Юрий Сёмин: Личность и общество

Личность – общежитейский и научный термин, обозначающий: 1) устойчивую систему социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества или общности; 2) индивидуального носителя этих черт как свободного и ответственного субъекта сознательной волевой деятельности. Понятие личность, употребляемое в этом значении, нужно отличать от понятия индивидуальности, подразумевающего своеобразие, особенности данного лица.

Проблема личности в философии – это, прежде всего вопрос о том, какое место занимает человек в мире, чем он фактически является и чем он может стать, каковы границы его свободного выбора и социальной ответственности. Хотя отдельный человек не властен над результатами совокупной общественной деятельности, он всегда обладает свободой выбора и именно этот выбор конституирует его как личность. В своём первоначальном значении слово личность обозначало маску, роль, исполнявшуюся актёром в греческом театре. Личность вне общины или полиса для древнегреческой философии так же нереальна, как биологический орган, оторванный от целого организма. Однако уже в античности возникает проблема несовпадения реального поведения человека и его «сущности», Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Вячеслав Бучарский: Заветный берег Марины Цветаевой

Назавтра после Международного женского 8-го марта 1934 года у передовой  скотницы из села Клушино на Смоленщине Анны Тимофеевны Гагариной,  тридцати одного года, родился третий ребенок, которого назвали Юрием в честь  Георгия Победоносца и Алексеевичем по батюшке. В предместье Кламар под  Парижем русская эмигрантка, мать троих детей Марина Ивановна Цветаева,  сорока двух лет, в ту весну упорно и лирически думала о смерти.
Поэтесса, широко известная в европейской «продвинутой» культуре, жена  белогвардейского офицера Сергея Яковлевича Эфрона, бежавшего из Одессы в  Константинополь после разгрома деникинского воинства, Цветаева в начале  весны 1934 года напряженно трудилась над темами публицистической прозы.  Она написала несколько эссе и заканчивала очерк детской души под названием  «Хлыстовки».
В том мемуарно-художественном произведении МЦ повествовала о сакральных,  то есть таинственных переживаниях гимназистки младшего возраста,  случавшихся с нею в летние дни начала ХХ века в дачной Тарусе Калужской  губернии.
Фантастические образы яблочных браконьеров восставали с придонного слоя  ностальгического колодца души гениальной российской поэтессы. В тарусской  сектантской группировке материнских лет «кирилловну» кликали Богородицей, а  ее вороватого сына Рыжим Христом.
В эссе «Хлыстовки», опубликованном осенью 1961 года в альманахе «Тарусские  страницы», Цветаева написала весной 1934 года: «Я бы хотела лежать на  тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с  серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах  земляника. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: О прогрессизме, традиционализме и терминологии

Если говорить об изначальных определениях право-левизны, – когда-то этими терминами обозначена была единственно подлинная линия фронта. Традиционализм – против прогрессизма. Меритократия (и её замершее, окостенелое порождение – аристократия) – против демо(охло-)кратии.  Индивидуализм – против коллективизма. Идея и спиритуализм – против материализма.
Другое дело: сейчас эти определения – шуйца-десница – уже настолько размыты, рассеяны на элементы, переплетены с неимоверно инородными  понятиями, впаяны в самые разные мозаичные композиции, что проще от них отказаться совершенно, чем каждый раз занудно спорить о  нюансах, контекстах и интонациях.
Проблема ещё вот в чём: уже к исходу XIX века авангард прогрессистов, марксисты, одержали свою наиважнейшую победу, – и, несмотря ни на  какие последующие события, удерживают завоёванное тогда – до сих пор. Это победа – терминологическая.
Сейчас любой оппонент прогрессизма – вынужден пользоваться прогрессистскими терминами, оперировать, так или иначе, постулатами  прогрессистских доктрин. Для меня лично это – затруднение решающее, именно из-за этого я вынужден почти что отказаться от письменных  рассуждений в этой сфере.
Вот что сообщает о правых Википедия: “направления и идеологии, противоположные левым, в частности, ставящие капитализм, экономические или  национальные цели выше равенства прав и шансов для всех слоёв населения. К ним относят консерватизм, монархизм, анархо-капитализм,  национализм, фашизм и нацизм”.
Я – полностью подхожу под определение “правого” с позиции автора вышеизложенных строк – по внешним эстетическим проявлениям, по  высказываниям, по кругу моих интересов; но согласиться на это – никак не могу.
Я – совершенно отвергаю понятия “капитализм”, “классовая борьба”, “пролетариат”; я уверен, что ничего этого просто нет и никогда не было. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Хаос. Покой. Бонапарт.

Нас окружает Хаос. Вокруг нас – Хаос природы. Стоит выбраться за пределы больших городов, – увидеть, как жмутся дерневенские домики под проливными дождями, услышать, как трещать от стужи деревья в зимнем лесу; или — вот: (уже: страшный сон о Хаосе): я (вы) —   в чужом городе без денег, без документов. Хаос не замер на границах. Он надвигается на крохотные, непрочно пульсирующие слабым теплом, комочки человеческого бытия – всей своей ледяной космической мощью. Только в последние века человеку (и — лишь на незначительно малых фрагментах суши, в наиболее благополучных странах) удаётся, — ценой огромных усилий, — натужно творить городское бытие, пространство Урбо. Собственно, зоны  урбанизации и определяют понятие благополучия. Разумеется, Урбо — тревожно: причём — горячо, жгуче, мучительно, на пределе сил (недаром вечное стремление горожанина — назад, в деревню, в Агро: оказываетися, покой — там!хотя и там — не покой); Урбо — в наше время — условно, ритуально  признан средоточием комфорта (хотя это, скорее, комфорт Робинзона: торопливо стащены в кучу все наиболее полезные обломки онтологических ежедневных кораблекрушений)

** Хаос – внутри нашего сознания, он начинается сразу – за узкой полосой сегодняшних, обычных, бытовых соображений. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS