Кирилл Серебренитский: Наполеонологические заметки. Грузия. 1. 1812, Москва: «Обе царевны и обе княжны»

Католикос Антоний II (царевич Грузинский).

1. …В мемуарном очерке «Записки о 1812 годе» московский главнокомандующий граф Фёдор Ростопчин, упоминая о происшествиях в ночь перед бегством из Москвы (13 (1) на 14 (2) сентября 1812), — помимо прочего, скупо сообщил :
» В то время, как я укладывал в мою шкатулку те бумаги, которые хотел взять с собой, я услышал рядом с моим кабинетом вопли и рыдания. Я вышел и увидел трех грузин, которые бросились к моим ногам, объявляя мне, что обе царевны, обе княжны и экзарх Грузии забыты в Москве г. Валуевым, попечению которого они были поручены.
Не знаю уж, как и где, но им достали штук пятнадцать лошадей, и все эти потомки грузинских царей отправились в путь — царевны в каретах, а их дворня пешком».

Итак: за несколько часов до вступления в Москву первых полков Великой Армии, — в городе ещё находились какое-то отпрыски Царского Дома Грузии, и, кроме того, некий высший иерарх Грузинской Церкви.
Об их эвакуации обязан был позаботиться сенатор Пётр Валуев, управляющий Кремлёвской экспедицией (то есть заведующий Кремлём). Но — забыл.
«Обе царевны и обе княжны». Многозначительна интонация слова «обе»: то есть, граф Ростопчин имеет в виду особ вполне определённых; ему было известно, что в Москве в это время — всего четыре женщины из династии Грузии.
Царевны и княжны: титулы разного уровня, то есть — речь идёт о двух разных семьях, хотя и близкородственных.
Действительно, семьи было — две.
Впрочем, из этих же строк очевидно, что московский главнокомандующий ошибался; что лично он грузинских царевен не знал и совсем им не интересовался.

2. В сентябре 1812 года в Москве проживали: сорокачетырёхлетняя царица Мариам Грузинская, вдова Царя Георгия XII и тридцатишестилетний царевич Баграт Георгиевич Грузинский, четвёртый сын Царя Георгия XII (от первой его жены царицы Кетеван, ур. княжны Андронникашвили).
Царевич Баграт (1776 + 1841) в Москве постоянно проживал с 1803 года. В своё время, до утраты суверенитета царства Картли, он занимал весьма видное положение: в 1800 году он наместник Кахетии и командир крупного формирования во время войны с Ираном. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: 1812. Наполеон, Москва, Православие (III)

6 ОКТЯБРЯ 1812. ВОЗВРАЩЕНИЕ МАРКИЗА ДЕ ЛОРИСТОНА.

«Посылаю к Вам одного из Моих генерал-адъютантов для переговоров о многих важных делах. Хочу, чтоб Ваша Светлость поверили тому, что он Вам скажет, особенно, когда он выразит Вам чувства уважения и особого внимания, которые Я с давних пор питаю к Вам. Не имея сказать ничего другого этим письмом, молю Всевышнего, чтобы он хранил Вас, князь Кутузов, под своим священным и благим покровом. Наполеон. »
Так Император Наполеон писал — светлейшему князю Голенищеву-Кутузову, «Генералиссимусу Армии России», обственноручно, вечером, 3 октября 1812 года. Три предложения, и одно из них — о Боге. Предельно важна вот эта, необычная для Наполеона, апелляция, и её напористая интонация: российский главнокомандующий должен знать: Наполеон верит в Бога, Наполеон молится Богу.
Посланник, на котрого Император возлагал все надежды, дивизионный генерал маркиз Жак Александр Ло де Лористон, (1768 + 1828), прежний посол в России, отбыл на передние позиции, к Мюрату, в село Винково, вечером 4 октября. Ночь он провёл в пути и 5го, на рассвете, уже томился в ожидании отклика из российской ставки, которая располагалась в деревне Леташевка. Только около 22 часов фельдмаршал прибыл в Тарутино, и там, в утлой крестьянской избе, состоялась встреча.
Парламентёр Наполеона был привезён с завязанными глазами.
Беседа продолжалась около часа, из них, по разным сообщениям, от получаса до сорока минут, князь Голенищев-Кутузов и маркиз Ло де Лористон беседовали наедине; генералы, сопровождавшие фельдмаршала, вынужды были выйти на улицу и подглядывали, как могли, в крохотное окошко.
На прощание, в присуствии генерал-адъютанта князя Петра Волконского, российский генерал-фельдмаршал сказал, — казалось бы, уже безнадёжно: «Относительно же
переговоров, государь запретил мне даже произносить слова: мир и перемирие».
6 октября, утром, маркиз де Лористон возвратился от prince Koutouzov, и сразу же появился в Кремле. И, — неожиданно: » «Новости привели Наполеона в восторг» — так сообщил мемуарист граф де Сегюр; о том же писал и другой летописец русского похода, герцог де Коленкур.
Поздним вечером, в Кремль был вызван Арман де Коленкур герцог де Весанс. Наполеон сообщил ему — решение принято: Великая Армия зимует в Москве, точнее – в треугольнике: Москва, Смоленск, Калуга. Последний город ещё предстоит завоевать. Москву решено превратить огромную крепость.

Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский. 1812. Наполеон, Москва, Православие (I)

НАПОЛЕОНОВСКАЯ РОССИЯ.

В первые дни сентября 1812 года этатическая тень Западной Империи накрыла весьма значительную часть России, — громадную просто — по обширности земель и протяжённости дорог: губернии Смоленскую и Московскую,  захватив и частю Калужскую, и, немного по краю, Тверскую. Ещё две губернии, Тульская и Владимирская, в эти недели пребывали в предельном напряжении, по прицелом острых стрел на картах, — почти не было сомнений, что Наполен двинется дальше, туда. Политическое значение этих земель — о том и говорить излишне: это действительно — сердцевина России; собственно, Российская Империя началась с года притяжения к азиатской Московии — отвоёванных у Литвы и Польши земель старой Руси, с соединения Москвы и Смоленска.
С этого дня возникла новая государственность — сюрреалистически сложная. Новая страна, очередное наполеоновское походное военно-полевое государство: наполеоновская Россия. Эта государственность, несомненно, существовала, и — даже планировалась заранее: в составе Великой Армии в 1812ом на восток продвигалась штатская, теневая армия, — примерно 30 000 сотрудников окупационной администрации (полноценный корпус!); для руководства этой сетью прибыл Гюг Бернар Маре герцог Бассано, министр иностранных дел Французской Империи, — он остановился в Вильно, столице новорожденного Le grand-duché de LituanieВеликого Герцогства Литовского, и оттуда, из глубокого тыла, дирижировал административным освоением новых гигантских территорий.
Сколько времени отведено этому эксперименту — никто не знал тогда, в первые недели осени 1812го.

28 июня 1812 года была в Варшаве было провозглашено создание новой державы — она носила временное, походное название: Генеральная Конфедерация Королевства Польского (Konfederacja Generalna Królestwa Polskiego). Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS