Michael Pojarsky: Не нужно стесняться быть националистами. Национализм — не архаика, а то, что от нее освобождает

Буквально на днях постсоветском пространстве случилась очередная маленькая национальная революция — в Армении. Казалось бы, очередной пример того, что гражданское общество функционирует лишь в рамках национального проекта. Причем пример наглядный — не какой-то далекий 19-ый век Англии и Франции, а вот прямо под носом. Но стоит заговорить об этом, всегда найдется кто-то готовый заявить, будто национализм равен племенному сознанию — это нечто темное, иррациональное, инстинктивное, архаичное.

На самом деле все ровно наоборот — появление национальных государств в Новое время впервые ОСВОБОДИЛО людей от иррационального, инстинктивного, архаичного. Как жили люди до того? Каждый относился к какой-то малой группе: семье, клану, цеху, гильдии, сословию, религиозной секте и т.д. Эти группы требовали беспрекословной лояльности. Семья решала как вам жить, на ком жениться. Наказывала, если вы «позорили род». Цеха и гильдии решали, как можно работать, что производить, какие цены устанавливать. Так и проходила жизнь индивида от рождения до смерти — в рабстве у малых групп. Это «естественное состояние», в котором человечество провело большую часть истории. Это и есть самое иррациональное, инстинктивное, архаичное. Это закрытость и ненависть к чужакам, ксенофобия, «парохиальный альтруизм»

Вся классическая культура («Ромео и Джульетта» и т.д.) пронизана этим конфликтом личного и группового, где групповое насилует индивида под страхом остракизма или убийства.

Это на первый взгляд кажется, что будто произошло банальное масштабирование иерархии. Но на самом деле между малой группой и воображаемым сообществом принципиальная разница в способах организации порядка. В малой группе господствуют личные связи — отсюда и власть может быть основана на харизме и произволе. Тогда как многомиллионное сообщество по определению не выстроишь на личных связях — порядок приходится институционализировать, создавать абстрактные правила, независимые от личного фактора. Вот это такая принципиальная разница.

Но все начало меняться в Новое время. Впервые в истории индивид получил возможность вырваться из семейного, сословного и цехового рабства, став частью того, что исследователь национализма Бенедикт Андерсон назвал «воображаемым сообществом» — обширного социального организма, члены которого не знакомы между собой (в отличие от малых групп, где господствуют тесные личные связи). Оставаясь членом нового национального организма, можно было самому выбирать себе малые группы — так формировалась горизонтальная и вертикальная мобильность, основа современного социального порядка.

Сегодня жителям развитых стран кажется естественным, что они могут менять круг общения, место работы и даже выбирать себе семью, исходя из принципа, что «семья — это там, где тебя любят, а не там, где ты родился». Людям кажется, будто так было всегда.

Но, в действительности, это завоевание последней пары-тройки веков. Это то, что подарила нам эпоха национальных революций. А миллиарды людей на планете до сих пор живут под властью малых групп. Поэтому не нужно стесняться быть националистами. Национализм — не архаика, а то, что от нее освобождает.

Нацизм — это не национализм, а реванш ряда малых групп (по большей части, мелкой буржуазии), которые решили, что можно не договариваться с другими.

Любой успешный нацпроект будет гражданским. И любой гражданский национализм будет формироваться вокруг относительно гомогенного этнического ядра, т.к. это просто удобно. Людям проще наладить диалог с похожими на них, чем с непохожими. Энтони Смит об этом, в частности, писал. Поэтому никакого российского национализма не будет, сложиться может только русский. Русские формировались независимо от государства. Что российское государство действительно сумело сделать, так это вовремя спохватиться и подсунуть русским эрзац национализм в виде уваровской триады. Российское государство не создавало русских, а просто оседлало. И нужно его сбросить с плеч.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Авраам Шмулевич: Иран: революция ночи

Флаг шахской династии Пехлеви – национальный иранский триколор (зелёный, белый и красный), на середине белой полосы – лев, символ древней Персии. На этом плакате иранской оппозиции лев вылез из флага и пошел в атаку.

Является ли революцией то, что сейчас происходит в Иране – пока знать невозможно.

Ибо, как сказал Самуил Маршак: «Мятеж не может кончиться удачей – в противном случае его зовут иначе».

Революцией называется то, что победило. Поэтому пока подождем давать определения. Но, в любом случае, как бы происходящие события ни стали именовать по их завершению – уже ясно, что дело это историческое.

И несколько кратких предварительных тезисов-заметок насчет происходящего сделать не только можно, но и нужно.

