• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org


Амин Рамин: Критика идеологии Гейдара Джемаля: ислам, гнозис и история

Эта работа представляет собой, судя по всему, самый подробный разбор взглядов Гейдара Джемаля на русском языке. По мере написания работы автор увидел, что невозможно исследовать идеологию Джемаля без погружения в гораздо более широкие исторические и религиозные перспективы. Поэтому данный труд надо воспринимать не только как узкую критику взглядов Джемаля, но прежде всего как картину того всемирно-исторического и религиозного процесса, в который «вписана» его идеология. Для этого нам придётся проделать долгий путь и прийти к выводам, которые для многих покажутся неожиданными.

Оглавление:

1. Метафизика Джемаля

2. Джемаль как пророк гностического мифа

3. Запад как судьбоносная мутация

4. Джемалевская версия Мифа

5. Истинная теология Ислама

6. Почему созерцатели?

7. Антропология Джемаля. Человек в Исламе

8. Бунтующий человек. Революция. Жрецы и воины

9. Джемаль и Достоевский

1. Метафизика Джемаля

Метафизические воззрения Джемаля оформились уже в «Ориентации-Север» (1979) — правда, без какой-либо явной исламской подоплёки. Эта работа, навеянная глубоко личным опытом, построена на понятийной системе, мягко говоря, далёкой от исламской теологии: «вагина», «фаллос», «кастрационная гибель», «вампирическая бездна» и т.п. Как можно судить, несколько позже, в 90-х, Джемаль переработал ту же самую концепцию, стилизовав её под исламский дискурс и снабдив ссылками на несколько аятов Корана и пророческих хадисов. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Александр Артамонов: Место «Исламского мира» в конспирологических моделях Грасе д’Орсе и Жана Парвулеско

загружено«Конспирологизация» мировой истории является современным способом её мифологизации – объяснения непостижимого через апелляцию к тем или иным описательным моделям, образованным в результате потребности общества в квазирационализации неизвестного. В этом смысле, конспирология, оперирующая с неизвестным, подменяет социальные науки, когда они не обладают достаточной материальной или методологической базой. Тем не менее, конспирологическая модель строится на имеющейся информации, которой попросту недостаточно для научного осмысления. Таким образом, конспирология как комплекс представлений о «тайных», «неизвестных» управителях мира, стоящих за ширмой открытой обществу официальной стороны мировой политики, может представлять интерес в качестве социального дисплея, демонстрирующего общественные убеждения касательно тех или иных явлений.

Иными словами, изучение конспирологических моделей в первую очередь позволяет делать выводы о тех обществах, в которых эти конспирологические модели применяются для описания реальности.

В нашем исследовании, посвящённом сравнению конспирологических моделей двух ключевых конспирологов Западной Европы – Грасе д’Орсе (жившего в конце ХІХ века) и Жана Парвулеско (нашего современника), мы стремимся понять, как изменилось отношение западноевропейских конспирологов к Исламскому миру за прошедшие сто с лишним лет. Важно, что конспирологическая модель Парвулеско является современной интерпретацией модели Грасе д’Орсе, и именно потому данное сравнение обладает особой иллюстративностью. Бесспорно, различия между взглядами двух конспирологов разных эпох не обладают универсальным значением для выявления изменения общеевропейских социальных тенденций, однако же, поскольку и научно-популярные статьи Грасе д’Орсе (сведённые в сборник «Язык птиц: Тайная история Европы»), и романы Жана Парвулеско (например, «Португальская служанка») активно переводились и переводятся сейчас на многие языки, публикуются в разных странах мира и пользуются высокой популярностью в определённых кругах, результаты нашего компаративного анализа могут быть интересными в качестве уточняющего дополнения к более широким социологическим исследованиям. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Александр Волынский: Уроборос фундаментализма

ouroboros26Изобретателями теократии были священники храмовых государств, получавшие указания от местных богов. В языческих империях светская власть подчинялась своим имперским богам, а местных уважала, ибо всегда легче договориться с местными служителями храмов, чем с местной военной знатью. Разрушались местные храмы только в качестве жестокого наказания за сопротивление захватчикам. Уничтожение Израиля ассирийцами и разрушение Первого Иерусалимского Храма халдейской армией вызвали острый кризис в среде храмового иудейского жречества и привели к кодификации Торы, которая заменила реальный храм идеальным. Хотя был построен Второй Храм, идеи Торы через иудейскую диаспору распространились от Индии до Испании.

