• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" Международной Ассоциации "Мезоевразия" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.

Митрополит Питирим (Нечаев): Тело, душа и совесть (Учение о человеке в христианской традиции и современность)

Социальная психология, другие общественные науки ищут сегодня правильные критерии, которые адекватно отражали бы всю сложность человеческой природы, в том числе ее метафизическую глубину, ее духовное измерение.
Недостаточность исходных положений современной философской антропологии, например биологической антропологии (А. Гелен, Г. Плеснер и другие), признается самими философами: «В известном смысле можно сказать, что здесь прорублена лишь одна просека в лесу сущностных черт и свойств человеческого существа. И хотя даются определенные образы человека, все они односторонние, а потому являются искаженными картинами, и ни разу дело не доходит до всеохватывающего определения человека».
Кризис современной антропологии можно считать наследием прошлого столетия. В первой его половине господствовала так называемая «эмпирическая психология», которую точнее было бы назвать «психологией без души». Душа как понятие сугубо метафизическое отметалась, что называется, с порога. В результате явления душевной жизни теряли свое единство и глубину, лишались разума и смысла, рассматривались как бессвязный набор отдельных психических элементов — представлений, ощущений и т. п. Эта «ассоциативная» или «атомистическая» психология была развенчана во второй половине XIX века работами выдающихся психологов У. Джемса, А. Бине, А. Бергсона и других. Continue reading

Nasvobody: Манифест Свободного Человека

Сквозь тысячелетия, через темные века мракобесия несет Человек огонь Свободы, силы Воли и Духа. Он не ронял его во время чумы, уберегал во время голода и нашествий варваров. Этот огонь возвращал Человека к жизни в тифозных окопах Первой мировой и Гражданской войны, согревал и подымал в бой из снегов Подмосковья в 41-м. Но этот огонь он берег не для себя, Человек постоянно делился его светом и теплом со своими собратьями — от этого пламя Свободы, Воли и Духа росло и становилось больше и ярче.

Все политические партии и общественные движения объявляют себя борцами за свободу человека, заявляя свои права на его представительство и требуя в дальнейшем делегирования им прав в обустройстве этой самой свободы. Все политические силы объявляют своих оппонентов душителями свободы, утверждая абсолютность именно своего понимания реализации свобод. Все понимают важность, значимость и актуальность свободы человека. Все готовы декларировать себя, как борцов за свободу, утверждая на практике, что для защиты свободы ее нужно так или иначе ограничить.

Настало время Человеку самому заявить о своих правах на Свободу и перестать передоверять свою судьбу политическим дельцам. Свободный человек может быть и развиваться только в свободной среде, поэтому дело Свободы — это дело каждого, это общее дело.

История — это непрерывный процесс борьбы человека за Свободу, увеличение жизненного пространства и расширение возможностей реализации своего творческого потенциала.
Свободное общество родилось в Элладе. Continue reading

Натэлла Сперанская: Жорж Батай: Постскриптум к казни

VLASTTA

«Я должен затеряться в более широком пространстве,
где есть силы, превозмогающие ужас.»

Жорж Батай

«yajñena yajñam ayajanta devāh» (RV, X.90.16)

«Жертвою боги пожертвовали жертве»

I. Святость трансгрессии. Профанное и Сакральное.

Роже Кайуа, друг Жоржа Батая, создал свою «люциферовскую науку», которая изучала предмет, истолковывая его на языке, изначально ему чуждом: археологию на языке астрономии, литературу — на языке психологии и т.д., с целью расширить границы изучаемого предмета, максимально его преобразовав. Так для Кайуа проявлялся «люциферовский дух» даже в такой области, как «диагональные науки». На мой взгляд, этот проект был своего рода попыткой умерщвления «больной» науки, как смертоносная «мысль, доведённая до предела» была шагом к «исцелению» больной философии от себя же самой. Подобным образом и я собираюсь говорить о жертвоприношении на языке агхоры, о Батае — на языке Чиннамасты, об Эросе — на языке четырёхзначных чисел, о самопознании — на языке Сакральной Ярости. О чём–то я вовсе не стану говорить, вытесняя иные концепции в ряды «очевидного». Прочие исследователи наследия Жоржа Батая давно дошли до предела в их изучении, моей же задачей становится не идти за ними вслед, а выйти за положенные разумом пределы, даже если при этом мне придётся отринуть сам разум и тасовать части своего тела, повторяя за Ацефалом ритуальные жесты уничтожения. В том, чтобы слить воедино внутренний опыт Жоржа Батая со своим собственным, я видела строгую необходимость, и, делая это посредством текста, я всегда помню, что «мысль изречённая есть ложь», но если ложе текста станет её смертным одром, мы выйдем за пределы слова, вступая в смерть безглавыми светоносцами.