Самое главное наблюдение: отныне мы точно знаем, как отличить настоящую оппозицию диктаторскому режиму от придворной. Настоящая – это та, которая действительно хочет скинуть власть. Придворная – это как сейчас в России. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Представляем: Журнал «Новая Спарта»

Screenshot_23

Перед Вами новый журнал «Новая Спарта».  Редакция горда представить  эту работу, в которую вложен труд людей, которые
по зову сердца откликнулись на призыв прозвучавший в первом номере и стали редакторами этого Журнала, участниками проекта «Новая Спарта». Редакция уверена, что если есть такие люди, готовые безвозмездно отдавать своё время и труд на Дело освобождения народов Европы, России и США из лап олигархических режимов и леволиберальной (неомарксистской) диктатуры, то  у Движения действительно есть, казалось бы уже давно потерянный, шанс расправить плечи
и победить врагов. Теперь, отныне и навсегда, работа «Новой Спарты» в пространстве информационного поля будет направлена на то, чтобы всё больше и больше людей поняли смертельную опасность, нависшую над всеми нами и, сжав кулаки и стиснув зубы, вставали на путь Борьбы за будущее. Редакция не испытывает больших иллюзий от того, что в ближайшее время, в какой-то из стран могут произойти перемены и наши соратники возьмут власть. Скорее всего, такого не будет. Не будет, пока жива эта анти-человеческая клановая, олигархическая система управления, раскинувшая свои щупальца во всех странах мира. Но тем не менее, сегодня видно, как эта система начинает уничтожать саму себя. И не исключено, что после Большого Катаклизма, когда олигархическая система будет лежать бездыханной у ног богини Истории, наконец взойдёт Солнце Победы. Именно для этого момента Движение готовит фундамент, распространяя  Идеи.

«И поверь, мы горды тем, что нам выпала эта почётная обязанность!«, — таковы заключительные слова редакции журнала в обращение к своему читателю.

ВЫПУСКИ

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Олег Гуцуляк: Миры Земли Ивана Ефремова в диалектике развития

9552114

Если мир «Туманности Андромеды» Ивана Ефремова мы проанализировали в специальной работе «Тайна подвигов Геракла — Апология Ивана Ефремова» (http://www.proza.ru/2014/12/06/342), то теперь время обратить внимание на мир его другого произведения «Час Быка». Главный вывод из этого:

Мир Земли в «Туманности Андромеды» и «Часе Быка» Ивана Ефремова — это не один и тот же мир! Между ними прошло более 800 лет дальнейшего развития и совершенствования общества.

Именно  Торманс застрял в «Часе Быка», которым также пошла Земля героев «Туманности Андромеда» и «Сердца Змеи», хотя в эпоху последних («Эру Великого Кольца») , и удавалось жестко его контролировать… Но даже такой «контроль» в последующей «Эре Встретившихся Рук» (собственно героев романа «Час Быка») был расценен землянами как недопустимый.

Видимо, что осознать это человечество смогло, только узнав, что стало идеальным воплощением наивеличайшего греха – гордыни: «… В героях Ефремова столько гордости, что ее пора мерять килограммами или километрами – и воля гордая, и профиль гордый, и поступки все сплошь гордые… Ну вообще-то оно понятно – у тех, кто все время борется и покоряет, других чувств особенно не развивается. А те, которые развиваются, – с теми подлежит бороться» [Адамс, Ирина. «Туманность Андромеды» как мир агнийоговского будущего: попытка субъективного анализа текста // http://adamsnotes.net/?p=4203].

Не последне место в этом прозрении сыграло и осознание того, что человечество, руководствуясь благими намерениями, почти выхолостило себя от души как таковой. Да, ранее безраздельно торжествовала энтропия на протяжении многомиллионной эволюции живого мира («… Неизбежно росло развитие мозга и чувств, все сильнее становился страх смерти, забота о потомстве, все ощутительнее страдания пожираемых травоядных, в темном мироощущении которых огромные хищники должны были представлять подобие демонов и дьяволов, созданных впоследствии воображением человека. И царственная мощь, великолепные зубы и когти, восхищавшие своей первобытной красотой, имели лишь одно назначение – рвать, терзать живую плоть, дробить кости. И никто и ничто не могло помочь, нельзя было покинуть тот замкнутый круг инфернальности, болото, степь или лес, в котором животное появилось на свет в слепом инстинкте размножения и сохранения вида…» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»)) и теперь человечеству с этим нужно было что-то делать.

В своём последнем интервью, опубликованном в румынском журнале «Скынтея», Иван Ефремов рассказал о намерении написать роман «Чаша отравы»: «… Я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю».

Но вместо «пути Ефремова» в мире «Туманности Андромеды» был избран «путь Гирина» («Лезвие бритвы») – очистить психику (шире – ноосферу) от всех следов торжества энтропии: «… очистить «психическое» из-под множества «напластований» традиций и обычаев, и уже на основании научного его понимания выстраивать новые, потребные для современной ситуации, психологические механизмы» [Anlazz. Лезвие бритвы как оружие будущих битв. Часть вторая // http://anlazz.livejournal.com/105825.html]. И это«очищение» осуществляется почти с сайентологическим рвением: «… Эвда Наль вызвала в памяти всё, что знала об основах долголетия – очистке организма от энтропии. Рыбьи, ящеричные предки человека оставили в его организме наслоения противоречивых физиологических устройств, и каждое из них обладало своими особенностями образования энтропических остатков жизнедеятельности. Изученные за тысячелетия, эти древние структуры – когда-то очаги старения и болезней – стали поддаваться энергетической очистке — химическому и лучевому промыванию и волновой встряске стареющего организма» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»). А в романе «Лезвие бритвы» показаны таинственные древние артефакты – загадочные камни, изменяющие человеческое сознание. И они могут стать величайшим прорывом в деле понимания человеческой психики…
Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Алексей Жеребин: Роман Гельдерлина «Гиперион» и утопия «Третьего царства»

File0053Романтическая утопия осознавала свое значение под именем “Царство Божие”. Его воплощение – главная задача романтизма, и, как утверждает в 1798 году Фридрих Шлегель, то, что в современной культуре на решение этой задачи не направлено, лишено интереса. Это – “вещи второстепенные” [1, s. 95]. “Царство Божие” было и на устах молодых Гельдерлина и Гегеля, когда они прощались друг с другом после пяти лет, проведенных в Тюбингенском институте. “Дорогой брат, – пишет Гельдерлин 10 июля 1794 года, – уверен, что ты иногда все же вспоминал обо мне с той поры, как мы расстались – расстались с нашим паролем на устах. Царство Божие – по этому паролю мы кажется всегда узнаем друга друга” [2, Bd. IV, s. 148].

Юношеская дружба, связавшая Гельдерлина, Гегеля и Шеллинга, питалась, как известно, верой в идеалы Французской революции, и “Царство Божие” мыслилось ими как ее следствие и духовная сублимация. Революция социально-политическая должна была стать, по их мнению, религиозной и эстетической “революцией духа” [3] – иначе она теряла смысл и оправдание, превращалась, если не в разбой, то в пошлость. Общая мечта йенских романтиков и авторов “Старейшей программы немецкого идеализма” (1796) – новая вселенская церковь, не институт власти, а живой организм, духовное братство всех верующих.

Если для романтиков прообразом и предсказанием будущей Европы являлось Средневековье, то для Гельдерлина таким воспоминанием о будущем была античная Греция. Так же, как Средневековье йенцев не было лишь царством духа, так и античность Гельдерлина не была лишь царством плоти. В том и другом случае перед нами мечта о “Третьем царстве”, вера в способность всего земного стать хлебом и вином вечной жизни (элегия “Хлеб и вино”, 1800–1801).

Novalis_zpsa871fdadСтатью Новалиса “Христианство или Европа” (1799) называли консервативной утопией. Между тем, Новалис проповедует не возврат к католицизму, а религию богочеловечества, которой предстоит родиться в новой, познавшей и преодолевшей свой индивидуализм душе современной секуляризованной личности. В статье “О Новалисе” (1913) Вячеслав Иванов сравнил его с Наполеоном: Наполеон поставил себе целью осуществить неслыханный синтез – синтез всемирной революции и всемирной монархии. Новалис замыслил то же самое в сфере духа – впрячь новый индивидуализм в колесницу христианской соборности, которая заново объединит всю Европу [4, Vol. IV, p. 259–260 ].

Именно такова и функция античности у Гельдерлина. Античная Греция, оживающая в его стихах и прозе, – не отдаленный объект знания, а главное действующее лицо в современной драме идей. Память о ней призвана оправдать историю европейской культуры, завершить проект духов- ной эмансипации, образующий содержание эпохи Модерна.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Мифы глубинной России

На канале Russia.ru. — выставлен комментарий Кирилла Серебренитского. Изначально под названием «Партизанская война в России возможна». Во второй половине дня этот ролик снят, перемонтирован, высказывания, признанные наиболее опасными, удалены. Отредактированный видеоролик остался под названием «Мифы глубинной России».