Разрушение Иерусалима римлянами лишило евреев политического центра, углубило религиозные расколы и привело к созданию раввинистического иудаизма и христианской церкви, образование и развитие которых дали толчок к формированию исламской уммы. Управлять святыми общинами в идеале должен сам Единый Творец, который и есть источник Теократии. На практике, лидеры вынуждены руководствоваться Священным Писанием и его традиционными толкованиями, воспринимаемыми как Воля Творца. История Средних веков как период между языческой Античностью и либеральным Модерном — это история теократической глобализации. Попытки перенести теократию в Постмодерн связаны с религиозным фундаментализмом. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Александр Артамонов: Проект «Исламского мира» как традиционалистская альтернатива западной глобализации

Asma ur Rasool 99 Names of Muhammad PBUH Wallpapers (77)Современный мир характеризуется в первую очередь беспрецедентными темпами научно-технического развития, обусловившими переход от индустриального общества эпохи Модерна к обществу постиндустриальному, информационному, философско-мировоззренческим аспектом которого является Постмодерн. Согласно Маршаллу Маклюэну, любая технология является в первую очередь сообщением [12], и в высшей степени эта мысль применима к технологиям современным, постепенно нивелирующим пространство и делающим, таким образом, глобализацию неизбежным следствием научно-технической революции. В геополитическом же аспекте современный мир существует в условиях абсолютного доминирования США как сверхдержавы, пережившей, в отличие от своего восточного противника, гонку вооружений. Американский культуролог Сэмюель Хантингтон утверждал, что крах биполярной модели мира должен привести к многополярности, к цивилизационному самоопределению отдельных регионов на основе культурного единства [11, с. 27]. В какой-то степени этот прогноз стоит признать справедливым, однако, его осуществлению должен предшествовать переходный период, в течение которого будет происходить постепенная потеря США лидирующей позиции в мировой политике. До тех пор, вследствие доминирования США, процессы глобализации, ставшие, как было указано ранее, неизбежными вследствие объективных научно-технических причин, реализуются в русле западной либеральной идеологии (т.наз. «первой политической теории»).

По отмеченным выше причинам, глобализация и американизация в рамках перехода от биполярности к мультикультурализму являются по большей части синонимичными понятиями. Поскольку «сверхдержава» стремится к соответствующей её статусу «сверхвласти», американский образ жизни преподносится силами атлантистской пропаганды в качестве несомненного эталона. Совершенно западные по своему происхождению формы организации общественной жизни (демократия, секулярный гуманизм, либерализм, а также т.наз. «правовое государство», «гражданское общество» и проч.) активно насаждаются во всём мире. Таким образом, атлантистские идеологи стремятся к нивелированию цивилизационной идентичности и политической субъектности всех участников глобализационных процессов.

При этом, безусловно, американская модель глобализации не является единственной возможной; это обстоятельство предполагает возможность конкуренции США с другими цивилизационными центрами. Сегодня наиболее ярким и перспективным конкурентом США в данной сфере является Исламский мир с его альтернативной моделью глобализации, базирующейся на противостоящем американскому либерализму традиционализме. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Каджары. Этнос и Династия (II)

Специально для МезоЕвразии

Шади Гадириан. Цикл "Каджар", 1999.

Шади Гадириан. Цикл «Каджар», 1999.

1468. КАДЖАРЫ В ТЕБРИЗЕ. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ИРАН.

В 1381-1384 годах Иран был захвачен туркестанскими войсками, во главе которых шёл великий эмир Тимур Гурган Самаркандский, или Тамерлан; громадная держава вошла в состав совсем уже гигантской империи Туран, со столицей в Самарканде.
Около 1402 года Тимуру подчинились племена союза Ак Коюн-лу.
По преданию, каджары при первой возможности примкнули к Тамерлану, вместе с ним вернулись в Иран, и помогли ему завоевать землю далеко на востоке, на пути в Индию, — Хорасан; также по преданию, Тамерлан переселил 50 000 семей каджаров на Кавказ: в Эривань (Ереван), Гянджа и Карабах.
На самом деле – каджары вернулись из нынешней Турции в нынешний Иран намного позже. С 1453 года государство Ак Коюн-лу возглавил великий стратег — эмир Узун-Хасан; он создал собственную империю – от границ современной Грузии – почти до границ Египта: соединил нынешние Ирак, Иран и большую часть Турции. в 1468 году Узун Хасан завоевал Западный Иран (Азербайджан), и сам переехал в Тебриз.
В 1500ом эта недолговечная держава распалась; но каджары снова обосновались в окрестностях Тебриза.

1470е – 1500. КАДЖАРЫ КАК КЫЗЫЛБАШИ.