Тема жертвоприношения была для Жоржа Батая одной из самых волнующих. Continue reading

Натэлла Сперанская: Четвертая политическая практика Жоржа Батая

PATIAT KAM RAIA

 

 

Доклад, прочитанный  13 апреля 2011 г. в ЦКИ:

В тревожные 30-е годы во Франции была основана политическая группа, известная как «Контратака». Она представляла собой Союз Борьбы интеллигентов-революционеров и была возглавляемая Андре Бретоном и Жоржем Батаем. Эти политические экстремисты поставили перед собой цель – противостоять единственному своему врагу – фашизму. Манифест 1935 года пестрел от подписей А.Бретона, К.Каю, Ж.Шави, Ж.Батая, Б.Пере, П.Клоссовски, Р.Блена и многих других.
В «Контратаке» были приняты особые эстетически-политические практики, направленные на слияние всех участников союза в единое социальное тело, способное оказать силовое сопротивление противнику. Это был решительный переход от абстракций к конкретике, от многообещающих слов к волевому и насильственному действию.
Сюрреализм вместе со своим отцом-основателем Андре Бретоном неожиданно вышел за границы литературного течения; его вторжение в область политического было незамедлительной реакцией левой французской интеллигенции на события 6 февраля 1934 года, а именно на фашистский путч.
Однако быстро выяснилось, что Бретона, возлагавшего особые надежды на коммунистический режим, постигло разочарование, что послужило причиной разрыва сюрреалистического движения с коммунизмом. Символичной стала пощёчина, нанесённая Бретоном члену советской делегации Эренбургу, отпускавшему в адрес сюрреалистов самые нелестные замечания. 1935 год поставил точку в вопросе о близости сюрреализма и коммунизма. Бретон начал поиск другого общественного идеала, одинаково чуждого как старым скрижалям не оправдавшего его надежд коммунизма, так и ничтожным ценностям буржуазного мира. Вот здесь и начинается самое интересное.
Основатель сюрреалистического движения оказался в точке пересечения с наиболее опасным своим противником – фашизмом, и это нельзя сбрасывать со счетов. Именно близость с фашизмом и ни с чем иным могла стать своего рода топором, окончательно разрубившим все верёвки, что ещё связывали сюрреалистов с коммунистической идеологией. Continue reading

А. Штекли: Гипатия, дочь Теона

С детства она была окружена книгами. Папирусные свитки и кодексы из пергамента находились повсюду: и на полках и на рабочем столике отца. А главное, они жили на территории Мусейона, научного центра и высшей школы, которой гордился Египет. Рядом с их комнатами размещалось крупнейшее книгохранилище мира — Александрийская библиотека. Основанная и собранная наследниками Александра Македонского, она во времена Цезаря, когда город подвергся разграблению, потерпела непоправимый ущерб. По свидетельству древних писателей, сгорело семьсот тысяч томов. Но славу библиотеки удалось восстановить. Антоний, чтобы сделать приятное Клеопатре, приказал доставить в Александрию книжные сокровища Пергама. При императоре Аврелиане библиотека снова сильно пострадала. Кровавая междоусобица, сопровождавшаяся пожарами, уничтожила почти весь квартал, где она находилась. 

Когда снова воцарился мир, ученые Мусейона с остатком книг были переселены на акрополь, в помещения, принадлежавшие Серапеуму. Александрия славилась своими храмами, но Серапеум считался самым знаменитым. Он был столь прекрасен, что даже историк Аммиан Марцеллин, известный своим красноречием, уверял, будто бессилен его описать. Особенно красивы были многочисленные внутренние дворики, окруженные колоннадой, тенистые аллеи, дышащие жизнью статуи, рельефы, фрески. «Все это украшает Серапеум в такой мере, — замечал Аммиан Марцеллин, — что после Капитолия, которым увековечивает себя достославный Рим, ничего более великолепного не знает вселенная».  Continue reading

Максим Борозенец: Философско-романтические поползновения к шизоанализу

В ХХ веке одновременно в философии и психиатрии возникло новое направление «шизоанализ», противопоставившее себя психоанализу и сформировавшееся на базе его критики. Шизоанализ был разработан Ж. Делёзом и Ф. Гваттари в работах «Анти-Эдип» и «Тысяча плато». Его основная идея состоит в том, что в наше психическое бессознательное прочно интегрирован социальный фактор. Личность человека функционирует по аналогии с марксистским производством, у которого есть инвестиции, инструменты производства («машины желания»), собственно производство, воспроизводство и все с ними связанное. Согласно шизоанализу, психоаналитическая редукция производства желания к одной семейной «трагедии», т.е. Эдипову комплексу, является несостоятельной. На почве психики, как утверждают шизоаналитики, разыгрывается не только Эдипова, но и все мифологические трагедии мира, и нельзя сводить либидо только к «грязной семейной истории», не достигая уровня «социальных инвестиций». По нашему мнению, социальными инвестициями цивилизации являются культура и ее история. В Западной Европе, твердыне Просвещения и родине психо- и шизоанализа, культурным героем обычно был мученик познания. Continue reading

