Scarlet Magdalene: The Fires of Hestia: Celebrating the Hearth and Home

Hestia, you who tend the holy house of the lord Apollo, the Far-shooter at goodly Pytho, with soft oil dripping ever from your locks, come now into this house, come, having one mind with Zeus the all-wise — draw near, and withal bestow grace upon my song. – Homeric Hymn #24 to Hestia

Those who are familiar with the Neo-Pagan Wheel of the Year know that the beginning of February is the traditional time of year for celebrating Imbolc, the festival celebrating hearth and home, the beginnings of spring, and the lengthening days. While this festival does indeed have its Celtic roots and background, some people have taken this idea of honoring hearth and home around this time of year and incorporated it into their modern Hellenic polytheistic practice. There is at least one initiatory Wiccan trad which honors the Greek gods and honors Hestia around this time of year as well, and I am a member of that tradition.

Hestia is the Greek goddess of hearth and home. Offerings to her were done both “first and last”, and some Hellenists have chosen to give her offerings first during the ritual and last during the after ritual meal as their interpretation of this custom. She is the goddess who presides over all of the sacrifices done for the gods and is in charge of preparing the family meal. The sacred fire of the altar was–and is–hers, and while there were few temples to her in antiquity, Hestia existed everywhere by assumption.

There were no sacrifices that did not include her, as the goddess is essentially the gateway to all of the gods via all sacrifices and sacred flames dedicated to them. This included all sacred fires: ones lit at personal altars and shrines, household hearths, and fires lit at the center of cities. It is not without irony that such an overlooked goddess in the modern polytheist world is actually one of the most important.
Traditional offerings to her included water, wine, fruit, and oil–most likely olive oil. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Зира Наурзбаева: Коркут в тенгрианстве

Глава 1. Семь ипостасей Коркута

Как манифестационистская традиция тенгрианство утверждает одновременную трансцедентность и имманентность Всевышнего. Как трансцендентальный, Абсолют находится вне мироздания и превосходит его, является непостижимым, но как имманентный, Он -–это сама суть мироздания. Тенгри находится во всем и в каждой частичке, и в нем все противоположности равны. “И Бог стал миром,”- так можно выразить этот аспект Тенгри. И все же остается вопрос: как совмещаются имманентность и трансцедентность Всевышнего, как сопрягаются две несопоставимые между собой реальности – реальность Тенгри – Творца и реальность Проявленного мира – Творения.

Тенгри становится миром, проявляется в нем через свою ипостась – Коркута, так учили казахские мудрецы. Это может показаться довольно странным для современного казаха, знающего легенды о Коркуте – бегущем от смерти, Коркуте – огузском жырау и т.д. Но занимаясь структурно-семантическим анализом этих легенд в период с 1992 года, мне пришлось сделать вывод, зафиксированный кстати в кандидатской диссертации в 1995 году, что несмотря на существование некоего исконного пласта образов и смыслов, легенды о Коркуте содержат множество противоречий, возможно отражающих влияние авраамических религий. Так, например, в легендах наблюдается двойственное восприятие смерти, то как относительной (в духе циклических мифологий), то как абсолютной (в духе эсхатологических религий). В одних легендах Коркут представляется имеющим власть над смертью, бессмертным, в других – бессильным перед ней. Восприятие времени также двойственно: циклическое и одновременно линейное, реальное время накладывается на мифологическое. Будучи Учителем шаманов и Первошаманом, Коркут никогда не камлает, он нарочито не способен решать проблемы, доступные казахскому баксы. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Іоангеліє, або Книга Орди

ПАЛАЮЧА ЦЕРКВА МАТРІАРХАЛЬНОГО ПАТРІАРХАТУ· (https://www.facebook.com/nehajpalae)