Примерно в 1470х в Иранском Азербайджане сложился воинский союз Кызыл-баши, Красноголовые. Его отличительный знак – чалмы или остроконечные шапки с 12 пурпурными полосами, в честь Двенадцати Имамов; отсюда – их прозвище. Союз Кызылбаши объединила общая религиозная миссия: учение суфийского тариката Сефевийя.
Во главе тариката стояла династия, по имени которой он был назван, — Сефеви. По легенде, предком этого дома был Муса аль-Казим, седьмой праведный Имам из Дома Али ибн Абу Талиба. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Мальдивский Султанат, 1954: Реставрация как революция (III)

vrQc4q1Dmd813. К лету Мохаммед Амин серьёзно был болен. Уже третий год у него обострился диабет и мучило высокое давление, постоянно поднималась температура. Диктатор принимал сильнодействующие препараты, — disprins прежде всего, — и держался только благодаря им. К середине лета он был совсем изнурён болезнями.
В конце июля или в августе Мохаммед Амин вылетел в Шри Ланку, где лёг в клинику. На время отпуска он передал обязанности вице-президенту, которому вполне доверял, — Ибрахиму Диди.
21 августа Вали уль амр Амин вылетел из Коломбо назад, в Мале, на британском самолёте-амфибии, и высадился на острове Дуниду (Dhoonidhoo), к северу от Мале; там он был немедленно арестован. Но устранение было произведено чрезвычайно мягко. Вице-президент Ибрахим Диди заявил, что население Мале чрезвычайно взбудоражено, и оставаться там президенту — опасно: его считают главным виновником голода.
В тот же день Меджлис лаконично объявил, что президент отстранён от должности.
Амин был помещён на Дуниду в весьма комфортных условиях. При нём были оставлены медики, слуги и секретари, всего тринадцать человек, всем продолжало поступать жалование от казны. Низложенный диктатор по-прежнему был болен, и продолжал лечение под арестом.
Со 2 сентября в должности Вали уль Амра официально был утверждён загадочный Велаанааге Ибрахим Мохаммад Диди. Пост премьер-министра занял Ибрагим Али Диди ( Ибрагим Faamladeyri Kilegefan), отец принцессы Фатимы, спикера парламента. Власть они, судя по всему, делили они на равных, уравновешивая влияние друг друга. 14. Как и следовало ожидать, Мохаммед Амин уже не мог остановиться: после восьми лет нарастающего вовлечения в абсолютную власть. В декабре он оправился и сосредоточился на организации переворота.

Бандейридж, остров Мале.

Бандейридж, остров Мале

Его главным агентом в Мале стал давний друг – Кака-аге Ибрахим Хилми Диди (Kaka’age Ibrahim Hilmy Didi). Кода-то они учились вместе в мусульманском Университете в Aligarh, в Индии.
Кака-аге Ибрахим Хилми проживал на Мале, в Badialibeyge Sitti: он был из знатного и весьма влиятельного рода. По женской линии его прапрадедом был Султан Мухаммед Муиз-ад-дин Искандер, правивший в 1774 — 1779 годах. Жена Ибрахима Хилми также происходила из султанского дома, её дед со стороны матери — принц Musa Malin Manippulu Ma’afai Kilege.
В заговор был втянут также Шамсуддин Хидми Диди (Shams ud-din Hilmy Didi), родной племянник Ибрахима, одновременно — муж его дочери; он был сыном мальдивского посла на Цейлоне, а со стороны матери его дедом был Султан Мухаммад Шамс-уд-дин III.
Низложенный диктатор готов был пожертвовать республикой. Он отправил решительное письмо Ибрахиму Хилми: другу он предлагал султанскую корону Мальдив, сам готов был стать премьер-министром.
Такое предложение обворожило семейство Кака-аге Хилми: они решились бросить вызов правительству. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Мальдивский Султанат, 1954: Реставрация как революция (II)

photo4c63fbe5bde1c7. В январе или начале февраля 1952 года Султан Абдул Маджид прибыл из Египта на Цейлон, и остановился в Коломбо. Ожидалось, что монарх-космополит, престарелый и тяжело больной (ему было уже 79 лет) прибудет, наконец, для коронации в Мале. Но Султан окончательно заболел, был помещён в Navaloka Hospital, и там скончался 21 февраля 1952 года.
Наследником теоретически должен был стать его второй сын — пятидесятилетний принц Мухаммад Фарид Диди, бывший премьер-министр. Но все словно позабыли о его существовании.
И тогда на тихих островах произошло некое подобие революции, а затем — нечто вроде гражданской войны.
В январе 1952 года Мохаммед Амин Диди объявил, что взят курс на превращение султаната в республику.
21 февраля премьер Амин возглавил Регентский совет. В тот же день Меджлис объявил, что именно он избран на трон Султаната.
Когда парламент провозгласил имя нового султана, — Мохаммед Амин Диди внезапно поднялся и выкрикнул:
— Ради народа Мальдив я готов отказаться от короны и от трона.
В апреле 1952 года прошёл референдум. Фактически в него было вовлечено только население Мале. Результат был предсказуем. Возникла Дивехи Раджжеге Джумухурийя — Мальдивская Республика , Republic of Maldives. Меджлис Султаната был распущен.
В декабре 1952 года был созван новый орган высшей власти – Народный Меджлис. Он был заполнен членами правящей партии. И — произошло невероятное: на Мальдивах, в самых неджрах исламского мира, спикером парламента была избрана женщина — сенатор 34хлетняя принцесса Фатима Ибрахим Диди (или Фатима Тутту Гома) . Ей были присвоены права министра. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Кирилл Серебренитский: Мальдивский Султанат, 1954: Реставрация как революция (I)

Специально для МезоЕвразии
T8aH262PYGA1. На второй день день Раби аль ахир, на семнадцатом году правления Халифа Аль Муктафи, повелителя правоверных, в год 548 Хиджр, — от РХ 1153 год, — на острова, населённые народом дивехи, снизошёл Ислам.
Уже давно к тому времени на острове Махал-двипа (ныне Мале) пребывал шейх, имя которого было забыто впоследствии; его именуют сейчас — Абу-аль Баракат (Отец Благодати) и аль-Барбари (то есть – пришелец из страны Бербер, с северо-запада Африки. Более поздние хроники на исходе средневековья утверждали, что этот шейх прибыл звался Юсуф Тебризи, и пришёл из Ирана. Его священная могила — аулия — много веков уже является главной мусульманской святыней; она — на острове Мале, над ней воздвигнута мечеть Хукуру
Благодаря проповеди Абу аль Бараката многие на острове Махал приняли Единобожие, и наконец, стал мусульманином сам царь — Dhovemi Kalaminja Siri Thiribuvana-aadiththa Maha Radun, по прозванию Dharumavantha Rasgefaanu (Царь-Благодетель), из дома Сома, то есть Лунной династии. Он принял имя Мохаммад уль Абдалла..
До этого он был буддистом, как и всё население островов, и уже правил двенадцать лет.
После обращения король Дховеми отправил послов на все населённые острова – с приказом: всем немедленно принять Ислам. Сам Дховеми отправился на остров Ниландху и на другие острова атолла Северный Ниланде, и там всех обратил в праведную веру. На Мале по приказу короля была построена мечеть Shanivirazaa, в селении Dharumavantha Miskyii. Дховеми, он же Мохаммад I, принял титул Султана. Его династия стала именоваться Theemuge Dharikolhu (вместо языческого имени Сома – Лунная).
Так возник Султанат Махал Двипа, или Махалдхибийя, или Мальдив, как его именуют европейцы.
В 1388 году оборвалась линия династии Тэмуги, потом правил род Хилали, (до 1632го), потом династия Утиму (до 1692), потом династия Исидху (1692 – 1704), потом династия Диамигили (1704 – 1773), и, наконец, династия Хураа или Хураагу, которая ведёт происхождении с острова Хураа в атолле Северный Мале.
Впервые Дхон Бандаарайн (Dhon Bandaarain) из рода Хураа, он же Султан аль Гази аль Хасан Из-уд-дин , вступил на трон в 1759 году; но в 1763ем огромный флот под флагами южноиндийского королевства Майсур захватил аптолл Мале. Командующий это флотилией, Али Амса II, раджа Кунхи, взял Султана в плен и ослепил его.
Острова были разорены; только в 1766 году появился новый Султан — Мохаммед Гийяс уд-дин, из прежней династии Диамигили. Но в 1773ем его сверг Мухаммад Щамсуддин II, дядя несчастного Гази Хасана. Через год он отрёкся, и трон занял сын Хасана – Султан Мухаммад Муизз-ад-дин.
С этого времени престол плавно переходил от отца к сыну или от брата к брату, на протяжении 170 лет.
Султаны Мальдив носили титул Siri Kula Sudha Ira Siyaaka Saathura Audha Keerithi Katthiri Bovana Maha Radun — Sultan of Land and Sea, Lord of the twelve-thousand islands and Sultan of the Maldives, — Султан Земли и Моря, Повелитель Двенадцати тысяч островов.
В 1887 года Султанат Мальдив был введён под протекторат Великобритании. Архипелаг был втянут внутрь периметра гигантской Империи, но, как ни странно, на политическом и бытии Мальдив британское воздействие почти не отразилось. Британская администрация осторожно курировала военные и экономические сферы, — но за политическими событиями наблюдала отстранённо. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Антон Евстратов: Фаррах Пехлеви. Изгнанная императрица Ирана

Королевская семья Пехлеви во время своей жизни в изгнании оказалась устранена от официальной политики Ирана. Однако влияние ее представителей, как на персидскую эмиграцию, так и на значительные группы населения внутри покинутой монархами страны не только остается значительным, но и имеет тенденции к росту. Неудивительно, что живущее в изгнании венценосное семейство приковывает к себе массу внимания, а также вызывает самые противоречивые оценки. Если пресса и историография, идеологически близкая правящему ныне в Иране исламскому режиму выставляла Пехлеви едва ли не исчадием ада и источниками всех бед страны до революции, то в монархистских эмигрантских кругах изгнанный шах и его родные до сих пор являются ориентиром в большинстве вопросов – отнюдь не только политических. Однако если жизнь и особенно деятельность на высшем государственном посту покойного шаха Мохаммада Резы освещена достаточно полно, то о других членах его семьи сказать то же самое возможным не представляется. Стараясь по возможности восполнить пробел, в данной работе мы расскажем о супруге последнего правившего в Иране монарха, одной из самых красивых и харизматичных женщин мира, императрице Фаррах.

Детство

Родилась наша героиня в 1938 году в одном из крупных городов северо-запада Ирана, Табризе. Ее отец, этнический азербайджанец Сохраб Диба, происходил из знатной аристократической семьи, был сыном посла Ирана в царской России. Кроме того, ему удалось получить поистине блестящее образование. Сохраб Диба окончил одно из самых известных в мире гражданских высших учебных заведений – Сорбонну и одно из престижнейших военных – Академию Сен-Сира. На момент рождения дочери этот богатый и знатный аристократ являлся офицером иранской армии. Мать будущей императрицы Фаридэ Хутби была родом из провинции Гилан, на побережье Каспийского моря и также принадлежала к местной знати . Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS

Анастасия Фатима Ежова: О хиджабе и идиотском заявлении Путина

Путин тут сделал заявление по поводу хиджабов, идиотическое в самой своей основе: «В культуре российского ислама никаких хиджабов нет. Надо опираться на представителей традиционного ислама. Они часто ценой своей жизни защищают идеалы, передающиеся из поколения в поколение».

Ну, во-первых, традиционный Ислам — хоть российский, хоть индонезийский, хоть египетский — однозначно считает хиджаб обязательным. Потому что традиционный Ислам, то есть основывающийся на серьезной академической традиции понимания религии, а не на комичных локальных обычаях и заблуждениях, в конечном итоге опирается на ясные указания в священных текстах. А в Коране и Сунне предписание по поводу хиджаба и его формы дано в совершенно четкой и однозначной форме. Это тот редкий пункт, по которому абсолютно сходятся шииты и сунниты, умеренные и радикалы (примерно такой же, как запрет на употребление алкоголя, признаваемый всеми и безоговорочно). Никаким особым индикатором «сепаратизма» или «экстремизма» хиджаб не служит. Угрозы безопасности страны от хиджаба как такового примерно столько же, сколько от одеяния монахини, очень похожего на иранскую чадру. Но после таких заявлений она, угроза, очевидно, в некотором роде возникнет. Только не угроза безопасности России, а угроза режиму. Потому что у мусульманок появится стойкое ощущение, что при этой власти им свою религию исповедовать не дадут, невзирая на все абстрактные конституционные права.

То есть идиоты во власти сами делают все, чтобы мусульмане радикализовались настолько, насколько только можно.

Во-вторых, не знаю, что это за «идеалы традиционного Ислама», в котором нет места хиджабу. Continue reading

Сохранить в:

  • Twitter
  • Grabr
  • WebDigg
  • Community-Seo
  • email
  • Facebook
  • FriendFeed
  • Google Bookmarks
  • Yandex
  • Memori
  • MisterWong
  • BobrDobr
  • Moemesto
  • News2
  • Live
  • MSN Reporter
  • MySpace
  • PDF
  • RSS
  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)


    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)


    «… Tradition is not the worship of ashes, but the preservation of fire»
    (Gustav Mahler)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)


    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)