Помазание на царство в контексте библейской матрицы Украины

0_1a42b_2f046dba_lВ ветхозаветной традиции существует помазание (греч. charisma; латин. sacre) на царство – пророк Самуил помазал на царство сначала Саула, а потом, разочаровавшись в первом, Давида.

Как известно, самое раннее помазание засвидетельствовано среди вестготских королей (и на него как прицидент ссылались шотландские короли в ХІІІ в., исправшивая его у папы римского). Первым был король Вамба (672 г.) и так поступали со всеми другими королями и традиция не прервалась, когда в 886 г. в Овьедо короновался король Астурии Альфоносо ІІІ Великий. Поскольку он принял и титул «император всей Испании» (лат. Imperator totius Hispaniae; использовался до 1157 г.), то также можно утверждать, что испанские короли (Астурии, Леона и Кастилии) были и первыми помазанными императорами.

Несмотря на вестготскую традицию у франков в меровингскую эпоху обряд помазания был неизвестен [Блок М. Короли-чудотворцы : Очерк представлений о сверхъестественном характере королевской власти, распространенных преимущественно во Франции и в Англии / Пер. с фр. В. А. Мильчиной. Предисл. Ж. Ле Гоффа. Науч. ред. и послесл. А. Я. Гу- ревича. – М. : Школа «Языки русской культуры», 1998. – С.316-317]. Впервые помазан «милостью Божьей» (gratia Dei) был Пипин Короткий 28 июля 751 г., когда был свергнут последний представитель давней меровингской династии, и власть перешла к другому аристократическому роду – Каролингам. Карл Великий был помазан только тогда, когда стал королем, но при принятии титула императора нового помазания не производилось. Посвящение Карла Великого в сан императора произошло лишь посредством венчания его императорской короной (и ритуальными приветствиями), но в тот же день папой было совершено помазаниеие над старшим сыном императора, который был этим помазанием возведен в сан короля и которого звали, как и отца, Карлом. Первым государем, помазанным в качестве императора, стал Людовик Благочестивый, которого в 816 г. в Реймсе папа Стефан IV одновременно и помазал святым елеем и увенчал короной. Именно с этих пор обряд помазания сделался составной частью коронации императоров: «…Ибо, хоть и были помазаны иные императоры Рима и Константинополя, а равно и короли, как-то король Иерусалимский, король Испанский, король Английский и король Венгерский, прочие же нет, однако же Карл VI по образу предшественников своих, коронован был и помазан в Реймсе не елеем либо миром, от руки епископа или аптекаря приготовленным, но святым бальзамом небесным, пребывает коий в Священном Сосуде, каковой в аббатстве Святого Ремигия в Реймсе хранится и сберегается, ибо с небес принесен был рукою ангелов, дабы помазывать благородных и достойных 78031636_4bкоролей Франции благороднее и святее, чем всех царей Ветхого и Нового завета. Вот почему именуется он наиблагороднейшим, наихристианнейшим, защитником веры и церкви, и не терпит над собою никакого господина от мира сего… Тотчас по окончании церемонии Священный Сосуд должен быть возвращен в церковь Святого Дионисия либо в капеллу Святого Николая… Затем приготовляют перчатки и оные благословляют, а затем надевает ему оные архиепископ на помазанные руки, дабы уберечь святое миро от всяческих прикосновений... А по той причине, что Королю Франции особливо помазывают руки, с прочими же королями того не бывает, изображают его живописцы непременно… По сходственной же причине, после помазания главы, надевает архиепископ на главу королевскую убор, и должен король убор сей носить вечно, в ознаменование того, что совершилось над его главой святое помазание, из святых святейшее. И дабы вечно он о сем памятовал, должен он носить убор до скончания дней своих, волос же не должен брить: посвящен он Богу, как святой назорей. Рубашка, бывшая на короле в день коронации, должна быть предана огню… Из сего следуют два вывода: первый, что королевский сан во Франции есть сан великого достоинства, ибо король помазан святым елеем, с небес принесенным, и ежели совершено над королем помазание должным образом, исцеляет он чудесную болезнь, имя коей – золотуха: не значит сие, что особа его святая и творить умеет чудеса, но имеет он прерогативу сию перед всеми королями, какие ни есть на свете, потому что носит он достойный сан королевский… Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Диалог об Империи и Царстве

maxresdefault (2)Материал любезно предоставлен порталу Алексеем Назаревским (Восток — 73): 

 

Олег Владимирович Залесов С-87, небополитик:

Но пока дорогой Мохаммәт Минач улы Миначев со словом «империя» всячески борется! Если дорогому Не нравится как все устроено у нынешнего Местоблюстителя Престола — так и говорите: сегодняшняя Московская Власть разрушает наше будущее и настоящее так и вот так. Татарам (или консервативной сознательной их части, тут называйте точнее кому) противно это и вот это.

А то лично у меня от Ваших коротких записок в голове короткое замыкание: «чем же Империя татарам-то не нравится? Строили, строили».

С большим уважением ко всем Неравнодушным.

Дмитрий Турыскалиевич Мадигожин:

Историческая справка

«Империя» — неудачное слово для наших дней. Это древнеримский термин, означающий просто власть или однозначное и одностороннее повеление власти, а изначально прозвище «император» было почётным званием римского военачальника.

Россия не была империей до Петра I, а была царством. При Петре стали копировать Запад, в том числе и латинскую терминологию. Петр отказался от официального титула царя и стал императором.

А царём он быть не захотел, потому что этот титул был унаследован от Золотой Орды, хана которой русские и называли царём. Причём этот титул вовсе не искажение «Цезаря» подобно «Кесарю».

Царь — это древний ближневосточный титул, который присутствует в виде окончания во всех именах типа «Навуходоносор». Хотя этот титул и не был типичен для тюрков, они против него не возражали, потому что в целом понимали его смысл. Когда Иван Грозный (IV) объявил себя царём, он тем самым объявил себя наследником ханов Золотой Орды по праву прямого потомка Александра Невского, официального чингизида, усыновлённого Бату-ханом после братания с его сыном Сартаком. Только поэтому Ивану IV удалось привлечь на свою сторону большинство татар. Казань защищало вдвое меньше татар, чем участвовало в её взятии на стороне Ивана. И добрая половина царского двора после победы стала татарской (если вообще принимать этот странный этноним). Он просто собирал заново общее царство после его временного раскола, вызванного тяжким кризисом в среде тюркской аристократии, которая разложилась от перехода на оседлость вопреки запрету Чингиз-хана.

Так что Империя не была общим достоянием русских и татар, это уже западное поветрие, сопровождавшееся извращением истории в интересах новой немецкой династии, когда была придумана страшная и глупая немецкая сказка про «татаро-монгольское иго».

Общим достоянием тюрков и славян было царство. Империя не бывает равноправной — это всегда односторонняя власть одной нации над многими. А царство в принципе может быть и Царством Свободы, и Царством Правды — никто уже не помнит ближневосточной этимологии пятитысячелетней давности, так что это слово можно как угодно сочетать, вплоть до Царства Демократии. Continue reading / Читать далее

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)