Кирилл Серебренитский: Наполеон Ней — внук Маршала Франции в Средней Азии

герб доставшийся с трудом1. Мишель Ней, герцог дЭльхинген, принц де ля Москова, Маршал Франции, — Michel Ney, duc d’Elchingen, prince de la Moscowa, — надеюсь, нет нужды усердно рассказывать: кто это такой. Вектор Маренго — Аустерлиц — Ватерлоо. А также 1812ый: Смоленск, Бородино, Москва в огне, отступление в снегах, Березина, — все, кто хоть изредка заглядывал в эти страницы, — вспомнит: да, маршал Ней, слышал про такого.
В иерархии героев наполеоновского эпоса Ней — на ступень ниже Наполеона, на полступени — короля Мюрата, на одном уровне с ним — маршалы Даву и Ланн. Наполеон его звал — «le Brave des Braves»,«храбрейший из храбрых»; для наполеонофила Ней — известнейший из известных.

Пожалуй, можно только добавить, что он — не француз и не фламандец, (хотя в российских текстах его так постоянно именуют). Он, собственно, — Михель Нэй, чистокровный саарский немец, ; при рождении — подданный герцога Лотарингии. Его отец его, Петер Нэй, потомственный мастер-бондарь, мать — урождённая Гревелингер; его родители — честные бюргеры из города Саар-Луи.

В Россию в своё время прибыло немало колонистов именно из Лотарингии. Фамилия Ней до сих пор встречается среди российских и казахстанских немцев. Отмечены также колонисты Гревелингеры, скорее всего —  сородичи Маршала.

Наверно, из наполеоновских маршалов Мишель Ней — самый, так сказать, азиатский, он ближе всех проник к границам пространства, очерченного понятием Asie: в фантастические дни сентября-октября 1812 года он занял со своим корпусом позиции на восточной окраине Москвы, в Симоновом монастыре; дальше других продвинулся по Казанской дороге, в сторону Волги. А также — тем, что, единственный из всех, вывез из России титул —

— да ещё какой! — Мишель, принц де ля Москова, — Михаил Петрович, князь Московский, — напоминающий, вольно или нет, о Рюриковичах
.

Ровесник Бонапарта, в военной карьере он отставал от будущего Императора всего на шаг. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

La Ligue Bonapartiste — Asie / Бонапартистская Лига — Азия

11109215_858468270855583_1422376101037121591_nNos principes sont:
Les méritocrates forment des gouvernements.
Les contribuables surveillent l’État.
Les criminels sont condamnés.
La souveraineté de l’individu détermine la souveraineté de la nation.
Politique sans communistes, la science sans marxistes, l’économie sans expérimentateurs sociaux.
Мы не являемся политической партией и отказываемся от привычной палитры политических терминов.
Мы — апологеты возвращения в наполеоновский мир, — до-марксистский и до-ленинский.
То есть — мир вне-классовый, вне-партийный, мир без глобализации и идеократии.
Мы не призываем вернуться в старину, украшенную именами и регалиями двухсотлетней давности.
Наоборот — мы хотим вернуть миру мужественную молодость, которую олицетворяет собой тридцатилетний Первый Консул Бонапарт, он же — тридцатипятилетний Император Наполеон.
Наша идеология — это ожесточённое сопротивление идеологиям.
Мы не намерены писать в кабинетах новые фантасмагорические программы для наций, континентов и всей планеты.
Мы всего лишь намерены содействовать охране естественных процессов развития.
Если нужно назвать имена, на которые мы опираемся, то это — те, кто воспитал современность:
Жюль Верн (когнитивная технократическая революция).
Александр Дюма-отец (этика индивидуальной чести и осознанной верности).
Артур Конан-Дойл (защита закона и правопорядка — как обетное служение крестоносца).
Изначальный импульс Лиги — Наполеон, который принял имя Али в Египте, неуклонно стремился в Индию, освобождал Сирию, заключил равноправный союз с Ираном, готовился отправить французских солдат в Среднюю Азию, и незадолго до смерти расспрашивал про Китай и Тибет.
Нашими непосредственными историческими предшественниками мы считаем российское Белое движение, которое опиралось на регионы Азии.
Наши принципы:
Меритократы формируют правительства.
Налогоплательщики контролируют государства.
Уголовники подлежат уничтожению.
Суверенитет личности определяет суверенитет нации.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Вячеслав Бучарский: Заветный берег Марины Цветаевой

