• Приоритетом Аналитического Центра "Эсхатон" Международной Ассоциации "Мезоевразия" является этнополитическое просвещение, цель которого - содействовать развитию демократии, построению действительного гражданского общества, расширению участия сознательных граждан в общественной и этнополитической жизни, углублению взаимопонимания между народами, культурами, религиями и цивилизациями.
    Группа АЦ "Эсхатон" ВКонтакте - https://vk.com/club16033091
    Книги АЦ "Эсхатон" - http//geopolitics.mesoeurasia.org
    Что такое "Мезоевразия" - https://uk.wikipedia.org/wiki/Мезоєвразія
    Апология национализма - http://www.mesoeurasia.org/archives/19348
    Институт стратегического анализа нарративных систем - http://narratio.primordial.org.ua
    Консалтинговая формация "Примордиал-Альянс" - http://alliance.primordial.org.ua
    Форум "Сверхновая Сарматия" - http://intertraditionale.forum24.ru


Григорій Халимоненко: Інститут козацтва: тюркського й українського

Упродовж двох століть досліджуються історичний та філологічний аспекти терміна козак, але й досі немає точної етимології його, вчені вагаються стосовно визначення хронологічної та географічної меж первісного ареалу козацтва.
Етимологію терміна козак розробляли переважно зарубіжні сходознавці й теми українського козацтва вони торкалися тільки побіжно. Історичний аспект проблеми активно досліджували українські історики (В.Антонович, М.Грушевський Д.Яворницький), та, на жаль, вони не мали достатніх можливостей розглядати феномен українського козацтва у зв’язку з козацтвом тюркським. Скуті ідеологічними догмами історики більшовицького періоду мали право говорити про козаччину як соціальне явище пізньої доби — не раніше XV сторіччя, а поєднувати генезу українського козацтва з інститутом козацтва тюркського вони, певна річ, не наважувались.
Слідом за визначним тюркологом В.Радловим більшість сходознавців констатують факт, що первісний ареал козаччини — це ті терени сучасного Казахстану й Узбекистану, що їх за доби середньовіччя називали Дешт-і-Кипчак, тобто Кипчацький степ.
Щоправда, А.Самойлович, відсунувши хронологічну межу слова козак до XI ст., поширив і кордони кипчацького степу — аж до Чорного моря, проте автор не дійшов думки, що кипчацьке козацтво слід вивчати тільки у зв’язку з українським. Continue reading

Галина Березина: Жан Парвулеско — в поисках «третьего фактора»

В конспирологической модели Жана Парвулеско существуют не два геополитических фактора, «солнечный» и «лунный», не два «оккультных лагеря», как в дугинской модели («Евразия» и «Атлантика»), а «три оккультных фактора». Первый —  это «Секретный Орден», он же «Черный Орден», орден «Солнцепоклонников», т.е.  то, что А. Дугин называет «Орденом Евразии». Второй фактор — это «Тень Ордена», «Лунопоклонники», т.е. «Орден Атлантики». «Но их противостояние существует только за счет «сокрытия», «удаления» третьего Принципа, Императора», т.е. «Императора Евразии», «Царя Мира», который выполняет объединяющую, «синтетическую функцию».

Из этого следует вывод: когда «сокрытие» этого «третьего члена оккультной Триады» закончится, придет конец и противостоянию, «геополитической дуэли» «солнечных сил» и «лунных». Continue reading

Валерий Скурлатов: Трещины вертикали и ростки модернизации

Считаю путинщину безусловным злом, поскольку она целеустремленно давит-душит низовую субъектность, которая призвана быть базисом устремленности каждого человека, каждого общества и всего человечества к наивысшему, к равнобожию, к Богочеловечеству (некий хилиастическо-эсхатологический взлёт — «коммунизм» для одних, Третий Рейх для других, Царство Божие для третьих, Нирвана для четвертых и т.д.). Путинщина загоняет русских, уже ошкурившихся захватившим их культом Золотого Тельца потребительства, в досубъектность, корёжит их души, обрекает на обессмысливание существования и на геноцидное вымирание. Однако в рассыпанном-деморализованном народе пока нет сил, чтобы понять происходящее и выйти из отключки и прогнать мародеров, хозяйничающих в его доме. Переломить процесс призвана сплоченная группка из нескольких прозревших и готовых к профессиональной революционной работе орговиков-пассионариев, но для их прорастания и сплетения необходимы трещины в асфальте творящейся бесовщины.

