Кирилл Серебренитский: Десять дней 1812-го. Наполеоновский театр в Москве. I

ГЛАВА I. ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ПЁТР ПОЗНЯКОВ.

P1030817*** Позняковский особняк, «отель Пузнякофф», l’hotel Pusniakoff (как называют его во воспоминаниях офицеры Великой Армии, — например, барон Луи Франсуа Жозеф де Боссе-Рокфор, префект Кремля в 1812 году).
Сейчас этот дом – в самом центре Москвы. Огромный, странный дом; с улицы — в четыре этажа, (но это старинные этажи, размашисто-обильные, — высотой в нынешний шестиэтажный, пожалуй, дом).
Свидетельство Наполеоновской Москвы – не весь дом, а его нижняя половина. В 1800х особняк генерал-майора и кавалера Петра Познякова – двухэтажный; судя по всему он был выстроен в надменном стиле ампир, привычно смягчённом московскими архитектурными шаблонами.
В очертаниях дома при желании усматривается буква П, впрочем, сильно искривлённая При известном романтическом настрое можно предположить, что это архитектурный иероглиф осознанно устроил его знаменитый роковой владелец, Пётр Позняков; но – вряд ли. В Москве было немало усадебных домов с такими очертаниями.

** Это – старая московская велико-барская усадьба; ко времени Наполеона ей было уже около ста лет, а то и более; а самому дому — без малого тридцать лет.
В первые годы 18 века здесь был владельцем стольник Владимир Петрович Шереметев (1668 + 1737), (позже – генерал-аншеф, киевский губернатор, младший брат прславленного петровского графа и генерал-фельдмаршала);
Так возник Шереметевский переулок. В 1725 году упоминается следующий владелец усадьбы – бригадир Михаил Иванович Леонтьев (1672 + 1752),
(впоследствии – генерал-аншеф, сенатор; член Верховного Тайного Совета).
По отцу он приходился двоюродным племянником Царице Наталии Кирилловне, и. стало быть, — был троюродным братом Петра I. С 1730х вместо Шереметевского зафиксировано название – Леонтьевский переулок. Оно и утвердилось – на следующие столетия, и держится до сих пор. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: 1812. Наполеон, Москва, Православие (III)

6 ОКТЯБРЯ 1812. ВОЗВРАЩЕНИЕ МАРКИЗА ДЕ ЛОРИСТОНА.

«Посылаю к Вам одного из Моих генерал-адъютантов для переговоров о многих важных делах. Хочу, чтоб Ваша Светлость поверили тому, что он Вам скажет, особенно, когда он выразит Вам чувства уважения и особого внимания, которые Я с давних пор питаю к Вам. Не имея сказать ничего другого этим письмом, молю Всевышнего, чтобы он хранил Вас, князь Кутузов, под своим священным и благим покровом. Наполеон. »
Так Император Наполеон писал — светлейшему князю Голенищеву-Кутузову, «Генералиссимусу Армии России», обственноручно, вечером, 3 октября 1812 года. Три предложения, и одно из них — о Боге. Предельно важна вот эта, необычная для Наполеона, апелляция, и её напористая интонация: российский главнокомандующий должен знать: Наполеон верит в Бога, Наполеон молится Богу.
Посланник, на котрого Император возлагал все надежды, дивизионный генерал маркиз Жак Александр Ло де Лористон, (1768 + 1828), прежний посол в России, отбыл на передние позиции, к Мюрату, в село Винково, вечером 4 октября. Ночь он провёл в пути и 5го, на рассвете, уже томился в ожидании отклика из российской ставки, которая располагалась в деревне Леташевка. Только около 22 часов фельдмаршал прибыл в Тарутино, и там, в утлой крестьянской избе, состоялась встреча.
Парламентёр Наполеона был привезён с завязанными глазами.
Беседа продолжалась около часа, из них, по разным сообщениям, от получаса до сорока минут, князь Голенищев-Кутузов и маркиз Ло де Лористон беседовали наедине; генералы, сопровождавшие фельдмаршала, вынужды были выйти на улицу и подглядывали, как могли, в крохотное окошко.
На прощание, в присуствии генерал-адъютанта князя Петра Волконского, российский генерал-фельдмаршал сказал, — казалось бы, уже безнадёжно: «Относительно же
переговоров, государь запретил мне даже произносить слова: мир и перемирие».
6 октября, утром, маркиз де Лористон возвратился от prince Koutouzov, и сразу же появился в Кремле. И, — неожиданно: » «Новости привели Наполеона в восторг» — так сообщил мемуарист граф де Сегюр; о том же писал и другой летописец русского похода, герцог де Коленкур.
Поздним вечером, в Кремль был вызван Арман де Коленкур герцог де Весанс. Наполеон сообщил ему — решение принято: Великая Армия зимует в Москве, точнее – в треугольнике: Москва, Смоленск, Калуга. Последний город ещё предстоит завоевать. Москву решено превратить огромную крепость.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский. 1812. Наполеон, Москва, Православие (I)

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РОССИЯ.

В первые дни сентября 1812 года этатическая тень Западной Империи накрыла весьма значительную часть России, — громадную просто — по обширности земель и протяжённости дорог: губернии Смоленскую и Московскую,  захватив и частю Калужскую, и, немного по краю, Тверскую. Ещё две губернии, Тульская и Владимирская, в эти недели пребывали в предельном напряжении, по прицелом острых стрел на картах, — почти не было сомнений, что Наполен двинется дальше, туда. Политическое значение этих земель — о том и говорить излишне: это действительно — сердцевина России; собственно, Российская Империя началась с года притяжения к азиатской Московии — отвоёванных у Литвы и Польши земель старой Руси, с соединения Москвы и Смоленска.
С этого дня возникла новая государственность — сюрреалистически сложная. Новая страна, очередное наполеоновское походное военно-полевое государство: наполеоновская Россия. Эта государственность, несомненно, существовала, и — даже планировалась заранее: в составе Великой Армии в 1812ом на восток продвигалась штатская, теневая армия, — примерно 30 000 сотрудников окупационной администрации (полноценный корпус!); для руководства этой сетью прибыл Гюг Бернар Маре герцог Бассано, министр иностранных дел Французской Империи, — он остановился в Вильно, столице новорожденного Le grand-duché de LituanieВеликого Герцогства Литовского, и оттуда, из глубокого тыла, дирижировал административным освоением новых гигантских территорий.
Сколько времени отведено этому эксперименту — никто не знал тогда, в первые недели осени 1812го.

28 июня 1812 года была в Варшаве было провозглашено создание новой державы — она носила временное, походное название: Генеральная Конфедерация Королевства Польского (Konfederacja Generalna Królestwa Polskiego). Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)