Сергей Путилов: Бог — шаловливый ребенок?

Сергей Путилов, Духовно-переселенческое движение «Ойкумена»

Не так давно мне довелось побывать в московском палеонтологическом музее. Незабываемые ощущения. Скелеты гигантских рептилий, динозавров, птеродактилей. Вся эта чудовищных размеров живность населяла нашу планету на протяжении миллионов лет. Вдумайтесь только — миллионов и даже десятков миллионов лет! Столь полюбившиеся киношникам и детям тиранозавры, бронтозавры размером с бронепоезд, птеродактили, размах крыльев которых превышал габариты самого большого современного самолета, являлись царями Земли на протяжении периода по сравнению с которым существование человечества — лишь миг. И тем не менее, все эти совершенные зубастые гиганты, быстро бегающие, — от которых не смог бы удрать ни один человек,- перелетающие с континента на континент (кетцелькоатль) — сгинули.

Почему? И не исчезнет ли так же в одночасье когда-то и человеческая раса? По чьей-то прихоти. Будь то падение метеорита, потоп или ядерная катастрофа.

Бог непознаваем, но, как гласит Библия, — по плодам их узнаете их. Очевидно, что по творению и его судьбе можно составить определенное представление и о его Творце.

Глядя на детей (которых у меня, кстати двое), наблюдая за их ростом, развитием, сменой предпочтений, игр в которые они играют, автору статьи было чрезвычайно трудно отделаться от мысли, что и Творец — тот же ребенок. Который играется игрушками, создает себе забавы соответствующие Его уровню развития. Ломает в приступе гнева те из них, что пришлись ему не по нраву. Затем Он создает новые, более совершенные. И хотя продолжает ими забавляться, но каждый раз на более «продвинутом» уровне.

Также как и любой взрослый по-сути тот же ребенок. Только играющий все более дорогими и утонченными игрушками — машины, мобильники, компьютеры, отношения, любовь, работа. Если взять игрушки которыми играет человек на протяжении жизни — от погремушек до любовных игр со своими партнерами (которые для него лишь забава), то можно составить представление и о самом человеке.

Точно также можно проследить как менялось сознание Того, кто забавлялся своими земными творениями на протяжении миллионов лет, пока сменялись геологические эпохи и поколения. Проследить по тому, как развивалась эволюция и гибли целые континенты вместе с населяющими их живыми существами. В итоге можно составить отчетливое представление о том, как взрослеющий ум Творца становился все более изощренным, совершенным на протяжении всей известной нам истории Земли.
Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерия Седова: Философско-феноменологический аспект мистического опыта в Православии

Исходной точкой данной работы является стремление продумать русскую мысль как уникальный опыт мировой философии в современном контексте развития общественной мысли. Специфика русской мысли, в ее отличии от иных опытов мысли,, заключается в открытости влиянию западного и восточного опытов осознания бытия человека и мира в многообразии их взаимопроявления [1].

Уникальность России как мира заключается в ее открытости иному. Простор русского мира способен вместить в своей изначальной пустынности весь мир, который предстоит ее взору. Пустынность русского простора обратной стороной своего преимущества, то есть открытости всему, имеет опасность невозможности вынести собственную открытость иному и склонность срываться в нежелание воспринимать полноту иного опыта и мира. Рождающаяся в результате срыва закрытость приводит к невозможности той встречи с Тайной, которую способна вместить не часть мира, а весь мир; если мир сам обособляется от подлинного бытия в непрестанной открытости своей вмещающей полноту Тайны пустоты, то он забывается в заблуждении ложных представлений [1].

В забвении своей подлинности возникают вопросы об утраченной изначальности бытийствования в духе. Вопросы требуют ответов. Терпеливое и намеренное вопрошание, не удовлетворяясь никакими представлениями, приводит к истинным ответам. Ответы приходят из сердечной запредельности. В сердце говорит Сам Дух, который и есть спасающий Бог. Вопрошание — дело философии, безмолвие, в котором говорит Бог,— дело молитвы.

