Валерия Седова: Судьба, Рождение и Смерть: фундаментальные категории культуры

1474507_249121538583843_754926967_nСмерть и Судьба суть взаимосвязанные категории. В реальной плоскости человеческого бытия они могут сливаться до отождествления, а могут и расходиться, образуя в жизни сознания противоположные полюса. Их позиции по отношению друг к другу, как и та роль, которую они играют в процессе распространения субъекта в собственном духовном пространстве, зависят в конечном счете от уровня усилий, прилагаемых людьми, для выхода за границы актуально наличного бытия. Поскольку такой выход определенно связан с личностным самостроительством, постольку судьба и смерть служат мерами личностности в человеке.

Обе рассматриваемые категории сосуществуют прежде всего в культурном поле. При этом векторы их реализации направлены в противоположные стороны. Смерть применительно к культуре представляет собой такую реальность, которая, будучи внеположена собственно культурному бытию, запредельна к нему, оказывает динамическое воздействие на культуру, выстраивая само ее тело в направлении к смерти, делая осмысленное человеческое бытие развертывающимся ввиду смерти. Если культура — это определенный способ полагания смысла, то смерть наряду с такими категориями, как красота, свобода, любовь, есть то, чему этот смысл полагается. В этом качестве смерть представляет собой природный, т.е. субстанциально-внекультурный феномен. В самой культуре эта внеположенность, трансцендентность смерти воспринимается как ее неизживаемая загадочность, как ускользающая сверх-разумность. Смерть определяет бытие культуры тем, что вынуждает последнюю вечно ее дешифровывать (впрочем, без надежды на окончательный успех), лишать смерть ее трансцендентного статуса, не будучи, однако, в силах это осуществить. Культура стремится «одомашнить» Смерть, т.е. трансформировать ее из трансцендентного объекта в объект трансцендентальный, целиком описываемый средствами данного культурного языка. В то же время в рамках самой культуры осознается факт несводимости такой природной реальности, как Смерть ко всякой культурной форме, к любому накладываемому на нее смысловому контуру. Это, в частности, хорошо видно на примере той идеологии Смерти, которая осуществилась в культуре архаической и классической Греции.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Михайль Семенко и украинский панфутуризм

QOLdHAop99wМихайль Семенко и украинский панфутуризм. Манифесты. Мистификации. Статьи. Лирика. Визиопоэзия / Перевод с украинского Анны Белой; комментарий Анны Белой и Андрея Россомахина. — СПб.: Издательство Европейского университета, 2016. — 416 с. Серия: Avant-garde

В издание включены основные манифесты Михайля Семенко — поэта, культуртрегера, организатора первого авангардного объединения на Украине «Кверо», а также лидера и концептолога панфутуризма, реализованного в творчестве представителей таких объединений, как «Аспанфут», «Комункульт» и «Новая Генерация». В книгу вошли также избранные переводы лирики Семенко, факсимильные воспроизведения скандального сборника «Дерзания» (1914) и визиопоэтических экспериментов («Каблепоэма за Океан» и «Моя мозаика»; 1921–1922) — воплощения его теории «поэзомалярства» и «мета-искусства». Впервые в переводе на русский язык представлены ключевые документы украинской ветви славянского футуризма, просуществовавшей с 1914 до 1930 года. Ощутить привкус скандальности и экзотичности футуризма читателю помогут мистификации соратников Семенко, критические публикации его современников, а также богатый иллюстративный материал. Тексты сопровождаются подробными комментариями. Впервые приводится полная библиография прижизненных изданий Семенко, вместе с обложками сорока его книг и альманахов.

Предлагаем вниманию читателей самый первый манифест украинского футуризма (факсимиле и перевод), опубликованный 21-летним Михайлем Семенко в феврале 1914 года.

Михайль Семенко
САМ [i]
Эй, дружище, послушай меня! Да слушай же ― такой ты чудной! Я хочу сказать тебе несколько слов об искусстве и о том, что с ним связано, ― только несколько слов. Нет ничего лучше, как разговаривать с тобой об искусстве, дружище. Я упираюсь руками в бока и смеюсь до надрыва. Я весь сотрясаюсь от смеха ― у тебя такой удивительный вид, дружище! Как же мне дьявольски весело с тобой! Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Лев Гореликов: Идейный кризис современной науки и вселенский горизонт будущего

tumblr_nazq2tTBo01rv0p43o1_1280Благодарим автора за предоставление данной статьи. — Редакция.