Часть І

Сотворение мира
В начале времен была только Сингулярность, из нее же возник Хаос, и в нем был бог. По прошествии вечности богу наскучили вечные поиски в Хаосе второго носка и очков, и отделил он небо от земли, огонь от воды, явное от темного, день от ночи, абстрактное от конкретного, железо от софта, и назвал это Творческим Беспорядком.
Паче чаяния Творческий Беспорядок расширялся со скоростью Большого Взрыва, и не было кроме него ничего во Вселенной, и был он Вселенная. И перестал бог находить даже непарные носки, и увидел, что это нехорошо.
Тогда бог отделил от себя других богов, и воззвал: «Увага! Починаємо нараду!», и явились Шестеро. И сам он был Седьмым, и был един с ними.
Имена же их были такие. Отец, которому отдано было право вершить судьбы людей до, во время и после смерти. Он не был Перворожденным, хотя и назван Отцом. Второй бог – Воин – был наделен силой и мужеством в бою. Кузнец стал мастером во всех ремеслах. Мать – ей были отданы милосердие, плодородие и демография. Дева – она курировала красоту, гигиену и биохимию отношений между влюбленными. Старица же получила мудрость, предвидение и волшебный фонарь. Седьмым был Неведомый, и был он Перворожденным богом.
Семеро взошли в чертог, именуемый септой, и сели за стол в виде семилучевой звезды так, чтобы ни один из лучей не был направлен острым ни на одного из них. И тупили они два дня, пока не придумали сделать себе слуг, чтобы они навели порядок.
Тогда создали они семь классов разумных существ: Лордов, Воинов, Работников, Домохозяек, Любовниц, Жриц. Седьмой класс именовался Креаторы, они писали сценарии будущего. Все они были людьми.
Первым креатором был пророк Мартин, и записывал он все дела на Земле, и жил он много сезонов, и полны событий были дни его. С его слов и написана эта Книга.
Создавая человечество, боги не сказали ему «плодитесь и размножайтесь» и вообще ничего не сказали: как жить, добывать огонь, хлеб, приобретать друзей и оказывать влияние на людей. До всего пришлось додумываться самим.
Первым делом люди расплодились и размножились, что привело к неожиданным последствиям. Людей стало много, а земли, на которую их высадили боги, мало. Поэтому Работники изобрели мечи, луки и доспехи, а Воины начали захватывать земли соседей. Те же, кто оказался слаб и проигрывал войны, были вынуждены стать великими кочевыми племенами и знаменитыми путешественниками.

Часть ІІ
Краина и ее соседи
В центре населенной Земли с первых времен жили племена майданов и гречкосеев. Были они дружны и говорили на одном языке, который называли соловьиною мовою. История утверждает, что первый Пан – так назывался их лорд – Эней Моторный был немым, но ему явился бог в образе соловья и научил говорить.
Тотчас Эней проявил свой характер: вмиг построил государство, провел реформы, сплотил нацию, закончил очередную войну с кыроаками за две недели и велел давать за золотой талер не более восьми местных грошей. Но это не точно.
Государство его было обширным – за месяц не доскачешь до его края, и дал Эней ему имя Краина, а всем его жителям – краинцы.
К северу от Краины раскинулась Мордорская держава, населенная разными народами, в основном кыроаками и колорадами. Носили они волчьи шкуры вместо верхней одежды, были свирепы и ненавидели всех, кто не похож на них, будь это покоренные племена в самом Мордоре или народы за его пределами. Каждому из них они придумали унизительную кличку и считали их недолюдьми, а полноценными только себя.
Распространившись по Земле, кыроаки с колорадами взяли у других народов многие достижения, но из-за спеси и гордыни своей стали говорить, что это они сами придумали все, от деревянных кукол, которые вставляются одна в другую, до примитивного музыкального инструмента с тремя струнами. В действительности же тем немногим, что они сами создали, были свирепые свинособаки, ставшие им и охранниками дворов, и защитниками, и даже друзьями и подругами. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Симор Гласс: Маат Алетейя Яхве Истина