Под «иным» следует понимать иной опыт достижения истинного видения того, на что устремлен как умный, так и духовный взор. Россия— место, где встречается Запад и Восток: умный Запад и духовный Восток. Влияние буддийского и исламского востока до сих пор не входили в подлинный опыт русской мысли, так как они не открывали путь к той встрече с духовностью, которую подарила России православная Византия; но Россия включает в себя исламский мир как особый мир самой России, так же как она включает в себя и западный, и буддийский миры, как некоторую часть самой себя, но эти части не делают Россию Россией. Она обретает себя в диалоге на границе миров, там где обнаруживается целый мир. Можно предположить, что русская мысль, в разрушенном коммунистической иллюзией мире, сможет освоить буддийский опыт и сделать его частью собственного опыта. Однако, сомнительно то, что русский буддизм станет полнотой русской мысли, основой которой с самого начала (имеется ввиду 19 век, когда по-настоящему заговорила самостоятельная русская философская мысль) был диалог европейской философии и восточного христианства. И сегодня русская мысль идет по тому же пути, но, благодаря усилиям русских богословов ХХ века, открывших систематический мистический опыт Православной Церкви, она находит для собственного развития глубинные пласты духовного опыта, который обогащает философию новыми возможностями [3]. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Елена Герасимова: Версии трансгрессии

Примечание: см. что такое «трансгрессия» [*]. 250_3

Версия первая: “Вскользь” (Бальзак-Барт).

 Книга Барта “S/Z” — анализ новеллы Бальзака “Сарразин”. В конце книги Барт пишет: “Все символическое пространство новеллы занято одним единственным объектом… Этот объект — человеческое тело, о топологических трансгрессиях которого как раз и повествуется в новелле “Сарразин”.” (1, стр. 236)

/Что такое трансгрессия?/

Читаю книгу с конца — в приложении дана новелла.

Мировая антитетика.

Итак, сначала, у Бальзака: “Я был погружен в глубокую задумчивость, как это случается подчас со всяким, даже самым легкомысленным человеком, в разгар шумного празднества. Часы Елисейского дворца Бурбонов только что пробили полночь. Сидя в проеме окна и скрытый волнистыми складками муаровой портьеры, я без помехи мог созерцать сад особняка, где проводил этот вечер. Неясные силуэты деревьев, наполовину засыпанных снегом, смутно выступали на сероватом фоне облачного неба, слабо освещенного луной. В этой призрачной обстановке они отдаленно напоминали привидения, полузакутанные в свои саваны, — гигантское воспроизведение знаменитой “Пляски мертвецов”. Обернувшись в противоположную сторону, я мог любоваться пляской живых существ! Роскошный зал, украшенный по стенам серебром и золотом, сверкающие люстры, горящие огнем бесчисленных свечей. Здесь толпились, двигались, порхали, словно бабочки, самые красивые женщины Парижа, самые богатые и знатные…” (1, стр. 240)

Что у Барта: “Наиболее устойчивой из риторических фигур является Антитеза; ее очевидная функция заключается в том, чтобы, при помощи такого металингвистического инструмента как имя, освятить (и освоить) принцип разделенности и неслиянности противоположностей. Испокон веков Антитеза призвана разъединять; она ищет опору в самой природе противоположностей — природе, которой свойственна непримиримость. Члены Антитезы отличаются друг от друга не просто наличием или отсутствием того или иного признака (что характерно для обычной парадигматической оппозиции), но тем, что оба они маркированы: их различие не отнюдь не вытекает из диалектического процесса взаимодополнения (невесомость против полновесности); напротив, Антитеза — это противоборство двух полновесных элементов, застывших друг перед другом в ритуальной позе, словно два тяжело вооруженных воина;..” (1, стр. 39). Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Лев Регельсон, Игорь Хварцкия: Развенчание человека

3054297-poster-p-1-childhoods-end-the-making-of-a-story-that-couldnt-get-made

Развенчание человека

Мистические явления становятся в наше время столь интенсивными и настойчивыми, что не замечать их уже невозможно. Церковь говорит о вторжении бесов, наука — о массовом психозе: то и другое, может быть, и верно, но мало что объясняет. Понятно и глубоко оправдано как стремление Церкви уберечь незрелые души от ненужного травмирующего опыта , так и стремление науки перед лицом иной реальности сохранить рациональные основы человеческого существования. Однако слишком много фактов свидетельствует о том, что, независимо от нашего желания, контакт с этой «иной реальностью» уже неизбежен. Это, возможно, означает, что пришло время переходить от стратегии избегания встречи – к стратегии подготовки к ней.

Если бездуховная наука поставила под вопрос выживание человека в плане материальном, то мистические явления угрожают существованию человеческого рода в плане психологическом. Аналогии можно найти в историческом опыте XX века: немецкие нацисты, поставив целью истребить евреев и поработить славян, предварительно внушали тем и другим убеждение в их неискоренимой порочности и расовой неполноценности. Нечто подобное испытали другие народы, например абхазы и украинцы, которым десятилетиями упорно внушалась мысль: «таких народов вообще нет!».

Попытаемся выделить психологическую доминанту в многообразных мистических явлениях и посланиях «контактеров». Вначале мы встречаемся с интригующим и оптимистическим переживанием: «мы не одни во Вселенной!». Далее следуют суровые предупреждения о нашей ответственности за планету и категорическое требование немедленно осуществить всеобщее братство и единение. После этого все сильнее начинает звучать главный, настойчивый и неумолимый лейтмотив: человечество есть величина ничтожная, его ценности иллюзорны, его порочность неискоренима, его равнодушие к высшим идеалам окончательно доказано. После драматических призывов и последних предупреждений следует декларация о неизбежности очистительной кары, которая сметет с лица земли всякую «нечисть» – по контексту обычно имеется в виду весь человеческий род.

Но самое поразительное – «оптимистический» финал: человек вовсе не то, что он о себе думает; его задача – в корне изменить свою природу; для тех кто сумеет это сделать, очистительный огонь пойдет только на пользу. Итак, суть мистического натиска – в том, что человека надо отменить или заменить: частично уничтожить, частично превратить в нечто совсем иное.

Во что же именно? Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Степан Кий: Происхождение сознания или Почему вымерли динозавры

Image1015Вводная. Как возникновение феномена сознания, так и исчезновение динозавров в процессе эволюции, порождают неутихающие дискуссии в научных кругах. Философы спорят о факте появления сознании, а палеонтологи о причинах вымирания динозавров, но общепризнанной точки зрения нет по обоим вопросам, хотя гипотез и теорий хватает. Нетрудно заметить, что проблема сознания имеет философский (нематериальный) характер, а исчезновение динозавров объясняют материальными факторами, т.е. изменением среды обитания, к которой динозавры не смогли адаптироваться. Теперь поступим наоборот: появление феномена сознания объясним материальными предпосылками, а исчезновение динозавров – философскими. В статье эти две проблему будут рассмотрены в неразрывном единстве, как две стороны одной медали — эволюции (развития) живого. Только такой подход позволяет адекватно решить названные в заголовке вопросы.

Методологической основой (теоретической базой) решения проблем является исключительно диалектический материализм (далее «диамат»), ибо нематериалистические философии, заполонившие ВУЗы России с приходом капитализма, дают перевернутые знания с аналогичным перекручиванием мировоззрения у просвещенной публики. Об этом свидетельствуют многочисленные выступления и публикации кафедральных философов в различных СМИ: эклектика и схоластика, как волны цунами, захлестнули их страницы. Что у капиталистов на уме, то у буржуазной профессуры на языке. Знамо дело, кто платит — тот и музыку заказывает. Доктора философии зашаманивают простодушных, кто как может, благо идеология, как таковая, отменена Конституцией. Из диамата, в частности, нам потребуется категория «движение», а также принцип диалектики, согласно которому сутью развития (эволюции) является процесс раздвоения единого (предмета, явления, мысли, материи) на противоположности. Появление живого, которое выделилось из неживого в процессе эволюции материи, является первейшим примером раздвоения объективной реальности на пути развития. Живое в дальнейшем еще раз раздвоилось на материальное и нематериальное, т.е. на живую реальность и дух (сознание/мышление). Появление двуполой формы существования живого, наряду с однополой, является всем понятным примером раздвоения единого на противоположности в процессе эволюции.

По теме. В материалистической философии появление сознания в общем не вызывает вопросов: материя первична, а сознание вторично, т.е. порождено объективной реальностью, но более детально не всё ясно, поэтому и дискуссии. Отсутствует даже общепринятое определение феномена «сознание». Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Владимир Видеманн: “Я нашёл гору Меру на Памире” (интервью)

12196044_1081175645255798_581056020829428127_nПредлагаем вниманию читателей интервью руководителя Британского филиала нашего Аналитического Центра «Эсхатон» Владимира Видеманна порталу «Центр Льва Гумилева»

Беседа с Владимиром Видеманном (Лондон, Великобритания) известным антропологом и философом о генетике арийских и тюркских народов, сакральной географии Памира, ритуальном праязыке древнего Человечества

Расскажите о себе для нашего портала. Вы из Советского Союза, но сейчас живете в Европе. Откуда у Вас появился интерес к Азии, к наследию предков наших народов?