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Белый Легион и Сеть полковника Денара. (Эскиз расследования). II.

Капитан Драган Василькович(Специально для журнала “МезоЕвразия” – К. С.).

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЛЕГИОНА – РОССИЙСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ. ПОЛКОВНИК ШТЕЙНБЕРГ.

«В аэропорту столицы Заира стоял их транспортно–десантный самолет ИЛ-76, который использовался в качестве бомбардировщика. Когда же Мобуту был свергнут, на этом ИЛе все легионеры немедленно улетели, по некоторым данным – в Тирасполь, столицу Приднестровской республики.
Сценарий повторился в Конго со столицей Браззавиль. У тамошнего диктатора также служили славянские ландскнехты. И так же, как заирские легионеры, они немедленно скрылись после свержения с трона своего работодателя. Аналогичную роль выполняли россияне в Чаде, составляя воздушную гвардию президента Идриса Деби. По подсчетам организации «Врачи без границ», только три этих отряда истребили за время своей службы африканским диктаторам около 50 тыс. их подданных».

Эти срочки впервые мелькнули, насколько я могу судить, — в газете «Русский Базар», № 32 (432), 29 июля — 4 августа, 2004 года.
Это весьма почтенная русская газета, выходящая в НьюЙорке, США. Автор статьи – некий Марк Штейнберг.
Через три недели тот же автор был напечатан в Москве, в газете «Независимое военное обозрение», 27 августа 2004го, (приложение к «Независимой газете»); статья — «Спецназ в аренду».
Это – тот же самый текст, разнится только название и построение некоторых предложений (что вообще-то не приветствуется в СМИ). Статья достаточно лаконична.
Речь – о частных военных фирмах, явно сделанная на материалах прессы США. Но есть там строчки – невероятно важные для эпопеи славянских легионеров Конго.
Позже эта статья не раз всплывала в разных российских СМИ.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский (специально для “Mesoeurasia”): Альбер Калонжи Дитунга, Император Южного Касаи: последний Бонапарт (II)

Король Бодуэн I и Альбер Калонжи, февраль 1960.

Король Бодуэн I и Альбер Калонжи, февраль 1960.

** В декабре 1959 года Национальное Конголезское Движение раскололось, и достаточно болезненно. Возникла новая партия — НДК-Калонжи, Mouvement National Congolais-Kalonji.
В первые недели 1960го Альбер Калонжи оказался в самом средоточии внимания самых разных политических гигантов: и ведущих политиков Конго, и правительства Бельгии, и эмиссаров США, Франции, СССР. Казалось, этот лидер действительно может оттеснить Лумумбу и, таким образом, вырваться на авансцену, — в дни, когда решалось: кто возглавит новую громадную страну.
С 20 января по 20 февраля 1960 года длился знаменитый Круглый стол в Брюсселе, на котором окончательно решалась судьба Конго; председательствовал на заседаниях король Бодуэн. Калонжи, как перспективный партийный лидер, стал одним из главных действующих лиц этого Круглого Стола, и нарочито был любезен с королём, стараясь чаще рядом с ним фотографироваться.
Патрис Лумумба был арестован в январе, и 21 января приговорён к шести месяцам заключения, и калонжисты надеялись, что главный конкурент на Круглом Столе вообще нем появится; но 26 января Лумумба был, по приказу из Брюсселя, освобождён — для участия в переговорах.

** В мае 1960го прошли парламентские выборы – в стране, которая формально всё ещё оставалась Бельгийским Конго. Это был настоящий прорыв для Национального Движения Конго, во главе которого стоял Патрис Лумумба; на севере Движение просто снесло всех соперников с дороги к власти, Стэнливилль отдал за Лумумбу 90 % голосов.