1.
В свое время Витгенштейн пришел к простой мысли, что словами нужно внимательнее пользоваться, что иногда они означают совсем не то, что вы думаете, что думаете, а иногда и вовсе ничего не означают.
Так вот — бог.
Когда кто-нибудь говорит бог, он как правило имеет в виду бога Авраама-Моисея, который из ничего создал все.
Это по поводу этого бога ведутся жаркие споры существования его или несуществования.
Мы — монотеисты, даже атеисты, агностики и прочие.
Однако, если мы будем исходить из допущения, что конвенция всемогущего единственного бога, не есть (не только) результат мистического откровения, а есть результат интеллектуальных усилий людей, собственно придумавших этот концепт, потому что идея монотеизма вовсе не очевидна, а требует долгой истории метафизического мышления, и слово бог, которое мы теперь привычно употребляем в вышеописаном смысле, имело совсем другое значение, до монотеистической революции, назовем это так, мы должны будем попытаться ответить на вопрос что оно (-слово бог-) значило до этого и как стало возможным прийти в результате к концепции монотеизма и что она, на самом деле, означала.
Собственно, мы должны ответить, что значит понятие бог, в его историческом развитии.
Не углубляясь слишком далеко и слишком подробно, скажем, то что имеет непосредственное значение для нашей темы, а имено — о той гипотетической крайней, непосредственной предпосылки, из которой возможно было вывести монотеизм, интеллектуально-лингвистически-исторические причины предшевствовавшие возможности монотеизма.
Исторический факт в том, что монотеизм «открыл», «придумал» Эхнатон.
Что бы это не означало.
Значит здесь и нужно искать.

2.

Так называемые мифология, тео-космогония, религия имеет своим истоком самые ранние размышления и ответы на вопросы которые задавал мир человеку.
Первым вопросом была смерть, как самое странное и непонятное явление в этом мире, которую мы здесь обсуждать не будем, вторым вопросом — как возник этот мир.
Говоря радикально коротко до вопроса греков «что это?» и ответа без агрументов, немного на другой вопрос — «все это создал бог», был вопрос египтян (и других доосевых культур) — «как возникло Все и Есть?» (согласитесь, как-то похоже на вопрос современной науки, хотя это и неважно), а ответом на этот вопрос и был язык и его логическое следствие — мифо-логия, место где язык существует.
И только после этого периода, периода ответа на вопрос «как возникло Все и Есть?», был возможен ответ «все это создал бог» (или не создал) и затем вопрос «что это?». Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерия Седова: Философско-феноменологический аспект мистического опыта в Православии

Исходной точкой данной работы является стремление продумать русскую мысль как уникальный опыт мировой философии в современном контексте развития общественной мысли. Специфика русской мысли, в ее отличии от иных опытов мысли,, заключается в открытости влиянию западного и восточного опытов осознания бытия человека и мира в многообразии их взаимопроявления [1].

Уникальность России как мира заключается в ее открытости иному. Простор русского мира способен вместить в своей изначальной пустынности весь мир, который предстоит ее взору. Пустынность русского простора обратной стороной своего преимущества, то есть открытости всему, имеет опасность невозможности вынести собственную открытость иному и склонность срываться в нежелание воспринимать полноту иного опыта и мира. Рождающаяся в результате срыва закрытость приводит к невозможности той встречи с Тайной, которую способна вместить не часть мира, а весь мир; если мир сам обособляется от подлинного бытия в непрестанной открытости своей вмещающей полноту Тайны пустоты, то он забывается в заблуждении ложных представлений [1].

В забвении своей подлинности возникают вопросы об утраченной изначальности бытийствования в духе. Вопросы требуют ответов. Терпеливое и намеренное вопрошание, не удовлетворяясь никакими представлениями, приводит к истинным ответам. Ответы приходят из сердечной запредельности. В сердце говорит Сам Дух, который и есть спасающий Бог. Вопрошание — дело философии, безмолвие, в котором говорит Бог,— дело молитвы.

Под «иным» следует понимать иной опыт достижения истинного видения того, на что устремлен как умный, так и духовный взор. Россия— место, где встречается Запад и Восток: умный Запад и духовный Восток. Влияние буддийского и исламского востока до сих пор не входили в подлинный опыт русской мысли, так как они не открывали путь к той встрече с духовностью, которую подарила России православная Византия; но Россия включает в себя исламский мир как особый мир самой России, так же как она включает в себя и западный, и буддийский миры, как некоторую часть самой себя, но эти части не делают Россию Россией. Она обретает себя в диалоге на границе миров, там где обнаруживается целый мир. Можно предположить, что русская мысль, в разрушенном коммунистической иллюзией мире, сможет освоить буддийский опыт и сделать его частью собственного опыта. Однако, сомнительно то, что русский буддизм станет полнотой русской мысли, основой которой с самого начала (имеется ввиду 19 век, когда по-настоящему заговорила самостоятельная русская философская мысль) был диалог европейской философии и восточного христианства. И сегодня русская мысль идет по тому же пути, но, благодаря усилиям русских богословов ХХ века, открывших систематический мистический опыт Православной Церкви, она находит для собственного развития глубинные пласты духовного опыта, который обогащает философию новыми возможностями [3]. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Олег Гуцуляк: Украинское Подолье как Рай предков славян и царство Патала арийских богов-асур

imagesУкраинская писанка, «яйцо-райцо», известная ещё со времен палеолита [1],  есть символом, иконой «потеряного райского царства» предков славян [2], «сконденсированого пространства и сконденсированого богатства» [3], разновидность «мандалы» (санскр. mandala «круг»), геометрического символа сложной структуры (внешний круг, вписанный в него квадрат, в который вписан внутренний круг, который часто сегментирован или имеет форму лотоса), который интерпретируется как модель вселенной, «карта космоса» с центральным образом, Луной и Солнцем.

В преданиях восточных славян сохранилось представление о далёкой южной стране, куда на зиму улетают птицы, где царит вечное лето, часто отождествляемой с раем, называемой Ирьем, Ирием или Вырием. Ирей упомянут в «Поучении Владимира Мономаха»: «И семоу подивуемы како птицы небесныя из ирья идуть». Наиболее убедительной представляется этимология слова «ирей», производящая его от древнеиранского *аirуā- (dahyu-) «арийская страна». Сходная параллель наблюдается и в саамском языке: саам. årjel «южный», år’jān «далеко на юге или юго-западе», oar’je- «юго-западный», oarji «юго-запад», (прасаам. *orja «юг»), что представляет собой заимствование из раннеиранского, ср. авест. airyō, airya- «арийский», др.-перс. ariya- «арийский».

У  украинского поэта Богдана Кравціва есть интересный сонет «Вирій»:

Іран, чи Індія, чи Україна?
Зринають назви, як блудні вогні.Pysanky-in-Ukraine004_2
Але ж була колись така країна,
Звідкіль ми вийшли. В сизій давнині

Цвіла вона далека, тепла й пишна
За обрієм казкових семи гір –
І боєм рвалася в той світлий мир
Племен довкільних молодість навтишна.

І досі іриця, столітня діва,
Пісень співає про далінь незриму.
Про Райгород багатий, вирій, рай,

Що в тьмі віків нам сниться повен дива…
Туди злітають ластівки над зиму
І серце, тугою налите вкрай.

Некоторые ученые считают, что «рай человечества эпохи палеолита» был именно на территории Украины: «… рай Шелльского периода (ранний палеолит, 3 млн. – 150 тыс. лет назад, – О.Г.) мог быть не в Египте или в болотистой Месопотамии, а на землях Украины, где была ровная и плодородная степь, чистые рыбные воды рек, массы диких зверей и чудесное подсолнечье (стоянки первобытных людей этого времени в Украине – Королёво и Косово в Закарпать, Лука-Врублевецкая в Поднестровье, Лабушино в Одещине, Амвросиевка на Донбассе, 15-ть стоянок в Крыму, – О.Г.). Это была, с наибольшей вероятностью, колыбель человечества и культуры» [4].

Как бы иронично не относиться к этим взглядам, не следует забывать того факта, что Украина была передледниковой зоной: живя у ледников, наши предки не могли не обратить внимание на бурный расцвет жизни у кромки тающего льда, буйную растительность альпийских лугов, чрезвычайную медоносность северных трав, целебные свойства воды горных ручьев, поскольку структура талой воды значительно «качественнее» обычной. Как писал этнолог Л. Гумилев, с тающего ледника стекали струйки чистой воды, которые орошали степи, подступали к леднику, наполняли впадины, превращая их в озера, и создавали тот благодатный климат, в котором развивались культуры  палеолита [5]. Известно, что если и ледник, и окружающая его вода имеют громадные размеры, сравнимые с размером островов, гор, тогда вода может растапливаться и течь поверх ледников, либо же копиться за ледяными стенами и дамбами, потом прорываясь разрушительными наводнениями, как это происходило на северо-западе нынешних США, гда ледниковые озёра Миссула и Колумбия с периодичностью в 40-80 лет затапливали добрую половину сегодняшнего штата Вашингтон.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Ананда Кентиш Кумарасвами: Танец Шивы [1]

shiva-danceГосподин Тиллайского Двора исполняет мистический танец
Что это, милый?
Тирувасагам, XII, 14.

Среди величайших имён Шивы встречается имя «Натараджа» — «Господин Танцоров», или же «Царь Актёров». Космос – это Его театр, в Его репертуаре множество разнообразных движений, Сам Он – актёр и зритель одновременно:

Когда Актёр бьёт в барабан,
Каждый приходит на представление;
Когда Актёр собирает свой реквизит,
Он одинок в Своём счастье.

Я не могу сказать, сколько различных танцев Шивы известно Его верным. Несомненно, корневая идея всех танцев так или иначе остаётся одной и той же – это манифестация первичной энергии ритма. Шива – это Первородный Эрос Лукиана, когда тот пишет:

По всей видимости, танец возник в начале Вселенной, и обрёл свой вид вместе с Эросом, древней силой, поскольку ясно видим мы изначальный танец и в хороводе созвездий, и в планетах, и в неподвижных звёздах, и в их взаимопереплетении, взаимозамене, упорядоченной гармонии.

Не хочу утверждать, якобы глубочайшая интерпретация танца Шивы была познана теми, кто впервые танцевали в бешеной и, вероятно, дурманящей энергии в честь доарийского бога холмов, который со временем приобрёл черты Шивы. Определяющий мотив религии или искусства, любой определяющий символ воплощает желания и стремления каждого; со временем, эти желания и стремления оформляются в драгоценность, ранее сокрытую в сердцах людей. Каким бы ни было происхождение танца Шивы, это наиболее яркий образ активности Бога, которым могла бы похвастаться какая-либо религия или какое-либо искусство. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Александр Артамонов: Дионис как метафизическое Солнце

MCX7GLggyGkПосвящаю эту статью Елизавете Левенцовой,
Госпоже моего сердца

Рассматривая столь сложный вопрос, как религия древних народов (в том смысле, в котором понятие «религия» применяет к систематизированным верованиям греков Ф. Зелинский [1]), необходимо понимать, что теоретическое ядро таковой религии принципиально недоступно непосредственному исследованию. Проблема связана не только с отсутствием необходимых канонических источников (из исследований таких мыслителей эпохи эллинизма, как, например, Павсаний или Плутарх, нам известно, что греческая религия по своей сути не имела строгой канонической структуры). Основная сложность связана с невозможностью для исследователя концептуализировать посредством научной терминологии фундаментальные основы любого духовного учения, имеющего в своём теоретическом ядре иррациональные элементы. Данная деталь совершенно не связана с хронологической отдалённостью древнегреческой религии от современного исследователя, поскольку она характерна и для изучения современных религиозных учений. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Валерия Седова: Судьба, Рождение и Смерть: фундаментальные категории культуры

1474507_249121538583843_754926967_nСмерть и Судьба суть взаимосвязанные категории. В реальной плоскости человеческого бытия они могут сливаться до отождествления, а могут и расходиться, образуя в жизни сознания противоположные полюса. Их позиции по отношению друг к другу, как и та роль, которую они играют в процессе распространения субъекта в собственном духовном пространстве, зависят в конечном счете от уровня усилий, прилагаемых людьми, для выхода за границы актуально наличного бытия. Поскольку такой выход определенно связан с личностным самостроительством, постольку судьба и смерть служат мерами личностности в человеке.

Обе рассматриваемые категории сосуществуют прежде всего в культурном поле. При этом векторы их реализации направлены в противоположные стороны. Смерть применительно к культуре представляет собой такую реальность, которая, будучи внеположена собственно культурному бытию, запредельна к нему, оказывает динамическое воздействие на культуру, выстраивая само ее тело в направлении к смерти, делая осмысленное человеческое бытие развертывающимся ввиду смерти. Если культура — это определенный способ полагания смысла, то смерть наряду с такими категориями, как красота, свобода, любовь, есть то, чему этот смысл полагается. В этом качестве смерть представляет собой природный, т.е. субстанциально-внекультурный феномен. В самой культуре эта внеположенность, трансцендентность смерти воспринимается как ее неизживаемая загадочность, как ускользающая сверх-разумность. Смерть определяет бытие культуры тем, что вынуждает последнюю вечно ее дешифровывать (впрочем, без надежды на окончательный успех), лишать смерть ее трансцендентного статуса, не будучи, однако, в силах это осуществить. Культура стремится «одомашнить» Смерть, т.е. трансформировать ее из трансцендентного объекта в объект трансцендентальный, целиком описываемый средствами данного культурного языка. В то же время в рамках самой культуры осознается факт несводимости такой природной реальности, как Смерть ко всякой культурной форме, к любому накладываемому на нее смысловому контуру. Это, в частности, хорошо видно на примере той идеологии Смерти, которая осуществилась в культуре архаической и классической Греции.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Олег Гуцуляк: Антихрист Фридриха Ницше: Дионис против Прометея

210

Известна неискушенному читателю работа Ф. Ницше «Антихрист: Проклятие христианству» (правильный перевод – «Антихристианин»; книга рассматривалась как первый том «Переоценки всех ценностей»; написана в 1888 г.; издана в 1895 г.), и «…в сознании Ницше присутствовал и образ Антихриста, царство которого возвещалось в следующем весьма характерном наброске (листок был приклеен самим Ницше к рукописи работы): «Закон против христианства издан в День Спасения, первый день Первого Года (30 сентября 1888 г. ложного календаря)»… Этот документ даёт известное представление о ненависти Ницше к христианству, хотя и этот первый «закон» Антихриста» [Руткевич А.М. Примечание к работе Ф. Ницше «Антихристианин» // http://www.sarkado.net/?p=215]. Основанием антихристианства Ф. Ницше является его онтология (учение о «воле к власти» и становлении), теория познания («перспективизм») и этика («переоценка всех ценностей», «сверхчеловек»).

«Антихрист» Ф. Ницше построен на протесте философа (а он ведь происходил из среды протестантских пастеров!) против несоответствий декларируемых христианской церковью вечных принципов и реальной практикой христианской церкви в истории. Обвиняется «историческое христианство» как фарисейство, как построение жрецов-мифотворцев, выстроивших угодный им миф, апеллирующий не к таинству (мистерии) распятия на кресте, а к одному из самых антихристианских качеств человека – зависти и мести (Царство Божие превратилось в ожидаемое кровавое судилище над врагами «церкви»). В тексте «Антихриста» все «щишки достались» апостолу Павлу (Савлу), который, якобы, реализовал изнутри фарисейско-саддукейскую программу совращения катакомбной раннехристианской церкви с пути Истины на путь Порока. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)