Кирилл Серебренитский: Кавказоведческие заметки. Грузия 1.

светлейший князь Пётр Петрович Грузинский

1. … сначала я хотел написать в заголовке «просто кавказоведческие заметки». Но — подумал. и осознал: Кавказ, в любом понимании этого термина, — наисложнейшая система, а поначалу речь пойдёт вообще о Грузии.
А что может быть сложнее Грузии?

Поэтому — «сложные заметки».

2. Для начала: о том, кто сделал великое советское кино таким великим и таким внесоветским.

Песенка, которая превратилась в подлинный гимн грузинского кино, — для семидесятых и восьмидесятых, для обширного и весьма значимого поколения, а то и двух.

…. Ме ра мамхеребс удзиро зеца замбахис пери Ту милхинс мхери ту свдианоб маинца вмхери...
«Я (вот) почему пою : бездонное небо цвета ландыша,
И если мне весело, пою, И если грущу, всё равно пою».

Это, если кто не узнал, «Мимино», 1977:
— Чито-гврито, чито-маргалито дааа…»

Музыка Г. Канчели, слова П. Грузинского, пел, понятное дело, В. Кикабидзе.

Итак. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 3. Мария Валевская: предки из Галиции

1. … её, полагаю, нет необходимости как-то подробно рекомендовать: кто хотя бы отчасти интересовался, кто такой Наполеон, (не коньяк и не торт), — тот вспомнит, что была такая: Мария Валевская.
Кто не интересовался, — возможно, просто вспомнит один из звёздных фильмов. Энциклопедии насчитывают около полутора десятков кинематографических воплощений этого персонажа. Но если считать все исторические и псевдоисторические ленты, то — уверен, их больше.
В 1937ом в фильме Conquest её воплотила шведка Грета Гарбо, тогда уже вполне суперстар; в легендарном польском «Марыся и Наполеон» (1966) — литовка графиня Беата Тышкевич (дальняя родственница Марии); в британском «Napoleon and Love» (1974) — Кэтрин Шелл (одна из первых девушек Джеймса Бонда от 1969 года, венгерская баронесса Шелль фон Баухлотт, по женской линии потомок Габсбургов и Бурбонов); в американском изящном, несмотря на обильную мыльную пену, сериале «Napoleon and Josephine: A Love Story» (1987) — Венди Стокуэл; во французско-польском «Napoléon et l’Europe» (1991) — Иоанна Шчепковска, наконец, в бравурном французском «Наполеоне» — томная румынка Александра Мария Лара.

А впервые на экране Мария Валевская появилась в 1914ом.

2. Ни один из тех, кто действительно сооружал Империю вместе с Наполеоном, не высвечен кинематографом столь ярко.
Между тем, эта польская дама ничего особенного не сделала. И не могла успеть многого: она умерла в возрасте тридцати одного года.
В 1807ом Мария Валевская герба Колонна, — двадцати одного года от роду, — оказалась в роли возлюбленной Наполеона в Варшаве, потом в замке Финкенштейн; в июле 1809го снова встретилась с Наполеоном в Шёнбрунне, близ Вены; 4 мая 1810 года родила от Наполеона сына; в 1814ом бросилась на помощь Наполеону в Париже, потом побывала у него на Эльбе; в сентябре 1816 го вышла замуж за дивизионного генерала Филиппа д’Орнано, графа Империи (троюродного брата Наполеона); через год умерла в Париже.
Собственно, всё. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 2. Королевство Обеих Галиций: беглый эскиз

1. 28 мая 1809 года во Львов (Лемберг) вступили полки князя Понятовского — сводный корпус Армии Герцогства Варшавского, и одновременно — формирование 9го корпуса Великой Армии. Рейд князя Понятовского — от Варшавы на юг, самые недра восточной окраины Австрийской Империи. И — в очередной раз в последние дни мая рухнули конструкции, казавшиеся до сих пор незыблемыми.

… ситуация — экзотичная, но не столь уж редкая в истории Европы, тем более в бурлящем котле наполеоновской эпохи: целое королевство возникло, — словно вспыхнуло, — совершенно случайно, как побочный эффект, неожиданный даже для самих экспериментаторов с политическими картами.

2. Главнокомандующий варшавскими войсками (довудца) князь Юзеф Понятовский рассматривал Восточную Галицию только как территорию возрождаемой Польши и намерение у него было — одно: присоединить эти земли к возрождённому Польскому королевству. В Лемберге в первый же день приказом Довудцы были назначены: глава гражданской администрации, генеральный интендант — Раймунд Рембелинский и военный губернатор — бригадный генерал Александр Рожнецкий29 мая было наспех сформировано местное управление (Дозор Сеймовый). Во главе его встал Презес — граф Теодор Потоцкий (влиятельнейший и всеми чтимый местный магнат, фигура символическая — ему было восемьдесят лет).

3. Но тут же выяснилось: не так сё просто: городская элита Лемберга решительно не приняла диктатуру князя Понятовского и власть варшавских ставленников. 2 июня 1809 года в Лемберге было провозглашено независимое Королевство Обеих Галиций и создано правительство — Временный Центральный Военный Жонд. Был избран Презесграф Станислав Замойский з Замошьчья, действительный тайный советник, тоже магнат, но — представитель нового поколения, (ему было 34 года). В Жонд вошли лидеры галицийской шляхты: Марцин Бадени, Франтишек Грабовский, каноник Юзеф Кожьмян, Максимилиан Левицкий, Игнацы Петрусский, Яцек Фредро, Ян Уруский, Яцек Дзержковский, граф Ян Амор Тарновский. Таким образом, в Военном Центральном Жонде были оба центра приятжения элиты: восточно-галицийские аграрные магнаты — граф Замойский, граф Тарновский, Фредро и Уруский (в будущем графы Галиции и Лодомерии), и — львовские городские элитарии — интеллектуалы, «учёная шляхта», практически все — деятельные масоны. Князь Понятовский вынужден был примириться с галицийской фрондой, но он сумел ввести в Жонд нескольких преданных соратников: пост военного министра занял его близкий друг — бригадный генерал граф Юзеф Вьельгорский; креатурой Понятовского был, видимо, презес Счётной палаты — князь Мацей Яблоновский; несомненно, ставленником Варшавы в львовском Жонде был литовский шляхтич Тадеуш Матушевич (уже через год — фактический руководитель варшавского правительства, министр финансов); в Жонд вошёл также известный апологет Великой Польши, идеолог Сарматской империи от моря до моря (и бывший лидер польских якобинцев) — Анджей ГородыскийТаким образом в Жонде были представлены две противостоящие политические группировки: варшавская (сторонники Великой Польши) и лембергская (сторонники независимой Галиции). Почти поголовно члены Временного Военного Центрального Жонда, — и лембергские уроженцы, и варшавские пришельцы, — принадлежали к карпаторосской шляхте из происходили из старых галицийских родов. Тадеуш Матушевич, чистокровный литвин, в этом отношении резко выделялся на общем фоне. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Украина. 1. Род Яблоновских

Люсье́н Бонапа́рт (фр. Lucien Bonaparte, итал. Luciano Buonaparte; 21 мая 1775(17750521), Аяччо, Корсика, — 29 июня 1840, Витербо) — первый принц Канино с 1814 года, французский министр внутренних дел (1799—1800), младший брат Наполеона Бонапарта.

… Самое Главное всегда видится только краем глаза, — писал покойный Юрий Коваль. По моему опыту, то, что остаётся за пределами огромных трактатов, беглые заметки, — и даже не на полях черновых рукописей, а — то, что остаётся на краю памяти историка, чему нет места ни в респектабельной статье, ни в автореферате диссертации, (- … само, без разрешения, вцепляется, как сухой репей в полу старой походной шинели, — ) это и есть — самое интересное в исторических исследованиях.
А весь мой опыт историка, вопреки статьям и рефератам, — подтверждает: самое интересное — это и есть Самое Главное. На самом деле.

Для начала — первая попавшаяся заметка, просто — самая свежая, позавчерашняя.

1. Княгиня Анна Яблоновская герба Прус III, дочь Александрины Бонапарт, принцессы де Канино и де Мюзиньяно. Украина, Ивано-Франковская область, Галичский и Тлумацкий районы. (… вот, я нашёл ещё одно соприкосновение: вертикаль, — тонкая тонкая, что почти невидима, — «Бонапарты» и обширная горизонталь «Украина»).

Анна Жубертон де Ванберти, Anne Marie Alexandrine Hyppolite Jouberthon de Vambertie, родилась 28 октября 1799 Париже, умерла 29 апреля 1845 в Риме, в возрасте 45 лет. — падчерица Люсьена Бонапарта, принца ди Канино и ди Мюзиньяно. Её отец — Ипполит Жубертон, принявший по своему имению сеньориальное имя де Вамберти (Jean Francois Hippolyte Jouberthon de Vambertie, 1763 + 1802). Банкир, биржевой маклер, «аgent de change». Француз, но роился в Неаполе.

Её мать ( в браке с 29 декабря 1798го) — Александрин Жакоб де Блешан (Marie-Laurence Charlotte Louise Alexandrine Jacob de Bleschamp 1778 + 1855), во втором браке — просто Бонапарт, затем принцесса Франции (1815), римская принцесса ди Канино (1814) и ди Мюзиньяно (1824). Александрин Жакоб де Блешан — из весьма почтенной семьи, хотя и не принадлежавшей к старому дворянству; дочь адвоката; со стороны бабушки она происходила из известной династии финансистов Grimod de Verneuil. Насколько известно, уже в конце 1801 года Александрин Жубертон развелась с мужем де-факто. В декабре 1801 года Ипполит Жубертон отправился на Сан-Доминго (Гаити) с экспедицией генерала Леклерка. Вскоре он умер от жёлтой лихорадки, 15 февраля 1802. «В 1803 году Люсьен, овдовевший и предававшийся ухаживаниям, которые могли бы быть названы

Александрина Бонапарт принцесса ди Канино и ди Мюзиньяно, ур. Жакоб де Блешан

несколько иначе, влюбился в мадам Жубертон, жену биржевого маклера, который был послан в Сан-Доминго, где и умер», — писала мадам де Ремюза в своих энциклопедических мемуарах. 26 октября 1803 Александрина де Блешан (она предпочитала свою девичью фамилию) вышла за Люсьена Бонапарта. «Мадам Жубертон, красивая и ловкая женщина, сумела женить на себе Люсьена, несмотря на протесты Первого Консула, — писала де Ремюза. — Тогда несогласие двух братьев превратилось в полный разрыв…». Первый Консул Бонапарт, действительно, решительно отказывался признать этот брак своего брата.

В апреле 1804 года Люсьен и Александрина, со всеми детьми (две дочери Люсьена от первого брака, дочь Александрины, первый общий сын — Шарль Люсьен Жюль Лоран) выехали в Рим.
Из Франции брат Первого Консула, — и сам, до недавнего времени, не последнее лицо в Республике (в 1799ом президент Совета Пятисот, в 1800 — 1801 министр внутренних дел, до 1802го посол в Испании), — вывез весьма значительное состояние. Вскоре Люсьен Бонапарт приобрёл имение в области Маремма (в королевстве Этрурия), затем Папа продал ему фьеф Канино (недалеко от Витербо, в регионе Лацио). В Италии у Люсьена и Александрины родилось ещё 9 детей (с 1804 по 1823), из них только один сын умер в детстве.

Анна Жубертон жила с семейством матери и Люсьена Бонапарта: в Риме и в сельском имении (Маремма, Тоскана), потом в коммуне Канино (княжеский фьеф в регионе Лацио, провинция Витербо, который Люсьену даровал Папа Римский в 1814 году).
В 1814 году Люсьен получил титул римского принца Канино; в 1815ом он примчался в Париж — на помощь брату, во время Ста Дней, и был, наконец, признан в титуле принца Франции; в 1824ом новый Папа, год назад занявший трон, — Лев XII, — даровал ему титул принца ди Мюзиньяно. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (III)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

ВОЙСКО ГАЛИЦИЙСКО-ФРАНЦУЗСКОЕ

Raszyn_1809

20 мая 1809 года — день, когда вдруг стало ясно: прорыв князя Понятовского на юг, — не паническое бегство, а — злое, решительное наступление.
В этот день варшавские войска взяли штурмом сильную крепость Замосьць; ворота в Галицю были выбиты. Откуда взять войска для обороны задворков Империи.
В этот же день, 20 мая, — ещё за неделю до вступления во Львов, — главнокомандующий князь Юзеф Понятовский подписал манифест о создании новой армии, второй, — помимо корпуса варшавских войск. Армия королевства Галиция и Лодомерия. В манифесте этом было объявлено: новые войска — не герцогско-варшавские, а — непосредственно, в самом буквальном смысле, — часть Великой Армии, солдаты Императора Наполеона; галицийская армия будет создана — «pod bezporednim protektoratem Napoleona».
Вскоре появилось отчётливое обозначение новых формирований: Войско Галицийско-Французское.

И, следует отметить, — это Войско вполне состоялось; уже через две недели оно обрело осязаемые очертания; через десять недель — превысило по численности варшавский корпус. Оно оказалось прочнее и долговечнее, чем само Королевство Обеих Галиций.
Королевство держалось пять месяцев; порождённые им полки (kawaleria galicyjsko-francuskiej и piechota galicyjsko-francuska) воевали под знамёнами, герцогскими и имперскими, ещё пять лет.
В первую же неделю после взятия Львова — началось движение.
Обозначились два центра притяжения галицийских сил. В самом столичном городе стремительно возник уланский полк графов Потоцких; на Западной Подолии, в Тернопольском и соседних циркулах стягивались разномастные отряды.
Регулярные части более или менее обрели твёрдые очертания к середине августа: шесть полков лёгкой кавалерии (гусарский и пять уланских), и три пехотных полка.

Внезапно, из пустоты, в отдалённых землях, — в Червонной Руси, в Прикарпатской Руси, на граница Волыни, — появился полноценный корпус. Который не умещался в параметры Варшавии, не укладывался даже в великопольский проект, а рвался непосредственно под знамёна Наполеона.

Собственно, произошло — на фоне тяжких будней войны, — настоящее чудо: словно Наполеон каким-то образом унаследовал от Ээта Колхидского драконьи зубы, и случайно рассыпал их в пределах нынешней Украины.

11 июня варшавские войска были разбиты под Едлиньском; 19го варшавский корпус совершил резкий маневр и прорвался в Западную Галицию; Львов был оставлен.

… этот сценарий в своём роде — предвкушение российской стратегии 1812 года, —

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: «Наполеоновская Галиция». Год 1809 и далее (I)

Краткие очерки истории забытого государства. Специально для портала «Огонь Прометея».

Ksiaze_Jozef

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РУСЬ.

** Королевство Обеих Галиций, Królestwo Obydwoch Galicjow, Королівство Обидвох Галичин.
Странно звучит, правда?

Названия этой страны нет в школьных учебниках; более того — о ней не понятия не имею даже школьные учителя. И, чаще всего, даже доценты, учившие этих учителей, — прочитают это название впервые.

Тем не менее. Это государство действительно существовало. Правда, очень недолго: со 2 июня до 14 октября 1809 года, четыре с половиной месяца. И ещё два с половиной месяца, до последнего дня этого года, существовало правительство этого Королевства — в Варшаве, в изгнании.

Совсем коротко эта государственность чиркнула, — словно одинокий удар клинка – о бесконечный гранитный свод Большой Истории.

Про эту монархию не знает почти никто, но имя монарха известно всем. Протектор Королевства Обеих Галиций в 1809ом – Наполеон, Император французов и Король Италии.

** 8 июля 1809 года состоялась грандиозная битва при Ваграме. Снова победил Наполеон. 12 июля был заключён договор о перемирии на театре Австрии и Моравии: весьма похожий на репетицию капитуляции. Ваграм разом снял невероятное напряжение, в котором Наполеон пребывал после тяжкого сражения при Асперне и Эсслинге, которое обе стороны объявили своей победой, и обе ощутили его, как поражение. Но Ваграмская баталия вернула ситуации отчётливость: срединная Империя с панконтинентальными амбициями, (ещё три года назад именовавшаяся Священной Римской), — была сокрушена.
До середины июля Наполеон, совершенно поглощённый событиями на основном театре военных действий, — не уделял никакого внимания стране, которая оказалась под его владычеством случайно. Без какого-либо его личного участия, за пределами его стратегических планов.

На Романским Западе о том, что есть такая страна — вообще помнили только путешественники, дипломаты, географы и прочие специалисты. Наполеон — знал. Он с детства был превосходным знатоком географии.

Эта страна называлась — Königreich Galizien und Lodomerien, Королевство Галиция и Лодомерия. Точнее, это было две страны — Восточная Галиция (она же Северная, Старая, Рутения, Червоная Русь, или — Герцогство Русское), и Западная (она же Южная, Новая, Малая Польша).

Страны это — совсем разные; собственно, на протяжении предыдущих шести веков название Галиция и Лодомерия относилось именно к Восточной Галиции; Малая Польша была присоединена к королевству указом Кайзера только в 1803ем, для упрощения управления.

Западную Галицию прочно захватили варшавские войска, которыми командовал порывистый дивизионный генерал князь Юзеф Понятовский. В Восточной Галиции расположились российские дивизии, которыми командовал медлительный генерал-аншеф князь Сергей Голицын. Россия — основной союзник Наполеона в этой войне. В отдалённом Западном Подоле, к югу от города Тарнополь, повстанцы, которыми командовал никому не ведомый майор Пётр Стржижевский, спешили обозначить: что это – территория Императора Наполеона.