Современные разработчики фундаментальных проблем теоретической физики с тревогой отмечают ее идейный застой, не способствующий динамическому продвижению научного интеллекта в познании универсальных связей мировой целостности. Действительно, столетний интервал в разработке современной квантово-релятивистской картины мира – достаточно длительный срок для возникновения и экспериментальной апробации качественно новых моделей физической реальности. В наибольшей мере ограниченность наличной квантово-релятивистской картины мира в отражении объективных процессов окружающей действительности обнаруживается в диспропорциях возрастных показателей мировой эволюции, физические начала которой лежат, согласно современная космологии, в интервале от 10 до 20 миллиардов лет.

Идея единства мира предполагает, что в основаниях всех уровней его организационной целостности должны лежать общие закономерности, характеризующие, в частности, темпы эволюционного процесса. Соотнесем среднюю величину физического существования Вселенной (15 млрд. лет) с возрастом жизни на Земле (3,84 млрд. лет): в результате мы получим примерное соотношение 4:1. Повторим аналогичную процедуру, но уже соотнося длительность существования живой природы (3,9 млрд лет) с возрастом человеческого рода, рождение которого обозначено появлением на исторической арене «человека умелого» (2 млн.лет). Такое соотнесение даст нам пропорцию 1950:1, явно указывающую на резкое, «необъяснимое» замедление темпов мировой эволюции в создании антропосферы по сравнению с предшествовавшим этапом рождения биосферы.

Это «странное» замедление эволюционной динамики можно несколько «ослабить» посредством привязки исторического начала жизни человеческого рода ко времени существования такого ископаемого вида человекообразных существ, как «рамапитек» (1014 млн. лет назад). В данной исторической проекции соотношение возраста жизни на Земле (З,9 млрд. лет) с временем появления первопредков людей (12 млн. лет) даст пропорцию 325:1. Как и в первом случае, мы наблюдаем «странное» замедление скорости эволюционного процесса по сравнению с предшествующим этапом перехода от физической к биофизической форме эволюции, что расходится с общей тенденцией ускорения с течением временем хода биологической эволюции. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Надія Поліщук: Міф про культурного героя: Франкова парадигма

tumblr_nghww1qZzb1ticz74o1_1280У статті досліджується функціонування авторської моделі міфу про культурного героя, місія якого закодована в питомо Франківській ідеї суспільної праці заради (добра) рідного народу. Вона виявляється на рівні внутрітекстової множинності роману І. Франка “Лель і Полель”, зокрема: драми Ю. Словацького “Лілла Венеда”, міфу про близнюків та суголосних із романом творів письменника – повісті “Петрії і Довбущуки” й оповідання “Хома із серцем і Хома без серця”.  Аналіз міфологічної структури здійснюється крізь призму засадничого для Франкової парадигми мислення принципу дуальності, вираженого в архетипі двійництва. Попри наявність у Франковому тексті усіх необхідних складових (зв’язок із надприродними силами, процес ініціації та випробування (подвиги)), міф про культурного героя залишається незреалізованим. З погляду текстуального аналізу – внаслідок внутрішньої роздвоєності центрального персонажа. З погляду аналітичної психології – через незавершеність процесу індивідуації, а відтак осягнення цілісної особистості (самості) на підсвідомому рівні самого Франка, що символічною мовою міфу передбачало подолання архетипу тіні і поєднання з архетипом аніми.

Ключові слова: міф про культурного героя, мономіф, принцип дуальності, міф про близнюків, цілісність, роздвоєння, архетип аніми, архетип тіні.