Так случилось более ста лет назад в досубъектном императорском Китае, Continue reading

П. М. Корявцев: Философия Антисистем

П. М. Корявцев

*ФИЛОСОФИЯ АНТИСИСТЕМ*
Опыт приложения теории этногенеза

СОДЕРЖАНИЕ:

Введение

1. Антисистемы как продукт этногенеза

1.1. Определение антисистемы

1.2. Условия возникновения антисистемы

1.3. Развитие и гибель антисистемы

2. Антисистемы в зеркале истории

2.1. Антисистемы в античном мире

2.2. Антисистемы раннего средневековья

2.3. Антифеодальные революции: расцвет антисистем

2.4. История XX века: человечество в борьбе с антисистемами

2.5. Перспективы возникновения антисистем Continue reading

Ракитин А.С.: Полехи — балтский субстрат в западно-русском этническом массиве

Полехи – этнотерриториальная группа в составе русского народа, генетически напрямую связанная с древним балтским населением так называемой области Полесье. Заметим, что под Полесьем следует понимать вовсе не ландшафтную особенность данной местности – преобладание лесных массивов над полями, и уж никак не историческую область в современных государствах Белоруси и Украине, жители которой зовутся полещуками, а, скорее, район междуречья Днепра и Оки, территории по рекам Вытебети, Болве, Россете, Навле и Десне – то есть треугольник на стыке трех областей – Калужской, Орловской и Брянской. В отечественной этнологической литературе никогда не существовало чётко очерченных границ Полесья, поэтому остановимся на общепринятых. Восточный участок полесской границы – река Вытебеть до впадения ее в Жиздру, деревни Дремово, Думиничи, река Неруча, Жерятино-Десна; южная – Ружное, Чичково; южная – по реке Навля. Это так называемая этнографическая граница Полесья в «узком» смысле самого исследуемого понятия,. Расширяют полесские границы следующие этнографы: Пассек причисляет к Полесью также Брянский и Трубчевский уезды (Очерки России, IV, стр. 26), С. Максимов – Севский (Др. и Нов. Россия 1876, №8, стр. 306), Тарачков прибавляет еще и Карачевский. Карпов приплюсовывает юго-восточный участок современной Смоленщины: левый берег Десны и по правому на двадцать пять верст в Рославльском уезде после впадения реки Вотьмы, района, называемый «Кривым Лесом». Собственно по Калужской губернии Попроцкий (Материалы по статистике России Калужской губернии, стр.8) относил Жиздринский, Козельский, Мосальский и Лихвинский уезды.

Как видим, границы Полесья весьма неточны, размыты и суммарны, что еще больше затрудняет какую-нибудь унификацию этнологического исследования.

В разные исторические периоды в бассейне Верхней Оки существовали Одоевское, Воротынское, Белевское, Мосальское, Жиздринское и Козельское княжества, Continue reading

Андрей Окара: «Удерживающая миссия»: Украинская диаспора как системообразующий фактор российского государства

При всём этническом и культурном многообразии Российской империи и ее геополитического преемника — Советского Союза, любые масштабные проекты в них осуществлялись на основе альянса великорусского и украинского народов. Российская империя, при всех возможных претензиях к ней, была совместным великорусско-украинским политическим феноменом. Когда гармония этих отношений по тем или иным причинам нарушалась, страдала не столько отдельно Россия или отдельно Украина — страдал весь восточноевропейский цивилизационный проект, являвшийся (в явном или завуалированном виде) продолжением проекта византийского.

Именно Украина стала той «критической массой», которая превратила в XVIII веке Московское царство в Российскую империю, в 1922 году позволила образовать СССР (и собственно в качестве союзного государства, а не унитарного с автономиями), а в 1991 ликвидировать это государство, именно Украина превратила СНГ в пустую формальность, консолидировав на постсоветском пространстве антимосковски настроенные режимы в неформальный блок ГУАМ.

Примечательно, что только после присоединения части Украины к Московскому царству в середине XVII века государственная идеология последнего обогащается «киевским» сюжетом (во многом благодаря «Синопсису» Иннокентия Гизеля) — четко осознанным представлением об исторической преемственности между Киевской и Московской Русью, а также представлением о «триедином русском народе» и о самодержце «Великой, Малой и Белой Руси»; первым идеологом империи стал украинский барочный писатель Феофан Прокопович. В определенном смысле Российская империя образовалась путем синтеза московской системы власти и киевской образованности, а импероосновательной мистерией для нее стала Полтавская битва Continue reading

Андрей Окара: «Остров Россия»: Геополитическое сказание о граде Китеже

Два года назад (в апреле 2009) случилось совсем печальное: скончался Вадим Цымбурский.

Все эти годы хотелось верить в чудо и надеяться на Провидение.

Масштаб потери пока ясен только для тех, кто лично знал Цымбурского или был начитан в его текстах.

Вероятно, через некоторое время фигура Цымбурского будет осмыслена не только в российском, но и в мировом контексте — его назовут одним из ведущих мировых интеллектуалов начала XXI века.

Мне лично довелось знать Вадима Леонидовича с 1999 года и прежде всего как геополитического и геоэкономического мыслителя — нас познакомил известный географ Дмитрий Замятин. Это был интересный период — на издохе ельцинизма, в предощущении чего-то неведомого, и интереснейший круг людей, обретавшихся в окрестностях журнала «Полис», — Ильин, Неклесса, Кочетов, Сергеев, Межуев и далее по списку.

