — это эпоха революций. Гуго Капет действовал не менее радикально и жестоко, чем якобинцы, и свержение Каролингов воспринималось так же катастрофически-инновационно — как изгнание Бурбонов. Любой путч стремится объявить себя революцией, разумеется, — окончательной: мол, уж теперь-то! Даже в странах, где обыденные перевороты случались почти ежегодно (например, Парагвай 1920х-40х или современная Мавритания) — каждый новый диктатор претендовал на роль идеологического лидера, более или менее умело.

Никогда в истории ни одна идеология не выдерживала столкновения с политической практикой. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)