В костёлах священники поминали Императора Наполеона как правящего Монарха; ему приносили присягу все должностные лица. На административных зданиях появились золотые орлы, эмблема Наполеона. И сам Наполеон это своё присутствие в украинских пределах в июле 1809го отчётливо подтверждал. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Наполеон Ней — внук Маршала Франции в Средней Азии

герб доставшийся с трудом1. Мишель Ней, герцог дЭльхинген, принц де ля Москова, Маршал Франции, — Michel Ney, duc d’Elchingen, prince de la Moscowa, — надеюсь, нет нужды усердно рассказывать: кто это такой. Вектор Маренго — Аустерлиц — Ватерлоо. А также 1812ый: Смоленск, Бородино, Москва в огне, отступление в снегах, Березина, — все, кто хоть изредка заглядывал в эти страницы, — вспомнит: да, маршал Ней, слышал про такого.
В иерархии героев наполеоновского эпоса Ней — на ступень ниже Наполеона, на полступени — короля Мюрата, на одном уровне с ним — маршалы Даву и Ланн. Наполеон его звал — «le Brave des Braves»,«храбрейший из храбрых»; для наполеонофила Ней — известнейший из известных.

Пожалуй, можно только добавить, что он — не француз и не фламандец, (хотя в российских текстах его так постоянно именуют). Он, собственно, — Михель Нэй, чистокровный саарский немец, ; при рождении — подданный герцога Лотарингии. Его отец его, Петер Нэй, потомственный мастер-бондарь, мать — урождённая Гревелингер; его родители — честные бюргеры из города Саар-Луи.

В Россию в своё время прибыло немало колонистов именно из Лотарингии. Фамилия Ней до сих пор встречается среди российских и казахстанских немцев. Отмечены также колонисты Гревелингеры, скорее всего —  сородичи Маршала.

Наверно, из наполеоновских маршалов Мишель Ней — самый, так сказать, азиатский, он ближе всех проник к границам пространства, очерченного понятием Asie: в фантастические дни сентября-октября 1812 года он занял со своим корпусом позиции на восточной окраине Москвы, в Симоновом монастыре; дальше других продвинулся по Казанской дороге, в сторону Волги. А также — тем, что, единственный из всех, вывез из России титул —

— да ещё какой! — Мишель, принц де ля Москова, — Михаил Петрович, князь Московский, — напоминающий, вольно или нет, о Рюриковичах
.

Ровесник Бонапарта, в военной карьере он отставал от будущего Императора всего на шаг. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

La Ligue Bonapartiste — Asie / Бонапартистская Лига — Азия

11109215_858468270855583_1422376101037121591_nNos principes sont:
Les méritocrates forment des gouvernements.
Les contribuables surveillent l’État.
Les criminels sont condamnés.
La souveraineté de l’individu détermine la souveraineté de la nation.
Politique sans communistes, la science sans marxistes, l’économie sans expérimentateurs sociaux.
Мы не являемся политической партией и отказываемся от привычной палитры политических терминов.
Мы — апологеты возвращения в наполеоновский мир, — до-марксистский и до-ленинский.
То есть — мир вне-классовый, вне-партийный, мир без глобализации и идеократии.
Мы не призываем вернуться в старину, украшенную именами и регалиями двухсотлетней давности.
Наоборот — мы хотим вернуть миру мужественную молодость, которую олицетворяет собой тридцатилетний Первый Консул Бонапарт, он же — тридцатипятилетний Император Наполеон.
Наша идеология — это ожесточённое сопротивление идеологиям.
Мы не намерены писать в кабинетах новые фантасмагорические программы для наций, континентов и всей планеты.
Мы всего лишь намерены содействовать охране естественных процессов развития.
Если нужно назвать имена, на которые мы опираемся, то это — те, кто воспитал современность:
Жюль Верн (когнитивная технократическая революция).
Александр Дюма-отец (этика индивидуальной чести и осознанной верности).
Артур Конан-Дойл (защита закона и правопорядка — как обетное служение крестоносца).
Изначальный импульс Лиги — Наполеон, который принял имя Али в Египте, неуклонно стремился в Индию, освобождал Сирию, заключил равноправный союз с Ираном, готовился отправить французских солдат в Среднюю Азию, и незадолго до смерти расспрашивал про Китай и Тибет.
Нашими непосредственными историческими предшественниками мы считаем российское Белое движение, которое опиралось на регионы Азии.
Наши принципы:
Меритократы формируют правительства.
Налогоплательщики контролируют государства.
Уголовники подлежат уничтожению.
Суверенитет личности определяет суверенитет нации.