Ідея національного (духовного) провідника, що заради рідного народу готовий був скласти на жертовний вівтар самовідданої праці власне життя, раніше чи пізніше, сильніше чи слабше, однак постійно виринала і живила творчу уяву митця тою чи іншою мірою – у багатстві сюжетно-тематичної модифікації, у розмаїтті поетичних і прозових жанрів, у самоповторюваності і автопереписуванні; окреслювала спосіб буття самого митця з усією множиною супровідних наслідків – роздвоєння поміж громадянським обов’язком і правом особистого щастя, розривання між естетичними смаками і дидактичними цілями. Виростаючи у творчості письменника до архетипу двійництва, трансформується у наскрізний для Франкової парадигми мислення принцип дуальності, становлячи “усежиттєвий франківський лейтмотив”: “… діалектика цілісності і роздвоєння – не випадковий епізод чи літературний мотив, хай і часто повторюваний, а перманентний “метасюжет” Франкової життєтворчості, її “нерв”, глибоко мотивований психологічно й світоглядно. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Евгений Аржанов: 125 лет Борису Пастернаку

Празднование присуждение Нобелевской премии (23 октября 1958, фото от 28 октября) За столом К.И.Чуковский, крайняя слева Лидия Корнеевна Чуковская, правее Елена Цезаревна Чуковская, крайняя справа - Зинаида Николаевна Пастернак.

Празднование присуждение Нобелевской премии (23 октября 1958, фото от 28 октября) За столом К.И.Чуковский, крайняя слева Лидия Корнеевна Чуковская, правее Елена Цезаревна Чуковская, крайняя справа — Зинаида Николаевна Пастернак.

23 октября 1958 г. Пастернаку присуждается Нобилевская премия за роман «Доктор Живаго» — запрещенный в СССР и нелегально вышедший на Западе. Последующее вынуждает его отказаться от награды, а стресс переходит в рак…
Сегодня, в 125-летие важно не забыть (и не заболтать) суть истории с «Живаго» — как уже наш «моральный рак», что не исцелён и дает рецидивы!
Потому и сегодня звучит: «НЕ ЧИТАЛ (нЕчто), НО (уверен, верю, согласен с теми-то на 100% и т.п.)», и клише: «лжец», «с грязью под ногтями», «графоман, ибо мне не понятно» , «калоЕд» и т.д. (часто весь список любимых кем-то писателей

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Екатерина Амеян: Шангал: и рухнули мои надежды

l-3xqIzVLy0Шангал — далёкая и древняя Родина предков. Не зря говорят, где бы человек не находился, не исчезают его тяга и любовь к родной земле. Есть невидимая связь, которая не обрывается через века и поколения. Эту связь я ощутила на себе. Никогда не думала, что езидский регион в далёком и чужом Ираке станет частью меня самой, моей души и творческого мира. Пять месяцев я жила судьбой Шангала: плакала, страдала, отчаивалась, надеялась и верила. Ничто так не трогает моё сердце, как вести о войне. Но оказалось, что война, уничтожающая твой собственный народ и историю, не просто трогает сердце и вызывает слёзы, а становится личной трагедией.

Август 2014 года я не забуду никогда. Читая и публикуя новости о событиях тех дней, я ощущала муки ужаса. Фотографии и видео зверски убитых людей заставляли плакать. Я думаю, что многие езиды в те дни были шокированы происходящим, не успев ещё ничего осмыслить. О нас заговорил весь мир. Печальная участь — многие люди на планете узнали о нашем народе благодаря этой трагедии. В своей статье «Все дети должны быть счастливыми», написанной в честь Дня защиты детей, я писала, что езидские дети Ирака живут в опасности, так как там постоянно происходят теракты. Не знала я, что впереди этих маленьких и беззащитных существ ждёт то, что хуже всякого теракта — война, которую войной не назовёшь. Ибо не воины ничтожные террористы, которые нападают на безоружных, убивают детей и женщин.

В те дни, наверное, впервые я ощутила такую боль за свой народ. Мне казалось, уничтожая наш народ в Ираке, лишают прошлого и будущего каждого езида в любой другой стране. Боль Шангала разбудила во мне поэта, пишущего на курманджи (езидский). Ранее я не писала серьёзную, гражданскую лирику на родном языке. Я думала, что на курманджи(езидском) не могу так выразить чувства. Для писателя лучшее средство выражения свой печали и переживаний- это его произведения, через которые душа обретает некий покой.

В те дни все езиды были едины, общая трагедия словно сплотила народ. Многие стали осознавать суть происходящего. Ведь нас предали, продали, обменяли на что-то как товар. Мы видели, что в регионе разыгрывается игра, а мир равнодушно наблюдает. Скольких женщин увели в плен, сколько погибло людей, сколько осталось без крова и без права на будущее . Шангал опустел, но для меня горел луч веры. Езидские ополченцы во главе с Касымом Шешо стали надеждой. Каждый езид радовался, что настоящие храбрецы и герои среди нашего народа ещё остались. Мы молились за них, сопереживали. Я верила, что езидские герои освободят Шангал, отразят атаки врага, пусть даже весь мир против нас.

Пока езидские бойцы сражались, защищали храм Шарфадин, который стал для нас символом веры и стойкости, Иракский Курдистан получал отовсюду военную, гуманитарную и финансовую помощь, якобы для борьбы с террористами ИГИЛ. Становилось всё яснее, кто виноват в геноциде езидов, но от этого легче не стало.

SwlZc7z5qAo

memtFH3xL5U Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Десять дней 1812-го. Наполеоновский театр в Москве. II

ГЛАВА II. МАДАМ АВРОРА БЮРСЭЙ, УРОЖДЁННАЯ ДОМЕРГ.

P1030857** В 1802 году, — когда во Французской Республике уже безраздельно правил Первый Консул Бонапарт, — на сцене Париже был поставлен непритязательный водевиль — Allons en Russie, — Едем в Россию! (vaudeville episodique, en un acte et en prose).
Его авторами были Моро де Комманжи и Анрион (Moreau de Commagny и Henrion).
Смысл – прост: весёлые французские актёры собираются в Россию, на заработки; им жутковато: Russie – таинственная, дикая ледяная страна. (по слухам, как поёт один из персонаждей, там, на Севере, все ходят в звериных шкурах); но там французов не посмеют освистать. И там, в богатой России – актёров ждёт богатство.
Четыре года спустя, осенью 1806 года, французская труппа возникла в Москве, — в глубинной, по представлению французов, России, на границе Азии.

** Год 1808ой: в Москве — своя, местная театральная революция: 13 апреля был открыт новый Императорский театр, у площади Арбатских Ворот, в устье Пречистенского бульвара: новое здание (нарочно, и весьма спешно, возведённое для театра, — обширная ротонда, окружённая колоннадой, — удивительно красивое, но весьма непрочное, деревянное сооружение), так и утвердилось под наименованием: Арбатский театр.
Опекать новый театр взялся сам обер-камергер действительный тайный советник Александр Львович Нарышкин, директор Императорских Театров,
(вельможа ещё екатерининских времён, могущественный – одним уже своим громоподобным, почти царственным, именем)
.
Нарышкин постоянно жил в Петербурге, но в данном случае Москве уделил некоторое внимание.
Год 1808ой: эти цифры было бы вполне правильно разместить на фоне торжествующего французского триколора с золотой буквой N; год безусловного триумфа Франции. Внезапно возникшая наполеоновская Империя объяла собой весь континент; наступила эпоха Тильзитского мира: Россия — первый, самый грозный и самый многообещающий союзник Франции.
Театральный мост между Росией и Францией, как символ крепнущего союза Империй, — эту идею первым высказал — сам Александр. 9 сентября 1807 года временный посол Франции в Петербурге, дивизионный генерал Анн Жан Савари доносил Наполеону: русский tsar в разговоре, к слову, обмолвился, что величайшее удовольствие ему доставит приезд в Россию французских артистов.
Следовательно, Французская труппа в Москве должна была знаменовать собой двуединый стратегический союз Империй Востока и Запада. Престижность её была призвана соответствовать актуалиям имперского величия.
Было совершенно очевидно, что прежняя сборная французская антреприза – для нового величественного театра не годилась; необходимо было восхождение на новый уровень.
И – действительно: поздней осенью 1808 года в Москве появился совершенно новый, ещё небывалый театр — наполеоновский; его актёры, подданные Наполеона, прибыли из свежего королевства, только что созданного по проекту Наполеона, на троне которого сидел брат Наполеона. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Десять дней 1812-го. Наполеоновский театр в Москве. I

ГЛАВА I. ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ПЁТР ПОЗНЯКОВ.

P1030817*** Позняковский особняк, «отель Пузнякофф», l’hotel Pusniakoff (как называют его во воспоминаниях офицеры Великой Армии, — например, барон Луи Франсуа Жозеф де Боссе-Рокфор, префект Кремля в 1812 году).
Сейчас этот дом – в самом центре Москвы. Огромный, странный дом; с улицы — в четыре этажа, (но это старинные этажи, размашисто-обильные, — высотой в нынешний шестиэтажный, пожалуй, дом).
Свидетельство Наполеоновской Москвы – не весь дом, а его нижняя половина. В 1800х особняк генерал-майора и кавалера Петра Познякова – двухэтажный; судя по всему он был выстроен в надменном стиле ампир, привычно смягчённом московскими архитектурными шаблонами.
В очертаниях дома при желании усматривается буква П, впрочем, сильно искривлённая При известном романтическом настрое можно предположить, что это архитектурный иероглиф осознанно устроил его знаменитый роковой владелец, Пётр Позняков; но – вряд ли. В Москве было немало усадебных домов с такими очертаниями.

** Это – старая московская велико-барская усадьба; ко времени Наполеона ей было уже около ста лет, а то и более; а самому дому — без малого тридцать лет.
В первые годы 18 века здесь был владельцем стольник Владимир Петрович Шереметев (1668 + 1737), (позже – генерал-аншеф, киевский губернатор, младший брат прславленного петровского графа и генерал-фельдмаршала);
Так возник Шереметевский переулок. В 1725 году упоминается следующий владелец усадьбы – бригадир Михаил Иванович Леонтьев (1672 + 1752),
(впоследствии – генерал-аншеф, сенатор; член Верховного Тайного Совета).
По отцу он приходился двоюродным племянником Царице Наталии Кирилловне, и. стало быть, — был троюродным братом Петра I. С 1730х вместо Шереметевского зафиксировано название – Леонтьевский переулок. Оно и утвердилось – на следующие столетия, и держится до сих пор. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Сергей Морозов: У России нет души

57489_600Где живет душа народа? Националисты 19 века, например Джузеппе Мадзини, думали, что в языке. Когда Италию наконец-то объединили, выяснилось, что общего языка нет, и жители Севера не понимают жителей Юга. После такого на некоторое время от столь конкретного анимизма отказались.

Язык, хотя и является средством, обладает чувством передавать, что истинно, а что ложно – одним только звучанием. Европейская душа и душа Европы – скорее одно и то же. Душа России и русская душа – здесь чувствуется разница; если сказать «эгрегор России» и «русская душа» – разница усиливается.

Душа живет в резонансе душ людей и вещей, как инструментом, как рупором усиленным элементами культуры. Этот резонанс выражается фразой «… находит отклик в душе».

Чем менее объект, тем более выражена и понятна его душа, тем больше компонентов души может быть открыто. Душа Германии выражена более ярко, чем душа Северной Европы. Душа Северной Европы более понятна, чем душа Европы вообще. Души городов и малых стран бывают видны невооруженным глазом. Достаточно сказать: «Венеция», или «Петербург» — и душа города раскрывается через максимально доступные образы, передавая стиль и через него направление.

Души-эгрегоры не могут являться частью чего-то. Душа Германии не есть часть души Европы. Объединение вещей не приводит к объединению их душ, души есть толь у чего-то целостного. Да, душа Европы, душа любой культуры вообще – это городская душа. Но она возникает над городами, над городской культурой, не как их синтез, а как венчающее дополнение.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Степан Процюк: Початок монархії

Нещодавно я із сім’єю відвідав Галич. Занепад? Відродження? Стагнація? У будь-якому випадку (той, хто хоче побачити, побачить) на вуличках цього райцентру ще клигає аура потьмянілої князівської величі. Ми пішли до Княжої гори, що могла би бути чудовою туристичною «фішкою» Галича. Уламки князівської (себто королівської) твердині. Уламки української монархії…

Дивлячись на пам’ятник королю Данилу на відреставрованій центральній частині містечка, обіч Дністра, я подумав, що це місце могло би бути ідеальним для реальних чи уявних зустрічей тих, для кого монархія — не політичне, а етичне та романтичне поняття.

Не олігархократія, охлократія чи геронтократія, як зазвичай у нас буває. Не монократія і не псевдодемократія. Адже монархія — це стан душі.  Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)