Я родился и вырос в Эстонии (Таллин). Семья отца – остзейского происхождения (он сам родился в Ленинграде), мама – русская, до переезда в Эстонию жила в Москве. Кстати, один из моих дальних предков, академик Фердинанд Видеманн, был директором Азиатского Музея при Академии Наук в Петербурге и, как специалист по угро-финским языкам, консультировал Фридриха Крейцвальда, когда тот работал над созданием эстонского национального эпоса «Калевипоэг». Так что у меня это, видимо, в крови.
Но в чисто практическом плане интерес к Востоку (магия, йога, буддизм и т.д.) мне привил старший товарищ из минских хиппи (потом он жил в Таллине), еще в самом начале 70-х. Чуть позже я познакомился со своим гуру, которого звали Рам Михаэль Тамм. Это был эстонец, из православной семьи, много лет проживший в Европе (еще с довоенного времени). В СССР он попал в 1956, проездом, но был тут «задержан» на 25 лет, до 1981. Рам изучал в Германии ядерную физику, был в переписке с Эйнштейном. Потом, под влиянием «обстоятельств», он переключился на философию и стал специалистом по древнегреческой и санскритской философской терминологии. Издавал во Франкфурте-на-Майне журнал «Адвайта-Веданта».
В Эстонии (ЭССР), на хуторе, где он жил, у нас была подпольная психотронная лаборатория и школа по изучению различных эзотерических дисциплин. Она у меня описана в книге «Школа магов» (выходила только на эстонском языке). Сюда приезжали люди со всего Союза – от Прибалтики до Средней Азии, включая москвичей (в том числе: Владимир Степанов, Гейдар Джемаль, Октябрина Волкова, Андрей Зелинский, Виталий Михейкин и др.). Близким другом Рама был ориенталист Хальянд Удам, специалист по санскриту, персидскому и арабскому языкам (он даже перевел Коран с арабского на эстонский).
Вот в контексте всего этого мой интерес к Востоку из чисто теоретического плана перешел в практическую сферу, включая занятия йогой (Рам был специалистов в йоге с 30-летним стажем, учился у восточных мастеров), даосской алхимией, а также путешествия по Советскому Востоку (Средняя Азия, Забайкалье). Так я постепенно втянулся в антропологический дискурс… Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Александр Маловичко, Владимир Козырский: Для чего нужна «первичная лексика» человека?

image002Считается, что Нет неразрешимых проблем –
есть неверные пути их решения!

Состояние исторических наук на начало XXI века вряд ли отмечено какими-то особыми успехами в этой огромной области знаний, если, конечно, не иметь ввиду отдельные самостоятельные исторические дисциплины, как-то: археологию, палеогенетику и, некоторые другие.

—     Если правильно сформулировать науку о Человеке, то можно надеяться,    что эта наука будет лишена тех недостатков, которыми страдают отдельные исторические науки и, в первую очередь, историческая лингвистика. (Второе название этой науки, сравнительно-историческое языкознание, и, третье — лингвистическая компаративистика [1]).

—     Эта наука, историческая лингвистика, давно могла бы стать главной,    среди исторических наук. Однако такого пока не произошло. Причина этого, скорее всего, заключается в консерватизме  специалистов  “индоевропейского  языкознания”, которые не хотят (или, просто не способны) “заглянуть”  в глубь истории и способствовать тому, чтобы наука о Человеке заняла достойное место в прогрессе человеческих знаний (Помните? “В начале было Слово”. Евангелие от Иоанна.). Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Елена Герасимова: Ужас и восторг последнего евангелиста

604018_554156287994765_752097274_nНа мой взгляд, ключевыми для понимания Ницше являются эти его слова, сказанные о книге «Так говорил Заратустра»: «Я внес в нее все то, что передумал, что выстрадал и на что надеялся, и притом так, что жизнь моя иногда кажется мне теперь оправданной. А иногда мне бывает стыдно за себя: ведь, написав эту книгу, я занес руку, чтобы стяжать высочайшие венцы, какие раздает человечество». (Курсив мой, – Е.Г.)

В чем, собственно, заключается радикальное отличие его жертвенности от жертвенности Бруно, Сократа, наконец, Христа?.. В том, что у этих последних был выбор (понятно, что это весьма специфический выбор, близкий к ситуации, когда выбора нет, и, тем не менее…), у Ницше же никакого выбора не было. То есть – и здесь вряд ли нужны какие-то оговорки – они сами были субъектами своего жертвоприношения, это было почетное жертвование жизнью ради идеи; а он был объектом действия слепых сил судьбы, иначе говоря, жертвой анонимного насилия, и в этой жертвенности, мягко говоря, не было ничего доблестного. Первые – прожили нормальную, полноценную жизнь и, да, трагически, но более-менее быстро, умерли каждый на своей голгофе, а Ницше на голгофе жил, его страдание, несопоставимое с муками Бруно, Сократа и даже Христа, длилось не несколько минут, часов, дней или лет, а 2-3 десятилетия.