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Герцогство Наварр: Забытая корона Жозефины де Богарнэ (II)

Августа Амалия Баварская принцесса  Венецианская  великая герцогиня Франкфуртская

Августа Амалия Баварская принцесса Венецианская великая герцогиня Франкфуртская

7. В мае 1814 года имя Богарнэ было в средоточии всеобщего внимания, и тревожило все правительства и все дворы Европы, особенно короля Франции. Виной тому был российский Император Александр. С половины мая он оказывал самое дружественное, даже чрезмерно напористое внимание императрице Жозефине; романтически ухаживал за её дочерью Ортанс де Богарнэ, бывший королевой Голландии. В Мальмезоне русский царь бывал почти ежедневно. Было известно, что Александр — совершенно не легитимист, что он на грани полного разрыва с союзниками по коалиции; предполагалось, что Эжен де Богарнэ — это русский кандидат на трон Франции.
В конце мая Эжен де Богарнэ прибыл в Париж. Король Людовик принял его неожиданно ласково, почти подобострастно, — чем потряс всех своих приближённых.
29 мая 1814 года, в Мальмезоне, — ошеломительно внезапно, — умерла Жозефина, которая для всех так и оставалась императрицей. Она слегла за четыре дня до того, — ей стало нехорошо после очередной прогулки с императором России. По всем признакам, у императрицы была обычная простуда. Современники практически не сомневались: отравление.
Жозефине было пятьдесят лет (через месяц должен был исполниться пятьдесят один год). Через семь лет именно в таком же возрасте скончается сам Наполеон (и тоже в мае).
Король Франции и Наварры стал менее любезен, правительство Франции был откровенно враждебно ко всему наполеоновскому наследию. Пребывание Эжена де Богарнэ во Франции было решительно невозможно.
В этих условиях титул герцога Наваррского — это была совсем уже опасная коннотация. Но конфисковать или упразднить герцогство Наварр король не решился. Наследником Жозефины был объявлен её единственный по мужской линии внук — маленький принц Огюст Эжен Наполеон де Богарнэ.
Осенью 1814 года бурлил эпический конгресс в Вене: Союзные Монархи перекраивали заново карту Европы. И снова болезненно резало слух во время переговоров: Богарнэ, Богарнэ. Встал наисложнейший вопрос: компенсация для бывшего вице-короля Италии и великого герцога Франкфуртского; здесь скрестились самые разные настроения и интересы. Пасынок Наполеона и всей наполеоновской Империи лично прибыл в Вену, чтобы, по мере сил, влиять на события. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Герцогство Наварр: Забытая корона Жозефины де Богарнэ (I)

Герб рода Таше де ля Пажери.

Герб рода Таше де ля Пажери.Генеалогическая археология. 

Специально для журнала «Центра Востока и Запада — Огонь Прометея«.

1. Принято — и во времена Первой Империи, и до сих пор, в пара-исторической литературе, (а что касается жизнеописаний на русском языке, то, увы, совершенно преобладает именно это переводное развлекательное чтиво), — пренебрежительно относиться к происхождению Императрицы Жозефины; она — креолка, американка, с острова Мартиника; к подлинной королевской ноблесс она принадлежала по мужу, — как виконтесса Богарнэ де ля Фертэ; а сама происходила из малозаметного семейства Tascher de La Pagerie.

На самом деле, Императрица французов была отпрыском очень древнего рода. Предки её — безупречные французы, рыцари из Chateauneuf-en-Thymerais; ко времени рождения Жозефины семья была известна уже шесть веков.
Отец Императрицы, Жозеф Гаспар Таше де ля Пажери сеньор де ля Пажери, — отставной драгунский капитан, шевалье ордена св. Людовика; мать была из старого рода des Vergers de Sannois.

В 1142 году упомянут Aimeri Tascher (Aimericus Tascherius), — в анналах аббатства Сен-Мэксент; в 1166 году король Людовик VII дозволил Николя Ташеру строить дом в стенах Орлеана. В Третьем крестовом походе, в 1191ом, побывал сеньор Regnault Tascher; в 1248 году в седьмом крестовом походе, вместе с королём Людовиком Святым, был Arnaud de Tascher.

Далеко не каждый герцогский дом Франции мог похвастаться такой древностью рода и сразу двумя крестоносцами у корня родословного древа. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)