В то время я еще делил интеллектуальное пространство на «своих», «чужих» и «травоядных интеллектуалов». Цымбурский заставил усомниться в адекватности такого деления — хотя бы потому, что ни к одной из этих групп причислить я его не смог. Цымбурский иронизировал над популярным в те годы и интересным мне представлением о Катехоне и говорил, что в раннем христианстве ничего подобного не было, что идея об отдалении Конца и Страшного Суда возникла позже — у Тертуллиана. И вообще его понимание географического — геополитики, геоэкономики и геокультуры — заставляло многих отойти от, казалось бы, железобетонных догм конца 1990-х — от того самого дуализма Моря и Суши. Вместе с тем, упоминания в его присутствии о либералах, шире — о современных политиках как таковых вызывали у него сначала иронию, позже — сарказм и желание жестоко поквитаться. До сих пор помню его реакцию на мою неловкую попытку сравнить Путина с Павлом I…

Мне тогда казалось (и кажется до сих пор), что Цымбурский по мировоззрению и особенно по мироощущению был гностиком. Continue reading

Андрей Окара: Незримое сияние «Волшебной горы»

Известие о внезапной кончине Артура Медведева повергло в шок всё сообщество, которое он сам долгие годы собирал вокруг своего главного проекта — философско-эзотерического альманаха «Волшебная Гора». В тот факт, что Медведева больше нет, никто не мог поверить. Некоторые, включая автора сих строк, не верят до сих пор. Возможно, потому что в поколении московских интеллектуалов рождения конца 1960-х – начала 1970-х уход Артура – первая заметная утрата…

Сообщество людей, группировавшихся вокруг Артура Медведева, было удивительным. Они были небогаты, но при этом слабо зациклены на деньгах и успехе. Почти субкультура, но крайне элитарная, требующая от человека внутренней работы, собственного размышления и соучастия. Лично мне эти люди, именовавшие себя традиционалистами и метафизиками, напоминали ранних немецких романтиков – кстати, именно от всевозможных Новалисов, Шлегелей, Людвигов Тиков и Ваккенродеров тянулась одна из нитей духовной и интеллектуальной преемственности.

Во второй половине 1990-х круто было пойти в «манагеры», карьера «офисного планктона» считалась удачей. Для мыслящих людей практически не существовало эффективных социальных ниш: ни ельцинской, ни раннепутинской России не нужны были ни энергия, ни талант молодого «креативного класса». Разговоры о стратегии развития государства считались благоглупостью, слово «метафизика» вообще можно было произносить тихо и лишь в кругу единомышленников – чтобы не сочли за сумасшедшего. Энтропия духа и интеллекта воспринималась как что-то само собой разумеющееся. Continue reading

«Туле-Сарматия»: От «новых правых» — к «гуманитарным правым» и Интертрадиционализму


Бог —
То, что они называют Богом,
То, для чего нет имени, —
Ищет. Им слышно, как он бродит рядом:
В крике раненой птицы, визге
Пойманного зверя.

Ив Бонфуа

Метаполитический проект «Туле-Сарматия», появившийся несколько лет назад как совместная инициатива гуманитариев из России, Украины и Болгарии, поначалу позиционировал себя как «новый правый» интеллектуальный клуб и потому активно стремился закрепиться именно на «правом» (и даже «ультраправом») смысловом поле. Однако с течением времени его месседж претерпел значительные изменения, что было вызвано рядом существенных и даже, не побоимся это особо подчеркнуть, судьбоносных причин. Одной из таких причин стало осознание факта ограниченности фактически любого, жёстко привязанного к той или иной идеологии, дискурса, претендующего на единственно допустимую, без каких-либо иных возможностей, альтернативу. Явный кризис «классических» идеологических парадигм не мог не отразиться на метаполитических изысканиях «Туле-Сарматии». И именно потому был, наконец, осуществлён решительный поворот от былых, безнадёжно омертвевших, к прискорбию, форм и мАксим к большей открытости, к недогматичности и мировоззренческой «пластичности». Перемены стали, несомненно, новым поворотом для «Туле-Сарматии». Да, что-то окончательно изменилось в месседже проекта, но что-то, напротив, открылось — причём с весьма неожиданной стороны. «Туле-Сарматия» смело, не оглядываясь назад, ступила на ранее неизведанные территории, которые, как оказалось, находились совсем рядом, едва ли не на расстоянии вытянутой руки. Continue reading

Авром Шмулевич: Новый уровень легитимации «черкесского вопроса» со стороны Запада

Черкесскому вопросу придается серьезная легитимация. Один из самых влиятельных западных журналов The Economist написал о черкесском вопросе. Статья сравнивает черкесское нац. движение с движением прибалтов и ненавязчиво подводит читателя к выводу, что так же как прибалты получили независимость от России — её получат и черкесы.
Во-первых, таким образом черкесское национальное движение признается таким же респектабельным и законным, как и движение прибалтов, получает полную легитимацию. Во-вторых, заявлена его конечная, с точки зрения США, цель – получение полной независимости от России.
Continue reading

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)