Всадник апокалипсиса (Эссе-биография)

Светонией назвал Олесь Бердник — автор многих книг в фантастическом жанре — сказочное видение преображенного человечества и жизни в круге Любви, Света и Красоты космического единения всего сущего. В этот круг включена и возлюбленная автором Космическая Украина с ее столицей — «сердцем ее сыновей в мире видимом и невидимом, в прошлом, настоящем и грядущем».
Легенда о Светонии стала фундаментом всего литературного творчества писателя, и он несет её в хаос современной земной жизни, в экстремум возрастания препятствующего духовной эволюции техногена, и дарит своему народу и всему человечеству, ибо: «…Час грядет. — Час Небывалого Рождения. Чудо? Нет. Издавна сужена Реальность, также проста и прекрасна, как превращение уродливой гусеницы в чудесного мотылька. Все видели эту метаморфозу, по почти никто не придает ей глубинного универсального значения для Всего Мироздания». Continue reading

Хмельников Леонид: Украина между Гитлером и Сталином

Киевский университет, 1 мая 1942

8 мая 1945 года в Европе закончилась Вторая мировая война, в пламя которой было втянуто свыше 60 стран, а 110 млн. граждан были призваны в армию. Война унесла более 60 млн. жизней. Ареной жестокого и кровавого противоборства в силу своего геополитического положения стала Украина.

С первых дней войны в армию и флот из Украины влилось свыше 6 млн. человек. Половина из них погибли, а каждый второй вернулся домой инвалидом. Украинцы работали в Сибири, на Урале и в Средней Азии, куда было вывезено 550 предприятий, колхозов и совхозов.

С оккупированной немцами Украины началось движение сопротивления, в котором были два течения: советское и национально-самостийное. Continue reading

Федор Крашенинников: Империя как проклятие

Имперский энтузиазм ведет к национальному самоотречению. Нация, которая бросает все свои силы на строительство империи, в итоге остается на бобах: империя рано или поздно распадается, а ее строители вдруг обнаруживают, что у них не осталось ничего, кроме обиды на весь белый свет.

Большая трагедия русского народа — это то, что когда-то давно мы оказались вовлечены в этот процесс и до сих пор не может не только выйти из него, но даже и абстрагироваться и посмотреть на ситуацию со стороны.

Между тем, итоги многовекового имперского строительства печальны для нас уже сейчас, но мы продолжаем поливать слезами, потом и кровью бесплодные камни и надеяться, что они вдруг прорастут волшебными цветами, в то время как соседние народы созидают комфортную и сытую жизнь для себя и своих детей.

В отличие от англичан или французов, мы, русские, даже не получили от нашей империи никакого удовольствия. Потому что империей занималась власть, она же присваивала все получаемые блага, а обычные люди оказались строительным материалом. Впрочем, это не мешало нам во многих случаях испытывать небывалый энтузиазм.

Тем не менее, нет в русской литературе ни колониальных романов, ни какой-либо аналогии известному стихотворению Киплинга «Бремя белых». Конечно, и был и есть шовинизм, но он ведь есть у всех народов. Но тот факт, что духовная элита нации никак не увековечила этот шовинизм — почему? Может потому, что нам всегда было неуютно в этом холодном и злом государстве, которое само по себе опаснее для своих подданных, чем любой инсургент? Continue reading

Олег Гуцуляк: Пуштуны — потерянное колено Израиля?

Пуштуны считают себя потомками утерянных колен Израиля; они были уведены Буктунасаром (Небукаднецаром) в Газару (Hazarah), которую афганцы отождествляют с библейским Арсаретом (Арцаретом).

Название «пашту» (пушту) происходит от еврейского «пашт» – «рассеянные».

В «Tabakati Nasiri», туземном литературном памятнике, утверждается, что при Шансабийской династии в области Гор (Ghor) к юго-востоку от Герата жил народ Bani-Jisrael, ведший торговлю с соседними странами; около 622 г. народ Bani-Jisrael был обращён в ислам Кишом.

Афганский шах Дауд Захир, живущий в эмиграции в Италии, утверждает, что он родом из колена Ефремова и является потомком царя Саула.

«Пуштуны часто дают своим детям имя Израиль. В их племенах можно обнаружить имена пропавших колен Израиля: Рувим у них Раббани, Асир – Ашери, Гад – Гадон, Бнай Иосиф – Йоссеф Саи. А имя Бнай Моше (дети Моисея) здесь встречается как Мусса Саи. Имеется клан Мусы и клан Юсуфа (Иосифа). Пуштуны сохранили еврейскую символику и ритуалы. Continue reading

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)