Короче говоря, в его случае речь идет о судьбе, которую «должно, но невозможно» принять. Отсюда – его неизбежный рессентимент, отсюда – обостренная необходимость его преодоления, отсюда – потребность в совершении творческого подвига, которым были бы оправданы все эти невыносимые муки, и, наконец, отсюда – упоительный восторг от победы (вполне, на мой взгляд, правомерный). Конечно, не будь он безумцем, он бы излил свое восхищение тем, на что способен сподвигнуться человек в его лице, в несколько иной риторике, и это никого бы не смущало и не коробило. Но – увы!..

В общем, судьба сделала Ницше всего лишь своей «жертвой», а он всю жизнь боролся за то, чтобы самому быть Жертвой. То есть, он не просто отдал жизнь за свои убеждения, он из заведомо «пущенной в расход» жизни сделал нечто бессмертное, из тотальной нехватки, таки да, – неисчерпаемый избыток. Так что, и в этом я, пожалуй, соглашусь с Петером Слоттердайком, вся жизнь и творчество Ницше – это действительно новое евангелие или даже Евангелие евангелия.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерія Сєдова: Феномен трансгуманізму як мікроеволюції людини і проблема людської свободи

Трансгуманізм — це міжнародний інтелектуальний та культурний рух в підтримку використання науки і технологій для вдосконалення людських розумових та фізичних можливостей. Рух розглядає аспекти людського існування такі як інвалідність, страждання, хвороби, старіння та недобровільна смерть , як необов’язкові та небажані. Трансгуманісти покладаються на біотехнології та інші передові технології для розв’язання  проблем пов’язаних з людським здоров’ям та розумовим розвитком. Ця новітня течія передбачає оптимізацію людських можливостей фізичних та розумових й наряду з інформаційно-технічним розвитком.

Символом трансгуманізму є H+ (раніше >H). Трансгуманізм часто використовуються як синонім до «покращення людини». Хоча перше відоме вживання терміну датується 1957, сучасне значення є продуктом 1980-тих, коли футуристи в США почали організовувати те, що пізніше виросло в рух трансгуманістів. Трансгуманісти передбачають, що люди зможуть колись перетворити себе в істоти з настільки розширеними можливостями, що заслужать звання «постлюдини». Тому іноді трансгуманізм називають «постгуманізмом».Також на даний момент футурологія займається вивченням питання про ідею часу та простору, який розглядається через призму трансгуманістичних ідей розвитку людини.  Критерій просторовості в деякій мірі піддається дифузії,через елемент зміни та розширення свідомості. Питання полягає в наступному: як саме людина майбутнього буде сприймати час та простір, коли в її організмі значно прискоряться органічні процеси, збільшиться віковий поріг а також,навіть в деякій мірі зміна у фізіології, а саме ріст людини?  Як саме змінена генетика повпливає на людську еволюцію?

Тут можна говорити про мікроеволюцію, що направленна на свідоме покращення та придання виду Homo Sapiens Sapiens нових якісно-необхідних критеріїв. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Владимир Видеман: Институциональная антропология

Представляем вниманию читателей работу нового сотрудника нашего Центра

Институциональная антропология

I. 1. Проблема терминирования

«Изложение любой терминологической системы, по существу, является трансформацией мысленной энергии (внушением). Теория не только объясняет, но и внушает в мере гипнотических способностей своего автора и психологической настроенности адептов. Доказательство теории является не столько логическим процессом (любое суждение заключает в себе интуитивный скачок), сколько гипнотическим слиянием мысленного внушения говорящего и аудитории. Вследствие этого можно использовать доказательство и интерпретацию в качестве процессов внушения на фоне болезненных психо-социальных синдромов (примером этого может служить учитывание настроенности большинства аудитории для проведения недоказанных или же тенденциозных постулатов в целях построения определенной теории).»

Р. М. Тамм. Нуль-Гипотеза-Теория

Всякая теория, как логически связный текст, упирается в проблему адекватного терминологического изложения точки зрения автора. «Кто ясно мыслит — ясно излагает», — сказал философ (Артур Шоппенгауэр). Принято считать, что чем однозначнее значение термина — тем понятнее он для читателя. Отсюда — стремление авторов как можно точнее и полнее определить искомое значение ключевых понятий их интеллектуальной продукции. Апофеозом терминологической корректности представляется т. н. научный подход, тенденциально исключающий всякую двусмысленность изложения, не говоря о многозначности. Однако, требование терминологической однозначности, исходящее из презумпции «научной истины» как, в пределе, единственно возможной, противоречит психологическим началам самого языка как средства многоуровневого кодирования. С чисто формальной точки зрения, всякое последовательное уточнение любого термина является ни чем иным, как процессом интерпретации одних понятий через другие. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)