Назавтра после Международного женского 8-го марта 1934 года у передовой  скотницы из села Клушино на Смоленщине Анны Тимофеевны Гагариной,  тридцати одного года, родился третий ребенок, которого назвали Юрием в честь  Георгия Победоносца и Алексеевичем по батюшке. В предместье Кламар под  Парижем русская эмигрантка, мать троих детей Марина Ивановна Цветаева,  сорока двух лет, в ту весну упорно и лирически думала о смерти.
Поэтесса, широко известная в европейской «продвинутой» культуре, жена  белогвардейского офицера Сергея Яковлевича Эфрона, бежавшего из Одессы в  Константинополь после разгрома деникинского воинства, Цветаева в начале  весны 1934 года напряженно трудилась над темами публицистической прозы.  Она написала несколько эссе и заканчивала очерк детской души под названием  «Хлыстовки».
В том мемуарно-художественном произведении МЦ повествовала о сакральных,  то есть таинственных переживаниях гимназистки младшего возраста,  случавшихся с нею в летние дни начала ХХ века в дачной Тарусе Калужской  губернии.
Фантастические образы яблочных браконьеров восставали с придонного слоя  ностальгического колодца души гениальной российской поэтессы. В тарусской  сектантской группировке материнских лет «кирилловну» кликали Богородицей, а  ее вороватого сына Рыжим Христом.
В эссе «Хлыстовки», опубликованном осенью 1961 года в альманахе «Тарусские  страницы», Цветаева написала весной 1934 года: «Я бы хотела лежать на  тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с  серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах  земляника. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Внутренняя Орда: Вступление к книге

Вступление к книге о Букеевской Внутренней Орде

** «Утро 11 марта 1801 года началось в Михайловском замке обычным порядком. В шесть часов утра явился туда генерал-губернатор граф Пален, привёзший с собой на этот раз для доклада государю и для его подписи множество бумаг».

Эти две строчки – из старинного исторического романа «Мальтийские рыцари в России» (1880, написал его маститый, хотя всегда несколько торопливый, исторический литератор Евгений Петрович Карнович).

Слова просты, но — многозначительны.

Отсчёт времени Павловской эпохи шёл уже на часы. 12 марта (25-го для Европы), в своей спальне в Михайловском замке, в первом часу пополуночи, Император Павел был убит, — мучительно, как в невыносимо страшном сне; ему пробили висок, потом топтали сапогами, били кочергой и каминными щипцами, наконец задушили шарфом.

** в этот день Греко-Православная Церковь поминает, среди прочих, двух благоверных монархов: это были св. Димитрий Самопожертвователь, Царь Грузии (он добровольно принял казнь, чтобы спасти от завоевания страну); и св. Феоктист Драгутин, король Сербии (он последние годы провёл отшельником, в могиле, которую вырыл своими руками); также поминаются в этот день Мученики, погубленные воинами.

Всей операцией, — а это цареубийство было точно и холодно спланировано, — управлял тот же генерал от кавалерии граф Пётр фон дер Пален, Великий Канцлер Державного Ордена госпитальеров св. Иоанна Иерусалимского, Мальты и Родоса, военный генерал-губернатор Санкт-Петербурга и Остзейских губерний; в последние недели до убийства Императора, — второе лицо в Империи. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Необонапартизм XXI столетия — прорыв из Тильзитского мира

«Необонапартизм XXI столетия — это своеобразный консервативно-авангардный прорыв из «параллельного» измерения, где Россия и наполеоновская Европа НИКОГДА не воевали и создали, таки, единую Евразийскую Империю
В значительной степени — да, (и, собственно, консерватизм, — всегда так или иначе параллельно-историчен; историсофия — это воздух, которым консерватизм дышит, или, точнее — его Антеева почва; а историческая фактология — это, по сути, единственное оружие консерватизма (прогрессизм же имеет обширный арсенал — но все его многочисленные оружия безусловно внеисторичны).
Впрочем, наша история — не совершенно параллельна. Она имеет вполне осязаемую опору в академической истории: июнь 1807, Тильзит (возникновение нашего Комитета де-факто — июнь 2007 — только в этом году появились в Восточном Бонапартистском Комитете первые живые люди, — после публикации моей статьи в «Вокруг света»).
Мы — прорыв из Тильзитского мира, точнее — из геополитического пространства, предполагаемого в статьях Тильзитского секретного договора (создание единой дву-имперской Великой Армии, — под общим оперативным командованием Наполеона).
Тильзит — не фантасмагория, это — стратегический проект: военный союз Двух Империй — Восточной и Западной. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS