Кирилл Серебренитский: Букеевская Орда: Хан-Сарай на Ханской речке

gallery-379-bИз программного цикла публикаций по ориентологии наполеоновской эпохи (Средняя Азия). Специально для «Эсхатона»!

** Осенью 1801 года из-за реки Урал (которую казаки по-прежнему упорно именовали — Яик, а казахи – Джайек) в пределы Астраханской губернии, хлынул поток мигрантов из Казахстана, из Младшего Жуза. Их привёл султан Букей, сын Нур-Али-хана, из дома Чингиз-хана.
В то время султану было уже около шестидесяти лет. В 1790х, казалось, один шаг отделял султана Букея от власти над Младшим Жузом. Два его брата, Ерали-хан, затем Ишим-хан (или Есим-хан, убитый в 1797 году) побывали на троне Младшего Жуза; ещё один брат, султан Каратай, с 1800 года яростно добивался Ханского трона.
В 1797 году, после гибели Ишим-хана, было создано, под патронажем генерал-губернатора Оренбурга, — правительство Младшего Жуза, — Ханский совет; его возглавил султан Букей, и некоторое время он считался самым вероятным кандидатом на престол.
Но по воле российских властей, был поднят на кошме новый Хан — Айчувак (Айшуак), сын Абул-Хайр-хана, тогда уже — семидесятилетний старик. Это был родной дядя Букея.

… Император Павел подписал указ от 11 марта 1801 года: султана Букея «… принимаю к себе охотно, позволяю кочевать там, где пожелает…».
Пришла целая кочевая страна: около 23 000 душ, 5 000 кибиток. Прежде всего это были племена из союзов Байулы и Алимулы. Но были и роды из союза Жеты-ру.
Тихо, бесшумно на восточном краю Европы появилось новое вассальное государство: Внутренняя Киргизская Орда (или — по имени основателя, — Букеевская Орда, Бокей-Орда). Только в гигантской России могло быть такое: целая страна, — обширная, и, в параметрах Великой Степи, относительно многолюдная; со своим правительством, с войсками, с потомком Чингиз-хана на троне – была создана в пределах одной из окраинных губерний.

И это экзотическое событие прошло почти незамеченным – в Петербурге, в Москве, в сферах, проникновенно отслеживающих акты российской Большой Истории.

На северо-западе во владения Букеевской Орды вошла Ак-Сарайская степь. Здесь западная граница Внутренней орды непосредственно примкнула к землях Берекетского острова — территории ногайцев-карагашей.
В наполеоновские годы владения султана Букея и земли карагашей соприкасались весьма болезненно, фрикативно. Граница между ордынскими и внтрироссийскими землями была расплывчатой, и была окончательно чётко обозначена только после смерти Букея, в 1818 году.
В первые годы кочевья букеевских племён тянулись большей частью к побережью Каспийского моря, от устья Волги до устья Урала. В зимнее время они со своими стадами обитали в гигантских зарослях камыша вдоль неисчислимых рек, проток и озёр.
Затем они постепенно начали продвигаться к северу.
Вскоре определился главный плацдарм Орды — двенадцать благодатных урочищ в Рын-песках (Нарын-кум). Оттуда подданные султана Букея быстро распостранились до рек Большой и Малый Узень, Торгун, Чижи, вплоть до Камыш-Самарских озёр.
На западе Внутренняя Орда опасно надвигалась на земли, которыми владели калмыцкие улусы.

Итак, с 1801 года на размытой азиатской границе России, в Прикаспии, между низовьями Волги и Урала, возникла новая государственная конструкция: Внутренняя Киргиз-Кайсацкая Орда.
Внутренняя — название несколько обманчивое. Формально — да, Орда оказалась внутри Астраханской губернии. Но на самом деле — это была, наоборот, словно распахнутая дверь из России в Азию. Чёрный ход Империи.

На первых порах за обустройство Внутренней Орды отвечал астраханский гражданский губернатор — тайный советник Андрей Васильевич Повалишин (1760 или 1765 + ?). До того — генерал-лейтенант; двадцать лет прослужил в пехоте, в том числе долго на Кавказе, участвовал в сражениях против иранских и османских войск. На должность губернатора Астрахани он был назначен в августе 1800 года.

(Как раз в это время, с сентября, началась разработка сверхсекретного проекта — российско-французского похода в Индию; основной опорной базой этого проекта должна была стать Астрахань).

По разным сообщениям, Андрей Повалишин был губернатором Астрахани — то ли до июля 1802 года, то ли — до 1804го.
В любом случае, именно его можно считать непосредственным организатором Орды.

В сентябре 1812 года отставной тайный советник Андрей Повалишин при неясных обстоятельствах задержался в Москве, и оказался в расположении Великой Армии. Перед самым выходом наполеоновских войск из Москвы он был, вроде бы, арестован в качестве заложника, но вскоре освобождён. .

Затем общее руководство над сотворением нового квази-государства в пределах губернии принял на себя инженер-генерал-майор Иринарх Иванович Завалишин, (1769 + 1821). С 1803 года он — воинский начальник в Астрахани и инспектор Кавказской линии от Каспийского до Черного моря. В это время он исполнял обязанности военного астраханского губернатора.

На восточную окраину Европы этот молодой генерал прибыл с Запада. Он долго служил в Варшаве, а в 1799-1800 годах участвовал в экспедиции в Голландии – против войск Французской Республики; особо отличился в сражении при Бергене, затем некоторое время находился, вместе с российской эскадрой, на британских Нормандских островах. В генералы он был произведён в тридцать лет. Осенью 1800 года он оказался в опале (как и очень многие офицеры и генералы, — в последние месяцы Император Павел был особенно непредсказуем и порывист в гневе).

Видимо, благодаря павловской опале, Иринарх Завалишин был замечен и вызван из отставки в 1801 году. Александр I решил задействовать его на более высоком уроне. И назначил его на весьма значительный пост в Астрахань. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)