НДК-Лумуба захватило, на первый взгляд, не так уж много — 33 места в парламенте из 137. Но это на самом деле было решающее большинство, — потому что прочие 104 места разделили между собой мелкие, пёстрые, зыбкие, враждующие между собой группировки, которыми можно было достаточно легко манипулировать. Альянс Баконго (ABAKO), самый сильный на парламентском театре соперник НДК, получил 12 кресел, прочим – единицы.
Лумумба, пожертвовав на время радикальными лозунгами, спешно заключил союз с умеренно-консервативным АВАКО.
Пост премьер-министра в коалиционном правительстве занял Патрис Лумумба. А кресло Президента получил, по договорённости с Лумумбой, лидер Альянса Баконго , — это был пятидесятилетний Жозеф Каса-Вубу, бывший бухгалтер, — из народа ба-конго, давшего название государству; это был антипод Лмумубы – уклончивый и осторожный консерватор. И отчасти тоже сепаратист (в 1950х он выступал за восстановление средневековой Империи Конго; и были сообщения, что сам Каса-Вубу был намечен на трон Императора, несмотря на самое простонародное своё происхождение).
Каса-Вубу был избран Президентом 24 июня.
30 июня 1960 года была. Наконец, провозглашена независимость Конго.
В последние дни июня, когда формировалось правительтство, Жак Лумбала, государственный секретарь, — сделал Калонжи предложение от имени Лумумбы: сначала на должность посла в ООН, потом – министра сельского хозяйства. Калонжи принял это – как оскорбление, как вызов. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский (специально для «Mesoeurasia»): Альбер Калонжи Дитунга, Император Южного Касаи: последний Бонапарт (I)

Флаг Горнорудного Государства Южное Касаи.

Флаг Горнорудного Государства Южное Касаи.

** Касаи — это громадная река, вторая по значимости в Демократической Республике Конго, — после реки, давшей название этой стране; по ней наименована обширная территория, в колониальные времени — дистрикт Касаи. Река исходит с территории Анголы, вычерчивает южную границу Конго, пересекает всю страну, и впадает в реку Конго близ столицы Киншасы.
Нация, обитающая по берегам Касаи и в долинах этой реки — балуба. Это большой народ, 11 миллионов на 2000 год.

Демократическую Республику Конго земли, населённые луба, разрезают поперёк: с юго-запада к юго-востоку; сейчас их территория – департаменты Касаи, Лулуа, Луалаба, Восточное Касаи, Ломами, Верхнее Ломами, Танганьика, Верхняя Катанга и Маниема. Первые шесть департаментов — это и есть прежняя провинция Касаи, или Большой Касаи, — земля, которую конголезские диктаторы, — Мобуту, а затем Кабила, — постепенно дробили на всё более мелкие части.
Балуба — совсем юная нация; под это название, как под шаткую крышу, втиснуты разные этносы, которых лишь условно соединяет  общность происхождения. Только в самые последние десятилетия стало намечаться устремление к некоему единству.
Большая часть, около 7 миллионов, — сосредоточены на юго-западе Конго: луба-касаи и лалуа (тоже названные по одноимённой реке). Луба-лалуа и луба-касаи издавна в натянутых отношениях. Языки у них значительно разнятся, и есть общий, межплеменной — кингвана, диалект суахили.
Прочие 4 миллиона – за пределами Касаи: это луба-шаба (2 миллиона), санга, каньок, хемба и прочие.
Западные балуба – христиане, почти в основном — католики; ещё в последней четверти XIX века Бельгия усиленно приобщала племена луба к Западной Церкви.

** Империя Луба возникла около 1500 года. На троне четыре века пребывали Мулопве, — этот титул можно перевести, с натяжкой, как «Бог-Царь»: официальная идеология Империи, в значительной степени теократическая, зиждилась на том, что Императоры-Маги были посредниками на границе осязаемого мира, представляли интересы многообразного пантеона божеств в мире людей, и интересы людей — перед божествами. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Владимир Видеман: Консолидация власти: декабризм и цезаризм

I. Загадка декабризма

Пожалуй, ни одна из политологических тем в русской истории не скомпрометирована до такой степени, как декабризм. Здесь, можно сказать, исторические обстоятельства поработали двояко: в период Империи декабристы представлялись массовому сознанию как клятвопреступники и ниспровергатели устоев народной жизни, в советские время — как духовные предшественники большевизма, что, в свою очередь, помешало осмыслению феномена декабризма современным российским обществом в неменьшей степени, чем некогда царская цензура. Таким образом, декабризм до сих пор остаётся нераскрытой темой как для традиционной отечественной историософии, так и современной российской политологии.

Сегодня левые политики в России принимают декабристов, по-старинке, за «дворянских революционеров», тогда как правые — за «масонских агентов». Ни те, ни другие не видят в декабризме ничего политически для себя актуального или просто привлекательного. Груз клятвопреступности, лежащий на образе декабристов, изначально суживает границы политологической легитимности декабристской идеи, — правда, за исключением поля революционных методик.

Один из наиболее радикальных, и в то же время креативных парадоксов декабризма состоит в том, что последний действительно идейно воздействовал на большевизм, но в неменьшей степени — и на белое движение. Правда, воздействие это было различным. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)