Кирилл Серебренитский: Почему Бонапарт

Главное в празднике – не праздничное сегодня.
Главное – послепраздничное завтра.
Главное — не то, что через полчаса и до поздней ночи будет необычно и вкусно.
Главное — что, с завтрашнего утра; и – отныне, – навсегда: всё будет хорошо.
До праздников мы просто всё как-то не могли собраться с силами, и ещё – постоянно ошибались. После праздников мы — сосредоточимся. И сделаем, даже без особых усилий, — потому что это же так свежо и весело будет делать, — сделаем так, что всё будет.
Хорошо.

** А теперь – вот: не имя, а, пока что, просто слово: Н а п о л е о н.
Если вдуматься, — оказывается, что для меня это было слово праздничное. С самого начала.
Такое – детское, голодно волнующее. В нём — предчувствие.
Конечно, — прежде всего, — солнечно песчаный тортик., и несёт его, и ставит на стол – моя бабушка.
Имя торта я узнал раньше, чем имя Императора.

** Сегодня праздник: особое чистое свечение и сияние всего. У нас уютно и жарко, а там, за окном, — тихий сумрак, и какой-то вскрик вдали, и морозный лай собачий, от чего усиливается крепкий уют. Симметрично накрыт стол, и, наслаждаясь, купается электричество в советском хрустале, и ныряет в усталое тёмное фамильное серебро. И сам воздух – ванильный и миндальный (конец 1970-х, — слова такие, ваниль, миндаль, — только в детских книжках встречаются, и вплывают в действительность два-три раза в год). Continue reading / Читать далее

Восточная Фаланга/Falange Oriental: Рог Роланда (мировоззренческие принципы)

За князем — род, за серафимом — сонм,
За каждым — тысячи таких, как он,—
Чтоб, пошатнувшись, — на живую стену
Упал — и знал, что тысячи на смену!

Марина Цветаева

Несомненно, что Восточная Фаланга, духовно-рыцарское содружество защитников и адептов Традиции, Интеграции и Революции, родилось из искры Божественного Огня. Великое множество сих искр мерцает и гаснет во мраке безвременья, где Святыни стали предметами гнусного торга и где празднуют свою победу, как это не прискорбно, торгаши, но не рыцари. Каждая из этих искр может обратиться в Пламя — в очистительный огонь греческого мудреца Гераклита или же в истребительный пожар всепланетного Армагеддона, перед которым бессильна неодолимость сурового Рима. В теперь уже прошлом веке одна из таких искр превратилась в огненный смерч Мiровой Войны, чьи незаживающие Раны кровоточат и ныне, в начале нового миллениума, когда Колесо Вечности делает очередной оборот. Каждый из нас так или иначе опалён тем безжалостным смерчем, прикосновение которого забыть невозможно, ибо обжигает он не физическое бренное тело, но нетленную душу. Души наши кричат от Боли! И именно потому мы, всячески стремящиеся заглушить её всевозможными «суррогатами», так нуждаемся в истинном Целителе — в милосердном, всеблагом и любящем Творце. Дай исцеление душам нашим, Господи! Не оставь нас!  Continue reading / Читать далее

Жан Ванье: Духовность Общины

У слова “духовность” в наши дни много смыслов. Когда мы говорим, что этот человек “духовный”, мы подразумеваем, что он несколько “подвешен в воздухе”, не слишком деловитый или компетентный, тихий, молящийся, внутренний. Духовный человек отличается от погруженного в телесное, от того, кто любит спорт, вкусную еду, игры и вечеринки. Такой дуалистический взгляд на духовность, может быть, необходим тем, кто слишком погружен в нужды своего тела, но это лишь начало. Не опасно ли уподоблять духовность мечтам или даже страхам перед телом или перед реальностью? Духовность ученика Иисуса — духовность Воплощения, Слова, ставшего плотью. Иисус пришел, чтобы научить нас любить. Начало и конец вести Иисуса — это любовь. Иисус пришел открыть наши сердца, чтобы мы могли стать источ­ником любви для других людей. Он пришел научить нас принимать жизнь, передавать жизнь и отдавать наши жизни. Любовь — это очень конкретно. Это — быть в контакте с людьми, их нуждами, их просьбами и их ранами.
Христианская духовность не прячется в мире идей, теорий, мечтаний и иллюзий; это не спасение от реальности, от страха перед людьми и страданием. Христианская духовность — это конкретная реальность. Это — сила или дух, помогающие нам сделать некоторые шаги, которые преображают нас в любви Иисуса, делают нас похожими на Христа, ведут ближе к Отцу и к людям. Вот некоторые из переходов, которые призваны совершить ученики Иисуса: Continue reading / Читать далее

Сергей Дадиан-Жагат: Принцы Дадян – главная ветвь династии Арцрунидов

Род принцев Османской Армении князей Дадянов (Дадьянов, Дадианов) — происходит от князей (потомков царственного рода) Арцруни. Из этого рода вышли министры финансов Османской Армении, министры иностранных дел, промышленники, отвечали за изготовления пороха для Османской Империи и паши.
Известно, что эта семья, потомки династии царей Арцруни, которые правили царством Васпуракан с городом Ван, одного из исторических столиц Армении. Корни были достаточно глубокими и предками они считали царя Ассирии Синаххериба, сына великого царя Саргона II. В поддержку этой древней версией о происхождении переданным Мовсесом Хоренаци – что сыновья Ассирийского царя Синаххериба бежали в Армению после убийства своего отца (объявившего своим наследником на престол не старших сыновей, а младшего) и основавшие две армянские царственные династии Арцруни и Гнуни. Да и имена были явно восточные и могли нести ассирийский след – Амазасп, Абусахл, Сенекерим (последний царь Васпуракана, это имя слегка упрощенный аналог имени Синаххериб, думаю понятно в честь кого).
Однако, как я писал раньше, генеалог, князь Кирилл Туманов считает эту семью Оронтидами, потомками одного из сатрапов ахеменидской сатрапии Восточная Армения, затем Араратского царства, времен Александра Македонского. Имя родоначальника Оронта эллинизирована от персидского Ерванд – храбрый. Ибо считается, что родоначальник был перс. Ерванд I (ок. 401 — 344 до н.э.), родоначальник династии, упоминаемый в «Анабасисе» Ксенофонта (кн.III, гл. 5). На северо-восток от Армении, в долине реки Аракса, находилось Айраратское царство, возникшее в конце IV в. Его коренное население — алародии — постепенно ассимилируется с армянами. В Айраратском царстве утвердилась династия Оронтидов, или Ервандидов, которая вела своё происхождение от правителей XVIII сатрапии ахеменидского времени. Представитель этой династии Оронт (по-армянски Ерванд) признал власть Александра, но во время борьбы диадохов в 316 г. до н. э. Continue reading / Читать далее

Владимир Микушевич: Идея нации и Средиземноморская идея

В своем эссе «Искусство и Третий Рейх» немецкий поэт Готфрид Бенн рассказывает, как в 1932 году была предпринята попытка создать СРЕДИЗЕМНОМОРСКУЮ АКАДЕМИЮ. Среди учредителей он упоминает Д’Аннунцио, Пиранделло, Дариуса Мийо. С Академией выразили готовность сотрудничать Королевская Итальянская Академия, мусульманский университет Аль-Азхар в Каире и парижская Сорбонна. Готфрид Бенн так формулировал задачу Средиземноморской Академии: «Все, что выработано сперва языческими, а потом монотеистическими поколениями, должно было обрести здесь новое истолкование, чтобы обогащать и воспитывать сегодняшнюю землю«. По свидетельству Готфрида Бенна, главным препятствием в работе Академии оказалась обструкционистская позиция гитлеровской Германии. Все приглашения, посылаемые в Германию, перехватывала тайная полиция.

Противодействие национал-социализма СРЕДИЗЕМНОМОРСКОЙ ИДЕЕ — не просто курьезная причуда деспотического произвола. Оно имеет свои глубокие исторические корни. Continue reading / Читать далее

Олег Гуцуляк: Украина как проблема мобилизации жизненно-волевых принципов национальной культуры

В своё время британский философ А.Н. Уайтхед констатировал, что нация может исчерпать потенции определенной формы цивилизации (например, на начало ХIХ в. украинская нация «исчерпала» «византийскую» форму; в XVII-XVIII вв. параллельно с «византийской» происходило становление «барокково-метафизический» формы, затем насильственно прерваной, но успевшей «оплодотворить» П. Величковского и Ф. Достоевского), но не исчерпать своих творческих сил [1]. Энергия наций устремлена вперед к новым приключениям воображения. Всегда возникает мир мечты, дающий затем толчок к действию. Вначале, Колумб размышлял о шарообразности Земли, безграничном океане и грезил Востоком. Приключения редко достигают цели. Но не доплыв к Индии, он открыл Америку [Уайтхед А.Н.  Избранные работы по философии / Перев. с англ. Общ. ред. и вступ. Ст. М.А. Кисселя. – М.: Прогресс, 1990. – С. 685].

Как видим, например, российская нация  определенно стоит перед выбором нескольких «новых-старых» форм неоевразийской (метафизической) и импер-либеральной (рационалистической), «вновь перепрочитывая», казалось бы, уже перевернутые иными цивилизациями страницы. И если уж и не построят свою Империю, то свою Америку найдут (хотя и остается их плавание каботажным, вдоль берега Евразии, то есть нестрашного и традиционного)…

Что касается Украины, то Continue reading / Читать далее

Кирил Серебренитский, Олег Гуцуляк, Алексей Ильинов: Необонапартизм — новый геополитический вызов

Что такое бонапартизм?

Бонапартизм — это не идеология Наполеона I, сам император-король-протектор как раз вдохновляет тем, что он, в отличие от вождей ХХ века, с коими его всё время сравнивают, НЕ БЫЛ ПОЛИТИЧЕСКИМ ДЕЯТЕЛЕМ. Он обошелся собственно без партии.

В определененой степени его политическим активом была Великая Армия. Её офицеры после падения Империи создали бонапартистские движение, которое в 1830х выдвинуло своего уже вполне политического лидера — Наполеона III. Этот последний — гораздо в большей степени может претендовать на роль создателя бонапартизма как политической доктрины.

Поэтому для того, чтобы ответить на вопрос, что такое бонапартизм, следует осознать, что такое Великая Армия. Continue reading / Читать далее

Владислав Гулевич: Геополитика «Великой Черкессии»

«Круги на воде» от неприметных на первый взгляд стратегических игр Вашингтона и Лондона по вытеснению России из Кавказского региона, выражаются в виде регулярных обстрелов и подрывов милицейских патрулей в Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии или Чечне. Очередной козырь, подготовленный западными стратегами – инициирование создания «Великой Черкессии».

Относительно свежую, искусственно раздутую тему «геноцида» черкесского народа питает западная геополитическая мысль. Самим же черкесам отведена роль простых исполнителей. Так было всегда. В 1830-х гг. черкесским вопросом пытались манипулировать англичане в лице талантливого пропагандиста и дипломата Дэвида Уркварта, автора национального флага независимой Черкессии. Сегодня плод художественно-политической деятельности Дэвида Уркварта принят в качестве официального флага Республики Адыгея. Реанимация идеологии «Великой Черкесии» совпадает по времени с усилением внимания к Кавказу со стороны Вашингтона, причём сам Кавказ следует рассматривать как звено в целом комплексе стратегических целей, преследуемых Соединёнными Штатами не столько на самом Кавказе, сколько в масштабе всего Черноморского региона.

Черкесский вопрос вообще находится на острие гуманитарной политики США. Continue reading / Читать далее

  • «… Зажги свой огонь.
    Ищи тех, кому нравится, как он горит»
    (Джалалладин Руми)

    «… Есть только один огонь — мой»
    (Федерико Гарсиа Лорка)

    «… Традиция — это передача Огня,
    а не поклонение пеплу»
    (Густав Малер)

    «… Традиционализм не означает привязанность к прошлому.
    Это означает — жить и поступать,
    исходя из принципов, которые имеют вечную ценность»
    (Артур Мёллер ван ден Брук)

    «… Современность – великое время финала игр олимпийских богов,
    когда Зевс передаёт факел тому,
    кого нельзя увидеть и назвать,
    и кто все эти неисчислимые века обитал в нашем сердце!»
    (Глеб Бутузов)